ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Освобождение Венгрии, Австрии, Чехословакии и Югославии

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 1747

Обстановка на южном крыле советско-германского фронта


На южном крыле советско-германского фронта в начале 1945 г. обстановка определялась победами Советских Вооруженных Сил. Под их ударами фашистская Германия потеряла своих союзников — Румынию и Болгарию. На территории Венгрии и Чехословакии войска 4, 2 и 3-го Украинских фронтов и находившиеся в их оперативном подчинении чехословацкие, румынские и болгарские соединения вели наступление с целью разгрома противостоявших группировок противника. Народно-освободительная армия Югославии, действуя на фронте между рекой Драва и Адриатическим морем, завершала изгнание врага со своей земли.
Развернувшиеся в этих странах революционные процессы протекали в каждой по-своему, в конкретных условиях действовавшего соотношения классовых и политических сил.
В Румынии борьба за укрепление народной власти продолжалась и после восстания 23 августа 1944 г. Новое правительство, сформированное после восстания, состояло в основном из представителей реакционных военных кругов и так называемых исторических партий (национал-либеральной и национал-царанистской), стремившихся помешать нарастанию революционной борьбы народных масс. В стране еще сохранялась монархия. Главной движущей силой в борьбе против реакции выступал рабочий класс в союзе с крестьянством, полупролетарскими слоями населения и прогрессивной интеллигенцией. В ней участвовала и часть буржуазии, которая стремилась уничтожить фашизм и ликвидировать всевластие крупных монополий, но сохранить капиталистический строй в стране. Все эти силы были объединены в широкий Национально-демократический фронт (НДФ), программа которого содержала требования создания демократического правительства, осуществления аграрной реформы, проведения политики дружбы с Советским Союзом.
Входившая в Национально-демократический фронт Коммунистическая партия Румынии возглавила революционную борьбу демократии против реакции. К началу 1945 г. демократические силы преобладали уже в подавляющей части местных органов. Попытки реакции развязать гражданскую войну были сорваны. Революционная борьба народных масс Румынии, направляемых и вдохновляемых Коммунистической партией Румынии, продолжавшаяся в первые месяцы 1945 г., завершилась победой рабочего класса и крестьянства.
В Болгарии, где произошла социалистическая революция, власть находилась в руках рабочих и трудового крестьянства, народной интеллигенции, сплоченных под руководством Болгарской коммунистической партии в Отечественный фронт. Правительство Отечественного фронта проводило политику искоренения остатков фашизма внутри страны, осуществляло социально-экономические преобразования, обеспечивало выполнение обязательств об участии в войне против гитлеровской Германии.
Какова же была обстановка на южном крыле советско-германского фронта в странах, которые еще не были полностью освобождены от гитлеровских оккупантов?
В Венгрии, к востоку от Дуная, где власть перешла в руки Временного национального правительства, развивалась народно-демократическая революция. Главной ее целью было распространить народно-демократическую власть на всю страну по мере ее освобождения от немецко-фашистских войск и осуществить аграрную реформу. По инициативе венгерских коммунистов восстанавливалась экономическая жизнь. Большую помощь в налаживании работы многих предприятий оказывали воины Советской Армии. В Венгрию возвратились члены заграничного бюро компартии. Был создан Центральный Комитет, который возглавил руководство партийными организациями на освобожденной территории страны, установлена связь с членами ЦК компартии, находившегося в оккупированном гитлеровцами Будапеште. Задачи по расширению и активизации освободительной борьбы и завершению победы народно-демократической революции достигались путем укрепления и развития Венгерского национального фронта независимости.
Территория западной части Венгрии, на которой продолжали хозяйничать германские и венгерские фашисты, под ударами Советской Армии с каждым днем все более сокращалась.
Венгерские фашисты, выслуживаясь перед гитлеровцами, продолжали усиливать террор, а также грабеж народного достояния с целью отправки его в Германию. Ф. Салаши пообещал Гитлеру «поставить венгерскую армию до последнего человека» на службу рейху. С этой целью он пытался проводить тотальные мобилизации. Все население в возрасте от 12 до 70 лет объявлялось мобилизованным в армию или на принудительные работы.
Однако, не надеясь собственными силами удержаться у власти, а тем более возвратить занятые Советской Армией районы, представители салашистского правительства в конце декабря 1944 г. отправились на поклон к Гитлеру с просьбой увеличить количество немецких войск на территории Венгрии. Фюрер пообещал послать в Венгрию еще два-три армейских корпуса и оттуда начать «основное наступление против русских». Нилашисты заручились также обещанием предоставить им в случае необходимости «убежище» в Германии.
Успехи советских войск в Венгрии привели к ослаблению позиций реакционных сил в стране. В той ее части, где еще сохранялся фашистский режим, венгерские патриоты усилили борьбу против нилашистского господства, оказывая помощь и поддержку Советской Армии, ибо в ней видели освободительницу от ненавистной власти.
Политорганы советских войск и венгерские антифашисты с помощью громкоговорителей, установленных на переднем крае, и листовок, забрасываемых в расположение вражеских войск, разъясняли обманутым солдатам и офицерам реакционную сущность политики венгерского фашистского правительства. В результате случаи перехода венгерскими солдатами линии фронта и сдачи их в плен советским войскам участились.
Внутриполитическое положение в Австрии характеризовалось тем, что, захватив ее, фашистская Германия и выступавшая заодно с ней австрийская буржуазия заставили народ страны в ущерб его национальным интересам работать на Германию и участвовать в войне против СССР и других государств антифашистской коалиции. На территории Австрии для нужд гитлеровской военной машины работало около 600 предприятий. В промышленности широко использовался принудительный труд сотен тысяч военнопленных и иностранных рабочих, насильственно угнанных фашистами из оккупированных стран. Австрийские патриоты, не желавшие подчиняться «новому порядку», подвергались репрессиям со стороны гитлеровцев. Многие коммунисты были убиты, брошены в тюрьмы и заключены в концлагеря. Однако случаи саботажа на производстве не прекращались, особенно на тех предприятиях, где было занято большое количество рабочих из числа угнанных в Германию советских, югославских, польских и других граждан, боровшихся совместно с австрийскими патриотами.
Коммунистическая партия Австрии была единственной партией, которая высоко подняла знамя борьбы за восстановление свободы и независимости страны. Однако прогрессивные силы были слишком слабы, чтобы широко развернуть движение Сопротивления, оно носило ограниченный характер. В этих условиях возможность восстановления государственности австрийские патриоты связывали с освобождением страны армиями антигитлеровской коалиции. Правительства СССР, США и Англии еще в 1943 г. на Московской конференции заявили, что они «рассматривают присоединение, навязанное Австрии Германией 15 марта 1938 года, как несуществующее и недействительное». Вместе с тем в декларации было обращено внимание Австрии на то, «что она несет ответственность, которой не может избежать, за участие в войне на стороне гитлеровской Германии и что при окончательном урегулировании неизбежно будет принят во внимание ее собственный вклад в дело ее освобождения».
Приближалось время полного изгнания гитлеровских оккупантов из Чехословакии. Несмотря на свирепствовавший террор, в стране ширилась освободительная борьба, возглавляемая коммунистической партией. Она особенно усилилась с началом вступления в Чехословакию Советской Армии. Под знамя национально-демократической революции вставали тысячи и тысячи новых борцов. Пламя партизанской борьбы, разгоревшееся в Словакии, теперь охватило Моравию и Чехию. «Мы уверены, что 1945 год будет годом нашего освобождения от немецко-фашистского варварства, которое принесет нам так страстно ожидаемая наша освободительница — Красная Армия», — писали в новогодней телеграмме на имя советского Верховного Главнокомандующего чехословацкие патриоты, боровшиеся в тылу немецко-фашистских войск в Словакии.
В декабре 1944 г. в Праге было создано новое нелегальное центральное руководство Коммунистической партии Чехословакии. Первое время оно работало главным образом в столице, где действовала крупная партийная организация. Но вскоре его влияние стало быстро распространяться на всю Чехию. В начале 1945 г. партийное руководство развернуло широкую идейно-политическую и организационную работу и в Моравии. Снова начали издаваться «Руде право», моравская «Ровность» и другие газеты и журналы, сыгравшие большую роль в объединении и мобилизации партийных организаций. Уже в первом номере «Руде право» был опубликован важный программный документ компартии, известный как Январская резолюция. «Невозможно, — говорилось в нем, — чтобы наш народ пассивно ждал своего освобождения Красной Армией. Это легло бы несмываемым пятном на его честь... Для коммунистов не существует более важной задачи, более актуального вопроса, чем изгнание немецких оккупантов». Этот документ стал определяющим; в мобилизации масс на борьбу с врагом. Коммунистическая партия усилила работу по укреплению существовавших партизанских отрядов и соединений, а также созданию новых. Зимой 1945 г. организовывались подпольные национальные комитеты.
Наряду с освободительной борьбой чехословацкие коммунисты разрабатывали программу послевоенного государственного и политического устройства страны. В Январской резолюции будущее освобожденной Чехословакии определялось следующим образом: «Это будет республика трудящихся всех ее национальностей... республика, в которой с самого начала вся власть перейдет к национальным комитетам, избираемым народом». На рубеже 1944 — 1945 гг. шел процесс оформления единого центра профсоюзного движения, сыгравшего в ходе национально-демократической революции видную роль в объединении рабочего класса.
Обеспокоенная падением своей репутации и стремясь оправдаться в глазах народа, буржуазия активизировала деятельность своих групп Сопротивления. Целью этих усилий было стремление представить себя как «патриотическую силу» и спасти таким образом пошатнувшиеся позиции в надежде, что после спада революционной волны ей удастся восстановить и упрочить свое классовое господство.
Лондонское чехословацкое эмигрантское правительство организовывало из бывших военнослужащих вооруженные отряды и забрасывало их на еще оккупированную территорию Чехословакии с целью оттеснить коммунистов и возглавить национально-освободительную борьбу. На освобожденной части страны предпринимались попытки создать вооруженные силы, которые в будущем стали бы опорой в борьбе за полное восстановление власти буржуазии. В то же время эмигрантское правительство всячески препятствовало вступлению добровольцев и мобилизованных в 1-й чехословацкий армейский корпус. Однако все эти попытки низвести корпус до положения слабого соединения провалились. Под командованием генерала Л. Свободы он продолжал успешно действовать в составе войск 4-го Украинского фронта. Активное участие корпуса в вооруженной борьбе против общего врага — немецкого фашизма являлось известным стимулом для усиления национально-освободительной борьбы народов Чехословакии.
После освобождения 20 января 1945 г. города Кошице Словацкий национальный совет возобновил здесь деятельность как высший орган государственной власти. Повсеместно складывавшиеся национальные комитеты действовали уже не только как органы национально-освободительной борьбы, но и как революционные органы новой, народной государственности.
Таким образом, антифашистская национально-демократическая революция привела к установлению в освобожденной части Чехословакии народно-демократической власти. Чехословацкая республика возрождалась как государство двух братских народов — чехов и словаков.
Благоприятная обстановка сложилась в Югославии. Победы Советской Армии на советско-германском фронте и югославских войск на своей территории, а также успешное завершение Белградской операции создали условия для полного освобождения страны от немецко-фашистских оккупантов.
На освобожденной территории Югославии продолжался процесс образования демократического федеративного государства. Под руководством коммунистической партии объединялись революционные массы трудящихся, закреплялось новое соотношение политических сил, сложившееся в ходе народно-освободительной войны. Попытки разгромленных, но притаившихся врагов разжечь национальную вражду терпели провал. В условиях коренных революционных преобразований крепло братское содружество народов Югославии.
Национальный комитет освобождения Югославии и Президиум Антифашистского веча народного освобождения Югославии проводили большую работу по созданию народно-освободительных комитетов на местах. Новая власть на освобожденной территории приобретала черты диктатуры пролетариата, основанной на широком союзе всех антифашистских и демократических сил. Делались первые шаги, направленные на восстановление промышленности и сельского хозяйства. Национализировалась собственность оккупантов и их пособников, ликвидировались профашистские организации, отменялись законодательные акты, принятые оккупационными властями. Органы народной власти провели целый ряд мероприятий по улучшению благосостояния трудящихся. Они налаживали работу школ, медицинских учреждений, осуществляли задачу ликвидации неграмотности среди населения. Возрождалась культурная жизнь, активизировалась деятельность государственных и общественных организаций. В связи с возникшими трудностями по обеспечению продуктами Белграда и других городов правительство СССР отправило в начале декабря 1944 г. в Югославию 53 тыс. тонн зерна, муки, гороха и кукурузы.
Таким образом, в ходе народно-освободительной войны развивалась социалистическая революция. Под руководством компартии, возглавляемой И. Броз Тито, креп союз рабочего класса и крестьянства, явившийся основной базой для социального освобождения народов Югославии.
Вооруженная борьба югославских народов велась выросшей и окрепшей в боях Народно-освободительной армией. Часть ее сил продолжала действовать в тылу врага, нанося совместно с партизанами удары по его коммуникациям и опорным пунктам. В Югославии сражались более 6 тыс. советских граждан.
В целом внутриполитическая обстановка в Югославии в связи с приближением победы над гитлеровской Германией была благоприятной для успешных действий Народно-освободительной армии, выполнявшей задачу завершения освобождения страны. Для окончательного разгрома оккупантов были мобилизованы все возможные ресурсы.
Победы советских войск на юге оказали решающее влияние и на обстановку в Албании. Они позволили Народно-освободительной армии Албании завершить еще в ноябре 1944 г. освобождение страны. Успешное окончание национально-освободительной борьбы албанского народа открыло перед страной новые перспективы. Сформированное Временное демократическое правительство являлось органом революционно-демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства, где руководящей силой выступала Коммунистическая партия. В основу практической деятельности правительства была положена программа Демократического фронта Албании.
В стране осуществлялись мероприятия по восстановлению экономики и закреплению завоеваний народа, достигнутых в ходе народно-демократической революции. Важнейшими из них были: учреждение контроля над всеми промышленными предприятиями и акционерными обществами, принадлежавшими албанской буржуазии; конфискация собственности всех политических эмигрантов — врагов народа; конфискация собственности Италии и Германии.
Таким образом, несмотря на различные условия и особенности обстановки в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, решающее влияние на их положение по-прежнему оказывали успехи Советских Вооруженных Сил. В Венгрии и Чехословакии наряду с задачей изгнания немецких оккупантов решался вопрос о власти. Становление народной власти проходило в ожесточенной классовой борьбе, в напряженном политическом противоборстве революционных масс с силами реакции. Советский Союз, выполняя свой интернациональный долг, оказывал всестороннюю помощь трудящимся этих стран. Поддержка Советского Союза содействовала росту боеспособности партизанских отрядов, расширению движения Сопротивления, созданию народно-освободительных армий в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.
Стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта характеризовалась следующими чертами. В Чехословакии, как и на других участках фронта, немецко-фашистское руководство в 1945 г. планировало оборону и лишь в Венгрии предусматривало наступление с целью деблокирования окруженной в Будапеште группировки и удержания за собой западной части страны. По замыслу гитлеровцев, Венгрия должна была играть роль предполья в общей системе обороны Австрии и Южной Германии. Было ясно, что в случае выхода советских войск к Вене они создадут угрозу флангу и тылу немецко-фашистских армий, оборонявшихся в Чехословакии и Югославии. Такой поворот событий мог привести к крушению всего южного участка стратегического фронта Германии. Решение начать активные действия в Венгрии объяснялось еще и тем, что на ее территории имелись небольшие нефтяные месторождения, значение которых для экономики Германии, по мнению гитлеровского руководства, было чрезвычайно велико. «Теперь, после выхода из строя большинства наших заводов горюче-смазочных материалов, — писал впоследствии гитлеровский генерал Г. Гудериан, — командование располагало лишь нефтяными месторождениями в Цистерсдорфе (Австрия. — Ред.] и районе озера Балатон». Во время войны среднегодовая добыча нефти в Венгрии составляла около 680 тыс. тонн. Территория западной части Венгрии прикрывала подступы к Венскому промышленному району, где находились многочисленные заводы, выпускавшие военную продукцию. Чтобы не допустить в этот район советские войска, немецко-фашистское командование планировало создание в Австрии и на подступах к Южной Германии оборонительной линии, носившей условное название «Альпийская крепость».
Советское командование располагало данными о намерении немецкого руководства продолжать активную борьбу на юге. Знали об этом и союзники. Английского премьер-министра больше всего беспокоило, как бы Советская Армия не пришла в Австрию раньше американо-английских войск. Эти и другие важные факторы учитывало советское Верховное Главнокомандование при оценке военно-политической обстановки на юге.
Ход боевых действий, развернувшихся в первых числах января, как и предполагалось, показал, что первоочередной задачей группы армий «Юг» являлось деблокирование окруженной в Будапеште группировки. В результате этой операции немецко-фашистское командование надеялось стабилизировать фронт по Дунаю и высвободить войска для использования их на берлинском направлении. С этой целью в Венгрии сосредоточивались войска, снятые с других участков советско-германского фронта. С конца октября и до середины декабря 1944 г. из группы армий «Центр» сюда был переброшен ряд частей и соединений, а в период с 5 по 9 января 1945 г. из резерва группы армий «Юг» прибыли еще танковый корпус СС в составе двух танковых дивизий, а также одна пехотная дивизия, из резерва группы армий «Центр» — танковая дивизия и кавалерийская бригада.
Несмотря на понесенные потери, сопротивление немецко-фашистских войск по мере приближения фронта к границам Германии становилось все более ожесточенным. Гитлеровской пропаганде удавалось поддерживать в армии надежду на поворот войны в ближайшем будущем в пользу рейха, а военному командованию добиться того, что большинство соединений дралось с отчаянием обреченных. Что касается венгерских частей, то их, как правило, располагали вперемежку с немецкими, надеясь таким образом повысить их устойчивость в бою.
Соединения 4, 2 и 3-го Украинских фронтов были не полностью укомплектованы личным составом и боевой техникой. Кроме того, ощущалась усталость войск, существовала большая растянутость путей подвоза и эвакуации. Особенность положения 3-го Украинского фронта заключалась в том, что он, находясь на южном крыле советско-германского фронта, решая свои задачи, одновременно обеспечивал с юга группировку советских войск, действовавших севернее Дуная, и взаимодействовал с Народно-освободительной армией Югославии.
Пребывание Советской Армии на территориях европейских стран ставило перед руководством войск новые задачи. В связи с этим еще больше повысились требования ко всей партийно-политической работе. Военные советы и политорганы 4, 2, 3-го Украинских фронтов и входивших в их состав армий в своей деятельности исходили из указаний Политбюро ЦК партии, которые были даны на совещании в Москве в мае 1944 г., и требований директивы Главного политического управления Советской Армии от 19 июля того же года.
Среди населения проводилась политическая работа: печатались и распространялись брошюры, плакаты, листовки, издавались газеты. Например, политическое управление 2-го Украинского фронта издавало ежедневную газету на венгерском языке — «Мадяр уйшаг». На митингах и собраниях выступали специально подготовленные к встрече с местным населением советские воины-пропагандисты, которые обстоятельно рассказывали о целях вступления Советской Армии в страну, о жизни в Советском Союзе, демонстрировались советские кинофильмы, выступали фронтовые ансамбли песни и танца.
Военные советы уделяли большое внимание контролю за работой военных комендатур, от деятельности которых во многом зависело налаживание взаимоотношений с жителями городов и сел.
В основе проводившейся партийно-политической работы в войсках лежало требование Главного политического управления Советской Армии: «Перестроить содержание партийно-политической и всей воспитательной работы применительно к новой обстановке, в которой находятся войска фронта».
От политических органов и всего партийно-политического аппарата требовались напряженная работа и высокая личная ответственность за порученное дело. Эти требования не были новыми, но в условиях завершающего этапа войны и действий советских войск на территории европейских государств они приобретали особое значение и были направлены в первую очередь на усиление и повышение действенности работы по интернациональному воспитанию советских воинов. Беседы с бойцами, политинформации, партийные собрания и активы, семинары, фронтовая печать, кино — все было подчинено этой задаче.
В результате активной, целеустремленной и непрерывной партийно-политической работы воины 4, 2, 3-го Украинских фронтов хорошо понимали цели вступления Советской Армии на территорию европейских стран. Они были преисполнены решимости разгромить противника и до конца выполнить великую освободительную миссию в отношении народов стран Центральной и Юго-Восточной Европы — помочь им обрести свободу и независимость. Сознание своего интернационального долга являлось мощным стимулом высокого наступательного порыва солдат и офицеров Советской Армии.
В соответствии с общим планом Ставки Верховного Главнокомандования замысел военных действий советских войск на юге заключался в следующем: войска 4-го Украинского фронта должны были очистить от врага северные и центральные районы Чехословакии. Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов имели задачу освободить западную часть Венгрии, южные районы Чехословакии, занять Вену и выйти на подступы к Южной Германии. Разгром крупной группировки противника и успешное продвижение советских войск на юге лишали фашистскую Германию важных районов добычи угля, нефти, железной руды, что вместе с потерей других промышленных и сельскохозяйственных районов означало значительный подрыв экономического и военного потенциалов врага. Кроме того, советское командование надеялось, что противник перебросит на юг часть войск с центрального направления, где намечался решающий удар на Берлин. В Венгрии активные боевые действия готовились предпринять обе противоборствовавшие стороны, что обусловило развертывание здесь упорных и кровопролитных боев.
Советские войска превосходили противника по количеству и качеству боевой техники, по уровню боевого мастерства личного состава и его морально-политическому состоянию.

Разгром окруженной в Будапеште группировки врага и освобождение столицы Венгрии


Завершив 26 декабря 1944 г. окружение будапештской группировки противника, войска 2-го и 3-го Украинских фронтов приступили к ее ликвидации. К 1 января 1945 г. они занимали следующее положение. В восточной части города — Пеште — действовали левофланговые корпуса 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта и 7-й румынский корпус. Остальные войска фронта занимали оборону на левом берегу реки Грон — от ее устья и далее на север до Турна. В резерве фронта находилась 6-я гвардейская танковая армия.
Основные силы 3-го Украинского фронта были сосредоточены на внешнем фронте окружения: 4-я гвардейская армия совместно с 7-м механизированным корпусом вела боевые действия на правом берегу Дуная западнее Эстергома и далее на юг до озера Балатон. 57-я армия перешла к обороне южнее Балатона до реки Драва у Барч. Далее на юг до Торянца должна была занять оборону 1-я болгарская армия, сменив действовавшие здесь югославские соединения. 46-я армия со 2-м гвардейским механизированным корпусом вела бои фронтом на восток против гитлеровцев, оборонявшихся в западной части города — Буде. В резерве фронта находились 18-й танковый и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса.
Немецко-фашистское руководство приказало будапештскому гарнизону оборонять город до последнего солдата, согласовывая свои действия с наступлением войск извне. Официальный военный комментатор германского радио заявил, что за Будапешт «будут драться... от дома к дому, от улицы к улице». Фашисты готовились любой ценой удерживать свои позиции.
Чтобы избежать лишних жертв и не подвергать город разрушению, советское командование 29 декабря 1944 г. направило окруженному гарнизону ультиматум о капитуляции. Однако гитлеровцы не приняли гуманного предложения. Парламентеры 2-го и 3-го Украинских фронтов были убиты, что явилось вопиющим фактом в истории войн. Уверенность гитлеровцев в своей безнаказанности подогревали известия о временных успехах, одержанных немецко-фашистскими войсками в Арденнской операции, а также начавшаяся переброска войск в район Будапешта для его деблокирования.
Первую попытку деблокировать окруженные войска немецко-фашистское командование предприняло в начале января 1945 г. Для контрудара юго-восточнее Комарно оно сосредоточило три танковые и три пехотные дивизии, части двух танковых дивизий, имевшие в своем составе до 500 танков и штурмовых орудий, до 700 орудий и минометов. На направлении главного удара немецко-фашистские войска имели значительное превосходство в людях, артиллерии и танках. В ночь на 2 января после артиллерийской подготовки противник перешел в наступление, нанося главный удар на Бичке, Будапешт. Одновременно в районе Шюттё он, форсировав Дунай, высадил десант и начал продвижение вдоль правого берега на Эстергом. Войска, окруженные в Будапеште, перешли в наступление навстречу деблокирующей группировке. Авиация противника, поддерживавшая наступление, совершила в этот день около 450 самолето-вылетов.
Удар пришелся по войскам правого фланга 4-й гвардейской армии, которой командовал генерал Г. Ф. Захаров. Наступление гитлеровцев, своевременно не вскрытое разведкой, оказалось неожиданным: оборона армии из-за недостатка времени полностью не была подготовлена; ее резервы находились в районе Секешфехервара, то есть значительно южнее начавшихся боев, что затрудняло возможность их использования, особенно в первый день.
Наиболее ожесточенные бои велись в районе перевала в горах Герече у селения Агоштян. Ценой больших потерь противнику удалось овладеть им и прорваться в долину. Над полем боя развернулись ожесточенные воздушные бои. Имея превосходство над противником, советская авиация сосредоточила свои усилия на борьбе с танками врага, рвавшимися к Будапешту, а также на уничтожении его артиллерии и мотопехоты. Одновременно она совершала налеты на немецкие аэродромы. 2 января авиация 17-й воздушной армии, которой командовал генерал В. А. Судец, произвела 671 самолето-вылет, нанеся значительный ущерб вражеским танкам.
Определив направление главного удара немецко-фашистских войск, командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин направил к участку прорыва армейские и фронтовые резервы, а также войска, снятые с неатакованных участков фронта. Большую роль в отражении контрудара врага сыграли маневренные действия частей 18-го танкового, 1-го и 2-го гвардейских механизированных и 5-го гвардейского кавалерийского корпусов. Широко использовался маневр истребительно-противотанковой артиллерией и саперными подразделениями. Противник наталкивался на вновь создаваемые оборонительные рубежи, нес большие потери, терял превосходство в силах. За пять суток боев враг на узком участке фронта продвинулся на 30 км, потеряв большое количество личного состава и боевой техники. Не добившись успеха, он вынужден был 6 января прекратить наступление. Попытка противника прорваться из Будапешта навстречу наносившим контрудар соединениям была также сорвана войсками 46-й армии и 2-го гвардейского механизированного корпуса.
Советские воины проявляли стойкость, мужество и воинское мастерство. Так, одно из подразделений 107-го гвардейского полка 34-й гвардейской стрелковой дивизии в количестве 28 бойцов во главе с лейтенантом И. И. Паниным было окружено на небольшой железнодорожной станции у Банхиды. Гвардейцы закрепились в двухэтажном кирпичном здании, превратив его в опорный пункт. В первые же минуты боя пал смертью храбрых лейтенант Панин. Командование принял его помощник парторг 7-й роты старший сержант М. С. Стариков. Гитлеровцы открыли по дому сильный пулеметный и минометный огонь. Для поддержки своей пехоты они выдвинули четыре танка и несколько бронетранспортеров. Пять суток фашисты штурмовали дом, но так и не смогли сломить волю и стойкость гвардейцев. Горстка отважных воинов отбила 40 атак, уничтожила до 70 солдат, танк и три бронетранспортера. Получив приказ об отходе, группа ночью, забрав раненых товарищей, вышла из окружения и присоединилась к своему полку. Указом Президиума Верховного Совета СССР старшему сержанту М. С. Старикову, старшине Н. С. Онопе, старшему сержанту Ф. А. Столбову, рядовым И. П. Авдееву и В. И. Сороке было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
Большую роль в срыве первого контрудара немецко-фашистских войск на Будапешт сыграло проведенное по указанию Ставки Верховного Главнокомандования наступление войск левого крыла 2-го Украинского фронта. Удар нанесли 7-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая армии под командованием генералов М. С. Шумилова и А. Г. Кравченко вдоль левого берега Дуная на Комарно с целью овладеть у этого города переправами через реку, а затем танковыми частями совместно с мотопехотой выйти в тыл врага южнее Дуная. Навстречу им из района Бичке должны были наносить удар войска 3-го Украинского фронта.
В ночь на 6 января войска левого крыла 2-го Украинского фронта внезапной атакой без артиллерийской подготовки прорвали оборону противника на реке Грон и двинулись к Комарно. На следующий день они вышли на подступы к городу, но овладеть переправами на Дунае не смогли из-за упорного сопротивления врага. К тому же не перешел в наступление 3-й Украинский фронт, войска которого были втянуты в ожесточенные оборонительные бои. Однако противник, опасаясь выхода советских войск во фланг и тыл своей группировке южнее Дуная, вынужден был выделить для борьбы против 2-го Украинского фронта значительные силы, предназначенные для наступления на Будапешт, в том числе переброшенную сюда из группы армий «Центр» танковую дивизию. Ему удалось остановить продвижение 6-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армий, даже несколько потеснить их, но продолжить решительные действия в районе Бичке он не смог.
Второй контрудар, имевший своей целью также деблокировать окруженные в Будапеште войска, враг нанес из района северо-западнее Секешфехервара в общем направлении на Замой. На этот раз его удар пришелся по войскам центра 4-й гвардейской армии. Наступление началось 7 января. В нем участвовали части трех танковых дивизий, кавалерийская бригада и части усиления. Первыми приняли на себя удар соединения 20-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Н. И. Бирюков. Бои носили исключительно упорный характер. По указанию командующего фронтом к участку прорыва противника были выдвинуты 7-й механизированный корпус генерала Ф. Г. Каткова, артиллерийские части и соединения.
Высокое воинское мастерство командиров, искусное ведение оборонительных боев, заключавшееся главным образом в широком маневре силами и средствами, массовый героизм советских воинов сводили на нет попытки врага добиться успеха. Командиры и политработники всех степеней проводили постоянную работу среди личного состава частей и соединений, разъясняя, как важно уничтожить прежде всего танки врага, рвавшиеся к окруженной в Будапеште группировке. Военный совет 4-й гвардейской армии опубликовал обращение, призывавшее воинов направить всю энергию и мастерство на уничтожение гитлеровских танков. Политотдел армии, во главе которого стоял полковник В. Ф. Смирнов, выпустил иллюстрированную листовку о способах борьбы с «тиграми». В армейских газетах широко освещался опыт борьбы с танками и штурмовыми орудиями врага. Бойцам, находившимся на переднем крае, своевременно доводились радостные вести о победах Советской Армии на других фронтах.
Воины армии делом отвечали на призывы командования. Соединения, части и подразделения стояли насмерть, упорно оборонялись и не сдавали своих рубежей. Потеряв в ходе наступления сожженными и подбитыми более 100 танков, противник продвинулся перед центром советских войск на 10 км, однако прорвать их оборону и соединиться с окруженной в Будапеште группировкой не смог и на этот раз.
С 12 января немецко-фашистские войска ограничивались лишь артиллерийским обстрелом советских позиций на отдельных участках фронта. Разведка сообщала, что враг производит перегруппировку. Юго-западнее Секешфехервара к исходу 17 января он сосредоточил 4-й танковый корпус СС, объединявший четыре танковые дивизии. Сюда же подтягивалась пехотная дивизия, переброшенная из Италии. Все они имели в своем составе около 750 орудий и минометов, до 550 танков и штурмовых орудий.
Вопрос о проведении третьего контрудара на Будапешт обсуждался 9 января 1945 г. в ставке фашистского командования. Гитлер высказал уверенность в успехе наступления юго-восточнее Секешфехервара, на участке Чор, озеро Балатон. Для прорыва обороны на этом участке привлекался 4-й танковый корпус СС. Он должен был нанести удар в северо-восточном направлении до реки Дунай, а затем развить наступление вдоль его правого берега на север и соединиться с войсками, окруженными в Будапеште. Одновременно готовился встречный удар из города силами до двух танковых дивизий. Авиация 4-го воздушного флота имела задачу поддержать действия наступавших войск.
Утром 18 января после короткой артиллерийской подготовки части 4-го танкового корпуса СС перешли в наступление. Удар пришелся по боевым порядкам стрелкового полка и 1-го гвардейского укрепленного района. Здесь противником была достигнута плотность до 70 танков и штурмовых орудий на 1 км. Спустя три часа в наступление на Секешфехервар перешел 3-й танковый корпус врага, наносивший вспомогательный удар. Одновременно, чтобы отвлечь внимание от направления своего главного удара и сковать войска 4-й гвардейской армии на всем ее фронте, враг небольшими силами пехоты и танков начал атаки севернее города Мор.
Введя в бой до 150 танков и штурмовых орудий, а также 60 бронетранспортеров с пехотой при поддержке артиллерии и авиации, противник на направлении главного удара прорвал оборону советских войск и в первый день продвинулся до 30 км. Не прекращая действий и ночью, танки и мотопехота врага к утру 20 января вышли к Дунаю в районе Дунапентеле. Войска 3-го Украинского фронта оказались расчлененными на две части, маневрировать силами стало трудно, поскольку севернее Дунапентеле не было подготовленных переправ через Дунай.
В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования 18 января возложила задачу по ликвидации окруженной группировки в Будапеште на 2-й Украинский фронт под командованием маршала Р. Я. Малиновского, переподчинив ему соединения 46-й армии. Войска
3-го Украинского фронта должны были восстановить утраченное положение на внешнем фронте окружения, юго-западнее города, и готовиться к переходу в наступление с целью разгрома группировки между Дунаем и озером Балатон.
Чтобы не допустить прорыва противника к городу с юга, через коридор между озером Веленце и Дунаем, командующий 3-м Украинским фронтом приказал выдвинуть сюда части и соединения с неатакованных участков, а также из резерва. Укреплялась оборона и на левом фланге
4-й гвардейской армии, чтобы предотвратить угрозу выхода противника в тыл 57-й армии и действовавшим южнее, по реке Драва, югославским и болгарским войскам. Несмотря на трудности, связанные с нелетной погодой и перебазированием части дивизий на аэродромы восточнее Дуная, авиация 17-й воздушной армии господствовала в воздухе. Она штурмовала колонны и скопления боевой техники противника, уничтожала его самолеты на аэродромах и в воздухе, прикрывала свои войска, осуществлявшие маневр и контратаки. Только за первый день боя было совершено 718 самолето-вылетов и сбито 37 вражеских самолетов.
Однако обстановка в районе озера Балатон с каждым днем становилась напряженнее. После четырехдневных боев советские войска вынуждены были 22 января оставить Секешфехервар. Противник, не считаясь с потерями (в отдельные дни он терял до 100 танков и штурмовых орудий), хотя и медленно, но продвигался к Будапешту. Плацдарм советских войск на правом берегу Дуная сужался. К тому же переправы через Дунай в одну ночь были снесены штормом, и у них скопилось огромное количество обозов и автомашин. 26 января вражеские танки находились в 25 км от южной окраины столицы Венгрии.
В связи с ухудшением обстановки в полосе 3-го Украинского фронта Ставка 21 января возложила координацию действий 2-го и 3-го Украинских фронтов на Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко, освободив его от координации действий войск 4-го Украинского фронта. При его содействии часть авиации 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта была переключена на поддержку войск 3-го Украинского фронта, которые отражали контрудар врага на Будапешт. 22 января совместными усилиями авиации 17-й и 5-й воздушных армий было совершено 1034 самолетовылета, сбито 36 самолетов врага. В самый трудный момент, когда противник прорвал фронт 4-й гвардейской армии и часть ее соединений оказалась отрезанной от тылов, транспортная авиация снабжала эти войска боеприпасами. С этой целью было произведено более 500 самолето-вылетов.
Господство в воздухе авиации, умело осуществленный маневр артиллерией и танками на поле боя, стойкость и мужество пехоты, самоотверженные и организованные действия всех частей, в том числе и сражавшихся в окружении, привели к тому, что наступление противника начало ослабевать. И на этот раз он был вынужден перейти к обороне, не достигнув цели. 23 января Ставка приказала командующему войсками 2-го Украинского фронта передать 23-й танковый и 104-й стрелковый корпуса в состав 3-го Украинского фронта для проведения наступления с целью ликвидации прорвавшегося к Дунаю противника, а также вывести в резерв фронта 27-ю армию в район южнее Будапешта, возложив на нее оборону острова Чепель. Подготовка удара из района северо-восточнее Веленце в направлении на Шарошд и его проведение возлагались на командующего 3-м Украинским фронтом.
Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин принял решение разгромить врага ударами войск левого фланга 4-й гвардейской армии с севера и силами 26-й армии под командованием генерала Н. А. Гагена — с юга. 27 января обе ударные группы перешли в наступление в направлении на Шарошд. После напряженных шестидневных боев они очистили от гитлеровцев правый берег Дуная и, соединившись, развернули наступление на запад. Чтобы избежать окружения, немецко-фашистское командование начало отводить свои войска. Преследуя врага, соединения 3-го Украинского фронта 7 февраля вышли на линию южнее озера Веленце, озеро Балатон и севернее Секешфехервара. Здесь по приказу командующего фронтом они закрепились.
Таким образом, за период боев в январе — феврале войска 3-го Украинского фронта нанесли врагу большие потери в живой силе и технике, особенно в танках, и почти полностью восстановили положение. Только войсками 4-й гвардейской армии было уничтожено и пленено до 30 тыс. солдат и офицеров, подбито свыше 300 танков и штурмовых орудий, до 180 бронетранспортеров.
Контрудары противника не принесли ему ожидаемых результатов. Однако борьба за Будапешт приняла затяжной характер. Войскам 3-го Украинского фронта пришлось перейти к обороне. В условиях неблагоприятно сложившегося вначале соотношения сил они не только устояли, но и затем сами перешли в наступление. В этом заслуга всех родов войск. В оборонительных боях воины различных специальностей проявили высокую степень моральной и физической закалки, умение правильно использовать технику и вооружение. Удаление внешнего фронта окружения на 50 — 90 км от Будапешта позволило создать новые оборонительные рубежи и обеспечило советским войскам свободу маневра силами и средствами в ходе оборонительного сражения.
Мощными танковыми клиньями враг пытался прорвать оборону на узких участках. Этой тактике были противопоставлены оборона на вновь создаваемых в ходе боя рубежах в оперативной глубине, а также широкий маневр силами и средствами к участку прорыва. Например, плотность артиллерии на 1 км фронта за счет маневра на угрожаемых направлениях возросла от 10 орудий в начале боев до 30 — 50 орудий в конце обороны.
При отражении контрударов противника активно действовала авиация 17-й воздушной армии, которая в течение января совершила 16 501 самолето-вылет, провела 327 воздушных боев, сбив при этом 281 вражеский самолет. В самые напряженные моменты сражения по врагу наносила удары и 5-я воздушная армия 2-го Украинского фронта, которой командовал генерал С. К. Горюнов.
В ходе боев в войсках проводилась непрерывная политическая работа. Ее содержанием были: широкая пропаганда героических подвигов отличившихся солдат и офицеров, их боевого мастерства, воспитание постоянной бдительности, информация о положении своей части и соседей, разъяснение боевых задач и способов их выполнения.
Неослабное внимание уделялось правильной расстановке коммунистов и комсомольцев. Они, как правило, всегда были там, где складывалась сложная, напряженная обстановка, и личным примером воодушевляли воинов на подвиги.
Пока шли бои на внешнем фронте окружения, не менее ожесточенная борьба велась по ликвидации окруженной в Будапеште группировки врага. Город был тщательно подготовлен к обороне. Его восточная часть прикрывалась тремя оборонительными обводами, фланги которых упирались в берег Дуная севернее и южнее предместий. Дома, особенно угловые, были приспособлены к обороне, а подступы к ним заминированы. На улицах и площадях противник построил баррикады и оборонительные сооружения. Крупный индустриальный центр — Будапешт с целой системой подземных ходов и сооружений враг превратил в крепость.
Бои в Пеште начались в первых числах января войсками левого фланга 7-й гвардейской армии и 18-го гвардейского стрелкового корпуса фронтового подчинения. 46-й армии 3-го Украинского фронта ставилась задача сковать действия противника в западной части города. По указанию Генерального штаба командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский 11 января создал Будапештскую группу войск, во главе которой был поставлен генерал И. М. Афонин — командир 18-го гвардейского стрелкового корпуса. В ее состав помимо этого корпуса входили 30-й стрелковый и 7-й армейский румынский корпуса, а также девять, артиллерийских бригад различного назначения. Командующий фронтом пристально следил за развитием событий в Будапеште и своевременно влиял всеми имеющимися в его распоряжении средствами на ход боев в городе. Участник первой мировой и гражданской войн, а также испанских событий, Р. Я. Малиновский в годы Великой Отечественной войны прошел путь от командира корпуса до командующего фронтом. Полководческий талант Малиновского особенно ярко проявился в Ясско-Кишиневской операции, а также при освобождении Венгрии и Чехословакии. Он пользовался большим авторитетом в армии. Членом Военного совета фронта был генерал И. З. Сусайков, а с 1 марта его сменил начальник политуправления генерал А. Н. Тевченков. Штаб фронта возглавлял генерал М. В. Захаров, имевший большой опыт подготовки и ведения крупных операций.
Одной из важных особенностей в работе Военного совета явилось то, что войска фронта одновременно действовали на территории Чехо-Словакии
и Венгрии. Задача состояла в том, чтобы найти правильные формы взаимоотношений с населением этих стран. Первостепенное место в партийно-политической работе заняло разъяснение солдатам, сержантам и офицерам задач по выполнению своей освободительной миссии. До войск доводились заявления Советского правительства, постановления Государственного Комитета Обороны о целях вступления Советской Армии на территории Чехословакии и Венгрии. Проводились и другие мероприятия, направленные на выполнение указаний Центрального Комитета Коммунистической партии по вопросам интернационального воспитания советских воинов на завершающем этапе войны. Воинов знакомили с государственным строем освобождаемых стран, расстановкой классовых сил, традициями, культурой, бытом и нравами населения. С этой целью политическое управление 2-го Украинского фронта подготовило специальные обзоры и памятки.
Чем ближе продвигались советские войска к центру Пешта, тем труднее становились бои. Гитлеровцы вели огонь из подвалов, окон, с чердаков и балконов домов, простреливая все подступы к ним. Созданные штурмовые группы при поддержке артиллерии расчленяли оборону противника, освобождая один квартал за другим. В уличных боях со всей силой проявилось высокое воинское мастерство советских воинов, сочетавшееся со смелостью, находчивостью и неудержимым стремлением к победе. Ярким примером могут служить действия батальона 659-го полка 155-й стрелковой дивизии, которым командовал капитан С. Н. Сиротюк. С 26 декабря 1944 г. по 18 января 1945 г. батальон освободил много кварталов города, захватил 9 бронетранспортеров, 33 орудия и миномета, уничтожил 70 огневых точек и взял в плен около 1 тыс. солдат и офицеров. Все эти бои были проведены с минимальными потерями. Родина увенчала бесстрашного офицера Золотой Звездой Героя Советского Союза.
Противник отчаянно оборонялся. Особенно ожесточенно дрались части СС и полицейские формирования. Снабжение окруженной группировки вначале осуществлялось по воздуху: ежедневно 40 — 45 германских самолетов доставляли в город необходимые грузы. Была сделана попытка использовать для этой цели планеры и изыскать возможность организовать снабжение по Дунаю. Однако после 20 января вследствие господства советской авиации снабжение окруженной группировки по воздуху почти прекратилось, а доставку грузов по Дунаю противнику организовать так и не удалось. В дневнике военных действий верховного главнокомандования вермахта в эти дни появилась следующая запись: «В Будапеште обстановка очень серьезная... По имеющимся сведениям, положение со снабжением стало ужасным. На карту поставлено все».
Преодолевая упорное сопротивление, советские войска 17 января расчленили оборону противника в Пеште на три части. Враг начал поспешно отходить, взрывая за собой мосты через Дунай. Стремительным броском передовые части Будапештской группы войск вышли к Дунаю. 18 января войска противника в Пеште начали сдаваться в плен. В боях за восточную часть столицы фашисты потеряли только убитыми почти 36 тыс., а пленными до 63 тыс. солдат и офицеров. Было подбито и захвачено около 300 танков и штурмовых орудий, 1044 орудия и миномета, а также много других видов вооружения и боевой техники.
Войска 2-го Украинского фронта приступили к уничтожению противника в западной части города — Буде. Будапештская группа войск была переброшена на правый берег Дуная и усилена двумя стрелковыми корпусами (7-й румынский корпус к этому времени был переведен на другой участок фронта). В командование Будапештской группой войск в связи с ранением генерала Афонина вступил командующий 53-й армией генерал И. М. Манагаров, имевший опыт боев за крупные города.
Наступление советских войск в Буде началось 20 января. Наращивая усилия по мере переброски частей из Пешта, Будапештская группа войск продвигалась вперед. Противник оказывал упорное сопротивление. За 11 дней боев соединения группы из 608 кварталов заняли лишь 114. Продолжая теснить врага, войска Будапештской группы к 11 февраля овладели еще 109 кварталами, захватив в плен более 26 тыс. человек.
В ночь на 12 февраля немецко-фашистское командование предприняло последнюю попытку вырваться из окружения. Сосредоточив на узком участке значительные силы, противник прорвал фронт. Через образовавшийся коридор вышло свыше 12 тыс. человек из находившихся в Буде 26 тыс. солдат и офицеров. Однако вскоре почти вся прорвавшаяся группа была уничтожена войсками 3-го Украинского фронта. К немецким позициям пробились всего 785 человек. Оставшиеся в Буде разрозненные группы вражеских войск были уничтожены или взяты в плен. Пленен был и командующий будапештской группировкой войск генерал ССК. Пфеффер-Вильденбрух со своим штабом. Всего в боях за Будапешт было уничтожено и пленено 188 тыс. солдат и офицеров врага. 13 февраля к 10 часам столица Венгрии была полностью очищена от противника. Президиум Верховного Совета Союза ССР Указом от 9 июня 1945 г. учредил медаль «За взятие Будапешта», которой были награждены более 350 тыс. участников боев. Многие части и соединения получили почетное наименование Будапештских.
В боях за Будапешт вместе с советскими частями участвовали отдельные роты венгерских добровольцев. 11 февраля на сторону советских войск перешли 300 солдат и офицеров 6-го пехотного полка венгров во главе с подполковником О. Варихази вместе со штабом. Эта группа явилась ядром при формировании добровольческого венгерского полка, получившего наименование Будайского. После боев в Будапеште в полку уже было пять батальонов, насчитывавших 2534 человека. К этому времени завершилось и формирование венгерской железнодорожно-строительной бригады, части которой в середине января приступили к восстановлению железных дорог в полосе действий 2-го Украинского фронта.
В ходе боевых действий советских войск на южном крыле советско-германского фронта американо-английская авиация в соответствии с планами, согласованными на Крымской конференции, наносила удары по военным объектам на территории Венгрии и Австрии, способствуя разгрому немецкой группы армий «Юг». Например, 13 февраля 837 тяжелых бомбардировщиков американской 15-й воздушной армии совершили массированный налет на артиллерийский склад, ремонтные мастерские, железнодорожную товарную станцию, депо, нефтеочистительные заводы Венского промышленного района. Эти действия в известной мере способствовали разгрому противника войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в Венгрии.
В освобожденном Будапеште развертывалась работа по налаживанию нормальной жизни. По инициативе коммунистов фабрично-заводские комитеты возглавили восстановление заводов и фабрик. После того как советские саперы разминировали город, на заводы и фабрики начали возвращаться рабочие. В целях усиления влияния рабочего класса в управлении городом Будапештский национальный комитет, созданный еще в январе по договоренности между Венгерской коммунистической и социал-демократической партиями, 28 марта был реорганизован. Его председателем стал социал-демократ А. Сакашич, а секретарем — коммунист Д. Каллаи. В столице укреплялись революционные силы.
Венгрия, ослабленная фашистской Германией, переживала тяжелое время. В стране царили голод и разруха. Особенно трудно было жителям Будапешта и населению других промышленных центров. Руководство комитета провело кампанию по сбору продовольствия на периферии для населения столицы. Одновременно с этим будапештские дети отправлялись в провинцию, где их можно было обеспечить питанием.
В марте 1945 г. Советский Союз, удовлетворяя просьбу нового Венгерского правительства, предоставил Венгрии заимообразно 20 тыс. тонн продовольствия. Видный политический деятель Венгрии Д. Немеш, оценивая значение этой помощи, писал: «...своей значительной помощью Советское правительство на шесть недель обеспечило продовольствием столицу и угледобывающие районы и в то же время помогло демократическим силам выиграть время для того, чтобы сорвать саботаж реакции». Помимо этого СССР еще в феврале предоставило Временному национальному правительству Венгрии заимообразно вначале 100 млн. пенгё (в венгерских банкнотах), а несколько позднее еще 250 млн. пенгё.
Военные советы 2-го и 3-го Украинских фронтов оказывали всестороннюю помощь венгерскому народу в быстрейшем восстановлении разрушенного войной хозяйства. По просьбе будапештских коммунистов и местных властей военно-инженерные части 2-го Украинского фронта в трудных условиях ледохода в короткий срок возвели через Дунай мост, который соединил восточную часть столицы с западной. Советские войска помогли организовать и провести весенний сев. В ряде случаев крестьяне получали от Советской Армии тягловый скот, горючее для уцелевших тракторов и других сельскохозяйственных машин.
Освобождением Будапешта закончился важный этап боевых действий Советской Армии. Группа армий «Юг» противника потерпела серьезное поражение. Советские войска на южном участке фронта получили возможность приступить к подготовке и проведению завершающих ударов по врагу в Чехословакии, Венгрии и Австрии.

Отражение контрнаступления противника в районе озера Балатон


В середине февраля войска 4-го Украинского фронта, преодолевая сопротивление противника в Карпатах, вели наступление в Чехословакии с целью выхода к Моравска-Остравскому промышленному району. 2-й Украинский фронт в составе 40, 53, 7-й гвардейской, 6-й гвардейской танковой и 5-й воздушной армий, конно-механизированной группы, а также находившихся в оперативном подчинении 1-й и 4-й румынских армий вел боевые действия в южных районах Словакии на рубеже Брезно, Зволен, река. Грон до Дуная. Войска его 7-й гвардейской армии занимали плацдарм на правом берегу Грона восточнее Комарно, а 27-я армия сосредоточивалась южнее Будапешта. Войска 3-го Украинского фронта (46-я, 4-я гвардейская, 26, 57 и 17-я воздушная армии) вышли на рубеж восточнее Эстергома, озеро Веленце, озеро Балатон, река Драва и далее вниз по ее течению до Торянца. В оперативном подчинении фронта находились 1-я болгарская армия и Дунайская военная флотилия. Левее по Драве действовала 3-я югославская армия.
Против войск 4, 2 и 3-го Украинских фронтов действовали соединения армейской группы «Хейнрици», группы армий «Юг» под командованием генерала О. Вёлера, в которую входили 8-я немецкая армия, армейская группа «Балк» (6-я немецкая и остатки 3-й венгерской армии) и 2-я немецкая танковая армия. Болгарской и югославской армиям противостояли части из состава немецкой группы армий «Е».
Планируя дальнейшее наступление на южном крыле фронта, Ставка Верховного Главнокомандования уделяла большое внимание взаимодействию войск центрального и юго-западного направлений. Выдвинувшись к Одеру, советские войска вынуждены были принять меры для ликвидации угрозы ударов по их флангам с севера и юга. В сложившихся условиях требовалось максимально ускорить начало наступления на венском направлении, тем более что этому вполне благоприятствовали успешные действия войск 4-го Украинского фронта. Уже на четвертый день после взятия Будапешта, 17 февраля, последовали указания Ставки о подготовке и проведении наступления силами 2-го и 3-го Украинских фронтов на братиславско-брновском и венском направлениях. Ставка приказала передать 27-ю армию 2-го Украинского фронта в состав 3-го Украинского фронта, а 46-ю армию и 2-й гвардейский механизированный корпус 3-го Украинского фронта — во 2-й Украинский фронт. Из своего резерва она передавала во 2-й Украинский фронт 9-ю гвардейскую армию, прибывавшую в район Сольнока. В оперативное подчинение этому же фронту были переданы Дунайская военная флотилия под командованием контр-адмирала Г. Н. Холостякова и 83-я отдельная морская стрелковая бригада, находившиеся в Будапеште и Ваце.
2-му Украинскому фронту предписывалось силами 9-й и 7-й гвардейских, 53-й и 6-й гвардейской танковой армий и конно-механизированной группы подготовить удар севернее Дуная в общем направлении Нове-Замки, Малацки, Зноймо. Одновременно вдоль правого берега Дуная должна была наступать 46-я армия, усиленная 2-м гвардейским механизированным корпусом. Перед войсками стояла задача освободить Братиславу, не позднее 20-го дня операции занять Брно, Зноймо и во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом овладеть Веной. В дальнейшем предусматривалось развивать наступление в общем направлении на Пльзень.
3-й Украинский фронт имел задачу ударом из района Секешфехервара (силами 4-й гвардейской, 27-й и 26-й армий) в общем направлении на Папа, Сомбатхей разбить группировку противника севернее озера Балатон и не позднее 15-го дня операции выйти на венгеро-австрийскую границу. Одновременно войска левого крыла фронта должны были перейти в наступление с целью овладеть нефтеносным районом Надьканижа. В дальнейшем предполагалось главными силами фронта развивать удар в направлении Винер-Нёйштадт, Санкт-Пёльтен для содействия войскам 2-го Украинского фронта в овладении Веной. Болгарскую армию приказывалось использовать для обеспечения левого крыла фронта, развертывая ее по левому берегу Дравы. Наступление назначалось на 15 марта.
Подготовка к нему началась сразу же после получения директивы Ставки. Однако обстановка резко изменилась. 17 февраля группировка противника в составе трех пехотных и двух танковых дивизий СС, насчитывавшая около 400 танков и штурмовых орудий, из района Комарно нанесла внезапный удар по войскам 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, оборонявшей плацдарм на правом берегу реки Грон севернее Эстергома. 24 февраля армия была вынуждена отойти на левый берег Грона. В ходе боев было установлено, что противник использовал в наступлении две танковые дивизии 6-й танковой армии СС. На основании этих и других разведывательных данных советское командование пришло к выводу: враг перебрасывает сюда значительные силы с западного фронта.
Появление 6-й танковой армии СС в районе Комарно полностью опровергло сведения американской разведки, которые были сообщены советскому Верховному Главнокомандованию в порядке взаимного обмена информацией. 20 февраля начальник штаба американской армии генерал Д. Маршалл сообщил начальнику Генерального штаба Советской Армии генералу А. И. Антонову, что противник создает на восточном фронте две группировки: одну — в Померании для удара на Торн, другую — в районе Вена, Моравска-Острава для наступления в направлении Лодзи. По сообщению Маршалла, южная группировка должна была включать 6-ю танковую армию СС. Аналогичные сведения поступили и от английского командования. Однако все это не подтвердилось последующим ходом событий. «Не исключена возможность, — сообщал генерал А. И. Антонов Д. Маршаллу 30 марта, — что некоторые источники этой информации имели своей целью дезориентировать как Англо-Американское, так и Советское командование и отвлечь внимание Советского командования от того района, где готовилась немцами основная наступательная операция на восточном фронте».
Использовав часть сил 6-й танковой армии СС против 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова, немецко-фашистское командование добилось частного успеха, но вместе с тем утратило такой важный фактор, как внезапность, что в конечном счете позволило выявить его намерения и замыслы в Венгрии. Не помогли противнику и принятые меры с целью маскировки сосредоточения войск в районе озера Балатон и подготовки контрнаступления. Например, 6-я танковая армия СС во всех документах называлась «штабом старшего начальника инженерных войск в Венгрии», а сама операция имела условное наименование «Весеннее пробуждение».
Уже во второй половине февраля советское командование располагало сведениями о сосредоточении в западной части Венгрии крупной, преимущественно танковой группировки противника и намерениях немецко-фашистского командования осуществить контрнаступление в районе озера Балатон. Было очевидно, что враг по-прежнему стремится удержать за собой Венгрию и Австрию. Противник преследовал цель уничтожить войска 3-го Украинского фронта в районе река Дунай, озеро Балатон, река Драва и остановить их продвижение в Венгрии. В дальнейшем планировалось перебросить танковые дивизии вновь на центральное направление. «Решение фюрера бросить 6-ю танковую армию СС в Венгрию, — указывается в дневнике военных действий верховного главнокомандования вермахта, — для защиты нефтяного района, имеющего решающее значение для исхода войны, предполагало также, что в марте вместе с высвободившимися здесь силами будет нанесен удар на центральном участке восточного фронта».
Замысел контрнаступления противника предусматривал нанесение трех ударов по сходящимся направлениям. Главный удар намечалось нанести силами 6-й полевой армии и 6-й танковой армии СС между озерами Веленце и Балатон в юго-восточном направлении с целью выйти к Дунаю и захватить Дунафёльдвар и тем самым рассечь войска 3-го Украинского фронта на две части. В последующем войска 6-й танковой армии СС должны были наступать на север и юг вдоль правого берега Дуная. Второй удар планировалось нанести 2-й танковой армией из района Надьканижи в направлении на Капошвар и захватить его. Третий удар предполагалось осуществить силами 91-го армейского корпуса группы армий «Е» из района Дони-Михоляц на север, навстречу войскам 6-й танковой армии СС. Немецко-фашистское командование рассчитывало, что в результате этих ударов главные силы 3-го Украинского фронта будут окружены и уничтожены, а немецкие войска выйдут к Дунаю и захватят плацдармы на левом берегу этой реки. С воздуха наступление должна была поддерживать авиация 4-го воздушного флота.
Для проведения контрнаступления на участке Гант, озеро Балатон помимо 6-й танковой армии СС были сосредоточены основные силы армейской группы «Балк». Всего с учетом частей и соединений 2-й танковой армии, а также войск из группы армий «Е», действовавших по правому берегу реки Драва, противник имел здесь 31 дивизию (из них 11 танковых), 5 боевых групп и моторизованную бригаду. В составе этой группировки насчитывалось свыше 430 тыс. солдат и офицеров, более 5600 орудий и минометов, около 900 танков и штурмовых орудий, 850 самолетов.
В сложившейся обстановке войскам 3-го Украинского фронта было приказано, не приостанавливая подготовку наступления на Вену, временно перейти к обороне, на заранее подготовленных оборонительных рубежах отразить контрнаступление врага, а затем перейти в решительное наступление на венском направлении. Таким образом, фронту предстояло последовательно решить две задачи — по обороне и наступлению. Оборонительную операцию надлежало провести таким образом, чтобы добиться максимального успеха, сохранив силы и средства для предстоящего наступления.
К началу марта 3-й Украинский фронт в своем составе имел 5 армий, включавших 37 стрелковых и 6 болгарских пехотных дивизий, воздушную армию, 2 танковых, механизированный и кавалерийский корпуса. Во фронте насчитывалось более 400 тыс. солдат и офицеров, около 7 тыс. орудий и минометов, 400 танков и самоходно-артиллерийских установок, около 1 тыс. самолетов.
Общее соотношение сил в людях, артиллерии и самолетах было почти равным, но по танкам и самоходно-артиллерийским установкам (штурмовым орудиям) противник превосходил более чем вдвое. На направлении же главного удара враг обладал значительным перевесом в силах и средствах. Так, на всем фронте наступления, между озерами Веленце и Балатон, он имел плотность до 20, а на участке прорыва шириной 18 км — 43 танка и штурмовых орудия на 1 км фронта.
20 февраля командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин принял решение на оборону, установив полную ее готовность к 3 марта. Сущность плана оборонительной операции, представленного в Ставку Верховного Главнокомандования Военным советом фронта, сводилась к тому, чтобы упорной обороной на заранее подготовленных рубежах в сочетании с широким маневром силами измотать и обескровить ударную группировку противника, после чего перейти в наступление с целью окончательного ее разгрома и развития успеха на венском направлении. Это не первый случай, когда в ходе войны советское командование принимало решение о переходе к преднамеренной обороне. Так было летом 1943 г. под Курском. Как и тогда, войска в районе озера Балатон имели задачу измотать и обескровить врага, а затем, перейдя в наступление, разгромить его.
Основные усилия войск фронта сосредоточивались в полосах обороны 4-й гвардейской и 26-й армий, где ожидалось наступление главных сил врага. 27-я армия, находившаяся во втором эшелоне фронта, обороняла тыловую полосу 26-й армии: 57-я и 1-я болгарская армии удерживали оборонительный рубеж озеро Балатон, Бабоча и далее по левому берегу реки Драва до Торянца. В резерве командующего фронтом находились 18-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный,
5-й гвардейский кавалерийский и 133-й стрелковый корпуса, несколько артиллерийских бригад. 17-я воздушная армия имела задачу вести разведку, наносить удары по вражеским войскам и прикрывать соединения фронта с воздуха. Дунайская военная флотилия осуществляла перевозку грузов через Дунай для обоих фронтов и проводила траление реки.
К началу марта войска фронта подготовили развитую в инженерном отношении оборону. Общая протяженность всех заранее подготовленных рубежей на плацдарме достигала 1500 км. На направлении главного удара противника советские войска занимали первую, вторую и тыловую полосы обороны. Оборона была эшелонирована в глубину и достаточно оборудована в противотанковом и противоартиллерийском отношениях. Однако оперативное положение фронта на плацдарме западнее Дуная было невыгодным. Плацдарм имел глубину 25 — 30 км северо-восточнее озера Балатон и до 120 км южнее его. Протекавшая в тылу советских войск река Дунай ограничивала маневр силами и средствами, создавала значительные трудности в снабжении войск материальными средствами. Положение осложнялось еще и тем, что тыловые органы фронта должны были не только обеспечить войска всем необходимым в ходе оборонительного сражения, но и создать запасы для последующего перехода фронта в наступление.
Для переправы через Дунай войск и грузов инженерные части фронта навели наплавные мосты и оборудовали паромные переправы грузоподъемностью от 10 до 60 тонн. Интенсивно использовались также построенные ранее канатно-подвесная дорога и трубопровод. По канатной дороге перевозились в основном боеприпасы, а по трубопроводу перекачивалось горючее. Когда на Дунае начался ледоход, а затем и разлив, снабжение войск, находившихся на правом берегу реки, осуществляла также военно-транспортная авиация, которая доставила на плацдарм 1648 тонн различных грузов, из них 794 тонны боеприпасов. К началу операции обеспеченность войск боеприпасами составляла от 1,3 боекомплекта до 2,3, горючим — от 1,6 заправки до 7,7. Наступившая весенняя распутица создала ряд трудностей и в организации аэродромного базирования авиации фронта.
В войсках 3-го Украинского фронта проводилась непрерывная, целеустремленная партийно-политическая работа, направленная на создание непреодолимой обороны и обеспечение предстоявшего наступления. Она осуществлялась политуправлением фронта, политотделами армий и соединений под руководством члена Военного совета фронта генерала А. С. Желтова. Не прекращая разъяснять цели вступления Советской Армии на территорию европейских государств, в частности в Венгрию, политорганы фронта считали главной задачей в сложившейся обстановке мобилизовать личный состав на отражение предстоящего контрнаступления немецко-фашистских войск, обеспечить стойкость и выдержку в оборонительных боях.
Мобилизуя воинов на борьбу с танковой группировкой врага, военные советы фронтов и армий, командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации добивались того, чтобы каждый боец и командир глубоко осознали необходимость удержать за собой плацдарм на правом берегу Дуная, обескровить вражескую группировку противника, не дать ей прорваться к Дунаю и форсировать его. Ибо впереди была Вена, и для того, чтобы ею затем овладеть, потребовалось бы снова преодолевать с боями эту полноводную широкую реку и нести новые потери.
Оборону войск необходимо было обеспечить материальными средствами. Решение этой задачи зависело от мобильной и четкой работы органов тыла. Особенно важно было своевременно и в достаточной мере снабдить войска боеприпасами, горюче-смазочными материалами и продовольствием. Военные советы, командиры и политорганы вопросам снабжения уделяли пристальное внимание. В воспитании воинов тыла усилия партийно-политической работы сосредоточивались на том, чтобы они прониклись чувством высокой ответственности за порученное дело, понимали свою роль в борьбе с врагом и трудились с максимальным напряжением сил. Партийные и комсомольские организации тыловых частей и подразделений, обеспечивая авангардную роль коммунистов и комсомольцев, мобилизовали воинов на точное и своевременное выполнение задач по снабжению войск всем необходимым.
Военный совет фронта обратился к солдатам и офицерам с призывом дать врагу достойный отпор. Политотделы соединений выпустили специальные листовки. Вопросы подготовки войск к обороне обсуждались на партийных и комсомольских собраниях. Командиры и политработники разъясняли воинам, что истребление танков противника в данной обстановке является главной задачей в бою. Агитаторы подразделений рассказывали о высоком воинском мастерстве и героических подвигах их товарищей, о боевых традициях частей. Важное место в партийно-политической работе занимала информация о положении на других фронтах. Сообщения об успешном наступлении Советской Армии на центральном направлении, освобождении Будапешта поднимали боевой дух бойцов и офицеров, укрепляли в них уверенность в скорой победе над врагом. Фронтовые, армейские и дивизионные газеты широко освещали конкретные боевые дела частей, подразделений, героизм отдельных солдат, сержантов и офицеров. В целях улучшения агитационно-массовой работы с личным составом при политотделах корпусов и в дивизиях были проведены совещания заместителей командиров полков по политической части и секретарей партийных бюро полков, а также семинары парторгов рот и батарей.
Многие беспартийные солдаты, сержанты и офицеры, желая идти в бой коммунистами, подавали заявления с просьбой принять их в ряды партии. В своих заявлениях они заверяли, что с честью выполнят задачу по разгрому фашистских танковых соединений. Одной из форм массовой политической работы в подразделениях были беседы опытных солдат с молодыми воинами. На конкретных примерах они объясняли, как вести бой в траншее, как бороться с вражескими танками, рассказывали о героических подвигах солдат и сержантов в минувших боях.
Активная партийно-политическая работа с личным составом была одним из основных факторов, обеспечивших успешное осуществление оборонительной операции.
Крупные мероприятия по подготовке обороны проводились в 1-й болгарской армии генерала В. Стойчева. Военный совет 3-го Украинского фронта неоднократно рассматривал вопрос об оказании ей материально-технической помощи. Она была взята на снабжение, которое производилось по нормам, установленным для Советской Армии. К началу марта ее войска получили все необходимое для боя. Группа советских офицеров, в том числе и политработники, была направлена в качестве военных инструкторов в 1-ю болгарскую армию. 5 марта штаб этой армии посетил командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин. Он ознакомился с ходом подготовки болгарских войск к обороне и на месте уточнил задачи армии. Значительное внимание уделялось передаче болгарским войскам советского боевого опыта. Болгарские командиры и политработники принимали участие в показных занятиях на местности. Широко практиковались выступления в болгарских частях и соединениях советских офицеров с лекциями и докладами. Многие болгарские офицеры посещали позиции советских войск, где на местности знакомились с организацией обороны и подготовкой к наступлению. Военный совет 3-го Украинского фронта оказывал помощь 1-й болгарской армии в повышении политической и военной подготовки командного состава. С этой целью при штабе армии в городе Сигетвар были организованы краткосрочные курсы помощников командиров дивизий и полков. Занятия с ними проводили политработники фронта. Кроме того, политуправление фронта оказало помощь в организации армейской и низовой печати. С 22 января 1945 г. регулярно стала выходить газета «Фронтовак» — орган 1-й болгарской армии. Болгарским воинам часто демонстрировались советские фильмы.
Активно готовилась к предстоявшим боям и 3-я югославская армия генерала К. Наджа. Дивизии пополнялись личным составом и материальной частью. В авиационной группе генерала А. Н. Витрука, которая была передана в распоряжение югославского командования, авиаспециалисты обучали югославских воинов летному делу.
Оборонительное сражение войск 3-го Украинского фронта началось в ночь на 6 марта на южном участке фронта, где противник нанес два удара: первый — из района Дони-Михоляц по войскам 1-й болгарской, второй — из района Валпово по частям 3-й югославской армии. Немецко-фашистским войскам удалось форсировать реку Драва и захватить на ее левом берегу два плацдарма до 8 км по фронту и до 5 км в глубину каждый. Для усиления обороны на этот участок фронта командующий 3-м Украинским фронтом выдвинул из резерва 133-й стрелковый корпус. По его указанию штурмовики и бомбардировщики 17-й воздушной армии в течение дня наносили удары по скоплениям войск противника и его переправам.
В полосе обороны 57-й армии, которой командовал генерал М. Н. Шарохин, а членом Военного совета был генерал Л. П. Бочаров, противник нанес удар из района Надьбайом в направлении на Капошвар, стремясь развить наступление в тыл 57-й и 1-й болгарской армий. Однако ни в этот день, ни в последующие ему не удалось выполнить поставленную задачу.
Утром 6 марта между озерами Веленце и Балатон противник обрушил на войска фронта главный удар. После 30-минутной артиллерийской подготовки крупные силы 6-й танковой армии СС и 6-й армии при поддержке авиации перешли в наступление против соединений 4-й гвардейской и 26-й армий. Развернулись ожесточенные бои. Следовавшие одна за другой атаки мотопехоты и танков противника поддерживались артиллерией и авиацией. На отдельных участках фронта шириною 1,5 — 2 км одновременно действовало до 70 и более танков и штурмовых орудий врага. С исключительной стойкостью и мужеством встретили советские воины этот натиск противника. Командующие фронтом и армиями, командиры соединений и частей и их штабы искусно и уверенно руководили действиями войск. Оборону стрелковых соединений в полосе 26-й армии усилили 18-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса под командованием генералов П. Д. Говоруненко и И. Н. Руссиянова. Летчики 17-й воздушной армии, которой командовал генерал В. А. Судец, задень боя совершили 358 самолето-вылетов, в том числе 227 вылетов для ударов по танковым дивизиям врага.
Наиболее кровопролитные бои развернулись в полосе обороны 30-го стрелкового корпуса. Особенно тяжелая обстановка сложилась на участке обороны 436-го стрелкового полка подполковника И. С. Ерошкина. Вражеским танкам ценою больших потерь удалось ворваться на позиции полка. Советские воины проявили стойкость и самоотверженность, отразили все атаки противника и удержали обороняемые позиции, уничтожив более 200 гитлеровцев, 15 танков и бронетранспортеров. Военный совет армии поблагодарил личный состав полка и всей дивизии за успешные действия в обороне. В результате упорного сопротивления войск фронта противнику не удалось добиться существенного продвижения — он вклинился в оборону всего на глубину от 2 до 4 км.
С утра 7 марта и в последующие дни танковые клинья противника, несмотря на большие потери, продолжали вгрызаться в оборону советских войск. Между озерами Веленце и Балатон одновременно действовало от 170 до 450 танков и штурмовых орудий, а также крупные силы пехоты врага на бронетранспортерах. В целях усиления обороны на вторую полосу, южнее озера Веленце, по указанию командующего фронтом были выдвинуты соединения 27-й армии, которой командовал генерал С. Г. Трофименко, а членом Военного совета армии был генерал П. В. Севастьянов. В ее состав были переданы войска 4-й гвардейской армии, оборонявшиеся южнее озера Веленце. Генерал Трофименко в развернувшихся боях умело руководил подготовкой войск армии к обороне и обеспечил в ходе оборонительного сражения твердое управление войсками. Несмотря на превосходство противника в силах, особенно в танках, армия генерала Трофименко удержала свои позиции.
Восточнее Шерегейеша заняла огневые позиции созданная по приказу командующего артиллерией фронта генерала М. И. Неделина группировка артиллерии в составе 160 орудий и минометов, которая вела огонь в полосе шириною 3 км, нанося большой урон противнику. Особенно напряженная обстановка в этот день сложилась в полосе обороны 26-й армии. Здесь против одного правофлангового стрелкового корпуса наступали 2 пехотные дивизии, а также 170 танков и штурмовых орудий врага. Для усиления этого направления командующий фронтом направил на рубеж Шимонторнья, Озора 5-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерала С. И. Горшкова и самоходно-артиллерийскую бригаду из своего резерва. Танковые и механизированные соединения и самоходно-артиллерийские полки, действуя подразделениями из засад, широко использовались для борьбы с танками врага. Усилили удары авиация 17-й воздушной армии и часть сил 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта. Советские летчики уничтожали танки и штурмовые орудия противника на поле боя, смело вступали в воздушные бои с вражескими самолетами. 8 марта Герой Советского Союза капитан А. И. Колдунов и 5 его товарищей вступили в неравный бой с 12 вражескими истребителями и уничтожили 6 из них. На следующий день эскадрилья капитана Колдунова вела бой уже с 26 самолетами противника. И в этом бою враг потерял 5 самолетов, а советские летчики благополучно вернулись домой. К концу войны на счету Колдунова имелось 46 уничтоженных вражеских самолетов, и он был вторично награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.
8 боях за освобождение Венгрии так же доблестно сражались Герои Советского Союза командир эскадрильи 240-го истребительного авиационного полка старший лейтенант К. А. Евстигнеев, командир эскадрильи 210-го штурмового авиационного полка старший лейтенант Г. Ф. Сивков и командир эскадрильи 31-го истребительного авиационного полка капитан H. M. Скоморохов. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество, отвагу и героизм все они были в 1945 г. награждены второй медалью «Золотая Звезда».
Благодаря мерам, осуществленным командующими фронтом и армиями, немецко-фашистские войска понесли значительные потери. Однако, несмотря на это, введя дополнительные резервы, противник продолжал настойчиво продвигаться вперед. В целях улучшения управления войсками командующий 3-м Украинским фронтом возложил оборону участка южнее озера Веленце и до канала Шарвиз на 27-ю армию. Ей были подчинены все соединения, оборонявшиеся на этом участке, а также 18-й танковый, 1-й гвардейский механизированный корпуса и переброшенный из полосы 4-й гвардейской армии 23-й танковый корпус генерала А. О. Ахманова. В полосе армии был осуществлен маневр артиллерийскими частями, в результате которого плотность артиллерии значительно возросла. 26-я армия, усиленная резервами фронта, обороняла участок от канала Шарвиз до озера Балатон.
Противник по-прежнему вел атаки крупными танковыми силами, не прекращая их даже ночью. Как утверждает Гудериан, на отдельных танках применялись приборы ночного видения, обеспечивавшие наблюдение на расстояние до 400 м. Непрерывные бои с превосходящими танковыми силами гитлеровцев ослабили войска фронта, большая часть резервов которого была уже введена в действие.
9 марта командующий 3-м Украинским фронтом обратился в Ставку с просьбой разрешить ввести в сражение 9-ю гвардейскую армию, которая за день до этого была передана в состав фронта. Ставка, считая, что враг напрягает последние силы, не дала согласия втягивать соединения армии в оборонительные бои и приказала использовать ее только для развития удара и окончательного разгрома противника. Это, как показали события, было правильным.
В период с 9 по 14 марта враг продолжал настойчиво атаковать позиции советских войск, сосредоточивая основные усилия на участке между озерами Веленце и Балатон. Войска 27-й и 26-й армий отбивали по шесть-семь атак танков и пехоты в день. Упорная оборона стрелковыми войсками своих позиций, хорошо продуманный и успешно осуществленный маневр на поле боя, главным образом артиллерийскими частями, эффективная поддержка наземных войск авиацией, осуществившей с 8 по 14 марта только соединениями 5-й воздушной армии около 4500 самолето-вылетов, сводили на нет все усилия гитлеровцев.
Умелое руководство боевыми действиями войск командующего фронтом Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина, его личное мужество, воля к победе и незаурядный полководческий талант, а также хорошо организованная и слаженная работа штаба во главе с опытным военачальником генералом С. П. Ивановым, высокое воинское мастерство командующих армиями, командиров всех степеней обеспечили успех советских войск в операции.
14 марта немецко-фашистское командование ввело в сражение свой последний резерв — 6-ю танковую дивизию. В течение двух дней свыше 300 танков и штурмовых орудий врага наносили удар за ударом по войскам 27-й армии, но все атаки были отбиты советскими воинами.
За десять дней ожесточенных боев немецко-фашистские войска прорвали главную и вторую полосы обороны и продвинулись между озерами Веленце и Балатон на узком участке фронта до 20 — 30 км. Однако вражеским танкам не удалось выйти к Дунаю. 15 марта измотанная и обескровленная ударная группа войск врага прекратила наступление и перешла к обороне. На южном участке фронта противник продвинулся на 6 — 8 км. На этом его попытки прорвать оборону 57-й, 1-й болгарской и 3-й югославской армий, по существу, закончились. С 15 по 26 марта немецко-фашистские войска еще пытались на отдельных участках активизировать свои действия, но это не оказало никакого влияния на общий ход и исход операции.
Контрнаступление немецко-фашистских войск в районе озера Балатон закончилось их поражением. Противнику не удалось разгромить советские войска и ликвидировать плацдарм на правом берегу Дуная. Бывший начальник штаба группы армий «Е» Э. Шмидт-Рихберг по этому поводу писал: «Это была... последняя отчаянная попытка политического спасения германского юго-востока. Если бы наступление имело хотя бы частичный успех, то это могло бы повлечь за собой временную разрядку обстановки и в Югославии. Ход операций на фронте группы армий «Юг» не только похоронил последние надежды на восстановление положения в Дунайско-Карпатском районе, но и отвлек новые необходимые силы из района группы армий «Е» в Венгрию».
В ходе Балатонской оборонительной операции противник потерял свыше 40 тыс. солдат и офицеров, более 300 орудий и минометов, около 500 танков и штурмовых орудий, свыше 200 самолетов и, что очень важно, утратил уверенность в сохранении за собой западной части Венгрии.
Особенность Балатонской операции заключалась в том, что она была проведена войсками 3-го Украинского фронта в ходе подготовки наступления на Вену. Операция явилась примером умелого использования накопленного Советской Армией опыта подготовки и ведения обороны в условиях, когда части и соединения имели пониженную укомплектованность людьми и техникой. В этой операции советские войска продемонстрировали большую мобильность в действиях, высокие моральные качества и боевую выучку. Героические усилия воинов всех видов и родов войск сорвали наступление немецко-фашистских танков и пехоты.
Темп маневра резервами 3-го Украинского фронта оказался выше темпа наступления немецко-фашистских войск. Это достигалось упорством и стойкостью частей и соединений в обороне и умелым осуществлением маневра силами, главным образом артиллерией, на поле боя. В ходе оборонительного сражения был осуществлен маневр 45 артиллерийскими частями и соединениями к участкам прорыва немецко-фашистских войск. Он производился как внутри корпусов и армий, так и между армиями, а также за счет использования резервов фронта. Это позволяло советским войскам создавать превосходство в силах и средствах на участках прорыва и не допускать развития наступления противником.
Танки и самоходно-артиллерийские установки применялись для повышения устойчивости обороны, в основном для действий из засад. Группы танков располагались на флангах вероятного направления движения танков врага. Для их огневого прикрытия выделялась артиллерия. Танковые и самоходно-артиллерийские части использовались также в качестве подвижных противотанковых резервов.
В восстановлении нарушенной обороны большое значение приобрел маневр средствами инженерных заграждений, особенно широко применялись подвижные отряды заграждений. С 6 по 15 марта на минных полях, установленных этими отрядами, противник потерял около 130 танков и штурмовых орудий, свыше 850 солдат и офицеров, значительное количество бронетранспортеров и автомашин.
Балатонская оборонительная операция, короткая по времени, но очень напряженная, потребовала от советских войск больших усилий и высокого воинского мастерства. Несмотря на ограниченную глубину плацдарма и превосходство противника в танках, войска 3-го Украинского фронта успешно выполнили свою задачу.

Освобождение западной части Венгрии и восточных районов Австрия


В результате поражения немецко-фашистских войск в западной части Венгрии в январе и марте 1945 г. обстановка здесь и в южных районах Чехословакии заметно ухудшилась для Германии. Резервы были израсходованы. Гитлеровское командование вынуждено было отдать приказ о переходе к обороне, с тем чтобы не допустить продвижения советских войск на венском направлении.
К середине марта соединения группы армий «Юг» перешли к обороне: 8-я армия — севернее Дуная, 6-я полевая, 6-я танковая СС и 3-я венгерская армии — на фронте от Эстергома до озера Балатон. Усилия этих войск распределялись следующим образом. Участок фронта Эстергом, Секешфехервар удерживали 8-й венгерский армейский корпус и 4-й танковый корпус СС. В резерве противника на этом направлении находились танковая и до двух пехотных дивизий; южнее Секешфехервара и до озера Балатон — 6-я танковая армия СС, имевшая до семи танковых, трех пехотных и двух кавалерийских дивизий. В ходе контрнаступления армия понесла значительные потери и оказалась в весьма невыгодном положении, так как войска 3-го Украинского фронта заняли по отношению к ней охватывающее положение. Западный берег озера Балатон обороняли части 2-го венгерского корпуса, южнее занимала оборону 2-я немецкая танковая армия. Против 1-й болгарской и 3-й югославской армий по правому берегу реки Драва действовали соединения из состава группы армий «Е». Наземные войска врага поддерживала авиация 4-го воздушного флота.
Противник поспешно усиливал свою оборону на венском направлении, которая включала три оборонительные полосы и ряд промежуточных рубежей. Главная полоса обороны имела глубину 5 — 7 км. В 10 — 20 км от переднего края главной полосы была подготовлена вторая полоса обороны. В оперативной глубине, вдоль левого берега реки Раба, готовился промежуточный оборонительный рубеж. У переправ через Рабу противник создал сильные предмостные укрепления. Третья полоса проходила вдоль венгеро-австрийской границы. Приграничные города Брук, Шопрон, Кёсег с крупными гарнизонами являлись сильными узлами сопротивления. На подступах к Вене враг построил много различных оборонительных сооружений. Строительство обороны вдоль венгеро-австрийской границы и на подступах к Вене началось осенью 1944 г. К этим работам привлекались войска и местное население.
Местность, на которой предстояло действовать советским войскам, пересекают покрытые лесом отроги гор Вертеш и Баконь и многочисленные реки. Самая крупная из них — Дунай — рассекала район боевых действий на два участка. Наиболее удобным для наступления было направление Секешфехервар, Папа, Топрон, Вена. Советским войскам предстояло преодолеть подготовленную оборону, которая в сочетании с естественными препятствиями создавала значительные трудности.
Германское командование предприняло ряд мер по доукомплектованию частей и соединений личным составом и боевой техникой, по повышению устойчивости войск в бою, заставляло солдат упорно сопротивляться. Начиная с апреля вместо военных трибуналов в войсках стали действовать военно-полевые суды. Для такого суда достаточно было одного офицера, чтобы на месте вершить «правосудие» как над офицерами, так и над солдатами. Отставшие от своих частей расстреливались на месте. В тылу первых эшелонов германских и венгерских частей и соединений располагались специальные заградительные отряды, которым вменялось в обязанность вылавливать дезертиров и не допускать отхода войск с занимаемых позиций. Репрессиями, запугиванием неизбежностью расплаты за совершенные злодеяния и другими мерами командованию вермахта удалось добиться и на южном крыле советско-германского фронта боевой устойчивости войск. Здесь, как и на других участках фронта, они продолжали отчаянно сопротивляться до конца войны.
В войсках 2-го и 3-го Украинских фронтов к середине марта существенных изменений не произошло. Линия фронта, за исключением района вклинения 6-й танковой армии СС, оставалась почти без изменения. 40, 53 и 7-я гвардейская армии, 1-я гвардейская конно-механизированная группа 2-го Украинского фронта, а также оперативно подчиненные ему 1-я и 4-я румынские армии продолжали действовать в южных районах Словакии. 46-я армия со 2-м гвардейским механизированным корпусом действовала южнее Дуная между Эстергомом и Гантом. Во втором эшелоне фронта, западнее Будапешта, находилась 6-я гвардейская танковая армия.
Войска 3-го Украинского фронта в составе 4-й и 9-й гвардейских, 27, 26, 57-й и оперативно подчиненной ему 1-й болгарской армий занимали рубеж Гант, озеро Веленце, Шимонторнья, озеро Балатон, Бабоча, Торянц. Далее, по левому берегу реки Драва до Осиек и юго-восточнее, вела боевые действия 3-я югославская армия. В составе войск фронта продолжали находиться 18-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный и 5-й гвардейский кавалерийский корпуса.
8 связи с провалом германского контрнаступления в районе озера Балатон необходимо было как можно быстрее перейти в наступление против вклинившегося в оборону противника, чтобы не дать ему возможности закрепиться на новом рубеже. При благоприятном развитии событий можно было рассчитывать не только на скорое завершение освобождения Венгрии, но и успешное продвижение на Вену.
9 марта еще в ходе оборонительного сражения Ставка Верховного Главнокомандования поставила войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов новые задачи на наступление, согласно которым главный удар в Венской операции должен был нанести 3-й Украинский фронт. Его войскам приказывалось не позднее 15 — 16 марта силами правого крыла перейти в наступление и, разбив врага севернее озера Балатон, развивать удар в общем направлении на Папа, Шопрон. 2-му Украинскому фронту предстояло после выхода войск правого крыла на реку Грон перейти к жесткой обороне на всем фронте севернее Дуная. Южнее этой реки войска левого крыла (46-я и 6-я гвардейская танковая армии) должны были 17 — 18 марта начать наступление, чтобы совместно с 3-м Украинским фронтом разбить противостоявшего противника и развить наступление в общем направлении на Дьёр.
К выработке решений на наступление военные советы и штабы фронтов приступили еще в середине февраля. Не прекращалась эта работа и в ходе Балатонской операции. Однако в полной мере она развернулась с 9 марта — с момента уточнения задач Ставкой.
По решению командующего 2-м Украинским фронтом 46-я армия должна была соединениями левого фланга прорвать оборону противника я развивать наступление в указанном Ставкой направлении — на Дьёр, а частью сил выйти в район Комарома, отрезать врагу пути отхода из района юго-западнее Эстергома и, прижав его к Дунаю, уничтожить во взаимодействии с Дунайской военной флотилией. В первый день операции в полосе наступления армии планировался ввод 2-го гвардейского механизированного корпуса под командованием генерала К. В. Свиридова.
Ставилась задача и 6-й гвардейской танковой армии, однако действовать ей пришлось в полосе 3-го Украинского фронта. Перед фронтом 46-й армии оборонялось до семи пехотных и часть танковой дивизии противника. Дунайская военная флотилия контр-адмирала Г. Н. Холостякова для участия в Венской операции выделила 29 бронекатеров, 7 минометных катеров, 10 катеров-тральщиков, отдельную авиаэскадрилью в составе 78 самолетов-истребителей, батальон морской стрелковой бригады и береговой отряд сопровождения.
Действовавшая севернее Дуная 7-я гвардейская армия получила задачу с развитием наступления 46-й армии нанести удар на братиславском направлении. Совместно с ней должны были перейти в наступление и левофланговые соединения 53-й армии. Поддержка наступления с воздуха возлагалась на 5-ю воздушную армию, имевшую 800 самолетов.
Планируя удар частью войск 2-го Украинского фронта на Вену и Братиславу, советское Верховное Главнокомандование имело в виду возможность отсечения крупной танковой группировки противника, действовавшей южнее Дуная, от остальных сил немецко-фашистской армии и территории Германии, а также овладеть в кратчайшие сроки Веной и Братиславой. Кроме того, обход советскими войсками с юга горных районов Западных Карпат имел большое значение для последующих действий фронта в северо-западном направлении. В ходе Венской операции войска левого крыла 2-го Украинского фронта должны были тесно взаимодействовать с 3-м Украинским, наносившим главный удар на Вену с юго-востока. В последующем, когда основные силы 2-го Украинского фронта предпримут действия в направлении Брно, навстречу 4-му Украинскому фронту, наступавшему с востока на Оломоуц, взаимодействие будет осуществляться между этими фронтами. Развернувшиеся военные действия полностью подтвердили правильность решений Ставки,
Командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф. И. Толбухин решил нанести главный удар из района севернее Секешфехервара в юго-западном направлении на Варпалота, Веспрем силами правого крыла (9-я и 4-я гвардейские армии), прорвать оборону противостоявшего противника, окружить и совместно с войсками 27-й и 26-й армий уничтожить его танковую группировку, вклинившуюся в оборону советских войск юго-западнее Секешфехервара. В дальнейшем предполагалось продвигаться в направлении на Папа, Шопрон, выйти к венгеро-австрийской границе и создать условия для наступления на Вену. Частью сил наступать на Сомбатхей и Залаэгерсег с целью охвата с севера надьканижской группировки врага. Наступление 27-й и 26-й армий, действовавших в центре фронта, должно было начаться в момент завершения окружения 6-й танковой армии СС и развиваться в направлении Польгарди, чтобы совместно с главной группировкой фронта уничтожить противостоявшего врага. В полосах этих армий командующий фронтом решил использовать находившиеся там два танковых и механизированный корпуса.
Войска левого крыла фронта (57-я и 1-я болгарская армии) должны были перейти в наступление южнее озера Балатон с задачей разгромить 2-ю немецкую танковую армию в районе Надьканижи. В резерве фронта находился кавалерийский корпус, располагавшийся в районе Шиофок, за левым флангом 26-й армии. Наступление с воздуха поддерживалось 17-й воздушной армией фронта, имевшей в своем составе 837 самолетов. Действия 3-й югославской армии были согласованы с общим планом операции советских войск.
3-й Украинский фронт готовил наступление в ходе Балатонской оборонительной операции. Были приняты все меры к тому, чтобы не втянуть в сражение 9-ю и 4-ю гвардейские армии, которые в предстоявшем наступлении должны были составить ударную группировку фронта. Более того, соединения этих армий пополнялись людьми и материальной частью. Задача была не из легких, поскольку оборонявшиеся крайне нуждались в резервах и пополнении. К началу наступления средняя численность стрелковых рот 4-й гвардейской армии была доведена до 80, а 9-й гвардейской, укомплектованной по особому штату, до 140 человек. Численность стрелковых рот 26, 27 и 57-й армий была значительно ниже, она не превышала 50 — 60 человек. Количество танков и самоходно-артиллерийских установок в 4-й гвардейской армии также значительно увеличилось. За 10 дней их количество возросло с 28 до 122 бронеединиц. Была также проведена большая работа по перегруппировке и скрытному сосредоточению войск, накоплению запасов.
Ударная группировка 3-го Украинского фронта в своем составе имела 18 стрелковых дивизий, 3900 орудий и минометов, 197 танков и самоходно-артиллерийских установок. В полосе наступления этих войск оборонялся 4-й танковый корпус СС с приданными частями. Превосходство в живой силе и артиллерии было на стороне 3-го Украинского фронта, танков и САУ было столько же, сколько и у противника, но в основном это были маломощные самоходно-артиллерийские установки (САУ-76). Фронт располагал 1,5 — 2 боекомплектами боеприпасов.
Несмотря на трудности, связанные с лимитированным количеством материальных средств и подвозом всего необходимого войскам, Советское правительство оказало действенную помощь болгарской Народной армии. Еще в феврале по указанию своего правительства начальник Генерального штаба Болгарии генерал И. Кинов представил Ставке Верховного Главнокомандования план реорганизации и перевооружения болгарской Народной армии. Предполагалось, что она будет иметь 12 пехотных, кавалерийскую и авиационную дивизии, 2 танковые бригады, 2 военно-морские базы и Дунайскую флотилию. Имелось в виду все эти соединения укомплектовать по штатам Советской Армии и оснастить советской боевой техникой. 14 марта 1945 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление передать на вооружение болгарской Народной армии 344 самолета, 65 танков Т-34, 935 орудий и минометов, 28,5 тыс. винтовок и автоматов, 1170 ручных и станковых пулеметов, 280 противотанковых ружей, 369 радиостанций, 2572 телефонных аппарата, 370 автомашин. Значительная часть боевой техники и вооружения была передана в ходе военных действий.
16 марта во второй половине дня после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска 9-й и 4-й гвардейских армий под командованием генералов В. В. Глаголева и Н. Д. Захватаева перешли в наступление. Гитлеровцы, ошеломленные сильным огневым ударом, вначале не оказали серьезного сопротивления. Однако вскоре противник сумел восстановить управление, нарушенное огнем артиллерии и ударами авиации. На многих участках небольшие группы его пехоты с танками начали переходить в контратаки. К исходу 16 марта продвижение советских войск не превышало 3 — 7 км. Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования в этот же день передала 3-му Украинскому фронту 6-ю гвардейскую танковую армию, приказав использовать ее для развития наступления ударной группы фронта и разгрома 6-й танковой армии СС совместно с войсками 27-й армии.
Преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, войска правого крыла фронта к вечеру третьего дня наступления расширили прорыв до 36 км и продвинулись на глубину до 20 км. Однако противник подтягивал к участкам прорыва резервы и части, снятые с неатакованных участков фронта, и, используя горно-лесистую местность, оказывал упорное сопротивление. Для увеличения темпов наступления утром 19 марта в полосе 9-й гвардейской армии была введена в сражение 6-я гвардейская танковая армия. Однако упорная оборона вражеских частей, переброшенных к этому времени из района юго-западнее озера Веленце, и сильно пересеченная местность не позволили армии развить необходимые темпы. Обстановка же настоятельно требовала от советских войск стремительных действий.
Командующий фронтом потребовал от 6-й гвардейской танковой и 9-й гвардейской армии, усиленной 23-м танковым корпусом, в кратчайший срок завершить окружение 6-й танковой армии СС. Кроме того, он приказал с утра 20 марта частью сил 4-й гвардейской армии, а также силами 27-й и 26-й армий нанести удары на Берхида, Польгарди, Лепшень. В полосах наступления 26-й и 27-й армий действовали 18-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса. Выполняя поставленные задачи, войска фронта нанесли врагу большой урон. Несмотря на это, он продолжал ожесточенное сопротивление, стремясь любой ценой предотвратить окружение своих войск и вывести их из района между озерами Веленце и Балатон.
Ставка Верховного Главнокомандования разрешила использовать часть сил 18-й воздушной армии. В ночь на 22 марта дальние бомбардировщики армии совершили налет на железнодорожный узел Веспрем, а бомбардировщики и штурмовики 17-й воздушной армии уничтожали колонны войск на дорогах, узлы связи, оборонительные сооружения, а также авиацию противника на его аэродромах.
Взаимодействуя с Советской Армией, авиация союзников во второй половине марта 1945 г. подвергла воздушным бомбардировкам ряд аэродромов, железнодорожных узлов, мостов и промышленных объектов на территории Южной Австрии, западной части Венгрии и Южной Словакии. Судя по данным немецко-фашистского командования, некоторые налеты американо-английской авиации причинили значительный ущерб производству горючего. Например, в дневнике верховного главнокомандования вермахта в записи от 15 марта говорится: «В результате налетов авиации на нефтеочистительные заводы в Комарно производство горючего здесь... снизилось на 70 процентов». И далее: «...в связи с тем что группы армий «Юг» и «Центр» до сих пор снабжались горючим из Комарно, последствия воздушных ударов повлияют и на оперативные решения».
В результате принятых мер наступление главных сил 3-го Украинского фронта развивалось быстрее, чем в первые дни. Войска 4-й гвардейской армии 22 марта овладели городом Секешфехервар, а части 9-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армий, полностью преодолев сопротивление противника на рубеже гор Баконь, начали преследование его войск, отходивших к промежуточному рубежу обороны на реке Раба. К вечеру 22 марта основные силы 6-й танковой армии СС были почти окружены. Однако уничтожить полностью их не удалось: гитлеровцы ценой больших потерь успели вывести значительное количество живой силы и техники.
23 марта Ставка Верховного Главнокомандования утвердила с некоторыми коррективами представленный Военным советом 3-го Украинского фронта план дальнейших действий. Фронту приказывалось развивать главный удар не на Сомбатхей, как предлагал его командующий, а в направлении Папа, Шопрон. Для этого 9-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армиям предписывалось наступать на Кёсег. 4-я гвардейская армия была перегруппирована в полосу правее 9-й гвардейской армии для совместного с ней и 6-й гвардейской танковой армией наступления на Вену. 26-я армия должна была нанести удар на Сомбатхей, а 27-я — на Залаэгерсег. 57-я и 1-я болгарская армии имели задачу не позднее 5 — 7 апреля овладеть районом Надьканижи. Получив задачу, войска фронта успешно развивали наступление в заданных направлениях.
17 марта в наступление перешли передовые отряды 46-й армии 2-го Украинского фронта. В течение дня они продвинулись до 10 км и вышли ко второй полосе обороны противника. На следующий день главные силы 46-й армии, которой командовал генерал А. В. Петрушевский, форсировали реку Альталь и начали продвигаться на запад. Противник упорно сопротивлялся, но остановить наступавших не смог. Введенный в сражение утром 19 марта 2-й гвардейский механизированный корпус усилил удар. Во второй половине 20 марта части корпуса вышли к Дунаю западнее Товароша, охватив с юго-запада группировку врага, которая насчитывала более 17 тыс. солдат и офицеров. Одновременно на правом берегу Дуная в этом же районе была осуществлена высадка десанта 83-й отдельной морской стрелковой бригадой, входившей в состав Дунайской военной флотилии. Несмотря на то что участок реки, где пришлось действовать флотилии, был заминирован, проход кораблей в районе Эстергома затруднен упавшими в воду фермами подорванного железнодорожного моста, а оба берега Дуная сильно укреплены, флотилия выполнила поставленную задачу. Десантники действовали решительно и быстро, нанося удары по тылам врага. Наступление войск фронта южнее Дуная активно поддерживалось авиацией 5-й воздушной армии. Для развития успеха 46-й армии был передан из 3-го Украинского фронта 23-й танковый корпус.
46-я армия развернула наступление на Дьёр. Частью сил она приступила к ликвидации окруженного противника. Вечером 21 марта значительные силы пехоты врага, поддержанные 130 танками и штурмовыми орудиями, попытались деблокировать окруженную группировку. Соединения 46-й армии были потеснены, но положение удалось восстановить силами подошедших резервов. В последующие дни войска 46-й армии во взаимодействии с десантниками Дунайской военной флотилии, которые с 21 по 25 марта отбили 18 контратак врага, полностью ликвидировали окруженную группировку противника. На остальном фронте вражеские войска начали отходить на запад.
К 26 марта войска 46-й армии 2-го Украинского и правого крыла 3-го Украинского фронтов прорвали оборону противника между Дунаем и озером Балатон, преодолели горы Вертеш и Баконь и, продвинувшись на глубину до 80 км, создали условия для развития наступления на Вену. Воспользовавшись успешными действиями к югу от Дуная, 25 марта начали наступление на Братиславу и Брно войска 2-го Украинского фронта.
С 26 марта 46-я армия 2-го и войска правого крыла 3-го Украинских фронтов перешли к преследованию врага на всем фронте. 46-я армия 28 марта овладела городами Комаром и Дьёр и полностью очистила правый берег Дуная до устья реки Раба. Еще более стремительно наступали войска 3-го Украинского фронта. Противник пытался удержать подготовленный рубеж по левому берегу Рабы, но войска правого крыла фронта, с ходу форсировав реку, сломили его сопротивление и продолжали продвижение. 30 марта подвижные соединения фронта при поддержке авиации 17-й воздушной армии с ходу прорвали пограничные укрепления врага на венгеро-австрийской границе южнее Шопрона и вступили в пределы Австрии.
Продвижение 26-й и 27-й армий фронта к Шопрону и Сомбатхею, а также в юго-западном направлении привело к угрозе охвата 2-й танковой армии противника с севера, которая с боями начала отходить из района южнее озера Балатон. Воспользовавшись этим, 29 марта начали наступление 57-я и 1-я болгарская армии. Преодолев оборону противника, соединения этих армий и 5-й гвардейский кавалерийский корпус, который нанес стремительный удар с севера, 2 апреля овладели центром нефтеносного района Венгрии городом Надьканижа.
Чтобы сдержать натиск войск левого крыла 3-го Украинского фронта, противник начал перебрасывать сюда с югославского участка фронта части и соединения группы армий «Е». Руководство немецко-фашистскими войсками на юго-востоке было реорганизовано с целью большей его централизации. С 25 марта командование группой армий «Ф» было передано командующему группой армий «Е» генералу А. Лёру, а штаб группы армий «Ф» убыл в распоряжение группы армий «Висла». Но все эти меры не дали врагу ожидаемых результатов. Вследствие того что советские войска успешно продвигались на Братиславу и Брно, командующий группой армий «Юг» лишился возможности снимать войска с участка севернее Дуная для переброски их против 46-й армии и главных сил 3-го Украинского фронта, быстро наступавших с востока и юго-востока к Вене.
1 апреля Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачу наступавшим на Вену войскам. 46-я армия 2-го Украинского фронта с подчиненными ей 2-м гвардейским механизированным и 23-м танковым корпусами должна была наступать на Брук, Вену и совместно с войсками 3-го Украинского фронта овладеть столицей Австрии; 3-й Украинский фронт силами 4-й, 9-й гвардейской и 6-й гвардейской танковой армий — овладеть Веной и не позднее 12 — 15 апреля выйти на рубеж Тульн, Санкт-Пёльтен, Дилиенфельд; 26, 27, 57 и 1-я болгарская армии должны были не позднее 10 — 12 апреля освободить от немецко-фашистских войск города Глогниц, Брук, Грац, Марибор и прочно закрепиться на рубеже рек Мюрц, Мур и Драва.
По мере приближения советских войск к Вене противник усиливал сопротивление. Отступая, он разрушал дороги, устраивал многочисленные заграждения, предпринимал контратаки на промежуточных оборонительных рубежах. Но советские войска настойчиво продвигались на северо-запад. 2 апреля 46-я армия вышла к венгеро-австрийской границе, а затем преодолела ее между Дунаем и озером Нёйзидлер-Зе. Войска 3-го Украинского фронта, овладев 1 — 4 апреля городами Шопрон, Винер-Нёйштадт, вышли на подступы к Вене. Севернее Вараждина они действовали на территории Югославии совместно с югославскими войсками. Значительную помощь наступавшим оказывала советская авиация. В боях за Винер-Нёйштадт удары советских бомбардировщиков ослабили оборону противника, что помогло частям и соединениям 9-й гвардейской армии быстро овладеть городом.
К северу от Дуная войска 2-го Украинского фронта и входившие в его состав румынские армии успешно осуществляли Братиславо-Брновскую операцию. 4 апреля был освобожден город Братислава, после чего основные усилия фронта были направлены на овладение городом Брно.
Чем ближе был час окончательного изгнания немецких войск из Венгрии, тем больше они грабили страну. Развалины городов, разграбленные деревни, потеря 40 процентов национального достояния — таков был конечный итог германской политики в отношении этой страны, таков итог политики венгерских господствующих классов, поставивших Венгрию и ее национальную экономику в зависимость от военных интересов фашистской Германии. Салашистская клика, помещики и капиталисты, связанные с немецко-фашистскими оккупантами, бежали на Запад, захватив с собой золотые запасы и другие национальные ценности Венгрии.
4 апреля в жизни венгерского народа произошло знаменательное событие — Советская Армия завершила освобождение территории страны от немецко-фашистских захватчиков. Став свободной, Венгрия получила возможность самостоятельно решать свою судьбу. «...4 апреля 1945 г., — отмечал Первый секретарь ЦК Венгерской социалистической рабочей партии Я. Кадар, — в истории венгерского народа началась новая страница; наш народ снова обрел национальную независимость, перед ним открылись возможности развития, социального освобождения. Освобождение равнозначно для нашего народа новому, второму обретению родины, и 4 апреля по достоинству стало его величайшим национальным праздником».
В длительных, кровопролитных боях за освобождение Венгрии от немецко-фашистских оккупантов и их салашистских приспешников Советская Армия понесла значительные потери. Более 140 тыс. советских солдат и офицеров навечно остались лежать в венгерской земле.
С выходом советских войск на венгеро-австрийскую границу сдача в плен венгерских солдат и офицеров приобрела массовый характер. По существу, салашистская армия перестала существовать. Отходившие к Вене немецко-фашистские войска также несли большие потери. В период 29 — 31 марта только войска правого крыла и центра 3-го Украинского фронта взяли в плен более 30 тыс. солдат и офицеров противника. Нередко в плен сдавались целые части и подразделения. В связи с поражением группы армий «Юг» вместо отстраненного от должности командующего генерала Вёлера был назначен генерал Л. Рендулич, считавшийся крупным специалистом по ведению обороны.
В Австрии немецко-фашистское командование и настроенная профашистски австрийская буржуазия, используя печать, радио и другие средства пропаганды, усиленно распространяли слухи, будто Советская Армия уничтожит всех австрийцев — членов национал-социалистской партии. Началась насильственная эвакуация населения из восточных районов страны.
6 апреля по указанию Ставки Верховного Главнокомандования Военный совет 3-го Украинского фронта издал обращение к народу Австрии с призывом оставаться всем на своих местах, продолжать мирный труд и оказывать помощь советскому командованию в поддержании общественного порядка и обеспечении нормальной работы промышленных, торговых, коммунальных и других предприятий. В обращении подчеркивалось, что Советские Вооруженные Силы вступили на территорию Австрии с целью разгрома немецко-фашистских войск и освобождения страны от германской зависимости, что Советская Армия будет содействовать восстановлению порядка, существовавшего в Австрии до 1938 г., то есть до вторжения гитлеровцев, а национал-социалистская партия будет распущена без применения каких-либо репрессий к ее рядовым членам, если они проявят лояльность по отношению к советским войскам. Это обращение легло в основу широкой агитационно-пропагандистской работы политорганов Советской Армии среди австрийского населения.
Не прекращая наступления, советские войска готовились к штурму Вены. Производились необходимые перегруппировки, подтягивались тылы, уточнялись задачи. Усиленно велась разведка обороны врага. Советскому командованию удалось установить, что для обороны Вены привлекалось 8 танковых и пехотная дивизии, до 15 отдельных батальонов. Позднее стало известно о создании противником из моряков и курсантов военных училищ моторизованных отрядов, которые вместе с танковыми частями и соединениями составляли маневренную группу войск для действий в Венской долине.
На танкоопасных направлениях по внешнему обводу города были отрыты противотанковые рвы, установлены противотанковые и противопехотные заграждения. Улицы города противник перекрыл многочисленными баррикадами, а многоэтажные здания приспособил к длительной обороне. Немецко-фашистское командование, не считаясь с возможными разрушениями в городе, стремилось превратить Вену в такой же узел сопротивления, каким был Будапешт.
Согласно указаниям Ставки Верховного Главнокомандования от 1 апреля командующий 3-м Украинским фронтом решил овладеть Веной одновременными ударами с трех направлений: с юго-востока — силами 4-й гвардейской армии и 1-го гвардейского механизированного корпуса, с юга и юго-запада — силами 6-й гвардейской танковой армии с приданным ей 18-м танковым корпусом и частью сил 9-й гвардейской армии. Остальные силы 9-й гвардейской армии должны были обойти город, совершив марш через отроги Восточных Альп, и отрезать пути отхода врагу на запад. 46-ю армию 2-го Украинского фронта с приданными ей танковым и механизированным корпусами Ставка 6 апреля приказала перевести на левый берег Дуная для наступления в обход Вены с севера. С воздуха эта группировка войск поддерживалась авиацией 17-й и частью сил 5-й воздушных армий.
Выполняя указания Ставки, 46-я армия переправилась на левый берег Дуная и стала развивать наступление на Вену. Большую помощь в переправе войск ей оказала Дунайская военная флотилия: в течение трех суток она перевезла около 46 тыс. человек, 138 танков и САУ, 743 орудия и миномета, 542 автомашины, 2230 лошадей, 1032 тонны боеприпасов, много другого вооружения и снаряжения. Затем артиллерийским огнем с бронекатеров флотилия поддерживала наступавшие вдоль берега войска 46-й и 4-й гвардейской армий.
5 апреля начались бои на подступах к Вене, сразу же принявшие ожесточенный характер. Противник сильным огнем, контратаками пехоты и танков старался не допустить прорыва советских войск к городу. В ходе боев обозначился успех юго-западнее Вены, где оборона врага оказалась слабее. Командующий фронтом приказал немедленно перегруппировать всю 6-ю гвардейскую танковую армию для обхода Вены с запада и северо-запада.
Желая предотвратить напрасные жертвы среди населения, сохранить город и спасти его исторические памятники, маршал Ф. И. Толбухин 6 апреля обратился к жителям Вены с призывом оставаться на местах, всячески препятствовать фашистам осуществлять злодейское разрушение города. Обращение заканчивалось словами: «Граждане Вены! Помогайте Красной Армии в освобождении столицы Австрии Вены, вкладывайте свою долю в дело освобождения Австрии от немецко-фашистского ига». Многие австрийские патриоты откликнулись на призыв советского командования. Они помогали советским воинам в их нелегкой борьбе против засевшего в укрепленных кварталах врага.
Утром 6 апреля с востока и юга войска 4-й и часть сил 9-й гвардейских армий начали штурм Вены. Одновременно соединения 6-й гвардейской танковой и главные силы 9-й гвардейской армий обходили город с запада. Им пришлось преодолевать горно-лесистый массив Венского Леса. Обойдя Вену, они 7 апреля западнее ее вышли к Дунаю. Город был охвачен с трех сторон: востока, юга и запада.
9 апреля Советское правительство опубликовало заявление, в котором говорилось: «Советское Правительство не преследует цели приобретения какой-либо части австрийской территории или изменения социального строя Австрии. Советское Правительство стоит на точке зрения Московской декларации союзников о независимости Австрии. Оно будет проводить в жизнь эту декларацию. Оно будет содействовать ликвидации режима немецко-фашистских оккупантов и восстановлению в Австрии демократических порядков и учреждений. Верховным Главнокомандованием Красной Армии дан приказ советским войскам оказать свое содействие в этом деле австрийскому населению». Это заявление, которое отражало ленинскую интернациональную политику Советского государства, было встречено австрийским народом с радостью и надеждой.
В течение 9 — 10 апреля советские войска с боями продвигались к центру города. За каждый квартал, а порой и за отдельный дом разгорались жестокие схватки. После того как армии 3-го Украинского фронта отрезали венской группировке врага пути отхода на запад, она могла отходить лишь на север. Но сюда должна была выйти 46-я армия 2-го Украинского фронта. Враг, стремившийся любой ценой не допустить выхода ее частей на свои северные коммуникации, упорно отстаивал позиции. Особенно сильное сопротивление он оказал на рубеже реки Морава. Наступление 46-й армии замедлилось.
Войска 3-го Украинского фронта продолжали штурм центра города с юга и запада. Особенно ожесточенное сопротивление противник оказывал в районе мостов через Дунай, так как в случае выхода к ним советских войск вся группировка, оборонявшая Вену, оказалась бы в окружении. Тем не менее сила удара советских войск непрерывно нарастала. К исходу 10 апреля оборонявшиеся немецко-фашистские войска были зажаты: с юга и востока — 4-й, а с юго-запада и запада — 9-й и 6-й танковой гвардейскими армиями. Противник продолжал оказывать сопротивление лишь в центре города.
В ночь на 11 апреля 4-я гвардейская армия начала форсирование Дунайского канала, чему способствовали успешные действия 20-го стрелкового и 1-го механизированного гвардейских корпусов, наступавших в направлении Имперского моста. Чтобы помешать противнику его взорвать, на правый и левый берега Дуная Дунайская военная флотилия высадила десант в составе батальона 217-го гвардейского стрелкового полка 80-й гвардейской дивизии полковника В. И. Чижова с задачей захватить подступы к мосту. 13 апреля такая же задача была поставлена перед батальоном 21-го гвардейского стрелкового полка 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии полковника Д. А. Дрычкина.
Воины батальона 21-го полка во главе с капитаном Д. Ф. Борисовым проникли под мост и перерезали провода, предотвратив взрыв. Внезапной атакой гвардейцы с помощью десантников овладели мостом. Это были последние, завершающие бои за столицу Австрии.
13 апреля советские войска полностью овладели Веной, а западнее города соединения 3-го Украинского фронта 15 апреля вышли на рубеж Санкт-Пёльтен и южнее. Наступление 46-й армии 2-го Украинского фронта завершилось выходом в район Корнёйбург, Флоридсдорф, где она соединилась с войсками 3-го Украинского фронта. Жители Вены приветствовали своих освободителей — советские войска. Они срывали со стен домов плакаты с антисоветскими лозунгами и призывами гитлеровского командования защищать Вену до последнего солдата, расчищали улицы; отдельные группы австрийцев конвоировали на сборные пункты пленных немецких солдат и офицеров. В столице Австрии развевались австрийские и советские флаги.
Стремительные и самоотверженные действия советских войск не позволили гитлеровцам разрушить один из красивейших городов Европы и спасли жизнь тысячам венцев. Советские воины предотвратили взрыв Имперского моста через Дунай, а также разрушение многих ценных архитектурных сооружений, подготовленных к взрыву или подожженных гитлеровцами при отступлении, среди них собор Святого Стефана, Венская ратуша и другие. В честь одержанной победы соединения и части, отличившиеся в боях за город, получили наименование Венских. Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За взятие Вены», наградив ею более 270 тыс. воинов.
Великий подвиг Советских Вооруженных Сил, многочисленные жертвы, принесенные советским народом во имя свободы и независимости Австрии, высоко оценила австрийская общественность. В августе 1945 г. на одной из центральных площадей Вены был установлен памятник советским воинам, погибшим в боях за освобождение страны.
В период боев за Вену в центре и на левом крыле 3-го Украинского фронта продолжалось наступление в общем направлении на Грац. К середине апреля войска фронта достигли Восточных Альп. В конце апреля — начале мая советские войска, действовавшие в Австрии, вышли на рубеж Линц, Гафленц, Клагенфурт, где встретились с американскими войсками. Наступавшие войска 1-й болгарской армии сломили сопротивление противника и 8 апреля вышли в район Вараждина, где временно перешли к обороне с задачей не допустить прорыва противника на этом направлении. 12 апреля южнее Дравы перешла в наступление 3-я югославская армия, которая во взаимодействии с соединениями 1-й болгарской армии разгромила противостоявшего противника и начала его преследование. 10 мая югославские войска совместно с болгарскими частями овладели городом Марибор. В середине мая 1-я болгарская армия вышла на рубеж горных вершин Кор-Альпе, где встретилась с английскими частями. Здесь закончился ее боевой путь. 24 мая армия была выведена из состава 3-го Украинского фронта и убыла на родину. Лишь небольшая часть ее сил продолжала еще некоторое время оставаться в Австрии.
Наступление Советских Вооруженных Сил на юге имело большое политическое и стратегическое значение. Разгромив группу армий «Юг» противника, войска 2-го и 3-го Украинских фронтов освободили западную часть Венгрии, значительную часть Чехословакии, восточные районы Австрии с ее столицей Веной. Германия лишилась важного в экономическом отношении Надьканижского нефтяного района и одного из последних крупных индустриальных центров — Венского промышленного. Советская Армия овладела южными подступами к фашистской Германии. Рухнули планы гитлеровцев затянуть войну длительной обороной в «южной крепости».
Советская Армия нанесла крупное поражение южному крылу стратегического фронта немецко-фашистских войск. За 30 суток войска 2-го и 3-го Украинских фронтов прошли с боями 150 — 250 км. Они разгромили 32 дивизии противника, взяв в плен более 130 тыс. солдат и офицеров, захватив и уничтожив свыше 1300 танков и штурмовых орудий, 2250 полевых орудий. 30 апреля немецкая группа армий «Юг» была переименована в группу армий «Австрия».
Венгерскому фашизму был нанесен сокрушительный удар. Салашистская Венгрия и ее вооруженные силы прекратили свое существование. Венгерский народ получил возможность стать на путь демократического развития, глубоких революционных преобразований.
Успешные боевые действия советских войск на венском направлении, выход 3-го Украинского фронта в восточные районы Австрии ускорили освобождение Югославии. Действовавшие там войска группы армий «Е» оказались изолированными от Германии и начали общий отход. Разгром немецко-фашистских войск в Венгрии и Австрии способствовал действиям американо-английских армий и сил Сопротивления в Северной Италии.
Вступление Советской Армии в Австрию избавило австрийский народ от фашистского гнета. Было положено начало возрождению австрийской государственности. Свободу Австрии принес советский солдат, вынесший на своих плечах все тяготы войны и победивший сильного и опытного врага. В боях за освобождение австрийского народа от немецкого фашизма погибло 26 тыс. советских воинов.
Австрия — первая страна, ставшая жертвой агрессии фашистской Германии. С нее гитлеровцы начали осуществление своих захватнических планов. Теперь годы мрачного существования остались позади. Австрийское население верило, что Советская Армия поможет ему восстановить свободное и независимое государство. Первым вопросом, требовавшим безотлагательного решения, было создание Временного правительства. Верное своей политике невмешательства во внутренние дела других стран, Советское правительство пошло навстречу пожеланиям австрийской общественности, которая предложила поручить формирование правительства лидеру социал-демократов К. Реннеру. 27 апреля было образовано Временное австрийское правительство. В тот же день оно опубликовало торжественное заявление о независимости страны. Государственный суверенитет, ликвидированный немецко-фашистскими оккупантами в 1938 г., был восстановлен. Возрожденная Австрия могла рассчитывать на поддержку СССР в обеспечении своей независимости. 16 мая 1945 г. К. Реннер в письме И. В. Сталину писал: «...я вполне удовлетворен темпом, которым идет восстановление совершенно разрушенной нацистами австрийской государственности, и со всей определенностью подчеркиваю, что в этом мне оказала помощь ценная поддержка Красной Армии, не ограничивавшей, однако, свободы наших действий».
Советский Союз и его Вооруженные Силы не только изгнали немецко-фашистских оккупантов со значительной части австрийской территории, но и многое сделали для быстрейшей нормализации жизни австрийского народа. В районе Вены были восстановлены Северо-Западный и Южный мосты через Дунай, моряки Дунайской военной флотилии очистили от мин фарватер австрийской части Дуная, подняли 128 затонувших судов, а также отремонтировали 30 процентов портовых кранов и другого оборудования. Советские воинские части восстановили 1719 км железнодорожных путей, 45 железнодорожных мостов, 27 депо, помогли австрийским железнодорожникам отремонтировать более 300 паровозов и около 10 тыс. вагонов.
Учитывая бедственное положение ограбленного гитлеровцами населения восточных районов Австрии и ее столицы, идя навстречу просьбе Временного правительства, Советское правительство оказало австрийскому народу значительную продовольственную помощь. Во всех уголках восточной части Австрии воины армии-освободительницы помогали местным жителям налаживать мирную трудовую жизнь.
С точки зрения военного искусства заслуживает внимания замысел Венской операции. Оригинальность его заключается в сочетании мощного фронтального удара войск смежных флангов двух фронтов с целью рассечения противостоявшей группировки противника с последующим разгромом ее по частям: одной — путем прижатия к Дунаю, другой — разгрома северо-восточнее озера Балатон.
Важной особенностью Венской наступательной операции является подготовка ее в ходе обороны, организация и осуществление оперативного маневра силами танковой армии на новое направление и перегруппировка общевойсковой армии на правое крыло фронта.
В успешном наступлении на Вену большая роль принадлежала советской авиации. Полностью господствуя в воздухе, она наносила непрерывные удары по опорным пунктам противника, штурмовала колонны войск и скопления техники, уничтожала авиацию врага на аэродромах и в воздухе. В ходе операции только авиация 17-й воздушной армии совершила свыше 24 100 самолето-вылетов, провела 148 воздушных боев, в которых было сбито 155 самолетов врага. В ряде случаев действия советской авиации согласовывались с союзниками: американо-английские самолеты также наносили удары по объектам, расположенным в полосах действий 2-го и 3-го Украинских фронтов.
Военные действия в западной части Венгрии и восточных районов Австрии поучительны четко осуществленным Ставкой Верховного Главнокомандования стратегическим взаимодействием фронтов, а также советских войск с болгарскими и югославскими, формой оперативного маневра в процессе прорыва обороны противника, действиями войск в условиях горно-лесистой местности и крупными перегруппировками в ходе наступления. Они проводились в тот период, когда советские войска громили противника в Восточной Померании, в Верхней Силезии и на моравска-остравском направлении в Чехословакии. В связи с этим враг был лишен возможности перебрасывать войска на южный участок фронта, что содействовало успеху советских войск в овладении Братиславой и Веной, а также наступлению на город Брно и далее, в глубь Чехословакии.

Наступление советских войск в Чехословакии


Боевые действия Советской Армии на чехословацкой земле начались осенью 1944 г., но в решающую фазу они вступили в начале 1945 г., когда по решению Ставки Верховного Главнокомандования в Западных Карпатах развернулось наступление войск 4-го и 2-го Украинских фронтов.
К 1945 г. войска 4-го Украинского фронта: 38-я, 1-я гвардейская, 18-я и 8-я воздушная армии, 1-й чехословацкий армейский корпус — под командованием генерала И. Е. Петрова, выполняя поставленную Ставкой еще 30 ноября 1944 г. задачу по развитию наступления на Новы-Тарг, а частью сил левого крыла фронта на Попрад, вышли на линию Ясло, Турна.
2-й Украинский фронт: 40, 27, 53, 7-я гвардейская, 6-я гвардейская танковая, 5-я воздушная, 1-я и 4-я румынские армии, 1-я конно-механизированная группа — проводил Будапештскую операцию. Частью сил войска фронта наступали в юго-восточные районы Словакии в направлении Сендрё, Плешивец, чтобы во взаимодействии с левым крылом 4-го Украинского фронта разгромить противника западнее Шаторальяуйхей и не дать ему возможности организовать оборону по реке Горнад. Войска фронта действовали на линии Турна, Эстергом и в районе Будапешта. Если сравнивать с концом 1944 г., то существенных изменений в боевом и численном составе группировок войск сторон не произошло.
В 4-м и во 2-м Украинских фронтах с учетом румынских и чехословацких войск на 1 января 1945 г. насчитывалось 651,7 тыс. человек, 9910 орудий и минометов, 453 танка и самоходно-артиллерийские установки, 1283 боевых самолета. Противник здесь имел часть сил 17-й армии, 1-ю танковую армию, 1-ю венгерскую армию, входившие в группу армий «А», 8-ю армию и часть сил 6-й армии группы армий «Юг». Эти войска насчитывали более 550 тыс. человек, до 5 тыс. орудий и минометов, 330 танков и штурмовых орудий, 680 боевых самолетов.
В соответствии с общим стратегическим замыслом на зиму 1944/45 г. Военный совет 4-го Украинского фронта в декабре 1944 г. разработал план наступления, который был утвержден Ставкой. Фронту предстояло разгромить противостоявшего противника, преодолеть Западные Карпаты и выйти в долину рек Висла, Одра до Моравска-Остравы. Войска фронта должны были наступать на трех направлениях, в полосе от Ясло до Турна, на каждом из которых сосредоточивались усилия одной армии.
В первых числах января командующий фронтом генерал И. Е. Петров поставил задачи армиям. 38-я армия генерала К. С. Москаленко, взаимодействуя с 60-й армией 1-го Украинского фронта, наносила главный удар в направлении Горлице, Новы-Сонч, а в дальнейшем на Краков. Для развития успеха армии имелось в виду использовать подвижную группу в составе двух танковых бригад, четырех стрелковых батальонов и двух полков артиллерии. 1-я гвардейская армия генерала А. А. Гречко, действовавшая в 70-километровой полосе, основные усилия сосредоточивала на прешовском направлении. Здесь она должна была прорвать вражескую оборону, а затем развивать наступление на Люботин, Стара-Любовня. В случае если прорыв не удастся, а действия 38-й армии окажутся успешными, 1-ю гвардейскую армию предстояло перенацелить для наступления в направлении Новы-Тарг. Ей придавался 1-й чехословацкий армейский корпус. 18-я армия генерала А. И. Гастиловича получила задачу наступать из района южнее Мокранце в направлении Смольник, овладеть городом Спишска-Нова-Вес, а частью сил обойти Кошице с запада. В дальнейшем наступать на Попрад, Ружомберок, Жилину. 8-я воздушная армия (553 боевых самолета) в первые дни операции должна была поддержать наступление 38-й армии и ее подвижной группы.
2-й Украинский фронт имел задачу выйти на рубежи рек Грон и Нитра, после чего наступать на Братиславу, Вену и Брно. Входившие в его состав 40-я и 4-я румынская армии должны были прорвать оборону противника юго-восточнее Плегпивец и Рожнява и, развивая наступление в общем направлении на Добшину, способствовать 18-й армии 4-го Украинского фронта в разгроме кошицкой группировки противника. Из района Лученец в направлении Галич, Банска-Бистрица было приказано наступать 27-й и 1-й румынской армиям. Удар на Зволен наносила 53-я армия, а на Банска-Штьявницу — 1-я конно-механизированная группа. Часть сил фронта (7-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая армии) получила задачу нанести удар из района севернее Эстергома вдоль левого берега Дуная на Комарно с целью оказания помощи 3-му Украинскому фронту в уничтожении группировки противника, наступавшей на Будапешт.
Особенностью предстоявших действий 4-го Украинского фронта являлось то, что в ходе операции главные его силы, наступавшие на краковском направлении, должны были взаимодействовать с войсками левого крыла 1-го Украинского фронта, а войска, которые действовали на кошицком направлении, — со 2-м Украинским фронтом. Это создавало дополнительные трудности для командования фронта и его штаба, особенно в организации управления войсками, в условиях, когда им приходилось действовать в горно-лесистой местности по зимнему бездорожью.
Была проведена тщательная подготовка предстоящего наступления. В армиях 4-го Украинского фронта большое внимание уделялось обучению войск действиям в горно-лесистой местности зимой. Учитывались особенности планирования и применения артиллерии и танков. С этой целью изучался опыт, накопленный в ходе предшествовавших боев. В 1-й гвардейской и 18-й армиях, которым предстояло действовать в горах, артиллерия распределялась по корпусам и дивизиям. Предусматривалось также максимально усилить артиллерией стрелковые полки в период боя в глубине обороны противника.
К началу операции удалось создать плотность орудий и минометов на 1 км фронта: в 38-й армии — 207, в 1-й гвардейской армии — 110, а в 18-й армии — 83. Танки и самоходно-артиллерийские установки планировалось использовать централизованно на одном направлении, а если не позволяли условия местности, они придавались стрелковым частям и подразделениям. Острой проблемой в ходе подготовки было доукомплектование частей и соединений личным составом и боевой техникой. К началу наступления численность дивизий 38-й армии составляла 5 — 6 тыс. человек в каждой, в 1-й гвардейской армии — 4,6 — 5 тыс. человек, в 18-й армии — 3,5 — 4,5 тыс. человек.
Во 2-м Украинском фронте необходимо было повысить боеспособность поредевших стрелковых частей и соединений, личный состав которых участвовал в длительных и непрерывных наступательных действиях; провести скрытную перегруппировку войск, выделенных для наступления на Комарно; восстановить боеспособность 6-й гвардейской танковой армии, располагавшей лишь 60 боевыми машинами. В результате самоотверженной работы ремонтников — этих неутомимых тружеников войны, к началу наступления в армии насчитывалось 179 танков и самоходно-артиллерийских установок.
Особенность партийно-политической работы в войсках, которым предстояло вести боевые действия на территории дружественного государства — Чехословакии, состояла в том, чтобы добиться правильных взаимоотношений между советскими воинами и населением освобождаемой ими страны. Военные советы и политуправления фронтов, политотделы армий и дивизий выпустили листовки, рассказавшие о дружбе народов Советского Союза и Чехословакии. Лекторы и агитаторы выступали с докладами и беседами на тему «Подадим руку помощи братскому чехословацкому народу». На пути движения частей можно было увидеть лозунги: «Чехословаки — наши братья!», «Вызволим чехословацкий народ из фашистской неволи».
В частях и соединениях фронтов состоялись собрания партийных активов, партийных и комсомольских организаций, слеты бывалых воинов, ротные и батальонные митинги личного состава. Незадолго до наступления в армиях были проведены совещания работников политорганов, где обсуждались вопросы руководства партполитработой. Целеустремленностью и деловитостью характеризовалась деятельность начальника политотдела 18-й армии генерала Л. И. Брежнева. На совещании политорганов армии он сделал доклад о политико-моральном состоянии войск армии, был обсужден также вопрос о работе среди войск противника, проведен инструктаж о содержании бесед с личным составом о Родине и о взаимоотношении с населением дружественной Чехословакии.
Большое политическое значение имели решения военных советов о передаче Чехословакии музейных и церковных ценностей, награбленных фашистами и отбитых у них советскими войсками, а также о промышленных предприятиях, взятых под охрану. Чехословацкий народ горячо выражал чувства признательности и благодарности советским людям.
В поддержании высокого боевого духа войск определенную роль играла фронтовая почтовая связь. В получаемых воинами письмах шли не только вести от родных и близких, но и давался наказ тружеников тыла до конца разгромить врага и с победой возвратиться домой.
С большим энтузиазмом трудились воины тыловых частей и подразделений фронтов, стремившиеся как можно лучше подготовить наступление войск в материально-техническом отношении. Обеспеченность войск 4-го Украинского фронта боеприпасами к началу наступления была: в 38-й армии от 1,9 до 3,7 боекомплекта, в 1-й гвардейской и 18-й армиях — от 0,4 боекомплекта до 2 боекомплектов. Во 2-м Украинском фронте в армиях к началу наступления было накоплено 1,6 — 3 боекомплекта боеприпасов и необходимое количество горюче-смазочных материалов. Тыловые органы восстанавливали и строили дороги и мосты, ремонтировали вышедшие из строя автомобили.
Войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление 6 января с рубежа реки Грон. 7-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая армии прорвали оборону и через два дня подошли к Комарно, создав плацдарм севернее Дуная. 12 января возобновили наступление войска 40, 27 и 53-й армий, а также румынских 4-й и 1-й армий. К исходу четвертого дня им удалось вклиниться в расположение противника на глубину 18 км и расширить участок прорыва до 40 км. Чем выше советские войска поднимались в горы, тем тяжелее приходилось наступавшим. Глубокий снег, гололед, частые снежные бураны и хорошо укрепленные узлы сопротивления противника на дорогах, в ущельях и на перевалах создавали огромные трудности. Нередко стрелковые части и подразделения оставались без артиллерийской и авиационной поддержки. Но и в этих неимоверно сложных условиях войска продолжали, хотя и медленно, продвигаться вперед, тесня врага все дальше на запад.
Наибольшего успеха достигли 40-я и 27-я армии под командованием генералов Ф. Ф. Жмаченко и С. Г. Трофименко, а также действовавшие совместно с ними 4-я и 1-я румынские армии, которыми командовали генералы Н. Дэскэлеску и В. Атанасиу. Они овладели городами Рожнява, Елынава, Лученец и к 25 января вели бои на подступах к Добшину и северо-западнее Лученца.
На зволенском направлении 53-я армия генерала И. М. Манагарова и 1-я конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева почти не имели продвижения. Противник, опасаясь выхода советских войск в глубокий тыл всей группировке, действовавшей в районе Словацких Рудных гор, упорно оборонялся. Полтора десятка танков, которыми располагали командующий 53-й армией и командующий 1-й конно-механизированной группой, не могли оказать существенной помощи стрелковым войскам. Не имел возможности выделить необходимые силы и командующий фронтом.
В 6-й гвардейской танковой армии к 20 января оставалось всего 43 танка. Нужно было срочно пополнить материальной частью танковые и механизированные соединения. С этой целью командующий фронтом 23 — 24 января вывел в резерв 1-ю конно-механизированную группу, а 27 января — 6-ю гвардейскую танковую армию.
Между тем 40-я и 53-я, румынские 1-я и 4-я армии продолжали наступление. В конце января 40-я армия перевалила через главный хребет Словацких Рудных гор и частью сил совместно с действовавшими в этом районе партизанами освободила город Брезно. К 1 февраля войска правого крыла 2-го Украинского фронта достигли рубежа западнее Брезно, Кривань, Немце, река Грон; южнее, на плацдарме за Троном, закрепилась 7-я гвардейская армия.
Наступление войск 4-го Украинского фронта началось 12 января. Войска 18-й армии под командованием генерала А. И. Гастиловича (членом Военного совета которой был генерал С. Е. Колонии) атаковали позиции противника, который оказал упорное сопротивление. В горно-лесистой местности, при плохой погоде войска продвигались с большим трудом, отбивая частые контратаки пехоты и танков врага. Немецко-фашистское командование усилило свою группировку войск. Уже на четвертый день операции противник перебросил против 18-й армии части трех дивизий. Это обстоятельство, а также, что особенно важно, успешное развитие наступления войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов создавали условия для начала активных действий главных сил 4-го Украинского фронта.
Ударная группа 4-го Украинского фронта — 38-я армия перешла в наступление 15 января. Сильный и внезапный первоначальный удар войск армии, поддержанных артиллерией и действиями части сил 8-й воздушной армии генерала В. Н. Жданова, позволил наступавшим достигнуть значительного успеха уже в первый день. Армия прорвала вражескую оборону на 16-километровом фронте, форсировала реку Вислока и продвинулась в глубину до 13 км. Пленные показали на допросах, что наступление явилось полной неожиданностью и в первые же часы боя отдельные части понесли от огня советской артиллерии и ударов авиации до 50 процентов потерь в живой силе и технике.
Удачное начало наступления 38-й армии — результат скрытной и искусной подготовки операции, зрелого боевого мастерства, смелых и решительных действий советских воинов, заслуга генералов и офицеров армии всех степеней, готовивших и осуществлявших операцию под руководством командующего армией генерала К. С. Москаленко, находившегося в самой гуще военных событий с первых дней войны и до ее окончания. Членом Военного совета армии был генерал А. А. Епишев. Под его руководством политорганы армии проводили непрерывную целеустремленную партийно-политическую и воспитательную работу, мобилизующую личный состав частей и соединений на выполнение боевых задач.
Наступление 60-й армии 1-го Украинского фронта с севера и ударной группы 4-го Украинского фронта с юга создало угрозу окружения 17-й армии противника, и германское командование в ночь на 16 января начало отводить свои войска на Краков. 38-я армия преследовала отходившего врага. Введенная в сражение подвижная группа стремительно продвигалась вперед, 16 января она вышла в тыл противника северо-западнее Горлице, вызвав панику в его рядах. Вскоре город был освобожден. В этот же день войска армии овладели городом Ясло, а к исходу третьего дня операции, продвинувшись до 60 км, вели бои на подступах к реке Дунаец. Армии левого крыла 1-го Украинского фронта к этому времени овладели Ченстоховой и завязали бои за Краков. Противник 17 января начал отводить свои войска с рубежа реки Ондава, прикрываясь сильными арьергардами.
1-я гвардейская армия вместе с приданным ей 1-м чехословацким армейским корпусом перешла в наступление 18 января. Командующий армией генерал А. А. Гречко еще в битве за Кавказ приобрел большой опыт руководства боевыми действиями в горной местности, очень пригодившийся здесь, в Карпатах. Членом Военного совета был генерал К. П. Исаев. За два дня боев армия продвинулась на 30 — 50 км и освободила города Бардеёв и Прешов, 18-я армия — город Кошице. Войска левого крыла 1-го Украинского фронта освободили Краков, а 38-я армия 4-го Украинского фронта достигла истоков Вислы.
В честь успехов войск 4-го Украинского фронта 19 и 20 января в Москве был произведен салют. Многие части и соединения фронта получили почетные наименования Ясловских, Горлицких, Прешовских и Кошицких. Высокую оценку за смелое ведение боевых действий получили части и соединения 1-го чехословацкого армейского корпуса. В память о победе под Ясло, где впервые участвовало в бою несколько чехословацких артиллерийских частей, 15 января отмечается как День артиллерии чехословацкой Народной армии.
Используя продвижение 38-й армии, передовые части которой к 22 января находились в 80 км западнее войск 1-й гвардейской и 18-й армий, командующий фронтом решил нанести удар с севера по флангу группировки противника, оборонявшейся в горах Словакии. С этой целью ряд соединений левого крыла фронта был перегруппирован в полосу 38-й армии. Теперь она наступала в более узкой полосе, не превышавшей 17 км, в направлении на Бельско-Бяла. Полоса действий 1-й гвардейской армии была смещена в южные районы Польши. Она получила задачу наступать в общем направлении на Новы-Сонч, Живец. 1-й чехословацкий армейский корпус был передан в состав 18-й армии, продолжавшей наступление в высокогорных районах Западных Карпат на Попрад и Ружомберок. Чтобы сохранить прежний состав 1-й гвардейской армии, ей был передан горнострелковый корпус из 18-й армии.
Среди чехословацких воинов большую работу проводили Л. И. Брежнев и офицеры политотдела армии. В одном из своих выступлений Л. И. Брежнев говорил: «Дорогие чехословацкие друзья, наши боевые товарищи, вы можете быть уверены, что советские воины не пожалеют сил и самой жизни во имя победы над врагом. Чехословакия будет свободной! Победа не за горами, хотя и предстоит нам их преодолеть».
Продолжая наступление, войска фронта к концу января подошли к крупному узлу дорог и промышленному городу Бельско-Бяла, овладели Новы-Таргом, Левоча, Попрадом. Отходившему в полосе фронта противнику удалось закрепиться на заранее подготовленном рубеже обороны: река Вяла, высоты восточнее Живец, Яблонка, Липт. Св. Микулаш. Попытка советских войск с ходу овладеть этим рубежом не удалась, и они приступили к подготовке его прорыва.
В ходе наступления войскам 4-го и 2-го Украинских фронтов оказывали помощь действовавшие в горах Словакии партизаны. Так, в полосе наступления 18-й армии партизанские соединения под командованием М. И. Шукаева и П. А. Величко успешно решили поставленную командующим фронтом задачу по овладению населенным пунктом и железнодорожной станцией Липтовски-Градок и удержанию его до подхода частей фронта.
Немецко-фашистское командование предпринимало все меры, чтобы остановить продвижение советских войск в Карпатах. Оно усилило армейскую группу войск «Хейнрици», прикрывавшую подступы к Моравска-Остравскому промышленному району. В ее состав из 17-й армии были переданы армейский корпус и корпус СС.
31 января командующий 4-м Украинским фронтом уточнил задачи войскам: 38-я армия должна была овладеть городом Бельско-Бяла и развить удар в направлении Моравска-Остравы; 1-я гвардейская армия продолжала наступать на Живец и далее в направлении Цешина; 18-я армия по-прежнему наступала на Ружомберок, Жилину. Начав наступление в первых числах февраля, войска фронта 12 февраля совместными усилиями 38-й и 1-й гвардейской армий овладели крупным опорным пунктом обороны немецко-фашистских войск на подступах к Моравска-Остраве — городом Бельско-Бяла.
Тяжелые условия борьбы в Карпатах, усталость войск, усилившееся сопротивление врага замедлили наступление. К середине февраля 4-й Украинский фронт был остановлен противником на заранее подготовленном им оборонительном рубеже Струмень, Живец, Яблонка, Липт. Св. Микулаш. Войска правого крыла 2-го Украинского фронта вели наступление на двух направлениях: Зволен, Банска-Бистрица и на Банска-Штьявницу. За месяц боев их продвижение не превышало 14 — 20 км. В результате танкового удара противника в период с 17 по 24 февраля 7-я гвардейская армия оставила плацдарм на правом берегу реки Грон.
Важнейшим итогом январско-февральского наступления 4-го и 2-го Украинских фронтов явилось освобождение большей части территории Словакии и южных районов Польши. Пройдя с боями свыше 200 км, войска 4-го Украинского фронта преодолели большую часть Западных Карпат, вышли в район верхнего течения Вислы, чем способствовали разгрому немецко-фашистской группировки в Силезии войсками 1-го Украинского фронта. Были созданы условия для дальнейшего наступления с целью овладения Моравска-Остравским промышленным районом. 2-й Украинский фронт в напряженных боях разгромил противника в Словацких Рудных горах, лишив гитлеровскую Германию важного района добычи цветных металлов. В январе — феврале в боях против войск 4-го и 2-го Украинских фронтов противник потерял в Чехословакии большое количество солдат и офицеров, около 2300 орудий и минометов, 320 танков и штурмовых орудий, 65 самолетов, а также много другой боевой техники и военного имущества.
В ходе наступления советские войска приобрели опыт действий зимой в трудных условиях горно-лесистой местности Карпат. Одной из особенностей операций 4-го и 2-го Украинских фронтов в этот период является наступление армий по двум-трем направлениям при общей ширине полосы армии 30 — 70 км. На важном направлении, обычно проходившем по долинам рек с наличием там шоссейной или железной дорог, действовали один-два стрелковых корпуса. Захват опорных пунктов и узлов сопротивления врага, как правило, осуществлялся путем обходов.
В достижении успехов советских войск в январско-февральском наступлении в Чехословакии значительная роль принадлежала авиации, нередко единственного средства поддержки действовавших в горах войск. За время наступления советские летчики, несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, произвели свыше 10 400 самолето-вылетов и обеспечили полное господство в воздухе.
Успешно взаимодействовали с советскими войсками партизанские отряды и части. Они громили опорные пункты в тылу противника, уничтожали его штабы и узлы связи, разрушали мосты и дороги. Жители горных районов Словакии оказывали помощь советским войскам в восстановлении разрушенных дорог, мостов и устройстве переправ через горные реки, выполняли роль проводников.
Огромную роль в достижении успехов в бою, укреплении дисциплины, боевого содружества советских, чехословацких и румынских воинов играла непрерывно проводившаяся в войсках партийно-политическая работа. Личный пример и авангардная роль коммунистов и политработников в бою не только вдохновляли воинов на ратные подвиги, но и вселяли в них горячее желание стать членами Коммунистической партии. В январе — феврале партийные организации 4-го и 2-го Украинских фронтов приняли в члены партии 7519 человек, кандидатами в члены партии 6914. Комсомольские организации приняли в свои ряды 12 768 человек.
За массовый героизм и самоотверженность, проявленные в боях с врагом, 149 частей и соединений фронтов были награждены орденами, 42 соединениям, частям и отдельным подразделениям присвоено почетное наименование в честь освобожденных ими городов.
Приостановив боевые действия, советские войска до середины марта крупного наступления не проводили. 4-й Украинский фронт готовился к Моравска-Остравской, а 2-й Украинский фронт к Братиславско-Брновской операциям.
Освобождение Моравска-Остравского промышленного района было осуществлено войсками 4-го Украинского фронта в период с 10 марта по 5 мая. Еще 13 февраля Военный совет 4-го Украинского фронта доложил Верховному Главнокомандующему план операции, который был утвержден 17 февраля. Планом предусматривалось вначале провести наступление с целью улучшения исходного положения, а затем осуществить его на глубину 450 км, выйти на рубеж реки Влтава и освободить Прагу. На первом этапе операции войска фронта должны были овладеть Моравска-Остравским промышленным районом. Главные усилия фронта сосредоточивались на правом крыле в полосах 38-й и 1-й гвардейской армий, которые имели задачу прорвать вражескую оборону и развивать наступление в направлении Оломоуц, Прага. Овладение Моравска-Остравой возлагалось на 38-ю армию. 18-я армия должна была нанести удар на Ружомберок, Жилину и далее на Кромержиж с целью не допустить переброски противостоявших ей сил противника на главное направление. Фронт усиливался 126-м и 127-м горнострелковыми, 5-м гвардейским механизированным корпусами и артиллерийской дивизией прорыва.
Направление главного удара фронта было выбрано таким образом, чтобы войска получили возможность с юга обойти сильно укрепленные позиции противника на чехословацко-польской границе, а с севера — его оборону, прикрывавшую Моравска-Остраву. Предполагалось, что наступление 4-го Украинского фронта будет проходить в непосредственном взаимодействии с войсками левого крыла 1-го Украинского фронта, имевшего задачу окружить и уничтожить вражескую группировку юго-западнее Оппельна и выйти в предгорья Судет.
После завершения Будапештской операции главные силы 2-го Украинского фронта имели задачу освободить Братиславу и Брно, а частью сил во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом овладеть столицей Австрии Веной. В дальнейшем фронту предстояло развивать наступление на Пльзень. Главный удар наносился силами 7-й гвардейской и 53-й армий, а также 1-й гвардейской конно-механизированной группы в направлении Братислава, Малацки, Брно.
Действовавшие в Словацких Рудных горах войска правого крыла 2-го Украинского фронта (53-я и 40-я армии, румынские 4-я и 1-я армии) в первой половине марта освободили города Банска-Штьявница и Зволен. Во всей полосе фронта противник был отброшен на правый берег реки Грон. Войска фронта приступили к подготовке операции с целью его разгрома в районе Гандлова, Прьевидза и выхода в долину реки Ваг.
В полосе действий 4-го Украинского фронта гитлеровцы создали мощные оборонительные полосы и рубежи, прикрываемые естественными преградами. Особенно сильной оборона была на подступах к Моравска-Остраве. На направлении предстоявшего наступления 2-го Украинского фронта немецко-фашистские войска подготовили оборонительные полосы по рубежам рек Грон, Нитра, Ваг, Морава, а также в предгорьях Малых Карпат.
Перед 4-м и 2-м Украинскими фронтами от Жоры до Дуная продолжали обороняться соединения армейской группы «Хейнрици» и 8-я армия, имевшие в своем составе в общей сложности 22 дивизии, из них 4 танковые (до 350 тыс. человек), 3300 орудий и минометов, 220 танков и штурмовых орудий. С воздуха эту группировку поддерживали 270 боевых самолетов. Из числа этих войск перед 4-м Украинским фронтом находилось 150 тыс. солдат и офицеров, 1500 орудий и минометов калибра от 75 мм и выше, 100 танков и штурмовых орудий и 120 самолетов. Общее соотношение сил и средств составляло: по личному составу — 1,7 : 1, орудиям и минометам — ,2 : 1, танкам и самоходно-артиллерийским установкам (штурмовым орудиям) — 1,8 : 1, самолетам — 3,4 : 1 в пользу советских войск.
Перед войсками правого крыла и центра 2-го Украинского фронта противник имел группировку в составе 200 тыс. человек, 1800 орудий и минометов калибра 75 мм и выше, 120 танков и штурмовых орудий и 150 самолетов. Общее соотношение сил и средств: по личному составу — 1,7 : 1, по орудиям и минометам калибра 75 мм и выше — 3,4 : 1, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам (штурмовым орудиям) — 2:1 и по самолетам — 4,3 : 1 в пользу советских войск (с учетом в составе 4-го Украинского фронта — 1-го чехословацкого армейского корпуса, а во 2-м Украинском фронте — 1-й и 4-й румынских армий).
В ходе подготовки наступления в обоих фронтах была проделана большая работа по созданию материальных запасов, обеспечению войск всем необходимым для действий в условиях горно-лесистой местности и весеннего разлива многочисленных рек. В частности, значительное внимание уделялось подготовке горно-вьючного транспорта и переправочных средств.
Выполнению войсками своих задач как перед наступлением, так и в ходе его способствовала непрерывная, активная и действенная партийно-политическая работа. Согласно указаниям Главного политического управления Советской Армии она была направлена на обеспечение высокого наступательного духа войск, выполнение задач по разгрому противостоявшего противника и разъяснение советским воинам их интернационального долга в отношении народов Чехословакии.
Наступление 4-го Украинского фронта началось в установленный срок — 10 марта. Главная группировка, наносившая удар южнее Жоры, встретила упорное сопротивление врага. Авиация не смогла подняться в воздух из-за разыгравшейся сильной снежной бури. Бои приняли затяжной характер. Продвижение войск фронта не превышало 1 — 2 км в сутки. К исходу восьмого дня наступления на 15-километровом фронте 38-я и 1-я гвардейская армии вклинились во вражескую оборону на глубину 6 — 12 км, понеся при этом значительные потери в людях и технике. Противник перебросил к участку прорыва дополнительно две танковые и пехотную дивизии, увеличив плотность войск в обороне. Войска 4-го Украинского фронта вынуждены были 17 марта прекратить наступление. Одна из главных причин неудачного наступления — неполная готовность войск фронта, а также тот факт, что еще до начала боевых действий противнику удалось установить место и время нанесения главного удара фронта.
В тот же день Ставка Верховного Главнокомандования указала Военному совету 4-го Украинского фронта на серьезные недочеты в подготовке операции, а днем позже приказала передать 5-й гвардейский механизированный корпус в состав 1-го Украинского фронта для усиления 60-й армии, имевшей возможность быстрее выйти на реку Опава.
Успешное наступление войск левого крыла 1-го Украинского фронта, в частности 60-й армии, завязавшей 17 марта бои за Ратибор, создало 4-му Украинскому фронту благоприятные условия для нанесения главного удара на своем правом крыле, с тем чтобы обойти укрепления противника с северо-запада и в дальнейшем наступать на Моравска-Остраву с севера. После докладов командующих 38-й и 1-й гвардейской армиями идея обхода Моравска-Остравского промышленного района с севера была поддержана Военным советом фронта. В короткие сроки произведя перегруппировку, войска заняли исходное положение для наступления. Главный удар на Моравска-Остраву с севера должна была нанести 38-я армия.
24 марта соединения фронта возобновили наступление. В первый день 38-я армия овладела городом Жоры, прикрывавшим подступы к Моравска-Остраве с северо-востока. Противник усилил свою оборону, перебросив сюда две танковые дивизии. К концу марта 38-я и 1-я гвардейская армии находились в 15 — 20 км от города Моравска-Острава. 18-я армия, прошедшая с боями около 70 км, силами 1-го чехословацкого армейского корпуса, которым командовал генерал К. Кланалек, вышла на подступы к городу Жилина. За три недели боев войска фронта продвинулись на 50 — 70 км, но задач своих полностью выполнить не смогли.
26 марта еще в ходе наступления в командование фронтом вступил генерал А. И. Еременко, а начальником штаба со 2 апреля стал генерал Л. М. Сандалов. К 4 — 7 апреля продвижение было приостановлено в связи с получением 3 апреля указаний Ставки по организации дальнейшего наступления. Фронту приказывалось нанести главный удар 60-й и 38-й армиями, усиленными двумя артиллерийскими дивизиями прорыва и 31-м танковым корпусом, вдоль левого берега реки Одра (Одер), разгромить группировку врага юго-восточнее и южнее Моравска-Остравы, не позднее 12 — 15 апреля овладеть городами Опава и Моравска-Острава, в дальнейшем наступать на Оломоуц навстречу войскам 2-го Украинского фронта. В случае выполнения этих задач пути отхода оккупантам из Словакии и Моравии на запад были бы отрезаны. Фронт получил значительное пополнение людьми и боевой техникой. В его состав из 1-го Украинского фронта была передана 60-я армия, которой командовал генерал П. А. Курочкин. Теперь 4-й Украинский фронт имел 265 тыс. человек, более 6 тыс. орудий и минометов, свыше 300 танков и самоходно-артиллерийских установок, 435 боевых самолетов. Войска фронта превосходили противника по личному составу в 2,6 раза, по артиллерии в 3 раза, по самолетам в 1,5 раза, по танкам силы были равными. Следует отметить слабую обеспеченность фронта боеприпасами. В 38-й армии, например, имелось лишь 0,6 боекомплекта для 76-мм пушек и 122-мм гаубиц, составлявших половину всей артиллерии. Столь «голодная» норма снарядов снижала боевые возможности войск. Не лучше обстояло положение с боеприпасами и в остальных армиях фронта.
Наступление началось за день до Берлинской операции — 15 апреля прорывом обороны противника северо-западнее Моравска-Остравы. Из-за упорного сопротивления врага наступавшим приходилось буквально прогрызать его оборону. Немецко-фашистское командование вводило в бой все новые и новые силы, стремясь любой ценой приостановить наступление советских войск. В полосу 4-го Украинского фронта из резерва и с других участков фронта группы армий «Центр» были выдвинуты две пехотные, танковая и моторизованная дивизии, а из группы армий «Юг» прибыла танковая дивизия.
22 апреля, преодолев упорное сопротивление противника, войска 60-й армии овладели городом Опава — важным промышленным центром Чехословакии, узлом шоссейных и железных дорог, крупным опорным пунктом обороны на подступах к Моравска-Остраве с запада. Наступавшие по правому берегу реки Одра соединения 1-й гвардейской армии и левофланговые части 38-й армии до 23 апреля вели бои на ближних подступах к Моравска-Остраве. В полосе 18-й армии вражеское командование вынуждено было отводить свои войска, так как с севера и юга их охватывали главные силы 4-го и 2-го Украинских фронтов.
24 апреля с целью быстрейшего разгрома вражеской группировки в районе Моравска-Остравы и овладения этим городом командующий 4-м Украинским фронтом уточнил задачи войскам. 60, 38 и 1-я гвардейская армии должны были нанести ряд сосредоточенных ударов на узких участках фронта северо-западнее Моравска-Остравы, расчленить оборонявшиеся войска противника и ударом с запада овладеть городом. В течение двух дней войска готовились к выполнению этой задачи. С помощью партизан командованию фронта удалось установить расположение основных узлов сопротивления противника, определить сильные и слабые места в обороне.
В день возобновления наступления — 26 апреля на командный пункт 4-го Украинского фронта прибыли члены правительства Чехословацкой республики К. Готвальд, З. Фирлингер, Л. Свобода. Они явились свидетелями того, как в ожесточенных боях советские воины освобождали город шахтеров, металлистов и машиностроителей.
Преодолевая сильное сопротивление врага, советские войска настойчиво продвигались на запад. Опасаясь окружения, немецко-фашистское командование начало отводить свои соединения и части. 30 апреля 38-я и 1-я гвардейская армии освободили важный промышленный центр Чехословакии Моравска-Остраву. Жители города радостно встретили советских воинов. Улицы заполнили толпы празднично одетых людей. Повсюду слышались приветствия и слова благодарности в адрес Советской Армии — армии-освободительницы. Радость братского народа служила лучшей наградой за ратный труд советских солдат и офицеров, за все тяжелые испытания в борьбе с фашизмом.
Оказывая помощь братскому чехословацкому народу в освобождении от гитлеровских захватчиков, советские солдаты дрались, не жалея ни сил, ни жизни. Особо отличившимся в боях за город бойцам и командирам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, среди них командир 128-й гвардейской горнострелковой дивизии генерал М. И. Колдубов, командир 71-го стрелкового полка 30-й стрелковой дивизии подполковник Г. К. Багян, начальник штаба 93-го гвардейского артиллерийского полка майор Н. И. Сидоров, командир стрелковой роты 81-й стрелковой дивизии старший лейтенант И. Г. Чернов, снайпер из 183-й стрелковой дивизии старшина В. М. Безголосов, летчик из 227-й штурмовой авиационной дивизии старший лейтенант А. А. Яковлев и другие. Героизм и мужество в боях с врагом проявили воины 1-й отдельной чехословацкой танковой бригады. Тесно взаимодействуя с советскими частями, чехословацкие танкисты стремительно вышли к реке Островице, преодолели сопротивление противника и захватили мост, подготовленный врагом к взрыву. Бригада была награждена орденом Суворова II степени.
Еще четыре дня потребовалось 4-му Украинскому фронту, чтобы завершить освобождение всего Моравска-Остравского промышленного района. К 5 мая 60-я армия вышла на подступы к Штернберку, 38-я вела бои южнее Фульнека, 1-я гвардейская — в районе Пршибор, а 18-я достигла линии Рожнов, Всетин. На этом рубеже закончилась Моравска-Остравская операция.
Успешно действовали войска 2-го Украинского фронта, которые 25 марта силами правого крыла и центра начали Братиславско-Брновскую операцию. Удар на Братиславу нанесли соединения, наступавшие на смежных флангах 7-й гвардейской и 53-й армий. Прорвав вражескую оборону, они начали развивать наступление вдоль левого берега Дуная в общем направлении на Братиславу. Действия наземных войск поддерживала авиация 5-й воздушной армии. Большую помощь 7-й гвардейской армии оказывала Дунайская военная флотилия, которая не только подавляла огнем корабельной артиллерии очаги сопротивления врага, но и высаживала в его тылу тактические десанты. На второй день в сражение была введена 1-я гвардейская конно-механизированная группа в составе двух кавалерийских корпусов, шести танковых и двух самоходно-артиллерийских полков.
Стремительные и смелые действия частей и соединений группы сорвали замысел противника задержать наступление советских войск на рубеже реки Нитра. Форсировав ее с ходу, 1-я гвардейская конно-механизированная группа, 7-я гвардейская и 53-я армии к 28 марта расширили прорыв до 135 км по фронту и 40 км в глубину. За три дня наступления они освободили более 200 населенных пунктов, а 29 марта изгнали врага из города Нове-Замки.
Наступление успешно развивалось, несмотря на весеннюю распутицу и половодье. Попытки противника задержать продвижение советских войск к реке Ваг не увенчались успехом. 30 марта войска фронта форсировали разлившуюся в ширину более чем на 220 м реку, глубина которой здесь достигала 4 м. Первыми преодолели ее части и соединения 1-й гвардейской конно-механизированной группы, вслед за ними 7-я гвардейская, 53-я и 1-я румынская армии. В конце марта в горах Словакии возобновили наступление 40-я и 4-я румынская армии. 25 марта они освободили Банска-Бистрицу и развили наступление на Тренчин.
Войска 2-го Украинского фронта главными силами продолжали наступление севернее Дуная в общем направлении на Малацки, Йиглава с задачей не позднее 5 — 6 апреля овладеть Братиславой и выйти на рубеж Нове-Место, Яблоница, Малацки, река Морава, в дальнейшем овладеть Брно, Зноймо, Штоккерау. 1-ю гвардейскую конно-механизированную группу было приказано использовать для наступления на Брно. 46-я армия продолжала наступление на Вену.
Противник тщательно подготовил Братиславу к обороне. Чтобы сохранить город от разрушений, Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский приказал овладеть им путем обхода с северо-запада. Под угрозой окружения противник начал отходить. 4 апреля, на день ранее установленного Ставкой срока, войска 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова при поддержке авиации 5-й воздушной армии генерала С. К. Горюнова и кораблей Дунайской военной флотилии контр-адмирала Г. Н. Холостякова полностью очистили Братиславу от врага. На улицах города стихийно возникали митинги, на которых жители выражали горячую благодарность в адрес воинов-освободителей.
Теперь 2-й Украинский фронт имел возможность сосредоточить свои усилия на освобождении второго по величине города Чехословакии, важного промышленного центра — Брно. Овладев им, войска фронта должны были развивать наступление на север, навстречу 4-му Украинскому фронту, чтобы соединиться с ним в районе Оломоуца и окружить группу армий «Центр» в Карпатах.
К 7 апреля войска 2-го Украинского фронта подошли к реке Морава, с ходу форсировали ее и овладели несколькими плацдармами на правом берегу. Все атаки противника, который пытался ликвидировать эти плацдармы, были отбиты. 12 апреля к Мораве в район Годонина подошла 53-я армия и в тот же день форсировала ее. Действовавшая северо-западнее Братиславы 7-я гвардейская армия, используя успех соседа слева — 46-й армии, прорвала вражескую оборону на рубеже реки Морава и начала развивать наступление в западном направлении.
К середине апреля основные силы 2-го Украинского фронта, прорвав оборону врага на реке Морава, наступали на Брно и северо-западнее Братиславы. 16 апреля в состав 2-го Украинского фронта была возвращена 6-я гвардейская танковая армия, усиленная 2-м гвардейским механизированным корпусом.
Для овладения Брно командующий фронтом создал ударную группу войск в составе 53-й и 6-й гвардейской танковой армий, а также 1-й гвардейской конно-механизированной группы генералов И. М. Манагарова, А. Г. Кравченко, И. А. Плиева. Овладеть городом было приказано путем двустороннего обхода силами подвижных соединений и фронтальным ударом стрелковых войск. Осуществив необходимые перегруппировки, фронт 23 апреля возобновил наступление. Бои носили исключительно ожесточенный характер, не утихая и ночью. Особенно упорно сопротивлялся противник в районе Праценских высот. Отбивая контратаки пехоты и танков врага, части и соединения ударной группы войск фронта настойчиво продвигались к Брно, который обороняли две танковые, моторизованная, кавалерийская, несколько пехотных дивизий и значительное количество частей, переброшенных с других участков фронта. Штурм города советские войска начали 26 апреля одновременными ударами с нескольких направлений. К исходу дня он был полностью освобожден. Население города радостно приветствовало своих освободителей.
В результате напряженной борьбы 4-го и 2-го Украинских фронтов, а также действовавших в их составе румынских и чехословацких соединений была разгромлена крупная группировка немецко-фашистских войск в Западных Карпатах, полностью освобождены Словакия и часть Моравии.
В ходе наступления советские войска продвинулись от 150 до 350 км и освободили от гитлеровцев промышленные и административные центры Чехословакии — Моравска-Остраву, Братиславу, Брно и другие города. Утрата фашистской Германией этих районов была особенно чувствительной: после потери Силезии на востоке и Рура на западе Моравска-Остравский район оставался для нее единственной угольно-металлургической базой.
Быстрое продвижение советских войск на братиславско-брновском и венском направлениях привело к полному крушению всего южного крыла вражеского фронта. Советские войска вышли к южным подступам Германии и в центральные районы Чехословакии. В ходе наступления было разгромлено 15 вражеских дивизий, уничтожено и взято в плен около 428 тыс. солдат и офицеров.
В боях за освобождение Чехословакии еще больше окрепла нерушимая дружба советского и чехословацкого народов. Характеризуя ее, Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии и президент ЧССР Г. Гусак говорил на XV съезде КПЧ: «Это — дружба, скрепленная кровью, пролитой в боях против общего врага, и закаленная в повседневном труде во имя построения социализма и коммунизма. Мы сделаем все, чтобы еще более укрепить и развивать ее».
Продвинувшиеся в глубь Чехословакии войска 4-го и 2-го Украинских фронтов угрожали войскам группы армий «Центр» окружением, создав условия для быстрого развития наступления на Прагу и полного завершения освобождения Чехословакии.
Наступление войск 4-го и 2-го Украинских фронтов в марте — апреле 1945 г. протекало в тесном их взаимодействии. Сковав крупные силы немецко-фашистской армии, они способствовали успешному завершению Берлинской операции и ускорению капитуляции Германии.

Завершение освобождения Югославии


После Белградской операции Народно-освободительная армия Югославии продолжала вести боевые действия против гитлеровских оккупантов. К началу 1945 г. она освободила большую часть страны. Однако в руках противника оставались часть Боснии, Хорватия и Словения. Условия, в которых должны были протекать последующие боевые действия, складывались благоприятно для Югославии. Впервые в ходе борьбы с гитлеровцами югославская армия получила прочный тыл, материальная база которого в полной мере использовалась для нужд фронта. Под руководством коммунистической партии в освобожденных областях страны шла напряженная работа по укомплектованию частей и соединений личным составом и вооружением, восстанавливались железные и шоссейные дороги, предприятия, рудники, а также больницы и госпитали.
Значительно возросла и помощь СССР Югославии. По соглашению с Национальным комитетом освобождения Югославии (НКОЮ) Советский Союз в конце 1944 — начале 1945г. передал оснащение и вооружение для 12 пехотных и 2 авиационных дивизий. Эти средства использовались для перевооружения частей Народно-освободительной армии Югославии. Советскими танками Т-34 была укомплектована югославская танковая бригада, сформированная из воинов югославской армии, обученных советскими специалистами. Уже в апреле бригада вступила в бой с врагом. Советские офицеры, находившиеся в югославских частях и соединениях в качестве советников, передавали своим братьям по оружию боевой опыт, накопленный в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. В феврале в авиационной группе генерала А, Н. Витрука, переданной по указанию правительства СССР в распоряжение югославского командования, обучались 288 югославских летчиков и 3451 человек технического состава.
В ходе подготовки к завершающим боям в начале 1945 г. были реорганизованы югославские вооруженные силы, сформированы 1, 2 и 3-я, а в марте 4-я армии. 3-я армия действовала на реке Драва, 1-я армия — в Среме, 2-я армия — в Восточной Боснии, войска 4-й армии — в Северной Далмации. К этому времени в составе Народно-освободительной армии Югославии было 57 дивизий, в среднем от 8 тыс. до 12 тыс. бойцов в каждой, танковая, конная, 16 артиллерийских и 3 инженерные бригады, а также 49 партизанских отрядов. Борьба югославских частей и соединений во вражеском тылу, как правило, по месту, времени и задачам была согласована с действиями югославских войск, наступавших с фронта. В северных районах Хорватии вели самостоятельные боевые действия 6-й и 10-й корпуса, в Восточной Боснии — 5-й, в Западной Хорватии — 4-й, в юго-западных районах Хорватии — 11-й корпуса, в Словении — войска 7-го и 9-го корпусов и 4-й оперативной зоны. Общая численность Народно-освободительной армии Югославии вместе с партизанскими формированиями составляла 650 тыс. человек.
Немецко-фашистские войска на территории Югославии насчитывали около 400 тыс. человек, и, кроме того, на их стороне действовало около 190 тыс. из местных формирований усташско-домобранских войск, четников и других предателей. Оборона противника в январе 1945 г. проходила: река Драва от Торянца до Вуковара на Дунае, Шид, река Дрина, восточнее Сараево, южнее Мостар, Баня-Лука, побережье Адриатического моря южнее Карлобага. Она имела очаговый характер и состояла из сильных узлов сопротивления и резервов, обладавших большой подвижностью, которые включали танки, штурмовые орудия и моторизованную пехоту. С воздуха группировку поддерживала часть сил авиации 4-го воздушного флота. Гитлеровское руководство потребовало от своих войск в Югославии удержать занимаемые позиции, что объяснялось стремлением сохранить в долинах рек Сава, Босна и Уна коммуникации, необходимые для отвода войск группы армий «Е» с Балкан, и дороги, соединявшие группу армий «Ц» (в Северной Италии) с группой армий «Юг» (в Венгрии).
В январе и феврале Народно-освободительная армия Югославии вела бои с частями и соединениями группы армий «Е», отступавшей в связи с продвижением советских войск на запад, к южным границам Австрии и в Венгрию. Значительным успехом югославских воинов в этот период явился разгром гитлеровских и усташско-домобранских войск в районе города Мостар и освобождение этого важного центра Герцеговины. Непосредственные бои за Мостар начались 13 февраля. Соединения 8-го и часть сил 6-го корпусов, танковая и артиллерийская бригады НОАЮ атаковали мостарскую группировку врага. На второй день наступления они заняли южную часть города и вышли на правый берег реки Неретва, которая разделяет город на две части. Попытки противника задержать югославские войска на рубеже этой реки были сорваны смелыми действиями танковой бригады, с ходу захватившей мосты через Неретву. Быстро переправившись на левый берег реки, югославские части сломили сопротивление врага и к вечеру 14 февраля полностью освободили город. В результате этой операции была не только нарушена оборона гитлеровцев, но и созданы условия для дальнейшего наступления на Сараево. Характерной особенностью боевых действий югославских войск в этот период явилось широкое применение согласованных ударов регулярных соединений армии с фронта и тыла. Так, в январе — феврале, когда 3-я югославская армия вела бои на правом берегу реки Драва, ударами по тылам противника ей оказали содействие 6-й и 10-й корпуса. В первой половине марта при отражении контрнаступления немецко-фашистских войск в районе озера Балатон эти же соединения, действуя в тылу врага, вновь помогли 3-й югославской армии. Части 5-го корпуса вели бои в Восточной Боснии на коммуникациях группы армий «Е», которая отходила по долинам рек Босна, Уна и Сава. Активные действия этого корпуса способствовали наступлению югославских войск с фронта. Большое значение имело освобождение города Травник — важного опорного пункта оккупантов. 5-й корпус очистил его от гитлеровцев еще до подхода своих регулярных войск. С падением Травника коммуникации гитлеровцев в долинах рек Босна, Уна и Врбас стали еще больше подвергаться ударам югославских войск и партизан.
1 марта Народно-освободительная армия Югославии была переименована в Югославскую армию, военно-морской флот — в Югославский военно-морской флот, а Верховный штаб был реорганизован в Генеральный штаб.
В середине марта немецко-фашистские войска предприняли наступление в Словенском Приморье против находившегося в их тылу 9-го корпуса югославов. Противнику удалось окружить главные силы корпуса на высокогорном плато. Глубокий снег, морозы, нехватка боеприпасов, одежды и продовольствия — все это создавало большие трудности, для преодоления которых от югославских воинов потребовались огромное мужество и неимоверное напряжение. После упорных боев части корпуса не только вышли из окружения, но и продолжали наносить удары по врагу.
Во внутриполитической жизни страны к этому времени произошли важные перемены. 7 марта было сформировано объединенное Временное правительство Демократической Федеративной Югославии. Подавляющее большинство в нем принадлежало Народно-освободительному фронту, а ведущая роль — представителям коммунистической партии. Правительство возглавил И. Броз Тито, ставший одновременно министром народной обороны. Временное объединенное правительство Югославии было признано СССР, США и Англией, а вскоре и большинством других стран антигитлеровской коалиции.
Одной из важнейших задач, которые ставило перед собой новое правительство, являлось окончательное освобождение Югославии. Под руководством коммунистической партии шла непрерывная напряженная работа по мобилизации усилий народа на ее выполнение.
К середине марта линия фронта Югославской армии существенно не изменилась, за исключением участка фронта к югу от Сараево, где югославские войска ликвидировали выступ в районе города Мостар. К югу от Савы по-прежнему сплошного фронта не было. Здесь в наиболее важных узлах коммуникаций немецко-фашистские войска создали лишь отдельные укрепленные пункты.
Группировка войск сторон на территории Югославии с учетом происшедших с 1 января изменений выглядела следующим образом. 3-я югославская армия в составе 7 дивизий действовала на левом берегу реки Драва, от Торянца до устья Дравы, и далее по левому берегу Дуная до Вуковара. 1-я армия (10 дивизий) занимала фронт между реками Дунай и Сава, на рубеже Вуковар, левый берег Савы. 2-я армия, насчитывавшая 13 дивизий, действовала в Восточной Боснии, на рубеже левый берег реки Дрина, Брчко, Завидовичи, район Сараево, Баня-Лука, Приедор, восточиее Бихача. 4-я армия в составе 7 дивизий, танковой, артиллерийской бригад готовилась к наступлению на фронте между рекой Уна у Петроваца и Адриатическим морем юго-восточнее Карлобага. В тылу врага действовали 8 югославских дивизий, наносивших по указанию югославского командования согласованные удары по важнейшим коммуникациям противника. В резерве Верховного главнокомандования Югославской армии находилось 7 дивизий. С учетом войск, действовавших в тылу врага, Югославская армия к 20 марта насчитывала 52 дивизии, которые имели удовлетворительное стрелковое вооружение, но сравнительно слабую артиллерию.
Группировка противника насчитывала в своем составе 14 немецких, усташско-домобранских и других дивизий, боевую группу и 8 крепостных бригад. Если Югославская армия превосходила врага по количеству соединений, то по танкам и артиллерии она значительно уступала ему.
Еще в начале 1945 г. руководство Народно-освободительной армии Югославии обратилось к Советскому правительству с просьбой помочь в оснащении ее соединений современным оружием. 10 февраля Государственный Комитет Обороны принял постановление передать Югославии 89 913 винтовок и карабинов, 38 800 автоматов, 6368 ручных и станковых пулеметов, 2164 орудия и миномета, 130 танков, 386 самолетов, 2578 автомашин, а также имущество связи, инженерное, химическое, медико-санитарное. Все это способствовало повышению боеспособности ее армии.
Поражение гитлеровских войск в районе озера Балатон и успешное наступление Советской Армии на Вену заставили немецко-фашистское командование ускорить отвод основных сил группы армий «Е» из Югославии, что создавало благоприятные условия для развертывания наступления Югославской армии с целью завершения освобождения всей территории страны.
Югославское военное руководство согласовало операции своих войск с планами союзных командований. 24 февраля Верховный главнокомандующий НОАЮ маршал И. Броз Тито встретился в Белграде с командующим войсками 3-го Украинского фронта маршалом Ф. И. Толбухиным, а затем с командующим союзными силами в Италии фельдмаршалом Г. Александером. На встрече было решено, что не позднее 30 марта югославские войска начнут наступление в долине реки Уна в направлении; Лики, Бихач и вдоль побережья Адриатического моря, с тем чтобы сковать силы 97-го корпуса немцев в Истрии и Словенском Приморье и облегчить наступление американо-английских войск в Северной Италии.
Замыслом наступления югославского командования предусматривалось осуществить завершающие операции по трем направлениям: силами 3-й и 1-й армий — на Загреб, Марибор, 2-й армии — Баня-Лука, Карловац, Нове-Место и 4-й армии — на Риеку (Фиуме), Триест. В результате югославские войска должны были завершить освобождение всей территории своей страны, включая Истрию, Словенское Приморье, Триест, и создать условия для окружения и окончательного уничтожения войск группы армий «Е». 3-я армия должна была сломить сопротивление врага на реке Драва, а 1-я — в районе Винковци, затем развивать наступление в междуречье Дравы и Савы на запад, угрожая противнику окружением с севера и северо-запада. 4-я армия получила задачу прорвать оборону между рекой Уна и Адриатическим морем, стремительно наступать в направлении Триеста и к северо-западу от него, освободить Триест и создать угрозу окружения врага с юго-запада. Войска 2-й армии должны были нанести фронтальный удар на центральном участке фронта в направлении Добой, Баня-Лука, Карловац, сковать противостоявшего противника, не дав ему возможности перебрасывать войска на фланги для противодействия наступлению 1, 3 и 4-й югославских армий.
Наступление начала 4-я югославская армия 20 марта на своем левом фланге в направлении Риека, Триест. К концу месяца ее войска вышли на дальние подступы к Риеке, а частью сил высадились на островах Паг и Раб. Войска 2-й югославской армии, форсировав реку Босна, заняли Добой и вышли к реке Уна. Развивая наступление, армия к концу апреля освободила по нижнему течению Уны ряд населенных пунктов, а 6 мая после ожесточенных боев — город Карловац.
В междуречье Дуная и Савы, на рубеже Вуковар, река Сава, 12 апреля нанесла удар 1-я югославская армия. Прорвав оборону фашистских войск, ее соединения в первый же день освободили город Вуковар и ряд других населенных пунктов, а 22 апреля подошли ко второй оборонительной полосе противника в районе Джяково и с ходу преодолели ее. Продолжая наступление, армия с 22 апреля по 3 мая сломила сопротивление врага на рубеже реки Илова и начала быстро продвигаться к Загребу.
Активные действия предприняла и 3-я югославская армия. 13 апреля ее войска форсировали Драву, освободили Валпово, а вскоре и город Осиек. Наступление велось в тесном взаимодействии с 1-й болгарской армией. 15 апреля югославские и болгарские части освободили Дони-Михоляц. Действия югославских соединений были поддержаны артиллерийским огнем кораблей Дунайской военной флотилии. Отряд кораблей под командованием капитана 2 ранга П. И. Державина в районе Опатовца высадил десант в составе 1500 человек, который оказал существенную помощь югославским войскам.
Таким образом, в марте и апреле войска Югославской армии развернули общее наступление на фронте от реки Драва до побережья Адриатического моря. Одновременно активные боевые действия начали соединения Югославской армии, находившиеся в тылу врага. Так, части 4-го и 11-го корпусов, нанося удары с тыла, содействовали 4-й армии в разгроме основной группировки 15-го армейского корпуса врага и освобождении города Бихач — важного опорного пункта оккупантов на подступах к Карловацу и Загребу, активными действиями нарушали перевозки войск противника, лишая возможности маневрировать силами и средствами, чем способствовали успешному продвижению армии.
В середине марта по указанию Генерального штаба Югославской армии был создан Оперативный штаб Сараевской группы войск, которому были подчинены соединения и части 2, 3 и 5-го корпусов. В их задачу входило освобождение города Сараево. В развернувшихся боях противник понес значительные потери и 6 апреля вынужден был оставить город.
В ходе наступления 2-й армии в Восточной Боснии ей оказывали содействие дивизии 3-го и 5-го корпусов, находившиеся в тылу противника. С войсками 1-й и 3-й армий на сремском участке фронта тесно взаимодействовали дивизии 6-го и 10-го корпусов. Действия партизанских отрядов и групп, как правило, объединялись под руководством командиров соединений, находившихся во вражеском тылу. Немецко-фашистские войска и их приспешники оказывали югославским войскам упорное сопротивление, стремясь любой ценой избежать окружения и отойти на территории Австрии и Германии. Наиболее упорные бои шли на подступах к Риеке, у Славонски-Брод, на реке Илова и за город Карловац. Выйдя на старую югославско-итальянскую границу, войска 4-й югославской армии блокировали порт Риека, а 30 апреля подошли к Триесту. В наступлении 4-й армии на Триест участвовали 9-й и 7-й корпуса, а также части 4-го и 11-го корпусов, которые наносили удары в тылу врага по его коммуникациям и обеспечивали действия войск правого фланга армии. В конце апреля войска 4-го и 11-го корпусов влились в состав 4-й армии. 9-й корпус выполнял задачу по блокированию Триеста с запада, а затем участвовал в его штурме.
В развернувшихся боях за Триест противник нес большие потери и вынужден был под ударами югославских войск оставлять квартал за кварталом. 1 мая город был почти полностью освобожден. Оставались лишь две небольшие группы врага, которые продолжали оказывать сопротивление. В ликвидации их вместе с югославскими войсками приняли участие части 2-й новозеландской дивизии союзников, вошедшей в Триест 2 мая. На подступах к городу успешно сражались бойцы советского партизанского батальона под командованием А. И. Дьяченко. Батальон после боев за город стал именоваться 1-й советской ударной бригадой. К 7 мая сопротивление противника в Истрии и в Словенском Приморье было полностью сломлено.
Освобождение югославскими войсками Триеста не входило в расчеты правительств Англии и США. Военное командование союзных войск в Северной Италии принимало все меры к тому, чтобы ввести в город свои войска раньше, чем его освободят югославы. Но этого сделать не удалось, тогда оно потребовало отвода югославских войск из Триеста и Истрии. Эти требования были отклонены югославами. Однако правительства Великобритании и США в нотах от 15 мая продолжали в ультимативной форме настаивать на его выполнении.
Сложившаяся здесь обстановка вызвала обмен письмами между главами правительств СССР и США, в которых нашел свою положительную оценку вклад, внесенный югославскими народами в дело победы над Германией. И. В. Сталин писал Г. Трумэну: «...необходимо, по моему мнению, считаться с тем фактом, что именно союзные югославские войска изгнали немецких захватчиков с территории Истрии — Триеста, оказав тем самым важную услугу общему делу союзников».
Стремясь урегулировать вопрос, югославское правительство пошла навстречу пожеланиям союзников по коалиции. 9 июня в Белграде между Югославией с одной стороны, Великобританией и США — с другой было заключено временное соглашение о Юлийской Крайне, по которому Триест и часть западного побережья Истрии переходили под контроль англо-американского военного командования. При этом в соглашении специально подчеркивалось, что достигнутая договоренность не исключает возможности разрешения вопроса о Юлийской Крайне в будущем.
К концу апреля Югославская армия освободила почти всю территорию Югославии. Продолжавшие сопротивление остатки войск группы армий «Е» стремились вырваться из сжимавшегося вокруг них фронта окружения и сдаться в плен английским войскам, но были окружены на территории Словении и Австрии. Бои по их ликвидации продолжались & 8 по 15 мая. Наступление югославских войск непрерывно поддерживалось авиационной группой генерала Витрука. Каждый день, когда позволяла погода, советские и югославские летчики поднимались на истребителях, бомбардировщиках и штурмовиках в воздух и смело выполняли боевые задания югославского командования. В апреле летчики авиагруппы сделали 1093 боевых самолето-вылета. За первую декаду мая было совершено еще более 200 самолето-вылетов на штурмовку живой силы, техники и коммуникаций врага. Генеральный штаб Югославской армии высоко оценил боевые действия авиагруппы генерала Витрука. В частности, было отмечено: «В операциях 1, 2 и 3-й наземных армий в общем решительном наступлении ЮА в начале апреля 1945 г. авиагруппа своими успешными и эффективными действиями помогла быстрому и успешному прорыву обороны противника».
Вооруженная борьба Югославской армии в завершающих боях достигла широкого размаха. Она, как и ранее, сковывала и уничтожала противостоявшие ей силы врага, чем оказала помощь другим странам, сражавшимся против гитлеровской Германии. Вместе с тем победа советских войск в Венгрии и Австрии, а также материальная помощь югославским народам со стороны СССР создали условия, в которых Югославская армия полностью завершила изгнание оккупантов с территории своей страны. Несмотря на несравнимо более высокое техническое оснащение, немецко-фашистские войска несли в Югославии большие потери в живой силе и боевой технике. Только в 1945 г. противник потерял здесь свыше 300 тыс. человек, много боевой техники, вооружения и другого военного снаряжения.
Освобождение Югославии проходило в длительной самоотверженной борьбе ее народов под руководством коммунистической партии.
Важным событием в укреплении советско-югославского боевого содружества в годы войны явилось заключение 11 апреля 1945г. в Москве Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между Советским Союзом и Югославией, который еще больше укрепил братское сотрудничество советского и югославского народов.
Победоносное завершение борьбы против гитлеровцев открыло новую страницу в истории югославских народов. За время освободительной войны на территории Югославии сформировалась народная власть, которая приступила к решению насущных вопросов экономического и социального развития страны. 29 ноября 1945 г. на первом заседании Учредительная скупщина приняла декларацию, в которой объявлялось об окончательном упразднении монархии в Югославии. Той же декларацией Югославия провозглашалась Федеративной Народной Республикой (с 1963 г. — Социалистическая Федеративная Республика Югославия). Принятая в январе 1946 г. конституция законодательно закрепила политические и социальные завоевания трудящихся и стала правовой основой социалистического развития Югославии.
Вооруженная борьба народов Югославии за национальную независимость слилась с борьбой за социальное освобождение. Коммунистическая партия явилась той силой, которая сплотила и объединила вокруг себя народы Югославии в борьбе с фашизмом и возглавила процесс глубокого социального обновления во всех областях жизни страны.
Военные и политические итоги завершающих ударов Советской Армии на южном крыле советско-германского фронта заключаются в том, что три Украинских фронта успешно выполнили свои задачи по разгрому врага и освобождению от германского фашизма народов Венгрии, большей части Чехословакии, Австрии. В ходе боев на территории Венгрии, в восточных районах Австрии и за ее столицу Вену 3-й и 2-й Украинские фронты нанесли поражение 72 дивизиям врага. Немецко-фашистское командование вынуждено было перебрасывать сюда крупные силы с других участков советско-германского фронта и с западного. Выход советских войск на территорию Австрии ускорил капитуляцию немецко-фашистских войск в Северной Италии и создал угрозу изоляции немецко-фашистских войск, которые отходили из Югославии.
Успешные действия 4, 2 и 3-го Украинских фронтов зимой и весной 1945 г. способствовали советским войскам в выполнении задач по разгрому противника на берлинском направлении. Избавление от фашизма народов Чехословакии, Югославии, Венгрии, Австрии и Албании стало возможным благодаря самоотверженной, победоносной борьбе советского народа и его Вооруженных Сил, руководимых ленинской Коммунистической партией.
Большой вклад в победу над немецким фашизмом внес народ Югославии и его вооруженные силы, которые четыре года вели освободительную войну. Активно действовали на стороне Советской Армии на последнем этапе войны болгарские, румынские и чехословацкие войска. Реакционные замыслы венгерской, чехословацкой и югославской буржуазии сохранить в своих странах существовавшие до второй мировой войны режимы были сорваны.
Помимо большого политического значения действия Советских Вооруженных Сил по разгрому крупных группировок немецко-фашистских войск на юге продемонстрировали превосходство советской стратегии, оперативного искусства и тактики над военным искусством немецко-фашистской армии. Операции советских войск проводились в сложной военно-политической обстановке при незначительном общем превосходстве в силах над противником. Каждая из них характеризуется оригинальностью замысла, основанного на строгом учете реальной обстановки правильной оценке сил и возможностей сторон, гибким маневрированием и целеустремленностью в достижении поставленной цели. Поучительным и интересным в этих операциях явились организация и осуществление Ставкой Верховного Главнокомандования оперативно-стратегического взаимодействия трех Украинских фронтов в ходе их наступления в Карпатах и Венгрии. На юге была успешно решена проблема подготовки и ведения последовательных стратегических операций, взаимосвязанных по глубине и фронту.
Крупные политические и стратегические итоги, достигнутые Советской Армией в, наступлении на территории Венгрии, Чехословакии и Австрии, так же как и в других сражениях и битвах второй мировой войны, явились прежде всего результатом огромной организаторской деятельности Коммунистической партии, которая повседневно вдохновляла и направляла советских людей на ратные и трудовые подвиги во имя достижения полной и окончательной победы над гитлеровской Германией. Они стали новым ярким свидетельством высоких морально-боевых качеств советских войск, пламенного патриотизма и верности интернациональному долгу воинов-освободителей.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!