ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Наступление Советской Армии в Восточной Померании и Силезии

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 1201

Ликвидация восточнопомеранской группировки противника


С выходом Советской Армии на Одер и ближайшие подступы к Берлину стратегический фронт обороны противника был нарушен, а взаимодействие между его основными группировками крайне затруднено. К началу февраля помимо группировки, блокированной в Курляндии, от главных сил вермахта оказалась изолированной и группа армий «Север». Понеся тяжелые потери в январских боях, немецко-фашистские войска, действовавшие на берлинском направлении, спешно отходили в южную часть Померании и за Одер. Трижды провалились попытки врага прорваться к Будапешту с целью деблокады окруженных там войск. К этому времени немецко-фашистское командование фактически израсходовало почти все резервы. Оставалось лишь 12 дивизий, которые находились на формировании и восстановлении, а также 4 танковые дивизии 6-й танковой армии СС, переброшенные с западного фронта.
Германское командование, предпринимая все меры приостановить продвижение советских войск, спешно укрепляло оборону на занимаемых рубежах, прежде всего по Одеру. Группам армий «Курляндия» и «Север», а также гарнизонам городов, окруженным в Восточной Пруссии и Польше, было приказано отвлечь на себя максимальное количество советских дивизий с целью не допустить использования их на берлинском направлении.
В Восточной Померании и Силезии шла интенсивная подготовка к фланговым ударам, посредством которых предполагалось разгромить советские войска, вышедшие на Одер. Тем самым командование вермахта намеревалось не только улучшить свое стратегическое положение, но и удержать жизненно важные в экономическом и военном отношении районы. Восточная Померания с ее крупными промышленными предприятиями, складами и арсеналами, хорошо оборудованными аэродромами, портами и военно-морскими базами имела большое значение для фашистской Германии.
Положение советских войск к началу февраля характеризовалось рядом особенностей, которые учитывало Верховное Главнокомандование при планировании дальнейших действий. Гигантским клином врезаясь в территорию Германии, войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов оказались растянутыми на сотни километров. В случае ударов противника из Восточной Померании и Силезии такое обстоятельство было чревато крайне неприятными последствиями для советских войск. К тому же враг, который располагал в Балтийском море достаточно сильным военно-морским флотом и сохранял за собой коммуникации, мог осуществлять оперативные переброски войск морем, а удерживая Восточную Померанию, а также крупные порты Данциг, Гдыня, Штеттин и другие, имел возможность широко использовать хорошо развитую дорожную сеть. Положение 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов усугублялось и тем, что стремительное продвижение войск на большую глубину привело к значительному отставанию тыловых частей и учреждений.
В первых числах февраля линия советско-германского фронта на берлинском направлении проходила по рекам Ногат и Висла до Грудзёндза с резким поворотом к западу на Ратцебур, Цедени далее по реке Одер до Карпатских гор. На участке от залива Фришес-Хафф до Ратцебура действовал 2-й Белорусский фронт. Левее, от Ратцебура до Унруштадта, вели бои соединения 1-го Белорусского фронта, захватившие плацдарм на Одере севернее и южнее Кюстрина. Войска 1-го Украинского фронта сражались на Одере, от Унруштадта до Струменя, удерживая два плацдарма на левом берегу реки в районе города Бреслау. Только в районах Кюстрина, Франкфурта, Глогау, Бреслау и Ратибора гитлеровцы продолжали занимать оборону на правом берегу Одера. К тому же в тылу советских войск еще не были уничтожены крупные гарнизоны в городах-крепостях Эльбинг, Познань, Шнейдемюль. Таким образом, восточнопомеранская группировка противника нависала над войсками 1-го Белорусского фронта с севера, а силезская охватывала войска 1-го Украинского фронта с юга.
К концу первой декады февраля в междуречье Вислы и Одера войскам 2-го и правого крыла 1-го Белорусских фронтов противостояли 2-я и 11-я армии вновь созданной группы армий «Висла» под командованием Гиммлера. В их составе было 16 пехотных, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, 5 бригад, 8 отдельных групп и 5 гарнизонов крепостей. Кроме того, в резерве группы армий «Висла» имелось 4 пехотные и 2 моторизованные дивизии. За Одером, в районе Штеттина, находилось управление 3-й танковой армии, прибывшее из Восточной Пруссии. Все резервные соединения были затем использованы против советских войск в Восточной Померании. Войскам левого крыла 1-го Белорусского фронта, от Шведта до Глогау, противостояла 9-я армия противника.
Исходя из сложившейся обстановки, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение: не прекращая подготовки наступления на берлинском и дрезденском направлениях, разгромить восточнопомеранскую группировку противника и выйти к нижнему течению Одера. Первоначально директивой от 8 февраля ликвидацию этой группировки она возложила на войска 2-го Белорусского фронта, которым было приказано 10 февраля перейти в наступление к западу от Вислы и не позднее 20-го овладеть рубежом устье Вислы, Руммельсбург, Нёйштеттин. В дальнейшем, с подходом 19-й армии, фронт должен был развить наступление общем направлении на Штеттин, одновременно овладеть районом Данцига, Гдыни и очистить от противника побережье Балтийского моря вплоть до Померанской бухты.
К началу операции в состав 2-го Белорусского фронта входили пять общевойсковых, воздушная армии, три танковых, механизированный и кавалерийский отдельные корпуса. 2-я ударная армия, завершая уличные бои в городе Эльбинг, главными силами начала перегруппировку на левый берег Вислы. На плацдарме западнее реки до Ратцебура фронтом на север вели боевые действия 65, 49 и 70-я армии совместно с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом. 1-й гвардейский танковый и 8-й механизированный корпуса находились в оперативном подчинении 70-й армии. 8-й гвардейский танковый корпус (резерв фронта) был сосредоточен юго-восточнее Эльбинга. 19-я армия, которая поступила из резерва Ставки, сосредоточивалась восточнее Торуни. 3-й гвардейский танковый корпус в районе Млавы заканчивал укомплектование и пополнение материальной частью. Войска фронта почти в течение месяца вели ожесточенные наступательные бои в Восточной Пруссии и были значительно ослаблены, тылы отстали, ощущался острый недостаток горючего и боеприпасов. Авиация 4-й воздушной армии не смогла полностью перебазироваться. Ее аэродромы были рассредоточены от Нарева до Вислы. Средняя укомплектованность 26 стрелковых дивизий из 45 к началу операции не превышала 35 процентов, а остальных — 42 процентов штатного состава. Во фронте насчитывалось всего 263 исправных танка. Противостоявшая им 2-я немецкая армия имела 12 пехотных и 2 танковые дивизии, 3 отдельные бригады, 6 отдельных боевых групп и 3 крупных гарнизона крепостей.
Командующий фронтом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский принял решение нанести главный удар силами 65, 49 и 70-й армий, 1-го гвардейского танкового и 8-го механизированного корпусов в направлении на Хойнице, Руммельсбург, Рюгенвальде, разгромить соединения 2-й армии врага и выйти на рубеж, указанный Ставкой. 2-я ударная армия с 8-м гвардейским танковым корпусом должна была наступать на Данциг вдоль левого берега реки Висла, сковывая противостоявшие силы противника и воспрещая их маневр в сторону главной группировки фронта.
Восточно-Померанская операция началась почти без подготовительного периода. Соединения центра и левого крыла 2-го Белорусского фронта перешли в наступление 10 февраля с рубежа Грудзёндз, Семпульно, Развернулись ожесточенные бои. Слабость первоначального удара и упорное сопротивление противника предопределили медленное развитие наступления. К тому же весенняя распутица осложняла положение. Чтобы избежать форсирования Вислы, на которой в скором времени ожидался ледоход, часть сил была перегруппирована на плацдарм западнее Грудзёндза.
По мере продвижения главных сил 2-го Белорусского фронта сопротивление врага усиливалось: он беспрерывно контратаковал, используя части и соединения, снятые с других направлений. Так, в районе Хойнице появилась 7-я танковая дивизия, переброшенная из района Эльбинга. За десять дней войскам фронта на отдельных направлениях удалось продвинуться до 60 км. Однако соединения главной группировки фронта, достигнув рубежа Гнев, Хойнице, Ратцебур, не имели сил для дальнейшего наступления, и 19 февраля их продвижение фактически прекратилось.
За период наступления войск фронта выдались всего два ясных дня и три лишь частично. Летчики 4-й воздушной армии совершали в погожие дни до 1500 самолето-вылетов и более, а в частично летные — до 800 самолето-вылетов. Прочно удерживая господство в воздухе, они уничтожали живую силу и технику противника, нарушали коммуникации, наносили удары по его аэродромам, совершали налеты на боевые корабли и транспортные суда в портах, гаванях и в море. Вражеская авиация производила в день лишь до 60 самолето-вылетов.
В это же время соединения левого крыла 1-го Белорусского фронта вели напряженные бои по удержанию и расширению захваченных на левом берегу Одера плацдармов, а войска правого крыла в Восточной Померании продвинулись к северу на 20 — 50 км. В ходе ожесточенных боевых действий войска фронта окружили и уничтожили сильные гарнизоны городов Дейч-Кроне и Арнсвальде. 14 февраля они ликвидировали противника, окруженного в Шнейдемюле, а 23-го — в Познани. В боях за Познань совместно с советскими войсками участвовал пехотный батальон армии Войска Польского. Кроме того, из польских добровольцев были сформированы саперные, транспортные, санитарные, а также две штурмовые группы. Всего за Познань сражались 2 тыс. поляков.
С 16 по 20 февраля из района Альтдамма и Штаргарда враг нанес контрудар в общем направлении на Ландсберг. Командование группы армий «Висла» предприняло этот контрудар с целью выхода в тыл советским войскам, находившимся на Одере севернее Кюстрина. Группировку из четырех пехотных дивизий СС и двух танковых дивизий возглавлял командующий 3-й танковой армией генерал Э. Paye. Потеснив 47-ю армию к югу на 8 — 12 км, противник вновь овладел городами Пиритц, Бан и несколькими населенными пунктами. Однако большего он добиться не смог. Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта при активной поддержке 16-й воздушной армии не только отразили контрудар врага, но и нанесли ему значительный урон.
Немецко-фашистское командование приняло решение в Восточной Померании перейти к обороне на всем фронте от Вислы до Одера. Одновременно оно, проведя перегруппировку сил и средств, не прекращало усиливать группу армий «Висла» новыми соединениями из своего резерва и готовилось к активным действиям. Управление 11-й армии 25 февраля убыло в резерв группы армий «Висла», а ее войска были включены в состав 3-й танковой армии. К 1 марта 2-я армия уже имела 18 пехотных, 2 танковые и моторизованную дивизии, а также 2 бригады, в составе которых насчитывалось около 230 тыс. человек, 4 тыс. орудий и минометов, 800 танков и штурмовых орудий, 300 бронетранспортеров, 20 бронепоездов. Против войск правого крыла 1-го Белорусского фронта оборонялись соединения 3-й танковой армии. К началу марта в ней имелось 11 пехотных, танковая и 2 моторизованные дивизии, пехотная бригада, а также несколько отдельных частей и подразделений. Всего в этой армии насчитывалось около 200 тыс. солдат и офицеров, 2500 орудий и минометов, свыше 700 танков и штурмовых орудий, более 100 орудий береговой и стационарной зенитной артиллерии, приспособленной для ведения огня по наземным целям. С воздуха соединения группы армий «Висла» прикрывали 300 боевых самолетов.
Немецко-фашистские войска оборонялись на заранее подготовленных позициях. Еще до войны в Восточной Померании проводились работы по созданию оборонительных рубежей. Уже в 1933 г. вдоль старой германо-польской границы была построена линия укреплений, так называемый Померанский вал. Работы по его усовершенствованию продолжались и в ходе войны. В период наступления советские войска обошли или захватили значительную часть Померанского вала, однако в феврале и марте отдельные участки этой оборонительной системы, а также долговременные сооружения вокруг крупных населенных пунктов и городов широко использовались гитлеровцами для усиления обороны. На побережье Балтийского моря противник имел Данцигско-Гдынский приморский укрепленный район общей глубиной до 15 км, при создании которого были использованы старинные польские укрепления. Города Данциг и Гдыня были тщательно подготовлены к обороне и уличным боям.
Таким образом, на правом крыле 1-го Белорусского фронта основные силы противника не были разгромлены. Прежде чем наносить решающий удар на Берлин, требовалось в кратчайшие сроки покончить с восточно-померанской группировкой.
В соответствии с указаниями Ставки по планированию дальнейших боевых действий Военный совет 2-го Белорусского фронта 15 февраля доложил Генеральному штабу свои соображения по этому поводу. Он предложил сократить пространственный размах операции и использовать прибывшие из резерва Ставки 19-ю армию и 3-й гвардейский танковый корпус для удара в общем направлении на Кёзлин, чтобы отсечь 2-ю немецкую армию от остальных сил восточнопомеранской группировки. Одновременно войска 2-й ударной, 65, 49 и 70-й армий должны были фронтальными ударами прижать отсеченную группировку к побережью Балтийского моря, а затем, расчленив ее, уничтожить. Для разгрома окруженного противника в Восточной Померании предлагалось выделить на левое крыло фронта дополнительные силы.
На следующий день Военный совет 1-го Белорусского фронта представил Верховному Главнокомандующему план по разгрому восточнопомеранской группировки. Имелось в виду отбросить вражеские дивизии на север и войсками правого крыла выйти на рубеж Драмбург, Голлнов, Штеттин, перерезать его коммуникации на запад и помочь армиям левого крыла 2-го Белорусского фронта быстрее выдвинуться в район Штеттина. Главный удар предлагалось нанести силами 61-й, 2-й гвардейской танковой армий, 7-м гвардейским кавалерийским и 9-м танковым корпусами через Штаргард в северо-западном направлении с выходом их на рубеж Массов, Голлнов, Штеттин. Во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта 1-я армия Войска Польского и 3-я ударная армия должны были нанести вспомогательный удар, чтобы отбросить противника в северном направлении.
Ставка согласилась с предложениями военных советов фронтов. При этом командующему 1-м Белорусским фронтом Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову было приказано 47-ю и 1-ю гвардейскую танковую армии иметь в резерве ближе к своему правому крылу, чтобы при необходимости использовать их на стыке со 2-м Белорусским фронтом. Несколько позже 3-й Белорусский фронт получил задачу выдвинуть войска левого крыла на побережье Данцигской бухты восточнее Вислы с целью закрыть противнику выход с косы Фрише-Нерунг. Это позволило бы высвободившиеся войска 2-й ударной армии использовать на левом фланге и усилить ударную группировку 2-го Белорусского фронта, действовавшую к западу от Вислы.
В ходе подготовки план наступления 1-го Белорусского фронта претерпел некоторые изменения. Фронт ударом из района восточнее Арнсвальде в северном направлении должен был расчленить войска противника и выйти к побережью Балтийского моря и Одеру — от Кольберга (Колобжега) до Цедена. Перед 1-й армией Войска Польского, 3-й ударной с 9-м танковым корпусом и 1-й гвардейской танковой армиями ставилась задача нанести удары в северо-восточном направлении на Бельгард и Кольберг, а перед 61-й с 7-м гвардейским кавалерийским корпусом и 2-й гвардейской танковой армиями — на север и северо-запад в направлении Каммина и Голлнова. 47-я армия генерала Ф. И. Перхоровича с 1-м гвардейским механизированным корпусом должна была нанести удар на Альтдамм.
Краснознаменному Балтийскому флоту была поставлена задача активными действиями авиации, подводных лодок и торпедных катеров нарушать морские сообщения врага в южной части моря и содействовать сухопутным войскам в овладении побережьем Восточной Померании.
Таким образом, замысел Ставки Верховного Главнокомандования состоял в том, чтобы ударами 2-го Белорусского фронта в общем направлении на Кёзлин, а войсками правого крыла 1-го Белорусского на Кольберг расчленить противостоявшую группу армий «Висла», отсечь большую ее часть от основных сил немецко-фашистской армии и уничтожить во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом. Войска 2-го Белорусского фронта после овладения городом Кёзлин и выхода на побережье Балтийского моря должны были развернуться фронтом на восток и наступать на Данциг и Гдыню, очистить от противника восточную часть Померании и овладеть всеми портами от Данцига до Кольберга. Предполагалось, что войска 1-го Белорусского фронта повернут на запад, с тем чтобы выйти к Померанской бухте и очистить от врага правый берег Одера на участке от его устья до Цедена. Учитывая готовность войск, намечалось начать наступление 24 февраля в полосе 2-го Белорусского фронта, а в полосе армий правого крыла 1-го Белорусского фронта 1 марта. Воздушные армии обоих фронтов должны были вести боевые действия на направлениях главных ударов.
Несмотря на большие трудности, советские войска скрытно и организованно готовились к предстоящему наступлению. Фронты усиливались поступившими из резерва соединениями, проводилась перегруппировка войск. Находившаяся на правом крыле 1-го Белорусского фронта 3-я ударная армия переместилась в район восточнее Арнсвальде. Сюда же были передислоцированы 1-я и 2-я гвардейские танковые армии. Во 2-м Белорусском фронте 19-я армия сменила левофланговые части 70-й и частично 3-й ударной армий.
К концу февраля войска правого крыла 1-го Белорусского фронта завершили подготовку к операции. В 250-километровой полосе было сосредоточено свыше 400 тыс. человек, 6585 орудий и минометов, 864 установки реактивных минометов, 1515 танков и самоходно-артиллерийских установок. Только 1-я и 2-я гвардейские танковые армии имели 955 танков и самоходно-артиллерийских установок, остальные находились в составе отдельных танковых и механизированных корпусов, бригад и полков и использовались в качестве танков непосредственной поддержки пехоты.
В период подготовки к операции значительную помощь оказало Дольское население. Оно активно участвовало в наведении переправ и мостов через водные преграды, в ремонте и строительстве железных и шоссейных дорог, а также восстановлении линий связи.
Накануне наступления проводилась большая партийно-политическая работа, общее руководство которой осуществляли члены военных советов фронтов генералы H. E. Субботин и К. Ф. Телегин. Усилия политических органов, партийных и комсомольских организаций направлялись прежде всего на разъяснение задач, поставленных перед войсками. Лозунг «Добить фашистского зверя в его собственном логове — Берлине!» оставался главным. Вместе с тем политические органы фронтов призывали воинов гуманно относиться к немецкому населению. В газете «Красная звезда» от 9 февраля указывалось, что гнев советских людей не может быть безрассуден, что, уничтожая гитлеровские войска, они не могут допустить ничего, что унизило бы достоинство воина Страны Советов и дискредитировало армию-победительницу в глазах трудящихся мира.
Наступление войск левого крыла 2-го Белорусского фронта возобновилось 24 февраля. После 40-минутной артиллерийской подготовки соединения 19-й армии под командованием генерала Г. К. Козлова нанесли удар из района юго-западнее Хойнице в направлении на Кёзлин. В первый же день им удалось прорвать оборону противника на глубину 10 — 12 км. Успеху наступления во многом способствовали действия 3-го гвардейского танкового корпуса под командованием генерала А. П. Панфилова. Этот корпус, войдя утром 25 февраля в прорыв, оторвался от пехоты и за день продвинулся до 40 км. Войска 70-й армии, встретив упорное сопротивление противника, за первые двое суток прошли лишь 4 — 6 км. Другие армии фронта вели бои на прежних рубежах. 26 февраля для обеспечения левого фланга ударной группировки фронта был задействован 3-й гвардейский кавалерийский корпус.
Дальнейшее наступление развивалось успешнее. 28 февраля войска 2-го Белорусского фронта, расширив участок прорыва до 70 км, овладели городами Прехлау, Нёйштеттин и другими важными опорными пунктами.
3-й гвардейский танковый корпус 3 марта вышел к побережью Балтийского моря севернее Кёзлина, а на следующий день совместно с соединениями 19-й армии овладел этим городом, отрезав таким образом войска противника в Восточной Померании от его войск в Западной Померании. Большую помощь наступавшим оказывала авиация 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина, которая с 24 февраля по 5 марта произвела 8500 самолето-вылетов, нанося удары по вражеской обороне.
1 марта войска правого крыла 1-го Белорусского фронта перешли в наступление. После сильной артиллерийской и авиационной подготовки 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная и 61-я армии под командованием генералов С. Г. Поплавского, Н. П. Симоняка и П. А. Белова атаковали упорно оборонявшегося врага. В тот же день в сражение были введены обе танковые армии. Это увеличило силу удара. 1-я гвардейская танковая армия, обогнав соединения 3-й ударной армии, уже к вечеру продвинулась на 20 — 25 км. Наступление 2-й гвардейской танковой армии, введенной в сражение в полосе 61-й армии, развивалось сравнительно медленно: к исходу дня она преодолела только 5 — 7 км.
В последующие три дня в центральной части Восточной Померании разгорелись ожесточенные бои. Особенно стремительными были действия танковых армий. 1-я гвардейская танковая армия генерала M. E. Катукова 4 марта вышла на побережье Балтийского моря на участке Кольберг, Дееп, продвинувшись более чем на 90 км. Передовые соединения 2-й гвардейской танковой армии генерала С. И. Богданова утром следующего дня достигли Одера в районе Каммина. Стрелковые соединения, используя успех танковых армий, продвинулись до 65 км. Немалая заслуга в успешном наступлении принадлежит 16-й воздушной армии генерала С. И. Руденко, совершившей за 2 — 4 марта свыше 2300 самолето-вылетов.
Стремительное продвижение соединений ударной группировки 1-го Белорусского фронта привело к окружению четырех дивизий 10-го корпуса СС и корпусной группы «Теттау» (общей численностью более 20 тыс. человек) в районе юго-западнее Польцина. 7 марта они были разгромлены 1-й армией Войска Польского, а также частью сил 1-й гвардейской танковой и 3-й ударной армий.
На следующий день воины 1-й армии Войска Польского, выйдя на побережье Балтики в районе Кольберга, водрузили национальный флаг Польши. Когда главные силы армии приблизились к Кольбергу, она получила задачу разгромить гарнизон города. Попытки с ходу овладеть Кольбергом оказались безуспешными, поскольку противник создал здесь прочную оборону и имел значительно больше сил, чем предполагалось. Бои за город, в которых приняли участие и советские войска, носили ожесточенный и напряженный характер. Для поддержки наступавших по распоряжению командующего 1-м Белорусским фронтом была выделена бригада реактивных минометов (М-31), снаряды которых могли разрушить мощные укрепления. Большую помощь соединениям 1-й армии Войска Польского оказала польская смешанная авиационная дивизия, которая за первые пять дней боев за город произвела 125 боевых вылетов. Утром 18 марта Кольберг, а вместе с ним и все побережье Балтийского моря в полосе фронта были окончательно очищены от врага.
В результате стремительного наступления войск 2-го и 1-го Белорусских фронтов на Кёзлин и Кольберг, выхода их на побережье Балтики восточнопомеранская группировка оказалась рассеченной на части. Связь между 2-й полевой и 3-й танковой армиями противника была нарушена, что способствовало их разгрому.
Под ударами войск правого крыла 1-го Белорусского фронта соединения 3-й танковой армии отошли на Каммин и Штеттин, торопясь укрыться за рекой Одер и Штеттинской гаванью. Однако осуществить это удалось лишь немногим. К исходу 5 марта 3-я танковая армия была почти полностью разбита, большая половина западной части Восточной Померании оказалась в руках советских войск. Противник потерял до 103 тыс. солдат и офицеров, из них около 27,9 тыс. человек были пленены. В качестве трофеев армии правого крыла фронта захватили 188 танков и штурмовых орудий, 2100 орудий и минометов, 2377 пулеметов, до 22 тыс. винтовок и автоматов. За поражение в Восточной Померании командующие 3-й танковой и 2-й армиями были отстранены от руководства войсками. На их место были назначены генералы X. Мантейфель и Д. Заукен, которые фактически уже ничего изменить не могли. Лишь в районе Альтдамма 3-я танковая армия продолжала удерживать небольшой плацдарм на правом берегу Одера. 20 марта и этот плацдарм был ликвидирован.
Чтобы уничтожить разрозненные части врага и освободить все побережье Балтики от Вислы до Одера, Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачи фронтам. Директивой от 5 марта на войска 2-го Белорусского фронта была возложена задача разгромить группировку противника в районе Данциг, Штольп, овладеть городами Данциг, Гдыня и не позднее 20 марта во всей полосе фронта выйти на побережье Балтийского моря. С этой целью Ставка приказала фронту продолжать наступление войсками правого крыла по левому берегу реки Висла на Данциг, а войсками левого крыла — в направлении Лауенбург, Гдыня. На главном направлении фронта, вдоль побережья Балтийского моря, должна была нанести удар 19-я армия совместно с 3-м гвардейским танковым корпусом. Для ускорения решения этой задачи командованию 2-го Белорусского фронта Ставка временно передавала 1-ю гвардейскую танковую армию 1-го Белорусского фронта с подчинением ей танковой бригады 1-й армии Войска Польского. Армия к этому времени имела около 500 танков и самоходно-артиллерийских установок.
6 марта 2-й Белорусский фронт развернул наступление в северном и восточном направлениях, непрерывно наращивая силу удара. Успешно прорвав оборону противника, войска его правого крыла продвинулись до 18 км, а левого — до 12 км. 2-я ударная армия завершила ликвидацию окруженной вражеской группировки в крепости Грудзёндз. Общему успеху во многом способствовали действия 8-го, 1-го гвардейских танковых и 8-го механизированного корпусов, введенных в сражение в тот же день, а также 3-го гвардейского танкового корпуса, который 7 марта, очистив от остатков противника район города Кёзлин, возобновил наступление в направлении Штольп, Лауенбург.
Отступая, враг все более уплотнял боевые порядки. Сильные арьергарды цеплялись за населенные пункты и выгодные рубежи. Противник стремился организованно отойти и занять Данцигско-Гдынский укрепленный район. 8 и 9 марта войска 2-го Белорусского фронта, преследуя противника, продвинулись до 50 км. 19-я армия под командованием генерала В. З. Романовского (вступил в командование 6 марта) овладела городом Штольп. С утра 10 марта в полосе этой армии была введена в сражение 1-я гвардейская танковая армия, которая, обогнав стрелковые соединения, смяла арьергарды противника и стремительным ударом в направлении Лауенбург, Вейхерово 12 марта вышла к побережью Данцигской бухты севернее порта Гдыня. К этому времени основные силы армий правого крыла и центра приблизились к внешнему обводу Данцигско-Гдынского укрепленного района. Гитлеровские войска ожесточенно сопротивлялись, в отдельные дни используя при контратаках до 100 — 140 танков и штурмовых орудий.
С 13 по 21 марта суточное продвижение советских войск не превышало 1 — 1,5 км, а иногда исчислялось и сотнями метров. Преодолев упорное сопротивление врага, они прорвали оборонительные рубежи между Данцигом и Гдыней, вышли к побережью Данцигской бухты и 23 марта овладели городом Сопот. Вражеская группировка оказалась расчлененной на две части — данцигскую и гдынскую.
В ходе боев в Восточной Померании, в разгроме противника на подступах к Гдыне отличились воины 1-й гвардейской танковой армии. За проявленный героизм, мужество и отвагу в армии награждено около 7 тыс. солдат и офицеров, а полковнику В. И. Землякову, подполковнику В. Н. Мусатову и майору Б. П. Иванову присвоено звание Героя Советского Союза. Командующий генерал M. E. Катуков за умелое проведение операций в 1945 г. был награжден второй медалью «Золотая Звезда». 27 марта эта армия после выполнения возложенных на нее задач была выведена из сражения и возвращена в состав 1-го Белорусского фронта.
Продолжая теснить противника, войска 70-й и 19-й армий генералов В. С. Попова и В. З. Романовского 28 марта овладели городом Гдыня, военно-морской базой и крупным портом на Балтике, а войска 2-й ударной, 65-й и 49-й армий генералов И. И. Федюнинского, П. И. Батова и И. Т. Гришина, а также соединения 70-й армии 30 марта завершили разгром данцигской группировки и овладели городом-крепостью Данциг. В боях за Данциг и Гдыню приняла участие 1-я польская танковая бригада имени героев Вестерплятте, воины которой водрузили над этими городами национальный флаг Польши. При ликвидации только данцигского гарнизона свыше 10 тыс. солдат и офицеров было взято в плен, захвачено 140 танков и штурмовых орудий, 358 орудий, 45 строившихся подводных лодок, много другого вооружения и военной техники. С падением Данцига перестала функционировать крупная военно-морская база, где проходили подготовку экипажи подводных лодок. Черчилль так определил значение этого успеха для союзников: «... захват Данцига и последующая ликвидация одной из трех основных баз подводных лодок являются новым фактором, приносящим значительное облегчение морскому министерству (Великобритании. — Ред.). Возобновление операций немецких подводных лодок в масштабах, которые они предсказывали, теперь явно невозможно...»
При прорыве Данцигско-Гдынского укрепленного района, особенно в ожесточенных боях за крупные приморские населенные пункты, большую роль сыграла 4-я воздушная армия. Ее соединения в сутки совершали в среднем по 650 — 700 самолето-вылетов, 120 — 130 из которых — в ночное время. Советские летчики наносили непрерывные удары по фортам и бастионам морских крепостей, по кораблям врага, пытавшимся приблизиться к портам.
В ходе наступления в Восточной Померании Краснознаменный Балтийский флот усилил боевую деятельность на коммуникациях в южной части Балтийского моря, силами авиации, подводных лодок и торпедных катеров осуществлял блокаду прижатой к морю группировки войск противника в районе Данцига. Кроме того, авиация флота наносила массированные удары по войскам и военным объектам врага на побережье. Освобождением Данцига и Гдыни завершилась Восточно-Померанская наступательная операция. Остатки 2-й немецкой армии, прижатые к морю севернее Гдыни, 4 апреля были окончательно разгромлены и пленены силами 19-й армии (части, блокированные на косе Хель и в дельте реки Висла, продолжали сопротивление до 9 мая).
В результате успешного наступления советских войск в Восточной Померании была разгромлена крупная группировка противника. Только войска 2-го Белорусского фронта с 10 февраля по 4 апреля взяли в плен до 63,6 тыс. солдат и офицеров, захватили 3470 орудий и минометов, 680 танков и штурмовых орудий, 431 самолет, 277 кораблей и судов различного назначения, 610 складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием и много других трофеев. Гитлеровцы не только понесли огромные потери, но и лишились восточнопомеранского плацдарма, а также значительной части побережья Балтийского моря. Это позволило Краснознаменному Балтийскому флоту и авиации эффективнее осуществлять морскую и воздушную блокаду группировок противника, прижатых к морю в Прибалтике, Восточной Пруссии и в районе дельты Вислы. Флот, перебазировав свои легкие силы в базы и порты южного побережья Балтийского моря между Вислой и Одером, занял более выгодные позиции для прикрытия и поддержки с моря советских войск, продвигавшихся вдоль побережья.
Наступление советских войск в Восточной Померании и успешное его завершение сорвало планы немецко-фашистского командования нанести фланговый удар по соединениям, вышедшим на Одер. Кроме того, советское Верховное Главнокомандование получило возможность 11 высвободившихся армий, в том числе 2 танковые, 1-го и 2-го Белорусских фронтов перебросить для проведения Берлинской операции.
В результате Восточно-Померанской операции были освобождены исконно польские земли по побережью Балтийского моря между. Вислой и Одером. Совместная борьба советских и польских воинов против общего врага кровью скрепила братский союз народов обеих стран.
Решительному разгрому немецко-фашистских войск в Восточной Померании способствовали правильный выбор направлений главных ударов обоих фронтов, умелая концентрация необходимых сил и средств, четкая организация взаимодействия между фронтами, армиями и родами войск, что обеспечило стремительный прорыв тактической зоны обороны противника. При решении оперативных задач ударной силой фронтов являлись танковые армии, а также отдельные танковые и механизированные корпуса, тесно взаимодействовавшие с пехотой, артиллерией, инженерными войсками и авиацией. Характерно и то, что ударные группировки фронтов, успешно прорвав главную полосу вражеской обороны, в высоком темпе развили наступление по расходящимся направлениям. Это позволило разгромить восточнопомеранскую группировку по частям.
Одновременно с проведением Восточно-Померанской операции войска левого крыла 1-го Белорусского фронта на берлинском направлении вели борьбу за расширение и удержание захваченных ранее плацдармов на левом берегу Одера и ликвидацию кюстринского гарнизона. Гитлеровское командование пыталось любой ценой деблокировать город-крепость Кюстрин и отбросить советские войска с плацдармов. В середине марта противник предпринял последнюю попытку улучшить положение под Кюстрином. Назначенный вместо Гиммлера новый командующий группой армий «Висла» генерал Г. Хейнрици 15 марта получил задачу подготовить контрудар из района Франкфурта, чтобы «уничтожить сначала предмостное укрепление русских у Кюстрина и установить непосредственную связь с гарнизоном этого города».
22 марта пять фашистских дивизий под руководством командующего 9-й армией генерала Т. Буссе начали наступление. Однако, несмотря на отчаянные усилия, неоднократные атаки их были безуспешны. Фактически уже к исходу первого дня инициатива перешла к советским войскам. 23 марта соединения 5-й ударной и 8-й гвардейской армий 1-го Белорусского фронта нанесли удар по врагу в районе Кюстрина и к концу месяца разгромили гарнизон крепости. В результате два небольших плацдарма на левом берегу Одера удалось объединить в один обширный плацдарм оперативного значения. Провал контрударов немецко-фашистских войск в Восточной Померании и у Кюстрина явился одной из причин отстранения генерала Г. Гудериана от занимаемой должности. Вместо него начальником генерального штаба германских сухопутных сил был назначен генерал Г. Кребс.
Таким образом, с уничтожением восточнопомеранской группировки, ликвидацией предмостных укреплений противника на правом берегу реки, а также расширением плацдармов на Одере были созданы необходимые условия для решающего наступления советских войск на берлинском направлении.

Освобождение Силезского промышленного района


К началу февраля главные силы 1-го Украинского фронта вышли к Одеру и на ряде участков (севернее и южнее Бреслау) захватили плацдармы на его левом берегу. Предполагалось, используя эти плацдармы, нанести удар немецко-фашистской группировке в Силезии и после выхода на рубеж реки Нейсе занять выгодные исходные позиции для ударов на берлинском, дрезденском и пражском направлениях.
Войска фронта, ослабленные в предыдущем наступлении, испытывали определенные трудности: коммуникации оказались растянутыми до 500 км, тыловые базы фронта оставались восточнее Вислы, что серьезно осложняло организацию тылового обеспечения. Однако обстановка настоятельно требовала продолжения активных боевых действий с целью воспретить противнику создать прочную оборону на рубеже Одера.
Удержанию Силезии гитлеровское руководство придавало особое значение, так как к этому времени она вместе с Берлинским промышленным районом составляла основу экономической базы фашистской Германии. Группировка противника в полосе 1-го Украинского фронта состояла из 4-й танковой, 17-й полевой армий и армейской группы «Хейнрици» (1-й танковой армии), входивших в группу армий «Центр». К 8 февраля здесь имелось 26 пехотных, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, а также танковая бригада и корпусная группа «Бреслау». Некоторые из этих дивизий в предыдущих боях понесли большие потери и были сведены в боевые группы дивизий. Поддержку наземных войск осуществляла авиационная группа 4-го воздушного флота.
Оценив обстановку, командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев представил в Ставку Верховного Главнокомандования план нового наступления фронта. После утверждения его Ставкой командование фронта в короткие сроки осуществило большую перегруппировку сил и средств. За девять дней, с 29 января по 7 февраля, многие дивизии, корпуса и даже армии были переброшены на расстояние до 200 км. В итоге на плацдарме северо-западнее Бреслау была сосредоточена главная группировка фронта в составе 3-й гвардейской, 13, 52, 6-й общевойсковых, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий, 25-го танкового и 7-го гвардейского механизированного корпусов; на плацдарме юго-восточнее Бреслау — 5-я гвардейская и 21-я армии, 4-й гвардейский и 31-й танковые корпуса. 59-я и 60-я армии, находившиеся на левом крыле фронта, вместе с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом составляли третью группировку. В общей сложности к началу операции фронт имел 66 стрелковых и 3 кавалерийские дивизии, степень укомплектованности которых не превышала в среднем 50 процентов штатного состава.
Располагая данными о характере обороны противника, фронтовое командование решило привлечь для первоначального удара на главном направлении максимум сил и средств. В значительной мере это достигалось одноэшелонным оперативным построением фронта и общевойсковых армий (кроме 13-й), а также одноэшелонными боевыми порядками большинства стрелковых корпусов. Районы сосредоточения танковых армий назначались за общевойсковыми объединениями, в полосах которых они готовились к совместному прорыву обороны противника. Далее танковые армии предполагалось использовать по прямому назначению — развить успех в глубину.
Основные усилия авиационных соединений 2-й воздушной армии планировались для подавления вражеской обороны в полосах 3-й гвардейской, 13-й и 52-й армий генералов В. Н. Гордова, Н. П. Пухова, К. А. Коротеева, а также поддержки 3-й гвардейской и 4-й танковых армий и прикрытия переправ на реке Одер.
Перегруппировкой сил и средств, искусным их массированием фронтовому командованию удалось к началу операции достичь выгодного соотношения на основных направлениях. Северо-западнее Бреслау советские войска превосходили врага по личному составу в 2,3 раза, по орудиям и минометам в 6,6 раза, по танкам и самоходной артиллерии в 5,7 раза. Юго-восточнее Бреслау преимущество над врагом было меньшим, а группировка на левом крыле фронта имела почти равное с ним соотношение сил.
При подготовке к наступлению возникли большие трудности с тыловым обеспечением войск фронта, связанные с растянувшимися коммуникациями, значительными разрушениями железнодорожных линий между Вислой и Одером и медленными темпами их восстановления. Напряженнаz работа автотранспорта в условиях весенней распутицы обеспечивала подвоз лишь текущего расхода боеприпасов.
Военным советом фронта были разработаны и доведены до войск директивы, определявшие конкретные задачи командиров и политработников всех степеней в области политического обеспечения предстоящей операции.
В основе партийно-политической работы, как и ранее, лежали руководящие указания Коммунистической партии о всенародном, справедливом характере войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Работники политического управления фронта, политических отделов объединений и соединений вместе с командирами нацеливали воинов на успешное решение наступательных задач в условиях лесистой и густонаселенной местности. Эта работа проводилась в то время, когда большинство соединений фронта или вели напряженную борьбу за удержание и расширение плацдармов, или перегруппировывались в новые районы сосредоточения. Успешно решалась и другая важная задача — организационное укрепление ротных, батальонных и им равных партийных организаций, главным образом за счет перераспределения коммунистов тыловых подразделений и прибывавших на доукомплектование маршевых рот. Коммунисты быстро включались в активную работу по разъяснению задач наступления. Все это имело большое мобилизующее воздействие на личный состав фронта.
Утром 8 февраля после 50-минутной артиллерийской подготовки войска правого крыла 1-го Украинского фронта начали Нижне-Силезскую операцию. Враг встретил наступавших организованным огнем. Борьба сразу приняла упорный характер, особенно в населенных пунктах, где преобладали каменные строения. Тем не менее за первые два дня главная группировка фронта во всей полосе прорвала тактическую зону обороны противника: общевойсковые армии продвинулись в глубину на 10 — 15 км, а танковые — на 30 — 60 км. В последующие дни наступление главной группировки развивалось на трех направлениях.
Бои разгорелись за захват и удержание выгодных рубежей по рекам Бобер и Квейс. Преодолевая сопротивление разрозненных групп противника, успешно действовали войска 3-й гвардейской и 4-й танковой армий генералов П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко. Первая из них обходным маневром окружила город-крепость Глогау, численность гарнизона которого составляла около 18 тыс. человек. Оставив часть сил и средств для его блокады, основные соединения армии, развивая наступление в северо-западном направлении, к 15 февраля вышли на правый берег реки Бобер, от ее устья до города Наумбург.
К тому времени войска 4-й танковой армии, с ходу форсировавшие Бобер на участке Наумбург, Заган, достигли реки Нейсе и в ряде мест закрепились на ее левом берегу. Однако отставшие соединения 13-й армии не смогли своевременно выйти к реке и развить успех. Этим не замедлил воспользоваться противник, который отразил попытки 13-й армии форсировать реку Бобер. Только благодаря совместным усилиям 13-й и 4-й танковой армий нарушенные коммуникации были восстановлены.
Вслед за 3-й гвардейской танковой армией, которая успешно преодолела промежуточные оборонительные рубежи по рекам Бобер и Квейс, быстро продвигались соединения 52-й армии. В числе других городов советские воины взяли Бунцлау, где в 1813 г. скончался М. И. Кутузов. Еще с тех времен сохранились поставленные боевыми соратниками замечательного русского полководца обелиск в центре города и памятник вблизи деревни Тиллендорф. На обелиске высечена надпись: «До сих мест довел князь Кутузов-Смоленский победоносные российские войска, но здесь положила смерть предел славным дням его. Он спас отечество свое, он открыл путь к избавлению народов, да будет благословенна память героя».
По указанию Главного политуправления Советской Армии в городе Бунцлау был создан Дом-музей Кутузова. Здесь агитаторы рассказывали о боевых делах русской армии, которая разгромила полчища Наполеона в 1812 г. и не только освободила свою Родину, но и участвовала в освобождении других стран Европы. Эти беседы о боевых традициях русской армии укрепляли чувство национальной гордости у советских воинов. К 15 февраля обстановка в полосе 1-го Украинского фронта существенно изменилась: в связи с поворотом 6-й армии генерала В. А. Глуздовского фронтом на юго-восток, для наступления на Бреслау, левый фланг ударной группировки оказался слабо обеспеченным. Командующий фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев вынужден был развернуть на юг, от Бунцлау до Лигница, войска 52-й армии. Сюда же привлекались два корпуса 3-й гвардейской танковой и часть сил 5-й гвардейской армий, а также 1-й гвардейский кавалерийский корпус. 6-я армия, совершившая маневр из Лигница в район Бреслау с целью окружения крупной группировки врага, вынуждена была также значительную часть сил и средств выделить на обеспечение своего правого фланга. Ослабленные левофланговые соединения этой армии были остановлены противником на подступах к Бреслау. Ей так и не удалось соединиться с 5-й гвардейской армией генерала А. С. Жадова, которая наступала с юга. Скованные ожесточенными боями на плацдарме к юго-востоку от Бреслау и на подступах к городу, 5-я гвардейская и 21-я армии центральной ударной группировки медленно продвигались вперед.
Нелетная погода сократила возможности использования советской авиации. Тем не менее летчики 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского при малейшем улучшении видимости поднимались в воздух. Проявляя высокое воинское мастерство, они наносили удары по скоплениям живой силы и боевой техники врага, его отступавшим колоннам, способствуя продвижению наземных войск фронта. Так, 11 февраля группа пикирующих бомбардировщиков (Пе-2) 6-го гвардейского бомбардировочного корпуса, которую возглавил командир корпуса генерал И. С. Полбин, вылетела на выполнение очередного боевого задания: предстояло уничтожить один из узлов сопротивления врага на окраине Бреслау, прикрытый многослойным огнем зенитной артиллерии. После обнаружения цели Полбин ввел самолет в пикирование. Фашистские зенитчики сосредоточили огонь на головном бомбардировщике. От прямого попадания снаряда самолет загорелся и врезался в землю, отважный летчик погиб в свой 158-й боевой вылет. Полбин посмертно был награжден второй «Золотой Звездой» Героя Советского Союза.
Чтобы завершить окружение группировки немецко-фашистских войск под Бреслау, командующий фронтом 12 февраля принял решение повернуть 3-ю гвардейскую танковую армию с запада на восток и осуществить стремительный бросок из Бунцлау в сторону Бреслау. Через день танкисты появились западнее этого города, что оказалось полной неожиданностью для противника. Их внезапный удар с ходу сломил сопротивление вражеских соединений, противостоявших 5-й гвардейской и 6-й армиям. 40-тысячный гарнизон Бреслау был окружен. Одновременно частью сил 3-я гвардейская танковая армия отразила все попытки 8-й танковой дивизии противника пробиться к осажденным. Решив эти важные задачи, она вновь развернулась и начала движение на запад, сосредоточиваясь для наступления на гёрлицком направлении. Маневр 3-й гвардейской танковой армии в сторону Бреслау имел решающее значение в завершении окружения гарнизона, города, а также в ликвидации попыток деблокады его извне. Немецко-фашистское командование неоднократно пыталось оказать помощь окруженному в Бреслау гарнизону воздушным транспортом. Однако авиация и зенитная артиллерия 1-го Украинского фронта, а с 13 марта и части 10-го корпуса ПВО страны надежно блокировали город с воздуха.
Проанализировав итоги восьмидневного наступления и обстановку, Военный совет сделал вывод, что фронт не располагает необходимыми силами и средствами для продолжения боевых действий в соответствии с первоначальным планом. 16 февраля он доложил в Ставку новый план проведения операции с более ограниченными целями на ближайший период. Главная группировка фронта в составе 3-й гвардейской, 13, 52 и 4-й танковой армий должна была выйти на реку Нейсе, захватить плацдарм на ее левом берегу и прочно закрепиться на достигнутом рубеже. Затем 3-й гвардейской танковой армии предстояло овладеть районом Гёрлица и удерживать его до подхода части сил 5-й гвардейской армии. 21, 59 и 60-я армии левого крыла, усиленные 4-м гвардейским и 31-м танковыми корпусами, при содействии части сил 5-й гвардейской армии должны были отбросить противника в Судетские горы. 6-я армия нацеливалась на овладение городом Бреслау. Ставка Верховного Главнокомандования утвердила эти предложения.
Продолжая наступление, 3-я гвардейская армия 16 февраля захватила переправу через реку Бобер в районе Гроссен и закрепилась на двух плацдармах южнее города. С них она и повела наступление на крупный промышленный центр и сильный опорный пункт обороны противника на реке Нейсе — город Губен. Успешные действия соединений армии, вышедших к 20 февраля на Нейсе от ее устья до города Губен, облегчили 13-й армии форсирование реки Бобер и выход на реку Нейсе. Значительную помощь наступавшим оказала 2-я воздушная армия, которая с 16 по 21 февраля произвела 8540 боевых вылетов, что составило 65 процентов общего числа самолето-вылетов, совершенных в ходе всей операции.
В тесном взаимодействии с пехотой, танками и артиллерией при преодолении многочисленных минных заграждений и препятствий, созданных противником на дорогах и подступах к населенным пунктам, на речных преградах, в тактической зоне и оперативной глубине действовали инженерные войска.
24 февраля все правобережье Нейсе, от устья до города Пенциг (протяженность 110 км), контролировалось войсками правого крыла 1-го Украинского фронта, которые вышли теперь на одну линию с войсками 1-го Белорусского фронта. Только на левом фланге ударной группировки, где наступали соединения 3-й гвардейской танковой и 52-й армий, не удалось овладеть городом Гёрлиц. Здесь противник сосредоточил крупные силы и остановил наступавших на рубеже Пенциг, Лаубан.
Таким образом, в ходе Нижне-Силезской операции, продолжавшейся 17 суток, 4-я танковая и 17-я полевая армии противника потерпели серьезное поражение. Оборона врага по реке Одер на фронте 250 км была разрушена, остатки войск отброшены на левый берег реки Нейсе, то есть более чем на 100 км от исходного положения. С выходом соединений фронта на рубеж реки Нейсе противник лишился очень важных военно-промышленных районов в юго-восточной части Германии, которые до сих пор снабжали вермахт боевой техникой, синтетическим горючим и боеприпасами.
Оперативно-стратегическое значение операции состояло в том, что войска фронта захватили выгодные рубежи для завершающего удара на берлинском направлении. Помимо этого его объединения заняли охватывающее положение по отношению к верхнесилезской группировке противника и получили возможность подготовить дальнейшее наступление в направлении Дрездена и Лейпцига, а также в центральные районы Чехословакии.
Немецко-фашистскому командованию пришлось окончательно отказаться от реализации плана нанести фланговые контрудары. В ходе Нижне-Силезской операции войска фронта отвлекли на себя значительную часть резервов противника и тем самым оказали содействие войскам 2-го и 1-го Белорусских фронтов в разгроме восточнопомеранской группировки, а войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов — в ликвидации опасности прорыва вражеских войск к Дунаю.
Характерной особенностью Нижне-Силезской операции является то, что она была подготовлена в ходе завершения Висло-Одерской операции. Будучи последовательной фронтовой операцией, она началась фактически без паузы, что не позволило врагу создать устойчивую оборону по реке Одер, пополнить и доукомплектовать свои войска. Однако командование фронта, стремившееся к достижению цели тремя глубокими разобщенными ударами, полностью не учло способность противника быстро восстанавливать оборону, а также возможности своих ослабленных в непрерывных боях объединений и соединений.
Привлечение танковых армий к прорыву главной полосы вражеской обороны совместно с общевойсковыми армиями — также одна из особенностей операции. Это обусловливалось относительно слабым насыщением боевых порядков соединений танками непосредственной поддержки пехоты при большом некомплекте стрелковых войск в личном составе. В результате использования танковых армий прорыв тактической зоны обороны врага удалось осуществить за двое суток. Несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, 2-я воздушная армия произвела свыше 13,1 тыс. самолето-вылетов. Это была существенная помощь наземным войскам. Однако полностью воспретить противнику маневр резервами в полосе 1-го Украинского фронта не удалось, что осложнило условия дальнейшей борьбы с ним.
В ходе Нижне-Силезской операции Ставка Верховного Главнокомандования неоднократно обращала внимание командующего 1-м Украинским фронтом на опасность значительного отставания (до 200 км ) войск левого крыла от главной группировки. Такое положение требовало не только своевременного выделения необходимых сил и средств для обеспечения растянувшегося уступом фронта, но и таило опасность флангового удара противника на ратиборском направлении с целью вернуть Силезский промышленный район.
Учитывая это, Военный совет 28 февраля представил в Ставку план наступательной операции войск левого крыла 1-го Украинского фронта в Верхней Силезии, который был ею утвержден 1 марта. Одновременно Ставка приказала командующему 4-м Украинским фронтом генералу И. Е. Петрову подготовить и 10 марта начать наступление силами правого крыла в направлении на Оломоуц, в ходе которого уничтожить моравска-остравскую группировку противника и овладеть важным промышленным районом Моравска-Острава. Удар, наносимый 4-м Украинским фронтом, должен был способствовать наступлению войск, действовавших в Верхней Силезии, и лишить немецко-фашистское командование возможности маневрировать резервами.
Планом Верхне-Силезской операции предусматривалось разгромить врага юго-западнее Оппельна с последующим выходом ударных группировок фронта на уровень армий центра по линии Штрелен, Патшкау, Опава. Создавались две ударные группировки фронта: оппельнская (северная) и ратиборская (южная). С севера войска 21-й и 4-й танковой армий имели задачу нанести удар в общем направлении на Нейсе, Нёйштадт, где и соединиться с войсками южной группировки, завершив тем самым окружение противника в оппельнском выступе. 34-й гвардейский корпус 5-й гвардейской армии и 4-й гвардейский танковый корпус должны были наступать в западном направлении. Предполагалось, что с юга войска 59-й и части сил 60-й армий, а также 7-го гвардейского механизированного корпуса нанесут удар с плацдарма севернее Ратибора навстречу войскам оппельнской группировки и соединятся с последней на третий день операции. Главные силы 60-й армии и 31-го танкового корпуса получили задачу наступать в южном направлении на Опаву. 2-я воздушная армия должна была массированными ударами штурмовиков и бомбардировщиков подавить оборону противника, воспретить подход его резервов, прикрыть наступавшие войска, особенно танковые, с воздух-a и обеспечить разведку вражеской обороны.
В составе ударных группировок на левом крыле 1-го Украинского фронта имелись 31 стрелковая дивизия, 5640 орудий и минометов, 988 танков и самоходно-артиллерийских установок. Воздушная армия насчитывала 1737 боевых самолетов. Численный состав некоторых стрелковых дивизий фронта немногим превышал 3 тыс. человек. Обеспеченность войск боеприпасами по отдельным видам артиллерийского вооружения колебалась от 0,3 до 2 боекомплектов.
В полосе предстоявших боевых действий фронта оборонялась вражеская группировка в составе до 15 дивизий, 1420 орудий и минометов, 94 танков и штурмовых орудий. Здесь располагались и основные оперативные резервы армейской группы «Хейнрици» и группы армий «Центр» (5 дивизий и 60 отдельных батальонов).
Планируя операцию, командующий 1-м Украинским фронтом определил направление главного удара северной группировки по наиболее уязвимому месту противника — стыку 17-й армии и армейской группы «Хейнрици». Для достижения быстрого успеха при взломе вражеской обороны было предусмотрено сосредоточить в ударных группировках 21, 59 и 60-й армий большую часть сил и средств: на участки прорыва, составлявшие 9 процентов общего фронта наступления, выделялось 57 процентов стрелковых войск, 60 процентов артиллерии, 90 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок. Такое распределение позволяло на 1 км фронта участка прорыва иметь в среднем одну стрелковую дивизию, 198 орудий и минометов, 43 танка. На второстепенных направлениях на каждую дивизию приходилось в среднем до 15 км.
Стремление командующего фронтом максимально использовать в первоначальном ударе имевшиеся силы и средства объяснялось сравнительно неглубокой системой обороны врага. Поэтому с началом наступления все танковые и механизированные корпуса должны были действовать в боевых порядках стрелковых войск. В дальнейшем, после прорыва тактической зоны обороны противника, задача их заключалась в стремительном продвижении в глубину обороны, с тем чтобы, соединившись в районе Нёйштадта, завершить окружение его оппельнской группировки.
К исходу 14 марта войска левого крыла 1-го Украинского фронта закончили подготовку к наступлению в Верхней Силезии. Общая обстановка на советско-германском фронте способствовала решению поставленных задач. Успешные действия советских войск в Восточной Пруссии и Восточной Померании, настойчивое продвижение армий 4-го Украинского фронта на моравска-остравском направлении в Карпатах, а также провал контрнаступления немецко-фашистских войск в районе озера Балатон отвлекли внимание гитлеровского руководства и поглотили основную массу резервов.
Утром 15 марта после артиллерийской подготовки началось наступление ударных группировок фронта. Войска северной группировки, 21-й и 4-й танковой армий генералов Д. Н. Гусева и Д. Д. Лелюшенко, преодолевая исключительно упорное сопротивление врага, к исходу первого дня прорвали две позиции главной полосы обороны, а соединения южной группировки, 59-й и 60-й армий генералов И. Т. Коровникова и П. А. Курочкина — полностью главную полосу обороны.
Наступление развивалось сравнительно медленно, советские войска несли значительный урон в технике (только за первый день операции 31-й танковый потерял треть, а 7-й гвардейский механизированный корпус — четверть своих танков). Противник массированно применил здесь эффективное противотанковое средство — фаустпатроны. В каждой его пехотной роте имелось до 16 — 20 фаустников. Из-за распутицы советские танки не могли свободно маневрировать и вынуждены были двигаться только по дорогам с твердым покрытием. К тому же многочисленные населенные пункты, через которые проходили эти дороги, гитлеровцы превратили в узлы сопротивления. В связи с неблагоприятными метеорологическими условиями не в полную силу могла действовать авиация. Тем не менее соединения 2-й воздушной армии, используя некоторое прояснение, во второй половине дня совершили 1283 самолето-вылета и значительно облегчили наступавшим выполнение поставленных задач.
Стремясь не допустить прорыва войск фронта к городу Нейсе, враг за 15 и 16 марта перебросил из района Штрелена в полосу северной группировки моторизованную и танковую дивизии. Для противодействия войскам 59-й армии спешно выдвигались части еще одной пехотной дивизии, снятые с центрального участка группы армий «Центр».
Весь день 16 марта соединения ударных группировок вели напряженные бои с контратаковавшими войсками противника. Командиры соединений и частей широко привлекали к стрельбе прямой наводкой всю артиллерию, в том числе и крупных калибров, которая причиняла врагу большой урон. Эффективную помощь войскам оказали летчики 2-й воздушной армии, совершившие за сутки 1697 самолето-вылетов, около половины из них непосредственно над полем боя.
В ночь на 17 марта северная группировка фронта решительным ударом смяла противостоявшие вражеские войска и начала быстрое продвижение на город Нейсе, а частью сил — на Штрелен. Передовые части к 6 часам вышли к реке Нейсе и с ходу начали ее форсирование. Стремясь остановить продвижение советских войск, противник взорвал мосты и заминировал подступы к местам возможных переправ, открыл шлюзы водохранилища Оттмахау. Уровень воды в реке поднялся до двух метров, что значительно осложнило форсирование. Преодолев тактическую зону обороны противника, подвижные соединения северной группировки фронта начали стремительное его преследование в общем направлении на Нёйштадт, охватывая группировку врага в районе Оппельна с юго-запада.
В тот же день южная группировка фронта также завершила прорыв тактической зоны обороны противника и с утра 18 марта приступила к преследованию его войск, отступавших на Нёйштадт. Днем подвижные соединения ударных группировок (10-й гвардейский танковый корпус 4-й танковой армии и 7-й гвардейский механизированный корпус) встретились в районе Нёйштадта, завершив окружение четырех пехотных дивизий, части сил моторизованной дивизии и нескольких отдельных полков и батальонов.
В боях по завершению окружения оппельнской группировки врага особенно отличились воины 4-й танковой армии, показавшие образцы воинского мастерства. 17 марта армия была преобразована в гвардейскую. В связи с этим на имя командующего 1-м Украинским фронтом и командующего 4-й танковой армией поступила телеграмма, подписанная Народным комиссаром обороны СССР: «... за проявленную отвагу в боях за отечество, стойкость, мужество, смелость, дисциплину, организованность и умелое выполнение боевых задач преобразовать 4-ю танковую армию в 4-ю гвардейскую танковую армию и ... вручить гвардейское знамя». Командующий армией генерал Д. Д. Лелюшенко 6 апреля был награжден второй «Золотой Звездой».
В дальнейшем часть сил 21-й, 4-й гвардейской танковой и 59-й армий продолжала наступление к западу, отдаляя внешний фронт окружения от внутреннего. Соединения, создавшие внутренний фронт окружения, с утра 19 марта приступили к ликвидации окруженных войск путем одновременных концентрических ударов со всех направлений. В район Нейсе и юго-восточнее противник в спешном порядке начал сосредоточение двух танковых, моторизованной и пехотной дивизий для деблокады окруженных войск, которые подготовили встречный удар. Однако решительные действия соединений внутреннего фронта окружения, поддержанных 2-й воздушной армией, сорвали все попытки врага. 20 марта оппельнская группировка противника была ликвидирована.
Наступление войск левого крыла 1-го Украинского фронта продолжалось и далее с целью выхода в предгорья Судет. Оно отличалось высокой маневренностью и напряженностью боевых действий. Завершив ликвидацию оппельнской группировки, 21-я и 4-я гвардейская танковая армии 23 марта возобновили наступление в общем направлении на город Нейсе. С ходу захватив железнодорожный мост через реку Нейсе, советские войска ворвались в город и после напряженных уличных боев к исходу 24 марта полностью овладели еще одним крупным узлом железных и шоссейных дорог.
Одновременно в направлении Ратибор, Опава наступала 60-я армия. Здесь разгорелись ожесточенные бои. Противник стремился помешать выходу советских войск в район Опавы и южнее, что создало бы серьезную угрозу тылу его группировки, прикрывавшей Моравска-Остравский промышленный район и пражское направление. 23 марта командование группы армий «Центр» усилило свои войска в этом районе частями двух танковых дивизий. Чтобы ускорить продвижение войск, действовавших против ратиборской группировки противника, командование 1-го Украинского фронта приняло решение перегруппировать из района Нейсе на это направление часть сил 4-й гвардейской танковой армии. Ввод в бой танковых частей положительно сказался на темпах наступления соединений 60-й армии. Еще более благоприятные предпосылки для успешного решения поставленной задачи возникли 24 марта, когда действовавшая слева 38-я армия 4-го Украинского фронта возобновила наступление и нанесла удар на моравска-остравском направлении, создав угрозу окружения противника в районе Рыбника и Ратибора. 27 марта войска 60-й армии овладели важным опорным пунктом обороны — городом Рыбник, а утром 31 марта штурмом был взят Ратибор — крупный промышленный город Верхней Силезии. Основные силы армий левого крыла фронта достигли рубежа Штрелен, Нейсе, Опава, где и перешли к обороне.
Значительное содействие сухопутным войскам в выполнении поставленных задач оказала 2-я воздушная армия. В ходе операции авиация фронта наносила бомбардировочные и штурмовые удары по наземным целям противника и вела активную борьбу с его авиацией, пытавшейся помешать продвижению советских войск. С 15 по 31 марта она совершила в общей сложности более 15,4 тыс. самолето-вылетов. Особенно большую роль авиация сыграла при прорыве вражеской обороны севернее Оппельна и ликвидации окруженного противника в районе юго-западнее этого города.
Верхне-Силезская наступательная операция завершилась окружением и уничтожением более пяти дивизий врага, а остальные его силы были отброшены в предгорья Судет. Всего противник потерял почти 60 тыс. солдат и офицеров, из которых около трети были взяты в плен. Советскими войсками в качестве трофеев было захвачено 80 танков и штурмовых орудий, до 1,3 тыс. орудий и минометов, 26 самолетов, 100 авиамоторов, 1253 пулемета, около 13,3 тыс. автомашин, 243 различных склада, а также много другого военного имущества. Угроза флангового удара по войскам 1-го Украинского фронта из Верхней Силезии была предотвращена, а попытки противника оказать содействие гарнизону Бреслау, стремившемуся вырваться из окружения, потерпели неудачу.
В итоге февральско-мартовского наступления войска 1-го Украинского фронта преодолели мощный рубеж обороны противника на реке Одер, опираясь на который гитлеровцы рассчитывали надежно прикрыть берлинское и дрезденское направления. Соединения фронта заняли выгодные рубежи для осуществления завершающего удара по врагу, а немецко-фашистские войска были отброшены за реку Нейсе и в предгорья Судет. Фашистская Германия испытала и крупное экономическое потрясение. С потерей Верхней Силезии она, если сравнивать с декабрем 1944 г., лишалась, по заявлению министра вооружений А. Шпеера, четвертой части военного производства.
Во время боев за Нижнюю и Верхнюю Силезию группа армий «Центр» потерпела крупное поражение: 28 дивизий было разгромлено и 5 уничтожено. Врагу не только не удалось высвободить какие-то соединения для усиления войск в Венгрии и Восточной Померании, но и пришлось ослабить центральный участок группы армий «Центр», чтобы попытаться предотвратить катастрофу своей группировки в Силезии.
Силезские операции войск 1-го Украинского фронта — пример проведения последовательных операций в сложной обстановке, подготовленных несколькими группировками одного фронта без перерыва или после кратковременных оперативных пауз.
При подготовке Нижне- и Верхне-Силезской операций фронтовое командование осуществило крупные перегруппировки соединений и объединений на большие расстояния, а в ходе боевых действий — смелый маневр 5-й гвардейской, 6-й общевойсковыми и 3-й гвардейской танковой армиями для окружения немецко-фашистских войск в Бреслау, а 4-й гвардейской танковой армией — для ликвидации войск противника в районе города Ратибор.
* * *
Таким образом, к концу марта Советская Армия во взаимодействии с Войском Польским, завершив освобождение Польши, вышла на побережье Балтийского моря и к рекам Одер и Нейсе. В результате проведенных операций фашистская Германия лишилась важных военно-промышленных и сельскохозяйственных районов, а ее вооруженные силы понесли новые, невосполнимые потери. Успешное наступление советских войск в Восточной Померании и Силезии окончательно сорвало намерения командования вермахта осуществить фланговые удары. Важное оперативное значение имело удержание и расширение войсками 1-го Белорусского фронта плацдарма в районе Кюстрина.
Все это создавало необходимые условия для последующего нанесения ударов по врагу на берлинском, дрезденском и пражском направлениях.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!