ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Артиллерия - книга

„ЕДИНОРОГИ" ПОД КУННЕРСДОРФОМ

Добавлено: 2012.11.09
Просмотров: 1512

Уже четвертый год шла Семилетняя война.

Прусский король Фридрих II в союзе с англичанами вел ее против русских, французов и австрийцев.

Весною 1759 года русская армия двинулась в наступление на Пруссию. Командовал этой армией генерал-фельдмаршал Салтыков.

Разгромив 12 июля прусский корпус генерала Веделя под Пальцигом, Салтыков в начале августа вышел к реке Одер неподалеку от города Франкфурта, расположенного в 80 километрах к востоку от Берлина. Тут Салтыков узнал о приближении главных сил прусской армии, возглавляемых самим Фридрихом.

Салтыков занял сильную оборонительную позицию у деревни Куннерсдорф. Позиция была вытянута в линию на трех соседних холмах, перед которыми расстилалось болото; позади позиции находился большой лес.

Салтыков знал, что Фридрих всегда применяет один и тот же шаблонный тактический прием: обходит противника, занявшего оборонительную позицию, и атакует его во фланг и тыл. Этот прием неизменно приносил Фридриху победу в сражениях с французскими и австрийскими войсками, также действовавшими всегда по одному и тому же шаблону и не проявлявшими в обороне никакой активности.

Но на этот раз Фридриху пришлось иметь дело с русской армией.

Фельдмаршал Салтыков при помощи своей кавалерийской разведки внимательно следил за движением войск Фридриха и, разгадав его замыслы, заблаговременно перестроил свою армию так, чтобы удар пруссаков пришелся не по тылу, а по фронту русских войск. Русские войска повернулись кругом и стали лицом к лесу. Теперь в тылу у них оказалось болото.

Между тем Фридрих, продолжая действовать по старому шаблону, развернул свои главные силы, как он полагал, против тыла и правого фланга русских войск. На деле перед пруссаками оказались фронт и левый фланг русских. В первую очередь Фридрих решил обрушиться на

Рис. 18. Русская артиллерия открывает огонь по пруссакам

ту часть русских войск, которая занимала самый пологий и наименее укрепленный из трех холмов — Мюльберг.

Выставив против русских позиций 60 орудий, Фридрих приказал открыть самый сильный огонь по пяти русским полкам, защищавшим Мюльберг. Вслед за ожесточенной бомбардировкой 8 прусских полков атаковали с трех сторон русскую пехоту и отбросили ее в болото. Расположенные на Мюльберге 42 русских орудия попали в руки пруссаков.

Прусский король, обрадованный успехом, послал курьера в Берлин с известием о большой победе над русскими, а сам стал готовить свое войско к захвату следующего холма — Шпицберга, где находился центр русской позиции и русский главнокомандующий.

Артиллерия Фридриха открыла огонь ядрами по Шпицбергу. Под прикрытием ее огня один за другим выходили полки Фридриха из Франкфуртского леса и строились в затылок друг другу на Мюльберге, чтобы вслед за этим огромной лавиной обрушиться на Шпицберг.

Но тут произошло то, чего Фридрих не ожидал и не предвидел.

Храбрый русский артиллерийский офицер Бороздин, видя с высоты Шпицберга, как строится на Мюльберге прусская пехота, и понимая, как будет опасна ее атака, лихо вывел часть орудий на скат холма Шпицберг, обращенный к противнику (рис. 18).

Не успели пруссаки толком сообразить, что происходит на Шпицберге, как снаряды русских орудий градом посыпались на них и стали разрываться среди густых рядов прусской пехоты.

Надо сказать, что разрывными снарядами стреляли в то время в Западной Европе только тяжелые крепостные орудия — мортиры, а легкие полевые орудия могли стрелять лишь чугунными ядрами или картечью — снарядами, которые представляли собой цилиндрической формы мешочки из легко воспламеняющейся ткани, наполненные пулями. При выстреле мешочек сгорал, а пули летели вперед. Пушечные ядра не приносили противнику большого вреда, потому что ядро убивало или ранило людей только при прямом попадании; да и дальнобойность полевых орудий была невелика, всего около километра. Дальнобойность картечи была еще меньше — около 500 метров; пули, разлетаясь снопом сразу же после вылета из орудия, быстро теряли силу.

Вот почему прусская пехота спокойно строилась на виду у русских, всего в километре от них, уверенная в своей безопасности.

Оказалось, однако, что орудия Бороздина могли стрелять не только ядрами и картечью, но и разрывными снарядами. Полевое орудие, стреляющее разрывным снарядом, было тогда последним словом артиллерийской техники; его впервые создали талантливые русские артиллеристы Нартов, Данилов и Мартынов в середине XVIII века. Орудие это носило название — «единорог».

Так назывался мифический зверь, изображение которого выбивалось на каждом орудии новой системы, принятом на вооружение русской армии. От этого изображения единорога получили название орудия нового образца.

Фридрих II еще раньше слышал о том, что в русской армии появились новые орудия улучшенного образца, и пытался разузнать их секрет через своих шпионов. Но хотя он и потратил на шпионов много денег, однако ничего не добился. Теперь ему пришлось ознакомиться с новыми русскими орудиями на деле.

Снаряды русских единорогов разрывались на множество осколков; эти осколки разлетались во все стороны и наносили пруссакам огромные потери. Осыпаемые снарядами русской артиллерии, прусские полки начали пятиться. Атака Шпицберга грозила сорваться из-за смелых действий русских артиллеристов и отличного качества русских орудий и снарядов.

Фридрих послал отряд конницы и несколько батальонов пехоты атаковать с фланга выдвинутые вперед русские орудия.

Единороги Бороздина отбросили назад пехоту врага; но прусская конница успела зайти в тыл русской артиллерии. В эту трудную минуту на выручку артиллеристам бросился генерал Румянцев с конницей и двумя ближайшими пехотными полками. Орудия Бороздина были спасены и продолжали громить прусскую пехоту.

Наспех закончив построение своих войск, Фридрих повел их в атаку на Шпицберг. Однако ослабленная потерями прусская пехота уже не в силах была взять Шпицберг. Отбитая картечью русских орудий, а затем и штыками русской пехоты, она быстро откатилась от Шпицберга, бросая убитых и раненых.

Все-таки у Фридриха еще оставалась надежда на успех: к этому времени его конница успела обойти Шпицберг с другой стороны, от деревни Куннерсдорф, и понеслась в атаку. Это была конница генерала Зейдлица, которая слыла в Западной Европе непобедимой.

Самоуверенные йрусские кавалеристы неслись прямо на Шпицберг, где виднелись русские орудия. Пруссаки уже готовились рубить русских артиллеристов, как вдруг с холма Шпицберг грянул залп русских единорогов и картечные пули осыпали конницу Зейдлица. Раненые и убитые всадники и кони стали валиться на землю. Но уцелевшие так разгорячились, что не могли остановиться и продолжали безудержно нестись вперед.

Новый залп вырвал из рядов неприятельской конницы еще много лошадей и всадников. Упал в числе других и раненый генерал Зейдлиц. Началась паника. Кони становились на дыбы, неслись во все стороны, сбрасывая всадников, сбивая друг друга с ног. Трупы людей и лошадей усеяли поле.

«Непобедимая» конница Зейдлица бежала с поля сражения.

Тогда русские войска перешли в общее наступление, сбили остатки прусской пехоты с Мюльберга и завладели полем сражения. Они вернули все русские орудия, которыми пруссаки овладели в начале боя, захватили 10 тысяч ружей, 28 прусских знамен и всю артиллерию Фридриха — 178 орудий.

Сам Фридрих поспешно бежал с ничтожными остатками своего войска, в котором еще утром насчитывалось 48 тысяч человек, а после боя осталось не больше трех тысяч.

За этот день под Фридрихом были убиты две лошади, мундир его был прострелен в нескольких местах. Спасаясь бегством, Фридрих потерял свою королевскую шляпу. Она до сих пор хранится в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде как безмолвный свидетель того, что «русские прусских всегда бивали», как впоследствии говорил Александр Васильевич Суворов.


* * *


После Семилетней войны Австрия и другие западноевропейские страны переняли у России конструкцию единорогов. В русской армии единороги служили около 100 лет.


При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!