ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Артиллерия - книга

РУССКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Добавлено: 2012.11.09
Просмотров: 3785

Артиллерийские орудия времен Севастопольской обороны были последним словом техники гладкоствольной артиллерии. В 60-х годах XIX столетия стали входить в употребление нарезные орудия, заряжавшиеся с казенной части.

Мы уже рассказывали, что первое нарезное орудие с затвором появилось на Руси в XVII веке, но при низкой технике того времени нельзя было освоить массового производства таких орудий: поэтому продолжалось производство гладкоствольных орудий, заряжавшихся с дула.

Только в середине XIX века на заводах, оборудованных специальными станками и машинами, было налажено массовое изготовление нарезных орудий с затворами.

Но удалось это не сразу: сначала научились изготовлять нарезные ружья. Пули этих ружей летели дальше, чем пули картечи, которая была главным снарядом гладкоствольной артиллерии. Огонь пехоты стал выводить из строя значительно больше людей, чем огонь артиллерии; пехотинцы могли теперь с безопасного расстояния спокойно расстреливать артиллеристов. Отчасти это происходило уже во время Крымской войны 1853–1856 годов.

Конструкторы стали усиленно работать над созданием нарезных орудий и снарядов к ним. Много было проделано опытов, пока удалось наладить массовое производство таких орудий и снарядов.

Особенно быстро стала развиваться металлургическая промышленность с середины XIX века. Ее развитию много способствовали труды Рис. 25. Д. К. Чернов «отца металлографии» Дмитрия Константиновича Чернова, русского ученого с мировой известностью. Он исследовал структурные изменения стали при ее нагреве и охлаждении и на основе этих исследований создал теорию термической обработки стали (ее закалки, отпуска и отжига). Только применение новых способов обработки стали на русских заводах помогло избавиться от частых разрывов орудийных стволов при стрельбе, причин которых никто до Чернова не умел правильно объяснить. Теорию Чернова позаимствовали металлургические заводы и всех других стран.

В результате работ Чернова появилась сталь особо прочных сортов: она шла на броню боевых кораблей, на оборонительные сухопутные сооружения. Пробить такую броню можно было только артиллерийскими снарядами большого веса при очень большой окончательной скорости. Орудийные заводы сконструировали мощные дальнобойные орудия и приступили к их производству. Чтобы охарактеризовать прогресс орудийной техники за 50 лет, достаточно привести несколько цифр. В 1840 году самая большая пушка весила 5 тонн и стреляла снарядами в 28 килограммов весом при 8-килограммовом заряде пороха. А в 1890 году самое тяжелое орудие весило 110 тонн, стреляло снарядами в 720 килограммов весом при 340-килограммовом заряде пороха; начальная скорость снаряда достигла 600 метров в секунду.

Основанием для создания могущественной артиллерии в России и за границей послужила выдающаяся работа русского ученого А. В. Гадолина «Теория орудий, скрепленных обручами», написанная в 1861–1862 годах и заслужившая большую Михайловскую премию.

Большая и малая Михайловские премии присуждались ежегодно конференцией Михайловской артиллерийской академии за особо ценные работы русских ученых в области артиллерии и пороходелия. Михайловская артиллерийская академия была центром научной мысли в этих областях, и почти все выдающиеся русские артиллеристы и пороховщики вышли из ее стен.

Профессором Михайловской артиллерийской академии был и генерал А. В. Гадолин (1828–1890 годы), экстраординарный член Российской Академии наук и почетный чл,ен многих русских и заграничных Рис. 26. А. В. Гадолин научных обществ и учреждений.

Сделанные по способу А. В. Гадолина стволы орудий выходили особенно прочными: на одну стальную трубу нагоняли в горячем виде другую стальную трубу — «кожух». Остывая, кожух сжимал внутреннюю трубу, и ствол получался исключительно выносливым.

Однако огромные пушки, созданные по теории А. В. Гадолина, еще не давали такого эффекта, какого от них ожидали; причиной была слабость черного пороха, который не мог сообщить достаточно большую начальную скорость тяжелым снарядам. Выход из положения нашел сам А. В. Гадолин в содружестве с другим выдающимся русским артиллеристом Николаем Владимировичем Маиевским.

Генерал от артиллерии Н. В. Маиевский (1823–1892 годы), профессор баллистики Михайловской артиллерийской академии, прославился своим трудом «Курс внешней баллистики», также отмеченным большой Михайловской премией. Работа Н. В. Маиевского далеко превосходила все аналогичные труды; ею воспользовались ученые зарубежных стран, на ее основе создавались учебники для иностранных военных академий.

Научная мысль Н. В. Маиевского и А. В. Гадолина не ограничивалась областью артиллерии; оба они были выдающимися химиками-пороховщиками. А. В. Гадолин и Н. В. Маиевский изобрели новый вид пороха, обладавший большой силой действия, дававший меньше дыма при выстреле — это был так называемый бурый или шоколадный призматический порох. Зерна этого пороха изготовлялись в виде шестигранных призм. Каждая призма имела семь сквозных каналов. Значение такой формы зерен пороха вы поймете, прочитав главу четвертую.

В конце XIX века шоколадный призматический порох являлся последним словом науки пороходелия, и это слово было произнесено в России.

Зерна пороха с семью каналами находят самое широкое применение и в наши дни. Таким образом, изобретение Гадолина и Маиевского имеет большое значение и для нашего времени.

Вот что писал известный русский ученый Николай Александрович Забудский в «Артиллерийском журнале» в июле 1885 года:

«Иностранные специалисты считают, что России обязана Европа введением призматического пороха. У нас он был испытан много раньше, Рис. 27. Н. В. Маиевский чем где-либо. Заслуга разработки этого вопроса принадлежит русским артиллеристам, в особенности генералам Гадолину и Маиевскому. В России стали впервые изготовлять порох для больших орудий в виде правильных призматических лепешек с семью отверстиями на прессе системы профессора Вышнеградского. Другие государства последовали нашему примеру. Пруссия обратилась к фабрикации такого же пороха, как наш. Бельгия в 1867 году и потом Англия приняли формованный цилиндрический порох с небольшим центральным несквозным углублением».

Генерал Яфимович, крупный специалист порохового дела, ввел выработку бурого призматического

пороха на Охтенском пороховом заводе. Охтенский пороховой завод (в Петербурге) первый в мире начал фабричное производство призматического пороха.

Благодаря, трудам Д. К. Чернова, Н. В. Маиевского и А. В. Гадолина русская артиллерия первая в мире получила скрепленные брудия, которые могли стрелять вдвое дальше, чем старые нескрепленные, и заслуженно были названы дальнобойными. В 1877 году началось перевооружение русской артиллерии скрепленными орудиями. Способ скрепления орудий очень быстро переняли у русских западноевропейские конструкторы.

Производство стальных орудий в России наладил талантливый инженер П. М. Обухов. Стальные орудия высокого качества изготовлялись в Петербурге — на Обуховском заводе, где впервые была применена теория Д. К. Чернова, — а также в Перми на Мотовилихинском заводе. Русские орудия отличались исключительной долговечностью: они служили в армии по 40–50 лет и к концу такого огромного срока все еще надежно действовали. Так, например, наряду с новыми орудиями во время первой мировой войны (1914–1918 годы) в русской армии с успехом были использованы пушки производства 1877 года!

В одно время с А. В. Гадолиным и Н. В. Маиевским работал над усовершенствованием артиллерийских орудий талантливый изобретатель Владимир Степанович Барановский. На двадцать лет раньше, чем этого сумели добиться западноевропейские конструкторы, он создал такое орудие, лафет которого остается на месте после выстрела; у такого орудия отдача заставляет откатываться только ствол, который вслед за Рис. 28. В. С. Барановский этим сам возвращается на свое место. Такое орудие не надо накатывать на место во время стрельбы; поэтому оно может стрелять значительно быстрее старых орудий, которые после каждого выстрела откатывались назад на 4–6 метров. Такие орудия, у которых после выстрела лафет остается на месте, а откатывается назад только ствол (да и тот сам возвращается на место), называются скорострельными.

В наши дни в артиллерии все орудия скорострельные; а 75 лет тому назад такое орудие было невиданной новинкой, мечтой артиллеристов. И эту мечту осуществил В. С. Барановский, который в 1872 году создал первую в мире скорострельную полевую пушку, а через три года закончил конструирование скорострельной горной пушки. Горная пушка Барановского разбиралась на несколько частей для перевозки по горам на вьюках.

Для своей скорострельной пушки В. С. Барановский создал также быстродействующий поршневой затвор. Сущность устройства затвора Барановского остается неизменной и в современных поршневых затворах.

В. С. Барановский первым предложил применять унитарный патрон для заряжания орудия. В таком патроне снаряд и заряд соединены в одно целое при помощи гильзы, поэтому заряжание орудия стало намного удобнее и быстрее. Сочетание противооткатных устройств, гильзового заряжания и быстродействующего орудийного затвора сделало пушку Барановского действительно скорострельной.

Труды В. С. Барановского много сулили русской артиллерии. Но талантливый изобретатель погиб в 1879 году от несчастного случая во время одного из опытов; его смерть приостановила работу над скорострельными орудиями, и их сумели ввести только через два десятка лет...

Когда скрепленное скорострельное орудие было принято на вооружение, могущество артиллерийского огня резко возросло. Этому способствовало также и то, что в 1886 году был изобретен бездымный порох. Он втрое сильнее старого — дымного, которым артиллерия стреляла более 500 лет; но есть у бездымного пороха еще одно замечательное свойство: он избавил поля сражений от огромного количества дыма.

С введением бездымного пороха облако дыма перестало закрывать от стреляющего цель и мепгать ему правильно прицеливаться. Стреляющему не требовалось больше долго ожидать, пока рассеется дым, чтобы произвести следующий выстрел. А это в свою очередь способствовало увеличению скорострельности орудий и винтовок.

В конце XIX века произошло еще одно важное событие в истории развития артиллерии: вместо дымного пороха стали наполнять артиллерийские снаряды новыми сильно взрывчатыми веществами,— сначала пироксилином, потом мелинитом и, наконец, тротилом. От этого возросла в несколько раз сила артиллерийских снарядов, они стали причинять огромные разрушения.

В истории изобретения бездымных порохов и их введения в артиллерию русские ученые сыграли выдающуюся роль. Во многих вопросах им принадлежит первенство, которое долгие годы несправедливо приписывалось иностранным изобретателям.

Об исключительно важной роли русских ученых в развитии порохового дела мы расскажем во второй главе этой книги.


При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!