ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Женщины-герои Советского Союза

Кравец Людмила Степановна

Добавлено: 2013.07.24
Просмотров: 2725

Экзамены в Запорожской школе медицинских сестер подходили к концу. Люда Кравец, как и многие ее подруги, собиралась продолжать учебу в медицинском институте. Но грянула война.... В комнату, где заседала комиссия по распределению, один за другим заходили выпускники. Возвращаясь, они показывали направления в различные больницы области.
— Кто следующий?
Зашла Люда Кравец. Она заявила:
— Мне дайте направление на фронт.
— А вы представляете, какие лишения вас там ожидают?
— Я готова ко всему во имя Родины.
Члены комиссии знали, что она хорошо училась, овладела парашютным делом, умела плавать. Но разве это все, что нужно для фронта? Выдержит ли трудности боевой обстановки эта маленькая восемнадцатилетняя девушка?
Но, зная упорство Людмилы, директор школы позвонил в военкомат и рассказал о ее просьбе.
Через несколько дней в домик на улице Шевченко, что в поселке Кушугум, Запорожской области, пришла повестка из военкомата.
— Ну, мама, ухожу в армию.
У обеих на глаза навернулись слезы.
— Мама, родная, не плачь. Я вернусь... Я скоро вернусь...
Агафья Максимовна не пыталась отговаривать дочь: знала ее характер.
... Эвакогоспиталь в Омске. Здесь тоже ощущалось дыхание войны. Но Людмиле казалось, что на фронте, на передовой, она приносила бы больше пользы.
Два рапорта написала Людмила с просьбой о посылке в действующую армию. Ей отказали.
— Кто хочет, тот добьется, — сказала она и написала третий рапорт.
На этот раз просьбу ее удовлетворили.
В Омске Людмилу Кравец направили в полковую санроту. Занимаясь своими непосредственными делами санинструктора, она настойчиво изучала оружие. Понимала, что на фронте это может пригодиться.
И пригодилось. В 1942 году, когда часть вступила в бой на Северо-Западном фронте, ей часто приходилось браться за автомат.
В часы затишья Людмила вела общественную работу. Бойцы с удовольствием слушали ее беседы.
Но бывали поручения и посложнее.
— Однажды ночью, — рассказывает Людмила, — мне поручили прочитать листовки немцам, написанные специально для них. Я поползла. Холодный колючий ветер мел поземку. Не видно было ни зги. Очень обрадовалась, когда в темноте заметила свой ориентир — отдельные кусты на противотанковом минном поле. Рядом проходила знакомая дорожка. Вот и укромное местечко, которое не раз выручало. Устроившись поудобнее, я начала с помощью рупора читать листовки. Казалось, не так уж и громко получалось. Но меня услышали: на следующий день сдались в плен двадцать девять немцев.
Еще ответственней была работа в стрелковой роте, куда Кравец перевели по ее настойчивой просьбе. Во время боев она оказывала первую помощь раненым, перевязывала их непосредственно на поле боя, эвакуировала в санвзвод.
А вскоре среди раненых, отправляемых в госпиталь, оказалась и сама Людмила. Санитарный поезд увозил ее на восток. Тогда и узнала она о первой правительственной награде. Окружающие принялись поздравлять, ее же мысли были далеко, на месте последнего боя.
Ранение оказалось серьезным: были повреждены обе ноги и рука. Прошедшие столько фронтовых дорог, ноги Людмилы теперь отказывали. Эту страшную мысль подтвердили врачи, на лицах которых она прочла: нужна ампутация. Но главный хирург всячески оттягивал окончательное решение, применяя новейшие методы лечения. И не ошибся. Закаленный, выносливый организм победил жестокую болезнь. Правда, сразу на фронт Людмила возвратиться не смогла — ее направили санинструктором в запасный полк, который располагался в небольшой деревне. Вокруг была изрешеченная пулями, перерытая снарядами голая земля. И неподалеку — чудом уцелевший лес. Один из домов этой деревни остался в памяти Кравец на всю жизнь.
Собрание назначили на вечер. Длинным показался этот день Людмиле. В который раз мысленно повторяла она все, что будет рассказывать о себе на собрании. А когда оно началось, говорить, по сути, было не о чем: слишком короткой была ее биография, о наградах говорилось в анкете. И она смущенно опустила глаза.
Боевая, задорная в обычное время, она присмирела, притихла, когда начали говорить о ней товарищи. Мнение у всех было одно: Людмила Степановна Кравец достойна быть кандидатом в члены Коммунистической партии. Девушка уходила с собрания счастливой, зная, что в партию принимают только лучших. Если уж ей оказали такое доверие, она оправдает его.
И опять рапорты с просьбой послать на фронт. Вскоре Людмила снова оказывает первую помощь бойцам на передовой. В одном из боев вражеские разрывные пули настигли отважного санинструктора.
В памяти сохранилось самое тяжелое. Группа медиков устроилась в блиндаже. Готовились к приему раненых. И вдруг огромной силы взрыв потряс воздух. Что было потом — Люда не знает. Она надолго потеряла сознание. Первое, что увидела, когда очнулась, была ее косынка, висевшая неподалеку на дереве. Вокруг ни одной живой души: погибли товарищи.
Наутро стали поступать раненые. Людмила, превозмогая боль (в правую руку попал осколок), бинтовала раны, поддерживала солдат теплым словом:
— Молодец! Вот это солдат! — хотя сама тоже нуждалась в помощи: опухла рука, поднялась температура.
Но заменить ее было некем.
— Держитесь! — просил командир.
И Кравец держалась. Девяносто пять раненых перевязала. И так перевязывала, что в санроте сразу узнавали ее работу и посылали раненых в медсанбат, не перебинтовывая. С последней группой в медсанбат отправилась и сама Кравец. Коллеги вытащили из правой руки осколок, и она вернулась в строй.
Радостно встретили своего санинструктора полковые друзья. Снова слушали они на привалах и в короткие передышки между боями украинские песни. И казалось им, что Людмила поет их с каждым разом все задушевнее и задушевнее.
Но таких передышек было мало. Шли ожесточенные бои с врагом. Нанося удары один сильнее другого, советские воины шаг за шагом освобождали родную землю от фашистских оккупантов. Заседать было некогда. Партийное собрание длилось недолго. Да и не было необходимости доказывать, что место бесстрашного воина Людмилы Кравец — в рядах членов Коммунистической партии.
Людмила Кравец всегда была с бойцами, пользовалась всеобщим уважением, и не удивительно, что вскоре она возглавила партийную организацию роты.
Храбрость и самообладание ни разу не изменяли этой верной дочери Родины. О ее мужестве, отваге не раз писали фронтовые газеты. Среди документов Людмилы Степановны хранится маленькая газетная вырезка. «Она спасла десятки жизней» — так называлась заметка.
«Откуда у нее столько силы? — удивляется каждый, когда узнает, что маленькая девушка в одном из недавних боев вынесла на своих плечах из-под огня десятки раненых бойцов и офицеров, — говорится в заметке.— За время Отечественной войны санинструктор Людмила Кравец спасла не один десяток жизней. Родина вознаградила ее за отвагу и самоотверженность. Храбрая девушка награждена тремя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу».
Очень многие воины вспоминают Людмилу с сердечной, братской благодарностью».
... Немцы закрепились на выгодном рубеже. Парторг Людмила Кравец понимала, что от этого боя во многом зависит дальнейший успех наступления. Она собрала перед боем коммунистов и призвала их служить примером для беспартийных в выполнении боевой задачи. Бой начался рано утром. После сильной артиллерийской подготовки наши части пошли на штурм вражеских укреплений.
— Горит советский танк! — крикнул кто-то.
«Там ведь люди», — подумала Людмила и поспешила к горящей машине.
С одним из бойцов, появившимся около танка, Кравец вытащила раненого водителя, остальные погибли. Танкист был без сознания. Мины ложились все ближе и ближе. Девушку ранило в бедро. Но она все-таки устроила танкиста в укромном месте и поспешила в свое подразделение.
Тут Кравец узнала, что ранен командир подразделения. Людмила не растерялась. И, когда увидела, что пошли в наступление наши танки, она подняла бойцов в атаку.
— Вперед! Вперед! — слышался ее призыв. Звонкий голос девушки казался необычным в грохоте боя, и, чем сильнее звучал он, тем большее воздействие оказывал на бойцов.
Подразделение заняло две линии вражеских траншей и, развивая наступление, приближалось к хутору. На пути наступавших оказался небольшой ручей. Стараясь задержать здесь советских солдат, противник открыл яростный огонь. В роте не осталось ни одного офицера. Людмила понимала, что только решительные, немедленные действия могли обеспечить успех в выполнении задачи, поставленной командованием. Она первой бросилась вброд через ручей, увлекая за собой бойцов.
А местность открытая, чрезвычайно невыгодная для наступавших. Трудно было продвигаться вперед, приходилось бороться за каждый клочок земли.
Разгоряченные бойцы смело шли на схватку с врагом и в рукопашном бою овладели частью хутора.
Не сразу поверили на командном пункте, что этим боем руководила скромная девушка — гвардии старший сержант Людмила Степановна Кравец. А когда убедились — представили к высшей награде.
... В Берлине бои были еще ожесточеннее. Враг яростно сопротивлялся, стрелял из каждого окна, подвала, чердака.
— Гитлеровцы за домом устанавливают миномет, — сообщил командир роты. — Мы бы могли уничтожить его, но у нас нет ни одной гранаты.
Людмила поняла это как приказ достать их. Не много времени отсутствовала она. Вскоре вернулась с добычей. Никто не спросил, откуда взялись гранаты. Но каждый знал, что достались они ей нелегко. Фашистский миномет вместе с расчетом взлетел на воздух.,.
Приближался праздник Победы. Отмечать его Людмиле Кравец пришлось в госпитале: незадолго до окончания войны она получила пятое ранение.
Как с близкими и родными встретилась Людмила после выздоровления со своими однополчанами, которые незадолго перед этим узнали радостную весть: неустрашимому в борьбе с врагом санинструктору 1-го стрелкового батальона 63-го гвардейского стрелкового Рижского полка 23-й гвардейской стрелковой Дновской краснознаменной дивизии 3-й ударной армии Людмиле Степановне Кравец было присвоено звание Героя Советского Союза.
... Тихая зеленая улица Володарского в Запорожье. В глубине двора красивый каменный дом. Вокруг яблони, сливы, груши. Под одним из развесистых деревьев и вели мы беседу с хозяйкой дома — Людмилой Степановной Кравец. Она познакомила нас со своим мужем — другом военных лет Владимиром Николаевичем Ледвиным, ныне нормировщиком весоремонтного завода.
Растут в семье помощники — Валерий и Ирина. Родились они после войны, и хорошо, что им не довелось слышать сирен боевой тревоги, гула вражеских самолетов, оглушающих взрывов бомб. Но они знают, что была война, что мама и папа были на фронте, что мама не раз была ранена и контужена. И если Людмила Степановна болеет (сказываются военные годы), многие заботы дети берут на себя.
Людмила Степановна любит быть среди людей — в школах, клубах, парках. Она рассказывает о героической борьбе советского народа в годы войны против фашизма, призывает молодежь беречь завоеванное отцами и матерями, бороться за мир на всей планете.

Автор: Е. ВОЛОДИНА, А. РАДЧЕНКО

Героини. Вып. I. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!