ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Женщины-герои Советского Союза

Рябова Екатерина Васильевна

Добавлено: 2013.07.24
Просмотров: 1324

Смущенная и взволнованная, она сошла с кафедры под гром аплодисментов. Напряженные годы учебы в аспирантуре увенчались успехом: защищена диссертация на звание кандидата физико-математических наук.
— В годы войны вы достойно защищали нашу Родину, сегодня вы блестяще защитили диссертацию, — сказал декан механико-математического факультета Московского Государственного университета профессор Владимир Васильевич Голубев.
Это было в 1951 году. Кажется, совсем недавно, а прошло восемнадцать лет. Теперь Екатерина Васильевна Рябова является доцентом. Сотни бывших студентов вспоминают ее теплым, благодарным словом. Это она научила их любить механику. Это она, строгая и внимательная, требовательная и чуткая, научила их логически мыслить, глубоко думать, дерзать, верить в свои силы.
... Екатерина Васильевна Рябова. Имя это хорошо знают не только студенты послевоенных лет. Его помнят студенты МГУ сурового 1941 года.
То было тяжелое время для нашей Родины. Фашистские орды рвались к Москве. В те осенние дни студентка механико-математического факультета МГУ Катя Рябова стала воином Советской Армии.
Узнав об этом, ее мать, Анна Ивановна Рябова, долго и безутешно плакала. «Наша Катя в армии.— удивлялась она, — Катя — штурман бомбардировочной авиации! Нет, это невозможно!...»
Уже много лет прошло с того дня. Неудержимым потоком пронеслись учеба в авиашколе, бои на фронте, торжественный день Победы, счастливые послевоенные годы...
И в этом бурном потоке дней было почти две тысячи таких, когда каждая минута отсчитывалась особо, ценой жизни.
... Кубань. «Голубая линия» — так называли фашисты свои военные укрепления на Таманском полуострове. Сюда враг бросил отборные части. В небе летали стаи фашистских истребителей. Зенитки и прожекторы рассекали ночную тьму. С рассвета и дотемна здесь вели боевую работу наши «петляковы», «ильюшины», «яков-левы» и другие бронированные самолеты. А когда наступала ночь, на «Голубую линию» летели беззащитные машины из фанеры и перкали — ГЮ-2, ведомые совсем юными девушками.
В одну из ночей фашисты готовились перейти в наступление. Еще никогда наши летчицы не видели в воздухе столько огня и света. Земля между Азовским и Черным морями стонала от взрывов снарядов, озаряя красным пламенем черное южное небо.
Катя Рябова и совсем еще молодая летчица Лера Рыльская летели бомбить врага у станицы Крымской. Чтобы попасть к цели, надо было пролететь через «Голубую линию». Вот она уже совсем близко. Осталось несколько минут. И вдруг пулеметная стрельба сверху. Это вражеский истребитель увидел их самолет. Штурман командует, дает летчику возможность уйти от обстрела. Но что это? Огонь! Горит плоскость, как факел. С земли не переставая бьют зенитки, в воздухе носятся вражеские истребители, готовые каждую секунду пустить смертельную трассу. А самолет продолжает гореть. Вот где проявилось умение Кати Рябовой быстро реагировать и принимать правильное решение. «Только бы сбить пламя». Сбросив две бомбы на стреляющие зенитки, маневрируя, летчица пыталась струей воздуха сбить огонь, а Катя, высунувшись до пояса из кабины, сообщала курс полета. Ярко светили прожекторы, скрестив свои лучи на пылающем самолете, в котором две девушки героически боролись со смертью.
И вдруг машина стала резко падать вниз. С земли казалось се падение беспорядочным. Один за другим выключались прожекторы. Зенитчики прекратили огонь.
Но самолет не упал на землю. Имитируя падение, девушки сбили огонь, на небольшой высоте вышли из пикирования и взяли курс на станицу Крымская. Удар по аэродрому был метким. Взрывы двух бомб были такими сильными, что их самолет подбросило воздушной волной. По пламени было видно, что горел бензин. Огненные языки расползались по земле, сметая все на своем пути.
Да, они недаром пробивались к цели. Бомбить вражеский аэродром очень сложно, особенно с самолета ПО-2. Ведь на нем не было никаких специальных приборов для бомбометания. Только точный глаз, знание аэродинамических законов, хладнокровие и смелость могли привести к успеху.
О Кате Рябовой летчицы полка в шутку говорили, что у нее глаза лучше любого прибора.
О ее глазах говорили не только летчицы полка...
Григорий Сивков летал днем, на штурмовике. Он командовал эскадрильей. Встретились они случайно. Встретились и не расстались. Может быть, это будет смешно, но любовь их обязана математике. Да, да, именно ей. Это она сблизила их.
— Катя, а ну, попробуй реши задачку, — шутил Гриша Сивков и тайно надеялся, что нет, не решит девушка сложнейшую задачу высшей математики. Ему-то она далась с таким трудом! Катя подумала и... решила. Оказалось, не очень трудна для нее задача.
А физика! Астрономия! Говорить и говорить хотелось Кате с Гришей, вместе мечтать о далеких научных проблемах, вместе думать и думать. «Друг, настоящий друг! Как интересно мне с ним, как много я узнаю от него»,— писала Катя в письмах к матери.
А Григорий Сивков записал в своем дневнике:
«Кто эта обаятельная девушка с зелеными глазами, с которой можно говорить обо всем? Ей понятны сложнейшие вопросы механики, она мечтает сейчас, когда жизнь на волоске от смерти, учиться. Кто она? Судьба моя? Или так, случайная встреча на дорогах войны?»
Но очень скоро он сам ответил на все эти вопросы в том же дневнике:
«Нет, это все далеко не случайно. Всегда мыслить вместе, жить одними интересами, учиться, добиваться, дерзать и все — вдвоем. Это ли не счастье?»
Да, это было их счастьем. Но шла война, она летала ночью, он — днем. Их встречи были редкими и короткими. А чувство — большим и серьезным.
Шел 1943 год. Наши войска стремительно двигались вперед. Каждый день приближал победу. Все чаще и чаще девушки мечтали о будущем. Но каждая ночь могла навсегда прервать эти мечты.
«Мама, я верю, что мы еще встретимся, — писала Катя в Москву. — Я ведь летаю с замечательной летчицей — Надей Поповой».
Они летали над Волгой и Тереком, Кубанью и Доном, Вислой и Одером. Их маленький самолет стал грозой для фашистов. Они видели горящие села и города, страдания советских людей. И они мстили врагу.
... Бомбили переправу на Висле. Шквальный огонь оберегал реку. Подойти к ней — значит попасть под сплошной обстрел. Но боевое задание — закон. И экипаж Нади Поповой и Кати Рябовой, маневрируя курсом и высотой, прорвался к реке. Бомбы падали в цель. Вражеская переправа разбита, передовая линия фашистов отрезана от тыла.
Об этом вылете писали польские газеты, о нем рассказывали жители Варшавы после войны. Но не знали они тогда, что в самолете сидели две девушки, мечтавшие о любви, о детях...
В тот день Катя получила письмо от Гриши. Он просил ее беречь себя, рассказывал о своем последнем вылете, в котором ему пришлось со своим ведомым отбиваться от целой эскадрильи «мессершмиттов». Он восхищался мужеством девушек.
«А как у тебя? — спрашивал он, заканчивая письмо. — Ведь вам летать куда сложнее! Как подумаю о вашей фанере, летающей ночью, становится жутко».
От таких писем сильнее билось девичье сердце...
Кончалась четвертая военная зима. Женский полк готовился к встрече Дня Советской Армии. Для Кати этот день стал самым торжественным в ее жизни: Указом Президиума Верховного Совета СССР ей было присвоено звание Героя Советского Союза.
— Как высоко оценена моя работа, — делилась она со своей подругой Клавой Серебряковой. — Как ты думаешь, Клава, достойна ли я такой награды?
— Конечно, заслужила, Катя! Ведь ты почти девятьсот раз летала бомбить врага и каждый раз смотрела смерти в лицо. А вспомни, сколько раз ты прилетала в изрешеченном пулями самолете? Сколько фашистских складов, переправ, мостов и железнодорожных эшелонов ты разбомбила? Вспомни ту страшную ночь в Польше, когда ты с Надей Поповой восемнадцать раз бомбила врага. Подумать только — восемнадцать вылетов за одну ночь! А полеты с молодыми летчицами. Ты, штурман эскадрильи, скольким летчицам дала боевое крещение, скольких штурманов выучила. А вспомни свои полеты на разведку...
В воспоминаниях вставали ясно четыре года тревожной фронтовой жизни.
Советские войска шли вперед. Заря Победы освещала землю. А вместе с ней — мечты о возвращении домой.
«Мама! Увидеть тебя, твои лучистые глаза, твои мягкие дорогие морщинки. Обнять, прижаться к груди и тихо прошептать: «Я здесь, в Москве, и всегда буду с тобой»».
Нелегким было возвращение в родной дом. Умер отец. Погиб на Калининском фронте любимый брат. И Симе, старшей сестре, сколько горя принесла война! Не вернулся с фронта ее муж. Это он помогал большой семье Рябовых поднять детей. Благодаря ему Катя училась в МГУ...
Как долго летит самолет. Под крылом проплыли Висла, Варшава, украинские поля, белорусские леса. Впереди — Москва. Сердце отстукивает время. К горлу подкатываются слезы.
Москва, родная Москва! Здесь мама, братья, сестры. Здесь они встретятся с Гришей...
Больше двадцати лет живут они вместе.
Одна за другой исполнялись мечты. Она на 3-м курсе механико-математического факультета МГУ, он слушатель инженерного факультета Военно-воздушной академии. Они учились жадно, упорно, страстно. Каждая минута на учете. Его стихия — динамика полета. Ее — теоретическая механика. Если что в институте непонятно, она знает: дома с Гришей все будет выяснено, решено. С ним всегда легко и просто.
В воздушной армии, которой командовал Маршал авиации К. А. Вершинин, хорошо знали летчика-штурмовика дважды Героя Советского Союза Григория Сивкова. Когда Сивков поднимался в воздух, фашистское радио немедленно сообщало:
— Опасность, опасность, ас Сивков в небе.
Его боялись фашисты в воздухе, им восхищались на земле советские люди.
А вот учиться летчик Григорий Сивков пошел на инженерный факультет.
— Чтобы быть настоящим летчиком, надо знать сердце машины, — говорит он.
Окончены МГУ и академия. Появилась дочка Наташа. Много забот, но радости куда больше. Затем окончены аспирантура и адъюнктура. Сейчас молодые ученые заняты большой и интересной научной работой.
А бывало у Кати и так.
... Небольшая аудитория Военно-воздушной академии.
К столу подходит элегантная женщина. Она приятно улыбается и, конечно, волнуется. Сегодня она, доцент кафедры теоретической механики Московского полиграфического института, делает доклад о решении одной из задач динамики полета на заседании кафедры, на которой работает ее муж, кандидат технических наук Г. Сивков.
Спокойная и ясная ее речь. Логичны и точны ее мысли. Целый час рассказывает Катя военным инженерам о своем решении задачи, о пользе этого варианта в применении к практическим делам динамики полета.
С гордостью смотрит на нее муж, а летчики и инженеры восхищаются весомостью ее мыслей и умением ясно их передать другим.
А дома ждут дети. Их двое: Наташа и Иринка.
Женщина — воин, ученый, мать. Когда задумываешься над этим сочетанием, встает образ человека с богатой, щедрой душой, сильного и благородного, сурового и нежного...
Немало лет отдала людям эта мужественная замечательная русская женщина, и много хорошего сделает она для людей еще в своей жизни.

Автор: Т. Сумарокова

Героини. Вып. 2. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!