ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Женщины-герои Советского Союза

Зубкова Антонина

Добавлено: 2013.07.24
Просмотров: 1275

Чем дальше уходят дни Великой Отечественной войны, тем ярче встают образы людей, с которыми мне пришлось пройти суровый солдатский путь, такой необычный и несвойственный для женщин...
Рассказать о Герое Советского Союза Антонине Леонтьевне Зубковой коротко очень трудно. Жизнь этой замечательной женщины на протяжении трех лет Великой Отечественной войны была настоящим подвигом.
Маленького роста, худенькая, с ясными серыми глазами, высоким чистым лбом и мягкими волнистыми светлыми волосами — гакой была Тоня Зубкова, простая рязанская девушка из села Семион.
Еще в Кораблиновской средней школе, где училась Тоня, проявились ее способности к математике. Любила она и литературу, но все же математика взяла верх, и Тоня, отлично закончив школу, без экзаменов была принята на механико-математический факультет МГУ.
Зубкова сдавала экзамены за третий курс, когда началась война.
«В университете сразу почувствовался холодок к учебе. Решать интегралы, читать Эйлера и Коши в сравнении с тем, что внезапно обрушилось на страну, казалось каким-то ненужным и бессмысленным», — вспоминала потом Зубкова.
Студенты уходили в армию, и на факультетах оставались почти одни девушки.
Все чаще и чаще Тоня задумывалась над тем, где ей найти свое место в этой борьбе, где можно принести больше пользы Родине в этот грозный час. И все чаще и чаще останавливалась на одном решении: на фронт! Надо идти на фронт!
Но это была лишь мечта, а пока вместе со своими университетскими подругами Тоня включилась в активную работу по сооружению оборонительных укреплений на подступах к Москве. Во время ночных налетов врага она дежурила на крышах и сбрасывала на землю зажигательные бомбы. Порою было очень трудно, не хватало физических сил, но Тоня мужественно преодолевала минутные слабости. Ведь другим было тоже нелегко, ведь они тоже устали, но держатся, значит, нужно держаться и ей, Тоне Зубковой. Товарищи по работе относились к ней с уважением, видя, с какой настойчивостью и упорством работает эта маленькая девушка.
Работая, Тоня не оставляла своей мечты попасть на фронт и стать настоящим бойцом, с оружием в руках защищать Отчизну. И в то же время она думала:
«А куда пойдешь?! Ведь в руках нет никакой военной специальности».
Да и выглядела она, Тоня, далеко не солидно. Вся ее хрупкая фигурка, ее застенчивость не внушали доверия.
К счастью для Тони, не казенными мерками измерялся патриотизм людей в те дни.
12 октября 1941 года. Солнечный осенний день, ласковый и немного грустный. В этот день комсомольцы и комсомолки университета, в том числе и Тоня, строили оборонительные сооружения у станции Кунцево. В один из перерывов девушки узнали, что 8 октября ЦК ВЛКСМ объявил набор комсомолок-добровольцев в армию. Желающих оказалось много. Среди них была, конечно, и Тоня Зубкова. Сразу же шумной гурьбой все отправились в ЦК ВЛКСМ. Несмотря на серьезные предупреждения о трудностях военной службы, девушки были непреклонны в своем горячем порыве защищать Родину,
Правда, Тоня побаивалась, что ее могли не взять в армию просто потому, что она была очень мала ростом. Но ее взяли и направили в распоряжение Героя Советского Союза Марины Расковой, возглавлявшей формирование трех женских авиационных полков.
В первой же беседе с Тоней Марина Михайловна увидела перед собой не только умную девушку, хорошо знающую математику, физику и другие науки, необходимые штурману, но и способную быть твердой, решительной и самоотверженной, если этого потребует обстановка. Эта беседа предрешила судьбу Тони Зубковой и дала ей путевку в штурманы боевой авиации.
Много труда и упорства приложила Тоня, чтобы оправдать оказанное ей доверие. «Никогда еще, даже в дни экзаменов, не занималась я с такой жадностью и вдохновением», — писала тогда Зубкова.
В авиагруппе Марины Расковой летчики и авиаспециалисты занимались по двенадцать часов в день, а будущим штурманам к этим часам пришлось прибавить еще один час для овладения азбукой Морзе. Азбуку Морзе выстукивали везде: в коридоре, на стене, на столах... «Летчики уже готовились ко сну, а в штурманской комнате неизменно пищал зуммер, соперничая с поломанным патефоном, тянувшим «Потерял я Эвридику, Эв-ридики нет со мной»», — вспоминала Зубкова.
До прихода в авиагруппу Тоня никогда не летала на самолете. Она даже не могла себе представить, как выглядит земля с воздуха. И вот начались полеты. С нетерпением, с замиранием сердца ждала Тоня своей очереди для первого полета «по кругу». И этот день настал. Ей хотелось увидеть как можно больше и все запомнить. О своем первом полете Тоня рассказывала:
«Я почувствовала, что отрываюсь от земли, как будто меня подбрасывают на качелях высоко-высоко, а сердце куда-то падает и сладко замирает. Никогда до этого момента, ни после, ни в одном бою я не испытала более сильного ощущения».
А учеба все шла. Целыми днями шуршало полотно тренажера, а штурманы по очереди «бомбили» с импровизированного «самолета-стола». Бомбила с этого «самолета» и Тоня. Училась бомбить она и с настоящего самолета учебными бомбами. И, когда благодаря упорному труду и настойчивости добилась того, что бомбы стали попадать «в круг», преподаватель пожал ее маленькую, но такую крепкую, верную руку и сказал: «Вот так вы должны бомбить врага».
Учеба закончилась в декабре 1942 года, и с Энгельсского аэродрома поднялись в воздух пикирующие бомбардировщики, пилотируемые девушками. На одном из этих самолетов ПЕ-2 находилась и штурман звена Антонина Леонтьевна Зубкова.
Тоня была на подмосковном аэродроме «Киржач» и здесь 6 января 1943 года узнала о гибели Марины Михайловны Расковой. Глубоко переживая гибель любимого командира и наставника, Тоня выразила свое настроение в следующих строках:
Хотелось бы вычеркнуть этот день,
Который столько горя принес. Родина!
Траур сегодня одень. Сердце!
Гневом гори без слез.
Можно потерять мать, друзей.
Тяжело, если гибнет в бою подруга.
Но верьте, товарищи, много больней
Потерять командира, героя, друга.
Боец-патриот, скромна и проста,
Всегда впереди, презирая усталость...
Но жизнь ее, яркая, как мечта,
Светлая, как кристалл, оборвалась.
Она любила небо, простор,
А больше всего — родную страну.
Спите спокойно, любимый друг,
За смерть отомстим мы врагу.
... Весна 1943 года. Кубанские широкие степи. Станицы, утопающие в цветущих садах. Щедро греет солнышко. На аэродроме, покрытом изумрудной травой, у самолетов озабоченно возятся девушки-техники. Они чистят оружие, проверяют моторы, бомбардировочную аппаратуру, фотоаппараты, связь. Летчики и штурманы уточняют цели, маршруты.
Обстановка на участке предстоящих боевых действий очень напряженная. На всем фронте противник перешел к упорной обороне, его авиация и зенитная артиллерия действуют активно. Не хочет уходить враг с нашей земли и зло огрызается.
27 апреля полк получил первое боевое крещение на этом фронте.
Все испытывают большое напряжение. Тоня особенно молчалива и сосредоточенна. Сегодня по-настоящему для всех большой экзамен.
Первый вылет проходит довольно спокойно. Зенитная артиллерия противника бьет то ниже, то выше, и только отдельные снаряды рвутся внутри боевого порядка самолетов, не причиняя существенных повреждений. После посадки на своем аэродроме Тоня беседует с товарищами, делится своими впечатлениями. Оказывается, что почти никто не может толком рассказать, как выглядит цель, откуда бьет артиллерия противника. И Зубкова делает для себя твердый вывод: нужно быть спокойнее в воздухе, научиться распределять свое внимание в бою и уметь вовремя сосредоточиться на главном. Этому нужно было научиться самой и научить подчиненных ей штурманов, за которых теперь она отвечала как старшая.
И опять началась кропотливая, напряженная работа. Тоня упорно училась штурманскому искусству: уметь в любых условиях определять местонахождение своего самолета, всегда быть осмотрительной, наблюдать, насколько прицельно ведут огонь вражеские зенитчики, как штурману звена — знать, где в тот или иной момент находятся ведомые и т.д.
... Вот и боевой курс. Впереди цель бомбового удара. Истребители противника наглеют. Зенитный огонь становится все интенсивнее и прицельнее. А ведь впереди у штурмана самая напряженная и ответственная работа: он должен в несколько минут, оставшихся до цели, определить угол сноса самолета по ветру, путевую скорость, угол прицеливания. Полученные данные нужно быстро учесть, установить их на приборах, развернуть прицел, найти в его оптике цель и, не спуская с нее глаз, подавая команды летчику, спокойно провести самолет над целью так, чтобы она прошла по курсовой черте прицела, и уж тогда сбросить бомбы и зафиксировать результаты своей работы.
Пусть в это время вокруг самолета бушует море огня, пусть в наушники шлемофона слышится взволнованный доклад стрелка-радиста, что в воздухе появились истребители противника, — штурман и летчик должны, несмотря ни на что, упорно вести самолет на цель, чтобы выполнить боевую задачу, нанести врагу меткий бомбовый удар. Тоня Зубкова действовала так не один и не два раза в жизни, а в каждом боевом вылете. Именно в этом и состоял ее подвиг.
* * *
С Кубани 125-й гвардейский бомбардировочный полк, в котором служила Тоня Зубкова, перелетел на Западный фронт и в дальнейшем вел боевую работу в Белоруссии, Прибалтике и Восточной Пруссии. К началу решительного наступления наших войск в Белоруссии Зубкова была уже штурманом эскадрильи. Не раз доверяли ей вместе с ее боевым другом — командиром эскадрильи Надеждой Федутенко водить в бой не только свою эскадрилью, но и полк.
Так, 26 июня 1944 года полк получил задание: уничтожить вражеские эшелоны с боеприпасами на станции Орша. Повести полк в бой поручили коммунистам Надежде Федутенко и Антонине Зубковой.
Предполагалось, что удар будет нанесен с высоты четыре тысячи метров. Погода с утра этому благоприятствовала, но во время полета к цели Тоня подумала, что высоту, наверное, придется изменить, так как впереди по маршруту совсем низко белыми клочьями плыли редкие облака. Дальше облачность увеличивалась. Стали набирать высоту. Когда достигли трех тысяч метров, Тоня дала команду прекратить набор высоты.
Колонна наших самолетов держит заданный курс. Скоро цель. В разрывы облачности просматривается большой город и железная дорога. Бьют вражеские зенитки. Шапки разрывов становятся все гуще и гуще. Местами они образуют почти непроходимую стену, уже виден не только дым, но и огонь, слышен треск разрывов. Разрывы появляются всюду: ниже, выше строя, между самолетами. Но облака мешают вражеским зенитчикам вести прицельный огонь.
Колонна выходит на боевой курс.
Тоня быстро производит расчеты и замирает у прицела. Наступает самое главное, самое ответственное: надо уничтожить эти эшелоны! Но облака вновь закрывают цель, и Тоня командует Наде Федутенко:
— Право пять градусов, еще немного право, так держать!
Надя беспрекословно подчиняется всем Тониным командам. Она знает, что Зубок пунктуален, точен и тверд.
И вот радость: цель появилась в разрыве облаков. Еще секунда, другая — и бомбы полетели вниз. От земли к небу взметнулись столбы огня.
Облака вновь закрыли цель, но все же Тоня успела сфотографировать результаты работы наших экипажей. После дешифрирования фотопланшета было установлено прямое попадание в эшелоны. За отличное выполнение этого задания Надя Федутенко и Тоня Зубкова еще в воздухе, по радио, получили благодарность командующего армией.
Когда вскоре Тоню Зубкову и Надю Федутенко вызвали в штаб корпуса на разбор, Тоня забеспокоилась: «А вдруг все же я сделала что-то не так?» И еще, и еще раз вспоминала она до мельчайших подробностей весь прошедший боевой вылет. Нет, как будто все правильно.
Совещание было большое, на нем присутствовали генералы и офицеры — старшие по возрасту и по званию. Как образец отличной работы были продемонстрированы фотопланшеты Зубковой, зафиксировавшие результаты бомбометания. Явно смущаясь, Тоня просто и убедительно рассказала о своей работе в воздухе. Заслуженные авиаторы с уважением слушали маленькую девушку и искренне удивлялись.
— Вот вам и Зубок,—-слышались голоса, — мал золотник, да дорог.
Хорошо слетались Надя Федутенко и Тоня Зубкова.
Десятки раз водили в бой они свою эскадрилью, в составе которой были смелые и мужественные летчицы и штурманы, храбро сражавшиеся с врагом.
Коммунист Тоня Зубкова активно участвовала в политической работе. Даже в самые напряженные боевые дни она находила время подготовиться к проведению политических занятий. Помню, как блестяще выступила она на теоретической конференции основным докладчиком по книге В. И. Ленина «Что делать?»
А как интересны были ее выступления на литературных вечерах и концертах художественной самодеятельности, которые устраивались в полку в дни затишья! Бывало, выйдет на импровизированную сцену, встряхнет своими пепельными кудрями, глаза ее станут особенно лучистыми, и начнет читать одно из своих любимых стихотворений:
Если дорог тебе твой дом, Где ты русским выкормлен был, Под бревенчатым потолком, Где ты, в люльке качаясь, плыл...
Сила стиха К. Симонова в исполнении Тони захватывала слушателей, и, когда она сурово, с металлической твердостью в голосе произносила:
И пока его не убил,
То молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей Родиной не зови...

Все мы вместе с ней были охвачены священным чувством ненависти к фашистским захватчикам. И всем нам хотелось как можно сильнее отомстить за поруганную землю, за невинно погибших людей.
* * *
Начав свой славный боевой путь на Кубани, Тоня завершила его в победоносных сражениях в Восточной Пруссии.
Была весна 1945 года. Враг отступал.
Успешное продвижение наших войск на всех фронтах создавало необыкновенный подъем, и боевой азарт охватил всех нас. Сразу же по прибытии на новый аэродром началась интенсивная боевая работа. Такого большого напряжения Тоня, пожалуй, не испытывала раньше. Вот что она писала об одном из боевых вылетов:
«Для меня особенно волнующим был полет 16 апреля 1945 года. Цель совсем незначительная — высотка, и очень близко от переднего края наших войск. Впервые мне доверяют вести в бой дивизионную колонну. Штурман дивизии майор Панченко волнуется за меня, но доверяет.
Сама я тоже сильно волнуюсь и еще более молчалива, чем всегда. По выработанной привычке стараюсь особенно сосредоточиться. Представляю подходы к цели и как она примерно может выглядеть с воздуха. Боюсь осрамиться и ударить не точно по цели.
Вот уже Кенигсбергский залив. Стрелок вызывает меня и говорит, что дано перенацеливание на порт Фиш-хаузен, который уже виден вдали. Я торжествую, что предстоит бомбардировать такую прекрасную цель. Быстро проверяю расчеты и уже ни о чем больше не думаю, кроме цели и ее поражения. Бомбы рвутся все в расположении порта! Довольные своей работой, прилетаем домой. На стоянке уже ждет штурман дивизии и с волнением спрашивает: «Ну как?» В ответ я улыбаюсь и чувствую по ответной ободряющей улыбке, что все в порядке, все хорошо! Цель поражена точно. Бомбометание отличное».
Цели сменялись одна за другой. Иногда немного портила настроение погода. Весна на берегу Балтийского моря — это не весна на Кубани. Тут меньше солнца, тепла, часто идут дожди, облака закрывают небо. Но и в плохую погоду приходилось летать.
Вот и 24 апреля, несмотря на моросящий дождь и низкую облачность, бомбардировщики поднялись в воздух и легли на курс. Цель — порт Пиллау. Тоню не покидают думы, как лучше выполнить задание, как набрать необходимую для бомбового удара высоту. Облака висят низко. А впереди уже видны берег, заливы, узкая песчаная коса. Черные облака от зенитных разрывов говорят о приближении цели, а высота всего шестьсот метров! На мгновение группа входит в облачность, самолеты сильно бросает. Держаться в строю летчицам сейчас очень трудно, но бомбы должны попасть в цель, и они напрягают все свои силы, чтобы идти за ведущим и выдержать курс.
У Тони все готово, безопасная высота набрана, угол прицеливания и другие данные установлены. Надо найти в прицеле цель!
Впереди разрывы облачности. А вот и цель. Короткая, прямая, и бомбы пошли вниз. Цель поражена. И даже дождь, который сопровождает самолеты на обратном пути, уже не кажется таким противным.
И так изо дня в день, вылеты до незабываемого 9 мая 1945 года, когда в 2 часа 15 минут в журнале боевых действий полка оперативный дежурный записал: «Противник прекратил сопротивление, военные действия о-к-о-н-ч-е-н-ы».
Какое счастье! Окончилась кровопролитная война советского народа с фашизмом. В этой смертельной схватке победителем вышел советский народ, миллионы таких людей, как Тоня Зубкова.
Она тоже была счастлива. Теперь Тоня твердо знает, что ее место не в боевом самолете, а опять в аудиториях университета, покинутого ею по велению долга.
Сентябрь 1945 года. Торжественно замер строй полка. На правом фланге боевое знамя, украшенное орденами Суворова и Кутузова. 125-й гвардейский бомбардировочный авиационный Борисовский полк имени Героя Советского Союза Марины Расковой торжественно провожает Тоню Зубкову на продолжение учебы в университет. На груди у нее Золотая Звезда Героя Советского Союза — заслуженная награда за ее самоотверженный боевой труд.
На прощание боевые друзья пожелали Тоне счастья и успехов в учении, счастья в ее жизни.
Мечта ее жизни сбылась. В 1948 году она блестяще окончила Московский университет, потом аспирантуру и стала математиком.
Как много могла бы она еще сделать полезного людям! Но безвременная смерть оборвала жизнь этой прекрасной, талантливой женщины.

Автор: Е. МИГУНОВА

Героини. Вып. I. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!



Апостиль, Легализация: апостиль диплома. Перевод документов и текстов.