ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Разгром фашистских войск на юге. Освобождение правобережной Украины и Крыма

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 1792

Зимнее наступление советских войск на Правобережной Украине


В соответствии с планом Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил зимне-весенняя кампания началась наступлением на Правобережной Украине. С конца декабря 1943 г. до середины апреля 1944 г. на огромных просторах от Полесья до Черного моря, от Днепра до Карпат развернулась одна из крупнейших битв второй мировой войны (карта 3). В ней участвовало одновременно с обеих сторон около 4 млн. человек, 45,5 тыс. орудий полевой артиллерии и минометов, 4,2 тыс. танков и самоходно-артиллерийских (штурмовых) орудий, свыше 4 тыс. самолетов.
Германское командование, хорошо понимая, какие серьезные военно-политические и экономические осложнения повлекут за собой потеря богатейших промышленных и продовольственных районов Правобережной Украины и выход Советской Армии на подступы к Балканам, требовало от войск любой ценой удержать позиции на южном крыле стратегического фронта. Стремясь восстановить оборону по Днепру и деблокировать крымскую группировку, Гитлер не раз подчеркивал, что, если будет невозможно удержать фронт на Востоке, в крайнем случае может обсуждаться вопрос об отступлении лишь на его северном фланге, но никак не на южном.
К началу наступления войск Советской Армии на Правобережье оборонявшиеся там группы армий «Юг» и «А» (без 17-й армии, которая действовала в Крыму) насчитывали 91 дивизию, в том числе 18 танковых и 4 моторизованные, и 1 бригаду. Группа армий «Юг» — 1-я и 4-я танковые и 8-я полевая армии — под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна оборонялась на фронте южнее Овруч, Качкаровка на Днепре. Она удерживала небольшой участок правого берега реки в районе Канева, а также плацдарм глубиной 30 км и шириной 120 км на ее левом берегу под Никополем. Группа армий «А» — командующий генерал-фельдмаршал Э. Клейст — 6-й немецкой и 3-й румынской армиями занимала оборону южнее по нижнему течению Днепра.
Ожидая главный удар по северному крылу группы армий «Юг», в полосе обороны 4-й танковой армии, которой командовал генерал Э. Раус, противник за ноябрь и первые три недели декабря усилил эту армию шестью соединениями. Теперь в ее составе было 26 дивизий, в том числе 7 танковых — почти треть всех танковых дивизий, находившихся: на советско-германском фронте.
Немецко-фашистские войска вели поспешное строительство оборонительных сооружений. Однако к концу декабря на Правобережной Украине они смогли на большей части фронта оборудовать только главную полосу обороны глубиной 4 — 6 км. На важнейших направлениях в 10 — 15 км от переднего края готовилась вторая полоса. В оперативной глубине оборудовались оборонительные рубежи по рекам Ингулец, Ингул, Синюха, Южный Бут, Днестр. Мощная оборона была создана в Крыму.
С советской стороны в конце 1943 г. южнее реки Припять действовали войска четырех фронтов. 1-й Украинский фронт — командующий генерал Н. Ф. Ватутин, — отразив в ноябре — декабре наступление противника на киевском направлении, удерживал обширный плацдарм на правом берегу Днепра западнее Киева. Южнее 2-й Украинский — командующий генерал И. С. Конев — и 3-й Украинский — командующий генерал Р. Я. Малиновский — занимали второй крупный плацдарм — от Черкасс до Запорожья. 4-й Украинский фронт — командующий генерал Ф. И. Толбухин — главными силами охватывал никопольский плацдарм врага, частью войск закреплялся на широком фронте по левому берегу нижнего течения Днепра, а 51-й армией блокировал 17-ю немецкую армию в Крыму. На плацдарме, захваченном на Керченском полуострове, вела бои Отдельная Приморская армия под командованием генерала И. Е. Петрова.
По плану Ставки Верховного Главнокомандования этим силам предстояло разгромить группы армий «Юг» и «А», освободить Правобережную Украину и Крым. Войска четырех Украинских фронтов должны были мощными ударами на ряде направлений расчленить вражескую группировку и уничтожить ее по частям. Вначале предусматривалось разбить противника в восточных районах Правобережья, окончательно отбросив его от Днепра, и занять рубеж Южный Буг (до Первомайска), река Ингулец (от Кривого Рога до устья), а в последующем, развивая наступление, выйти на линию Луцк, Могилев-Подольский, Днестр, ликвидировать одновременно крымскую вражескую группировку и освободить Крым.
1-му Украинскому фронту было приказано нанести главный удар на Радомышль, Житомир, Бердичев, Жмеринку, вспомогательные удары — правым крылом в направлении Коростень, Новоград-Волынский и Ново-Мирополь, частью сил в обход Житомира с запада, а левым — на Белую Церковь, восточнее и юго-восточнее ее. 2-му Украинскому фронту была поставлена задача наступать в направлении Долинская, Березнеговатое, с тем чтобы выйти на тылы никопольской группировки противника и совместно с 3-м и 4-м Украинскими фронтами разгромить ее. Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов, наступая по сходящимся направлениям, должны были при содействии армий левого крыла 2-го Украинского фронта ликвидировать вражескую группировку в районе Никополя. После этого 3-му Украинскому фронту предстояло развить наступление на Николаев и Одессу и освободить все оккупированное врагом побережье Черного моря, а 4-му — во взаимодействии с Отдельной Приморской армией, Черноморским флотом и Азовской военной флотилией уничтожить противника в Крыму. Последующими директивами Ставки глубина наступления фронтов была увеличена до рубежа Западный Буг, Прут с целью выхода войск на южном участке фронта на государственную границу СССР.
В наступлении кроме воздушных армий фронтов (соответственно 2, 5, 17 и 8-й) должна была участвовать авиация дальнего действия, которой ставилась задача наносить удары по железнодорожным объектам, портам и кораблям противника, а также по аэродромам и войскам, расположенным в его глубоком тылу.
В связи с особой активностью вражеской авиации против железнодорожных коммуникаций, водных переправ и других важных объектов в прифронтовой полосе Ставка ВГК для их прикрытия помимо фронтовых средств ПВО привлекала и крупные силы Войск ПВО страны. В полосах наступления четырех Украинских фронтов и Отдельной Приморской армии действовали четыре корпусных района, два истребительных авиационных корпуса и два дивизионных района Западного фронта ПВО, которым командовал генерал М. С. Громадин. Для прикрытия угрожаемых с воздуха объектов юга они имели свыше 2 тыс. зенитных орудий, 1650 зенитных пулеметов, 300 прожекторов и около 450 истребителей. Кроме того, с целью своевременной организации противовоздушной обороны объектов на освобождаемой от врага территории в феврале 1944 г. в составе Западного фронта ПВО были сформированы Одесский и Львовский корпусные районы ПВО. Важнейшей задачей Войск противовоздушной обороны являлось надежное прикрытие прифронтовых коммуникаций, а также районов сосредоточения ударных группировок сухопутных войск и крупных штабов.
На Черноморский флот и Азовскую военную флотилию возлагались задачи вести борьбу на морских коммуникациях, особенно между Крымом и портами Румынии, и содействовать сухопутным войскам в разгроме приморских группировок противника. Украинским и крымским партизанам было приказано усилить удары по сухопутным коммуникациям врага, переправам, тыловым гарнизонам.
Координацию действий фронтов в операциях на Правобережной Украине Ставка Верховного Главнокомандования осуществляла через своих представителей: на 1-м и 2-м Украинских фронтах — Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, по авиации — маршала авиации А. А. Новикова, на 3-м и 4-м — Маршала Советского Союза А. М. Василевского, по авиации — генерала Ф. Я. Фалалеева.
Подготовка наступления на Правобережной Украине происходила в сложных условиях, когда войска вели почти беспрерывные бои за днепровские плацдармы, а основные силы 1-го Украинского фронта в тяжелых оборонительных боях отражали удар 4-й танковой армии на Киев. Действия этого фронта в предстоявшей стратегической операции должны были начаться с контрнаступления против сильнейшей вражеской группировки. «Это контрнаступление, — требовала Ставка в директиве от 28 ноября 1943 г., — нужно организовать так же основательно и тщательно, как это было сделано под Белгородом». Для выполнения поставленной задачи она передала в состав фронта из своего резерва в середине ноября 1-ю гвардейскую, а затем 18-ю и 1-ю танковую армии и два отдельных танковых корпуса, с подходом которых должно было начаться наступление.
Военные советы, штабы фронтов и армий, руководя боевыми действиями войск, одновременно разрабатывали планы новых операций, создавали наступательные группировки. Перегруппировки войск, подвоз материальных средств проводились скрытно, только в ночное время. Фронты, армии и соединения пополнялись личным составом, боевой техникой, автотранспортом. Служба тыла, преодолевая неимоверные трудности в подвозе грузов войскам, вызванные тяжелыми дорожными условиями, добилась бесперебойного снабжения войск и накопления необходимых запасов материальных средств для наступления. Шла напряженная работа по ремонту боевой техники, автотранспорта, восстановлению железных дорог. Силы и средства медицинской службы подготавливались к обеспечению эвакуации и лечения раненых в ходе наступательных операций.
Во фронтах и армиях повседневно велась подготовка личного состава к предстоявшим действиям. Серьезное внимание уделялось совершенствованию выучки штабов и войск. Проводились командно-штабные игры, на которых отрабатывались вопросы управления и взаимодействия. Личный состав частей и подразделений учился вести наступление в условиях местности и обороны противника, максимально приближенных к реальным. Широко использовался накопленный боевой опыт, особенно опыт форсирования Днепра, так как войскам предстояло преодолеть несколько больших рек.
Партийно-политическая работа в Украинских фронтах направлялась прежде всего на то, чтобы подготовить личный состав, длительное время находившийся в напряженных боях, к выполнению новых трудных боевых задач. Командиры, политорганы и партийные организации главное внимание сосредоточили на воспитании воинов в духе советского патриотизма, беззаветной преданности делу Коммунистической партии, на пропаганде освободительной миссии Вооруженных Сил СССР, путей ее осуществления, конкретных задач войск в предстоявших боях. Широко разъяснялись требования Верховного Главнокомандования: смело и решительно взламывать вражескую оборону, день и ночь преследовать противника, не давать ему закрепляться на промежуточных рубежах, смелым маневром резать коммуникации врага, окружать и дробить его войска, уничтожать и захватывать живую силу и технику противника. Пропагандой военной присяги, требований воинской дисциплины, боевых традиций, славных побед Советской Армии воспитывалась готовность любой ценой выполнить приказ командира.
Важное значение придавалось дальнейшему усилению партийного влияния на все стороны боевой деятельности войск, личной примерности в бою командиров, политработников, коммунистов и комсомольцев. Надежной опорой командования и политорганов в воспитании у личного состава наступательного порыва и мобилизации на выполнение боевых заданий являлись партийные организации. Перед наступлением в войсках Украинских фронтов было 16 тыс. первичных организаций, насчитывавших почти 538 тыс. коммунистов. Они находились на решающих участках, прежде всего в парторганизациях боевых подразделений.
К концу 1943 г. в составе четырех Украинских фронтов (без 51-й армии 4-го Украинского фронта, блокировавшей 17-ю немецкую армию в Крыму) имелось 162 стрелковые, 12 кавалерийских, 34 авиационные дивизии, 19 танковых и механизированных корпусов и 11 отдельных танковых бригад.
Начало стратегическому наступлению на Правобережной Украине и в целом новой кампании Вооруженных Сил СССР положила Житомирско-Бердичевская операция 1-го Украинского фронта. 24 декабря его войска перешли в наступление против угрожавшей Киеву 4-й танковой армии. Главный удар в общем направлении Бердичев, Жмеринка наносили три общевойсковые и две танковые армии. Наступление явилось полной неожиданностью для противника, который не предполагал, что советские войска сумеют в ходе почти беспрерывных боев за короткий срок подготовить удар такой силы. Внезапность удара способствовала его успеху. Общевойсковые армии — 1-я гвардейская генерала А. А. Гречко, 18-я генерала К. Н. Леселидзе и 38-я генерала К. С. Москаленко — при мощной поддержке артиллерии и основных сил 2-й воздушной армии генерала С. А. Красовского в первый же день наступления прорвали вражескую оборону. Введенные в прорыв танковые армии — 1-я под командованием генерала М. Е. Катукова и 3-я гвардейская под командованием генерала П. С. Рыбалко — стали быстро развивать успех.
25 — 28 декабря в наступление перешли остальные армии фронта. 13-я генерала Н. П. Пухова наносила удар на Сарны и Ровно, 60-я генерала И. Д. Черняховского — на Шепетовку, 40-я генерала Ф. Ф. Жмаченко и 27-я генерала С. Г. Трофименко — в общем направлении на Белую Церковь. В составе 40-й армии плечом к плечу с советскими войсками сражалась 1-я чехословацкая пехотная бригада под командованием генерала Л. Свободы.
К 30 декабря войска 1-го Украинского фронта расширили прорыв вражеской обороны до 300 км по фронту и продвинулись до 100 км в глубину, завязав бои за Житомир, Бердичев, Белую Церковь. Была почти полностью очищена территория, захваченная противником ценой тяжелых потерь более чем за 10 дней ноябрьского контрнаступления на киевском направлении. К -северу от Житомира и к востоку от Казатина в обороне противника образовались глубокие бреши. Его 4-я танковая армия оказалась рассеченной на три части.
Крупный успех 1-го Украинского фронта заставил верховное главное командование вермахта по-иному оценивать обстановку и перспективы боевых действий на южном крыле восточного фронта. Надежды на возможность восстановления обороны по Днепру исчезли. Уже на четвертые сутки советского наступления Гитлер на совещании в ставке вынужден был заявить: «Самое большое, на что возможно рассчитывать (на юге. — Ред.), — стабилизация положения. Если нам удастся добиться этого, можно считать, что мы многое выиграли. Большего ожидать нельзя».
Для восстановления положения на фронте командующий группой армий «Юг» приказал сосредоточить 48-й танковый корпус в район Бердичев, Казатин и нанести контрудар во фланг главной группировке 1-го Украинского фронта. Но стремительными действиями советских войск корпус был разбит раньше, чем сумел сосредоточиться. За шесть дней боев противник потерял убитыми и ранеными до 40 тыс. человек. Советские войска уничтожили и захватили 670 танков и штурмовых орудий, более 1380 орудий и минометов, 38 складов боеприпасов, продовольствия и снаряжения. Особенно тяжелые потери понес враг на направлении главного удара. Командир 13-го армейского корпуса, отброшенного к Бердичеву, докладывал, что его соединения фактически не существует: в дивизиях на передовой осталось всего лишь по 150 — 300 человек, а пехоты в целом — не более чем на один полк, солдаты измотаны.
Наиболее ожесточенные бои развернулись в районе крупного узла коммуникаций Житомира. Германское командование сосредоточило там до шести дивизий, в том числе две танковые. Чтобы ускорить разгром этой группировки, командующий фронтом осуществил одновременные удары с фронта и флангов. Соединения 1-й гвардейской армии атаковали противника с востока, 60-я армия обошла Житомир с северо-запада, а 18-я и 3-я танковая — с юго-востока. Стремясь избежать полного окружения, вражеские войска поспешно отходили. 31 декабря соединения 1-й гвардейской и 18-й армий освободили Житомир.
В надежде хотя бы замедлить стремительное советское наступление германское командование срочно подтягивало к участку прорыва резервы, осуществило реорганизацию управления войсками. Правофланговые соединения 4-й танковой армии, по существу отрезанные в каневском выступе от основных сил, 1 января были подчинены переброшенному из Апостолово в Умань управлению 1-й танковой армии, войска которой передавались управлению 6-й армии, а соединения последней составили 44-й отдельный корпус.
Однако положение немецко-фашистских войск на этом направлении не улучшилось. 3 января советские войска овладели Новоград-Волынским, на другой день — Белой Церковью, а 5 января — Бердичевом. Разрыв, между центром 4-й танковой армии и войсками в каневском выступе к 4 января достиг 110 км. Сюда и повернуло командование 1-го Украинского фронта 1-ю танковую и 38-ю армии. Первая из них вместе с 40-й и 27-й армиями должна была наступать в южном направлении на Христиновку и там соединиться с войсками 2-го Украинского фронта, отрезав пути отхода противнику из каневского выступа.
10 — 11 января части 38-й, 1-й танковой и 40-й армий вышли на подступы к Виннице, Жмеринке, Христиновке, Умани и юго-восточнее Жашкова, глубоко охватили каневскую группировку противника с северо-запада. Германское командование, стремясь закрыть образовавшиеся бреши, перебрасывало против наступавших войск все новые и новые силы. С конца декабря и до 11 января из резерва группы армий «Юг», с других участков советско-германского фронта и из Германии прибыли 4 корпусных управления, 16 дивизий, крупные силы авиации. Сосредоточивались они главным образом на винницком, жмеринском и уманском направлениях. Следует отметить, что три из прибывших дивизий были взяты из группы армий «Север», против которой в это время готовилось наступление войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов. Кроме того, вопреки требованиям ноябрьской 1943 г. директивы об увеличении сил в Западной Европе для отражения ожидаемого вторжения англоамериканских войск враг оказался вынужденным по-прежнему перебрасывать оттуда соединения на советско-германский фронт.
Командование 1-го Украинского фронта, вскрыв сосредоточение крупных сил противника, также усиливало свои наступавшие войска. Это позволило поддерживать высокий темп наступления. 11 — 12 января противник сильными танковыми группировками при поддержке авиации нанес контрудары по флангам выдвинувшихся вперед соединений 40-й, 1-й танковой и 38-й армий из районов севернее Умани и восточнее Винницы, а с 14 января контрудары стали предприниматься по всему фронту. Советские войска, прекратив продвижение, сосредоточили главные усилия на отражении контрударов. Почти две недели длились ожесточенные бои. Большую помощь сухопутным войскам в срыве вражеских контрударов оказала 2-я воздушная армия, части и соединения которой наносили массированные удары по танковым группировкам противника, уничтожали его авиацию в воздухе. Они произвели 4200 самолето-вылетов, из них 2500 — против танковых войск. Противник, продвинувшись на 25 — 30 км, большего добиться не сумел. Стойко обороняясь в центре, войска 1-го Украинского фронта по приказу Ставки готовили новые удары по врагу на флангах.
В ходе Житомирско-Бердичевской наступательной операции советские войска нанесли тяжелое поражение 4-й и 1-й танковым армиям, отбросив их на 80 — 200 км на запад и юго-запад. Только с 24 декабря 1943 г. по 6 января 1944 г. было уничтожено 72,5 тыс. германских солдат и офицеров, 1227 танков и штурмовых орудий, 1311 орудий и минометов, захвачено 4468 пленных, 246 танков и штурмовых орудий, 1087 орудий и минометов, 3246 автомашин. Большие потери в живой силе и боевой технике противник понес и в последующие дни операции. Войска 1-го Украинского фронта еще глубже охватили с севера группу армий «Юг». Правым крылом они овладели Сарнами и вышли на подступы к Ровно и Шепетовке, перерезав основную рокадную железную дорогу противника Вильнюс — Одесса. Прямое железнодорожное сообщение между группами армий «Центр» и «Юг» было прервано, а главные силы последней оказались под угрозой потери путей, ведущих в Германию. Левофланговые армии фронта создали реальную возможность окружения вражеской группировки в каневском выступе. Противник же почти полностью израсходовал резервы и для парирования последующих ударов Советской Армии был вынужден усилить переброску войск из Западной Европы, Венгрии, Румынии, Югославии.
Житомирско-Бердичевская операция характерна широким маневром танковых войск, которые смело использовали бреши в обороне противника для стремительного выхода на фланги и тылы крупных вражеских группировок, вынуждали их оставлять оборонительные рубежи, упреждали и срывали контрманевр. Четко взаимодействовала с танковыми войсками фронтовая авиация.
За умелые действия при разгроме врага, проявленные при этом мужество и героизм многие советские воины были удостоены высоких правительственных наград. Одними из первых в стране кавалерами вновь учрежденного полководческого ордена Богдана Хмельницкого I степени стали начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал А. Н. Боголюбов, командующие армиями генералы А. А. Гречко, Ф. Ф. Жмаченко, М. Е. Катуков, С. А. Красовский, К. Н. Леселидзе, К. С. Москаленко, Н. П. Пухов и И. Д. Черняховский.
Как и на всем пути от Волги и предгорий Кавказа на запад, в освобожденных городах и селах Украины советские войска видели страшную картину разрушений, пепелища, следы бесчинств и злодеяний фашистов. В Житомирской области оккупанты убили и замучили более 220 тыс. человек гражданского населения и почти 102 тыс. военнопленных, около 60 тыс. человек угнали в Германию, в небольшом городке Сарны и близлежащих селах Ровенской области расстреляли и замучили 13 тыс. жителей, разрушили и сожгли около 400 домов, разгромили медицинские учреждения и все школьные здания.
Местное население приветствовало воинов-освободителей и оказывало им всемерную помощь. Многие вливались в ряды Советской Армии. Под руководством партийных, советских и хозяйственных органов трудящиеся стремились быстрее наладить в освобожденных городах и селах нормальную жизнь.
Достигнутые в Житомирско-Бердичевской операции успехи создавали новые возможности для развития наступления на других направлениях. В связи с существенными изменениями в обстановке потребовалось уточнить задачи войскам всех фронтов, действовавших на Правобережной Украине. Ставка Верховного Главнокомандования еще 29 декабря приняла решение о тесном взаимодействии 1-го и 2-го Украинских фронтов для разгрома противника в каневском выступе. До этого 2-й Украинский фронт готовил удар в южном направлении, на Березнеговатое, с целью разгромить совместно с 3-м и 4-м Украинскими фронтами никопольско-криворожскую группировку врага. Теперь ему было приказано перенести основные усилия с левого крыла в центр и не позднее 5 января нанести главный удар на Кировоград, Первомайск, вспомогательный — на Шполу, Христиновку с целью соединиться там с войсками 1-го Украинского фронта. Уточнялась также задача 3-го Украинского фронта. Он должен был, используя успех 1-го и 2-го Украинских фронтов, выдвинуться на Южный Буг. Задача 4-го Украинского фронта оставалась прежней: после ликвидации никопольского плацдарма врага совместно с Отдельной Приморской армией развернуть наступление в Крыму.
5 января 1944 г. войска 2-го Украинского фронта начали Кировоградскую операцию. К моменту наступления они уступали противостоявшей 8-й немецкой армии в танках и лишь незначительно превосходили ее по количеству людей и артиллерии. Тем не менее операция вначале развертывалась успешно. На главном направлении три общевойсковые и танковая армии, наносившие удары в обход Кировограда с северо-запада и юго-запада, прорвали оборону противника и к 10 января продвинулись до 50 км на запад. Был освобожден Кировоград — крупный областной центр Украины и важный узел коммуникаций. Но развить наступление на Первомайск не удалось. На вспомогательном направлении продвижение в сторону Шполы составило лишь 40 км. Немецко-фашистское командование, опасаясь глубокого охвата своей группировки, удерживавшей каневский выступ, с юга, срочно подтянуло сюда две танковые дивизии. Добившись большого превосходства в танках, противник сильными контратаками 10 января остановил советские войска на рубеже Смела, юго-западнее Кировограда.
И все же в результате Кировоградской операции положение врага значительно ухудшилось. После потери Кировограда устойчивость обороны 8-й немецкой армии нарушилась, а снабжение ее осложнилось. Войска 2-го Украинского фронта еще глубже охватили с юга каневскую группировку. Наступление на Кировоград, кроме того, задержало переброску двух танковых дивизий с юга в район Умани для контрудара по войскам 1-го Украинского фронта.
Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов 10 — 11 января начали наступление против 6-й немецкой армии, оборонявшейся в районе Никополя и Кривого Рога. Из-за недостатка сил решительного успеха они не добились и вынуждены были временно остановиться для более тщательной подготовки операции.
К этому времени особо важное значение приобрели боевые действия на стыке 1-го и 2-го Украинских фронтов. Немецко-фашистское командование продолжало делать все возможное, чтобы удержать каневский выступ и не дать этим фронтам сомкнуть смежные фланги. Оно стягивало против них все новые и новые силы и создало на пути наступления к Христиновке мощные танковые заслоны. Крупная группировка в районе Канева и танковые кулаки западнее и южнее его связывали действия 1-го и 2-го Украинских фронтов, мешали их продвижению к Южному Бугу.
Ставка Верховного Главнокомандования в директиве от 12 января потребовала от командующих фронтами более решительных действий. Ставилась ближайшая задача: окружить и уничтожить группировку противника в звенигородско-мироновском (каневском) выступе путем наступления армий левого крыла 1-го и правого крыла 2-го Украинских фронтов по сходящимся направлениям на Шполу, тем самым создать возможность для развития удара и выхода на Южный Буг. По сравнению с ранее поставленной задачей наступления на Христиновку глубина ударов обоих фронтов значительно сокращалась за счет смещения участков прорыва ближе к Днепру. Это позволяло миновать танковые заслоны, созданные противником севернее Умани и северо-западнее Кировограда, и облегчало окружение и разгром каневской группировки. В связи с необходимостью тщательной подготовки задуманной операции наступление войск на смежных флангах 1-го и 2-го Украинских фронтов временно приостанавливалось.
Таким образом, в середине января все Украинские фронты временно прекратили наступление, чтобы подготовить операции по разгрому противника в каневском и никопольско-криворожском выступах. Одновременно Ставка приказала командованию 1-го Украинского фронта подготовить наступление на своем правом крыле с целью овладеть важными узлами дорог и выгодным районом для последующего удара с севера во фланг и тыл группе армий «Юг».
Небольшая пауза в действиях на юге не принесла передышки врагу: с середины января, как и было запланировано Ставкой ВГК, на него обрушились удары войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов. Не прекращались активные наступательные действия и на центральном направлении. На совещаниях германского главного командования по-прежнему шли мучительные поиски путей спасения от развала стратегической обороны на Востоке.
Советское Верховное Главнокомандование, готовя новые удары по врагу, пополняло действовавшие фронты людьми, боевой и транспортной техникой. В состав 1-го Украинского фронта были включены 47-я общевойсковая и 2-я танковая армии, механизированный и кавалерийский корпуса, с 22 января по 3 февраля фронт получил 400 танков Т-34. 3-му Украинскому фронту были переданы 37-я армия из 2-го Украинского, механизированный корпус из 4-го Украинского и стрелковый корпус из резерва Ставки.
В конце января в соответствии с указаниями Ставки почти одновременно начались подготовленные командованием фронтов в короткие сроки три объединенные общим замыслом наступательные операции: Корсунь-Шевченковская на смежных флангах 1-го и 2-го Украинских фронтов, Ровно-Луцкая на правом крыле 1-го Украинского фронта и Никопольско-Криворожская, проводимая силами 3-го и 4-го Украинских фронтов.
К началу Корсунь-Шевченковской операции в каневском выступе оборонялась сильная немецко-фашистская группировка, включавшая девять пехотных, одну танковую дивизии и моторизованную бригаду с многочисленными средствами усиления из состава 1-й танковой и 8-й армий. Готовясь к упорной обороне, противник тщательно укреплял свои позиции. И все же у основания выступа, где фронт стабилизировался только в середине января, ему не удалось завершить оборонительные работы.
Войска 1-го и 2-го Украинских фронтов готовились к наступлению в очень сложной обстановке, особенно на 1-м Украинском фронте, который отражал контрудары противника восточнее Винницы и в то же время готовил две наступательные операции на обоих крыльях. Для создания ударных группировок требовалось в условиях распутицы в короткие сроки провести значительные переброски войск, подвезти боеприпасы, горючее, продовольствие. Благодаря огромной организаторской работе командования фронтов, политорганов, служб тыла и самоотверженности всего личного состава трудности были преодолены. К участию в операции привлекались пять общевойсковых (27 стрелковых дивизий), две танковые армии (четыре танковых и один механизированный корпуса), один кавалерийский корпус. Это обеспечивало превосходство над противником по пехоте в 1,7 раза, по орудиям и минометам в 2,4, танкам и САУ в 2,6 раза. Однако в авиации некоторое преимущество было на стороне противника: 2-я и 5-я воздушные армии насчитывали 768 боевых самолетов, а враг сосредоточил там около тысячи.
Исходя из общего замысла операции, командующий войсками 1-го Украинского фронта создал ударную группировку у основания каневского выступа. В ее состав вошли 6-я танковая армия и часть сил 40-й и 27-й армий. Войска 2-го Украинского фронта по решению командующего главный удар нанесли также под основание выступа смежными флангами 4-й гвардейской и 53-й армий и 5-й гвардейской танковой армией.
24 января в наступление перешли войска 2-го Украинского фронта, а двумя днями позже — 1-го Украинского. Прорвав оборону противника, ударные группировки фронтов устремились навстречу друг другу. Впереди на острие клина 2-го Украинского фронта стремительно продвигалась 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова, за ней, расширяя прорыв, — 4-я гвардейская армия генерала А. И. Рыжова (с 3 февраля армией стал командовать генерал И. К. Смирнов) и 53-я армия генерала И. В. Галанина. На 1-м Украинском фронте 6-я танковая армия генерала А. Г. Кравченко совместно с соединениями 40-й и 27-й армий прорвала недостаточно подготовленную здесь оборону противника, а затем вырвалась вперед, развивая успех.
Командование группы армий «Юг» сразу начало перебрасывать к участкам прорыва имевшиеся поблизости танковые дивизии. С 27 января противник предпринял яростные контратаки на флангах наступавших советских войск, пытаясь отрезать вырвавшиеся вперед подвижные соединения 5-й гвардейской и 6-й танковых армий от основных сил и ликвидировать прорыв. Однако командование 1-го и 2-го Украинских фронтов, быстро подтянув к флангам артиллерийские и танковые части и соединения, при поддержке авиации отбило контратаки противника. Ударные группировки обоих фронтов продолжали наступление и 28 января соединились в районе Звенигородки, отрезав пути отхода фашистским войскам, которые оборонялись внутри каневского выступа.
Окружение советскими войсками в районе Корсунь-Шевченковского большой группировки противника заставило германское командование прекратить контрудары восточнее Винницы и севернее Умани, а все танковые дивизии бросить для спасения окруженных войск. Предвидя этот маневр противника, командование 1-го и 2-го Украинских фронтов приняло меры для быстрейшего создания устойчивого внешнего фронта окружения, способного выдержать массированные танковые удары. Были использованы прежде всего усиленные стрелковыми соединениями, противотанковой артиллерией и инженерно-саперными частями танковые армии обоих фронтов. Быстро завершив окружение, к 3 февраля они создали сплошной внешний фронт окружения и приняли на себя основную тяжесть отражения контрударов. Одновременно общевойсковые армии образовали сплошной внутренний фронт окружения. Авиация фронтов, поддерживая наступление, с 29 января по 3 февраля совершила 2800 боевых вылетов, в то время как вражеская вдвое меньше. В 120 воздушных боях было уничтожено 130 самолетов противника.
После завершения окружения задачи воздушных армий четко разграничивались: 2-я армия вместе с 10-м истребительным авиационным корпусом ПВО страны осуществляла воздушную блокаду группировки, а 5-я (командующий генерал С. К. Горюнов) поддерживала войска на внешнем фронте окружения. Авиация и зенитная артиллерия не позволили противнику перекинуть к окруженной группировке «воздушный мост». В ходе ее разгрома в боях и на аэродромах было уничтожено 457 фашистских самолетов.
В окружении оказались управления 11-го и 42-го армейских корпусов, семь пехотных и одна танковая дивизии, моторизованная бригада, отдельные части еще одной пехотной дивизии, а также части и подразделения усиления. Командование группы армий «Юг», имея вблизи внешнего фронта окружения большое количество танковых дивизий, рассчитывало не только деблокировать свои войска, но и ударами 1-й танковой армии с запада, а 8-й армии с юга окружить и уничтожить советские войска, прорвавшиеся в район Звенигородки. Однако противник не сумел быстро сосредоточить предназначенные для этого силы. Танковая группировка 8-й армии начала наносить контрудары по войскам 2-го Украинского фронта с 1 февраля, а ударную группировку в полосе 1-й танковой армии противнику удалось собрать только к 11 февраля.
Размах и напряженность сражения на внешнем фронте окружения непрерывно нарастали. Если 28 января на флангах советских войск, завершивших окружение, противник имел три танковые и три пехотные дивизии, то к 11 февраля перед внешним фронтом было уже восемь танковых и шесть пехотных дивизий. Силы, сосредоточенные там, по своему составу значительно превысили ту группировку, против которой велось наступление в начале операции. Для парирования ударов врага советское командование в ходе сражений перегруппировало на внешний фронт окружения 2-ю танковую армию, несколько стрелковых дивизий и крупные силы артиллерии. Вследствие этого значение операции, которая вначале имела целью обеспечить свободу действий смежных флангов фронтов при их продвижении к Южному Бугу, неизмеримо возросло. От ее исхода теперь во многом зависел ход битвы за Правобережную Украину.
Отражая контрудары противника на внешнем фронте, войска 1-го и 2-го Украинских фронтов продолжали бои по ликвидации окруженной группировки. Военный совет 1-го Украинского фронта в обращении к войскам потребовал в короткий срок разгромить оказавшегося в котле противника. Партийно-политическая работа в частях и соединениях, действовавших на внешнем фронте окружения, направлялась на обеспечение стойкости при отражении контрударов врага, а в войсках, наступавших на внутреннем фронте, — на поддержание наступательного порыва, беспрерывности и активности боевых действий по ликвидации окруженных войск. Большой подъем среди личного состава вызвало известие о присвоении почетного наименования Звенигородских соединениям и частям, отличившимся при окружении противника. В связи с годовщиной ликвидации окруженного врага под Сталинградом в частях состоялись митинги, участники битвы на Волге рассказывали о мужестве советских воинов в тех сражениях, о своем опыте, призывали с честью выполнить боевую задачу. Чтобы избежать напрасного кровопролития, в расположение окруженных войск забрасывались листовки, в которых раскрывалось истинное положение дел на фронте, содержались призывы сдаваться в плен. По громкоговорящим установкам передавались выступления немецких антифашистов, членов Национального комитета «Свободная Германия». В войска противника направлялись для агитации солдаты, перешедшие в ходе боев на сторону Советской Армии. Эта работа подрывала моральное состояние вражеских войск, участились случаи добровольной сдачи немецких солдат в плен.
8 февраля советское командование предъявило окруженным войскам ультиматум о капитуляции, в котором всем офицерам и солдатам, прекратившим сопротивление, гарантировалась жизнь и безопасность, а после окончания войны — возвращение в Германию или в любую другую страну по желанию военнопленного. В нем говорилось также, что всем сдавшимся будут сохранены военная форма, знаки различия, ордена, личная собственность и ценности, а старшим офицерам и холодное оружие, раненым и больным будет оказана медицинская помощь. В случае отклонения ультиматума ответственность за уничтожение окруженных войск возлагалась на их командование.
Фашистское командование отклонило ультиматум. После этого советские войска усилили атаки. К 11 февраля немецкие части, сжатые к центру котла, удерживали территорию размером около 35 X 22 км и были почти полностью лишены снабжения.
Командование группы армий «Юг» 11 февраля предприняло решающее наступление на внешнем фронте окружения. 1-я танковая армия четырьмя танковыми дивизиями нанесла удар из района западнее Ризино на Лысянку. Одновременно от Ерки также в направлении Лысянки силами до четырех танковых дивизий повела наступление 8-я армия. Навстречу им пошла на прорыв окруженная группировка. Советские войска отразили атаку с еркинского направления. Но к Лысянке удалось прорваться соединениям 1-й танковой армии. В свою очередь окруженный противник в ночь на 12 февраля пробился в Шендеровку. Расстояние между этими рвущимися навстречу друг другу группировками сократилось до 10 — 12 км. Однако оно стало непреодолимым для вражеских танков. К месту прорыва были быстро перегруппированы главные силы 2-й и 5-й гвардейской танковых армий, несколько стрелковых дивизий и противотанковая артиллерия. Лысянка и Шендеровка подверглись сильным ударам с воздуха. Противник нес огромные потери и уже днем 12 февраля вынужден был отказаться от попыток соединиться с окруженными войсками. Советское командование выиграло состязание с командованием врага в искусстве маневра войсками, что в конечном счете и определило исход Корсунь-Шевченковской операции.
При описании этих сражений Манштейн и другие гитлеровские генералы, а вслед за ними и некоторые современные буржуазные историки поражение германских войск объясняют тем, что их танки не могли продвинуться из-за непролазной грязи. Но они почему-то умалчивают, что контрманевр советские войска осуществляли в тех же условиях, когда даже тракторы и танки, используемые для доставки боеприпасов и горючего, застревали на дорогах. Подвозимые в войска материальные средства часто приходилось перегружать с автомобильного транспорта на гужевой. Солдаты тащили на себе орудия, переносили вручную снаряды. В такой обстановке со всей убедительностью проявились непревзойденные морально-боевые качества — упорство, выдержка, выносливость, изобретательность советских воинов, их умение преодолевать любые трудности. Местное население предоставило войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов конные и воловьи упряжки, помогало вручную переносить грузы, особенно боеприпасы.
Для снабжения войск, в первую очередь танковых армий, широко привлекалась авиация, совершившая в труднейших погодных условиях около 1200 самолето-вылетов. Например, только 326-я ночная бомбардировочная дивизия 2-й воздушной армии, принимая самолеты днем и ночью, в дождь и снег, перебросила для 2-й и 6-й танковых армий с 8 по 16 февраля 49 тонн горючего и до 65 тонн боеприпасов.
Если на 1-м и 2-м Украинских фронтах было организовано удовлетворительное снабжение войск, то немецко-фашистское командование этого сделать не смогло. Прорвавшаяся к Лысянке танковая группировка иногда совсем не получала боеприпасов, горючего и продовольствия.
Чтобы быстрее завершить полный разгром остатков вражеских войск, советское командование, остановив ударные группировки противника на внешнем фронте, перегруппировало часть сил на внутренний фронт окружения. Для удобства управления Ставка Верховного Главнокомандования 12 февраля возложила руководство всеми войсками, действовавшими на внутреннем фронте, на генерала И. С. Конева, а ответственность за координацию действий 1-го и 2-го Украинских фронтов на внешнем фронте — на Маршала Советского Союза Г. К. Жукова.
Командование группы армий «Юг», понимая безвыходность положения окруженных войск, разрешило им бросить автотранспорт, тяжелое вооружение, всю боевую технику, кроме танков, и собственными силами пробиваться к Лысянке. Охваченные отчаянием, они в ночь на 17 февраля под прикрытием темноты и снежной метели тремя колоннами без единого выстрела пошли на прорыв. Советское командование быстро стянуло туда танки и артиллерию, для удара с воздуха привлекло 312-ю ночную бомбардировочную дивизию. Под ураганным огнем колонны врага рассыпались, части перемешались. С рассветом пехота и конница завершили разгром вражеской группировки. Всего в окружении противник потерял 55 тыс. человек убитыми, более 18 тыс. пленными, большое количество боевой техники.
Лишь небольшие группы германских солдат и офицеров сумели спастись и выйти в район Лысянки, они были полностью деморализованы. Отмечая потерю их боеспособности, командование 1-й танковой армии докладывало: «Следует... принять во внимание, что эти войска, находившиеся в окружении с 28 января, сознательно или несознательно видели перед собой участь Сталинграда». И далее оно делало вывод, что лишь немногие могут выдержать подобное испытание более одного раза.
Завершив ликвидацию окруженной группировки, советские войска перенесли усилия на внешний фронт и разгромили германские танковые дивизии, прорвавшиеся в район Лысянки, восстановив там временно утраченное положение.
Результаты Корсунь-Шевченковской операции далеко превзошли ее первоначальные цели. Сражения развернулись на участке, не превышавшем одной девятой общей протяженности фронта на Правобережной Украине, а приковали к себе до половины всех танковых и более двух третей воздушных сил, которыми располагали обе стороны южнее Припяти. Войска двух Украинских фронтов не только окружили и уничтожили крупную группировку врага, угрожавшую их смежным флангам, и ликвидировали каневский выступ, но и нанесли поражение еще 15 дивизиям, в том числе 8 танковым. Тяжелые потери, особенно бронетанковой техники, существенно ослабили силы противника. Сокращение общей линии фронта в связи с ликвидацией каневского выступа позволяло за счет высвободившихся войск создать новые ударные группировки. Возросли возможности для маневра силами и средствами, так как теперь в распоряжении советских войск находилась рокадная железная дорога Фастов — Днепропетровск. Создались, таким образом, благоприятные условия для продолжения наступления.
В ходе Корсунь-Шевченковской операции советские войска продемонстрировали высокое искусство маневра, осуществленного в сжатые сроки в трудных условиях. На внешний фронт были перегруппированы 2-я танковая армия, до 13 стрелковых дивизий, большое количество артиллерийских и инженерных частей и соединений. Двумя танковыми корпусами, двумя стрелковыми дивизиями и крупными силами артиллерии был пополнен в нужный момент и внутренний фронт. О творческом характере и новаторстве советского военного искусства свидетельствует использование для организации обороны на внешнем фронте окружения танковых армий, принявших на себя основную тяжесть контрударов противника. Высокой активностью отличались действия советской авиации. Несмотря на неблагоприятные погодные условия и плохое состояние грунтовых аэродромов, 2-я и 5-я воздушные армии и 10-й истребительный авиационный корпус ПВО страны совершили 11 300 самолето-вылетов, в то время как противник — только 5906.
В ознаменование побед 1-го и 2-го Украинских фронтов 18 февраля Москва от имени Родины салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Войска, участвовавшие в разгроме вражеской группировки, получили благодарность; тысячи советских воинов были награждены орденами и медалями, десятки наиболее отличившихся — удостоены звания Героя Советского Союза. За умелое руководство войсками генералу армии И. С. Коневу было присвоено высшее воинское звание Маршала Советского Союза, маршалу авиации А. А. Новикову — главного маршала авиации, а генерал-полковнику П. А. Ротмистрову — маршала бронетанковых войск.
Одновременно с разгромом корсунь-шевченковской вражеской группировки 1-й Украинский фронт осуществил правым крылом Ровно-Луцкую операцию с целью овладеть районом Ровно, Луцк, Шепетовка и занять выгодный рубеж для последующего удара с севера во фланг и тыл группы армий «Юг». Главный удар из района западнее Сарн на Ровно и Луцк наносила 13-я армия, а вспомогательный на Шепетовку — частью сил 60-я армия.
Обе армии имели в своем составе 19 стрелковых дивизий, 2 кавалерийских и 2 танковых корпуса. В них в общей сложности было 2811 орудий полевой артиллерии и минометов калибра 76 мм и выше, 140 танков и самоходно-артиллерийских установок. 13-й и 60-й армиям противостояли шесть пехотных и четыре танковые дивизии 4-й немецкой танковой армии, имевшие до 900 орудий и минометов калибра от 75 мм и выше, 249 танков и штурмовых орудий. Советские войска обладали здесь полуторным превосходством в пехоте и более чем трехкратным в артиллерии. По танкам преимущество было на стороне врага.
Операция осуществлялась в условиях труднодоступной лесисто-болотистой местности, на ряде участков не проходимой для войск. Распутица и половодье еще больше затрудняли наступательные действия. Но эти-то условия командование фронта умело использовало для достижения успеха. Противник считал невозможным наступление больших сил на данном участке фронта и не имел здесь достаточно войск, чтобы организовать сплошной фронт обороны. Только основные дороги перехватывались его отдельными опорными пунктами. Взвесив это, командование фронта основную ставку в развитии наступления сделало на два гвардейских кавалерийских корпуса, поддерживаемых авиацией. Расчет строился на внезапности наступления и применении обходного маневра. Принималась во внимание также помощь взаимодействовавших с войсками партизан.
Ровно-Луцкая операция началась 27 января. В первый же день наступления войска 13-й армии преодолели слабую оборону противника, а кавалерийские корпуса скрытно по бездорожью проникли в его тыл. Пройдя при содействии партизан более 100 км лесными тропами и болотами, кавалеристы 2 февраля внезапным ударом овладели Луцком и Ровно. 60-я армия в районе Шепетовки встретила упорное сопротивление. Этот важный узел железных дорог противник сильно укрепил, для его обороны дополнительно сосредоточил танковую дивизию. Поэтому бои за город носили ожесточенный характер. Только 11 февраля 60-я армия овладела Шепетовкой. С выходом 60-й и 13-й армий на рубеж Маневичи, Луцк, Шепетовка цель операции была в основном достигнута.
Войска правого крыла 1-го Украинского фронта нанесли тяжелое поражение противнику и еще глубже охватили северный фланг группы армий «Юг». Выйдя из лесисто-болотистого района, они заняли выгодные позиции для удара в южном направлении во фланг и тыл этой стратегической группировке немецко-фашистских войск. Одновременно создавались возможности для развития наступления в сторону Ковеля. Отбитые у врага крупные узлы шоссейных и железных дорог — Ровно, Здолбунов, Шепетовка — улучшили условия маневра силами и имели большое значение для снабжения войск при организации дальнейшего наступления. В предвидении развития активных действий на ковельском направлении Ставка Верховного Главнокомандования 17 февраля приняла решение о создании на стыке Белорусского и 1-го Украинского фронтов нового — 2-го Белорусского фронта.
Важным звеном зимнего наступления на Правобережной Украине была Никопольско-Криворожская операция, осуществленная силами 3-го и 4-го Украинских фронтов с 30 января по 29 февраля. Для ее проведения привлекалось 47 стрелковых дивизий, танковый, кавалерийский и два механизированных корпуса (705 тыс. человек, 7796 орудий и минометов калибра 76 мм и выше, 238 танков и самоходных орудий). Действия наземных войск поддерживали 1333 самолета двух воздушных армий. Оборонявшаяся в этом районе 6-я немецкая армия под командованием генерала К. Холлидта имела 17 пехотных, 2 танковые и механизированную дивизии, танковый батальон и 8 дивизионов штурмовых орудий (540 тыс. человек, 2416 орудий и минометов калибра от 75 мм и выше, 327 танков и штурмовых орудий). Для обеспечения с воздуха этой группировки привлекалось до 700 самолетов 4-го воздушного флота. Таким образом, советские войска имели незначительное превосходство над противником в людях, более чем тройное в артиллерии, двойное в авиации, а в танках в 1,4 раза уступали ему.
Чтобы отвлечь силы врага с направления главного удара, операция началась наступлением 37-й армии генерала М. Н. Шарохина и 6-й армии генерала И. Т. Шлемина, действовавших на противоположных флангах 3-го Украинского фронта. На следующий день из района западнее Новониколаевки в общем направлении на Апостолово нанесли главный удар 46-я армия генерала В. В. Глаголева и 8-я гвардейская армия генерала В. И. Чуйкова, имея задачу выйти к Днепру в тыл никопольского плацдарма противника. Навстречу им с юго-востока наступали 3-я гвардейская армия генерала Д. Д. Лелюшенко, 5-я ударная армия генерала В. Д. Цветаева и 28-я армия генерала А. А. Гречкина 4-го Украинского фронта. Наступление сухопутных войск поддерживали 17-я и 8-я воздушные армии, которыми командовали генералы В. А. Судец и Т. Т. Хрюкин.
Вспомогательный удар 37-й армии в направлении Кривого Рога враг принял за наступление главных сил и ввел в бой против нее две танковые дивизии. Это значительно облегчило наступление на главном направлении, на что и рассчитывало командование 3-го Украинского фронта. Поняв ошибку, командование 6-й немецкой армии перебросило обе танковые дивизии против главной группировки фронта, когда та уже прорвала вражескую оборону. Туда же командующему группой армий «Юг» пришлось повернуть с полпути 24-ю танковую дивизию, направленную ранее на усиление войск 8-й армии, сосредоточиваемых для деблокирования корсунь-шевченковской группировки.
Запоздалые контратаки танковых дивизий противника не смогли остановить продвижения войск 3-го Украинского фронта, которые в условиях распутицы, преодолевая упорное сопротивление врага, к 5 февраля продвинулись на 45 — 60 км и овладели железнодорожным узлом Апостолово. 6-я немецкая армия оказалась рассеченной на две части. Ее соединениям в районе Марганец, Никополь угрожало окружение, и противник стал поспешно отводить их на юго-запад вдоль правого берега Днепра. 8 февраля 4-й Украинский фронт полностью очистил от врага никопольский плацдарм и совместно с 3-м Украинским фронтом освободил Никополь. Первыми форсировали Днепр и ворвались в город гвардейцы мотострелкового батальона 5-й гвардейской отдельной мотострелковой бригады 3-й гвардейской армии. Коммунистам командиру батальона майору Г.М. Надежкину, сержантам Н.М. Мартынову, А. И. Свечкареву, К. Н. Хохлову, И. И. Мирошниченко и беспартийному рядовому А. Е. Михайличенко за храбрость, находчивость и доблестное выполнение боевой задачи было присвоено звание Героя Советского Союза.
11 февраля противник нанес сильный контрудар с востока и юго-востока на Апостолово, чтобы остановить наступавшие войска и удержать коридор, который оставался вдоль правого берега Днепра для отхода разбитых под Никополем и Марганцем дивизий. Врагу удалось задержать продвижение советских войск к Днепру, однако отходившие от Никополя соединения понесли большие потери в людях и в боевой технике. Почти все тяжелое вооружение и автотранспорт были ими брошены или разбиты советской артиллерией и авиацией. К. Типпельскирх приравнял это поражение к корсунь-шевченковской катастрофе. «Тяжелым поражением, не на много уступавшим по своим масштабам катастрофе 8-й армии, — писал он, — ознаменовалось начало февраля... когда удерживаемый немецкими войсками выступ в районе Никополя подвергся ударам русских войск с севера и с юга... Немецким дивизиям... лишь ценою очень тяжелых потерь удалось отступить в район южнее Кривого Рога».
17 февраля 3-й Украинский фронт, подтянув артиллерию и накопив необходимые запасы боеприпасов и горючего, возобновил наступление на криворожском направлении. Через пять дней он овладел важным промышленным центром и узлом дорог Кривым Рогом, а к 29 февраля правым крылом и центром выдвинулся к реке Ингулец. Захватив с ходу плацдармы на его западном берегу, войска фронта заняли выгодные позиции для последующих ударов по врагу в направлении Николаева и Одессы.
В результате Никопольско-Криворожской операции было разгромлено 12 дивизий противника, в том числе три танковые и одна моторизованная. Ликвидировав никопольский плацдарм и отбросив врага из запорожской излучины Днепра, советские войска лишили германское командование последней надежды на восстановление связи по суше с блокированной в Крыму 17-й армией. Значительное сокращение линии фронта позволило советскому командованию высвободить силы для овладения Крымским полуостровом.
В наступательных операциях зимой 1943/44 г. личный состав Украинских фронтов вновь проявил высокие морально-политические качества, мастерство, находчивость, изобретательность в выполнении боевых задач и преодолении трудностей, вызванных сложными погодными условиями и распутицей. Командиры и политорганы вели непрерывную и целеустремленную партийно-политическую работу, разъясняли воинам значение проводимых операций в освобождении советской земли от немецко-фашистских захватчиков, конкретные задачи частей и подразделений. Коммунисты своим личным примером, самоотверженностью воодушевляли воинов на подвиги. Многие стремились связать свою судьбу с Коммунистической партией. В январе — феврале партийные организации Украинских фронтов приняли в члены партии 38 660 человек, кандидатами в члены ВКП(б) — 48 672 человека. Большой приток передовых бойцов и командиров в ряды Коммунистической партии свидетельствует об огромном авторитете партии и пламенном патриотизме воинов. Они понимали, что стать членом партии в действующей армии значило идти первым в атаку, выполнять самые ответственные задания. И тысячи воинов, вступая в ряды коммунистов, тем самым добровольно принимали на себя такие высокие обязательства.
В ходе двухмесячного зимнего наступления войск Украинских фронтов резко изменилась обстановка на южном крыле советско-германского фронта. Последовательными и одновременными ударами была взломана вражеская оборона от Припяти до нижнего течения Днепра, разбиты наиболее крупные группировки противника и полностью сорваны оборонительные планы немецко-фашистского командования на юге. Невосполнимые потери понес враг в людях и боевой технике. В конце января 1944 г. главное командование сухопутных войск Германии отмечало, что количество утерянных и взорванных орудий за последнее время настолько возросло, что это чувствительно отражается на обороноспособности войск. Тяжелые поражения, усталость от непрерывных боев существенно сказались и на моральном состоянии фашистских войск. Увеличилось число дезертиров и перебежчиков, участились случаи членовредительства.
В результате зимнего наступления советские войска ликвидировали выступы в линии фронта, вдававшиеся на восток, устранили угрозу флангам и, выдвинувшись на линию Луцк, Шепетовка, Звенигородка, Кировоград, Кривой Рог, Каховка, заняли выгодное оперативное положение для нанесения глубоких рассекающих ударов и выхода на фланги основных группировок противника. Овладев крупными узлами железных дорог, советские войска получили возможность использовать важнейшие коммуникации и значительно улучшили условия маневра и снабжения. Была создана благоприятная обстановка для дальнейшего развития наступления с целью завершить освобождение Украины и выйти на государственную границу СССР.
Было завершено освобождение Киевской, Днепропетровской, Запорожской областей, очищена от врага вся Житомирская, почти полностью Ровенская и Кировоградская области, ряд районов Винницкой, Николаевской, Каменец-Подольской и Волынской областей. Отступая под ударами советских войск, фашистские оккупанты сжигали города и села, уничтожали промышленные предприятия, затопляли шахты. Но там, где, казалось, было погублено все, быстро возрождалась жизнь. Жители городов и сел выходили из подвалов, погребов и землянок, возвращались из партизанских отрядов и горячо брались за работу. Освобожденные города, села, рудники, заводы, колхозы и совхозы Правобережной Украины вставали из руин и пепла, включались в общий трудовой ритм страны, в борьбу за полное изгнание немецко-фашистских захватчиков и их пособников из пределов социалистической Родины, за окончательную победу над врагом.

Развитие наступления весной 1944 г. Выход советских войск на государственную границу


После зимних поражений верховное главное командование вермахта уже не помышляло о восстановлении обороны по Днепру, а стремилось лишь закрепиться на занимаемых рубежах. Оно полагало, что большие потери и начавшаяся с февраля весенняя распутица не позволят советским войскам продолжать наступление на Украине, надеялось, что в ближайшее время советское командование не предпримет здесь новых активных действий.
Паузу в боевых действиях ОКБ рассчитывало использовать для восстановления сил и создания прочной обороны. На Украину по-прежнему направлялась основная масса людских пополнений и боевой техники, выдвигались две пехотные дивизии из резерва ОКБ. Командование группы армий «Юг» усилило свое левое крыло, над которым нависали с севера советские войска. Полоса оборонявшейся там 4-й танковой армии была сокращена, а боевые порядки войск уплотнены. В район южнее Ямполь, Староконстантинов, Проскуров (Хмельницкий) перебрасывалось пять танковых дивизий с уманского направления и одна — из-под Дубно. Туда же после восстановления выдвигалась пехотная дивизия. Несмотря на принятые меры по восстановлению разбитых дивизий и переброску на Украину соединений с Запада, командованию противника не удалось восполнить огромные потери, понесенные зимой.
Советское политическое и военное руководство на основе анализа стратегической обстановки на фронте и состояния вражеских войск, учитывая непрерывно возраставшие ресурсы страны, пришло к выводу о целесообразности продолжать наступление Украинскими фронтами без паузы. Разработка дальнейших наступательных операций началась в Генеральном штабе еще в первой половине февраля и велась на основе ранее принятого Ставкой замысла с учетом соображений ее представителей на фронтах, а также военных советов фронтов, принимавших непосредственное участие в разработке планов операций на своих направлениях. Уточненное решение Ставки сводилось к тому, чтобы одновременными мощными ударами на широком фронте от Полесья до устья Днепра расчленить немецко-фашистские войска и, уничтожая их по частям, завершить освобождение Правобережной Украины.
Решающую роль в развитии наступления на Правобережной Украине Ставка отводила войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов. Согласно отданным 18 февраля директивам 1-й Украинский фронт должен был нанести удар с рубежа Дубно, Шепетовка, Любар в общем направлении на Чортков с целью отрезать основным силам группы армий «Юг» пути отхода на запад в полосе севернее Днестра. Удар 2-го Украинского фронта планировался с рубежа Звенигородка, Шпола в общем направлении на Умань и далее к Днестру. 3-му Украинскому фронту 28 февраля была поставлена задача форсировать Ингулец и выдвинуть на западный берег 6-ю и большую часть 5-й ударной армии с целью свернуть вражескую оборону на нижнем течении реки и «обрушиться на войска противника, обороняющие Николаев». Одновременно силами вновь созданного 2-го Белорусского фронта — командующий генерал П. А. Курочкин — предполагалось выйти в глубокий тыл группы армий «Центр». Фронту ставилась задача нанести удар на Ковель, а затем наступать на Брест с целью выйти к Западному Бугу на участке Брест, Городло. 4-й Украинский фронт, в составе которого оставались 2-я гвардейская и 51-я армии, полностью переключался на подготовку Крымской операции. 2-я гвардейская армия перегруппировалась с нижнего течения Днепра на Перекопский перешеек. Начало наступления как на Правобережной Украине, так и в Крыму намечалось на первые числа марта.
Учитывая условия распутицы, Верховное Главнокомандование стремилось свести к минимуму перегруппировку войск. Для наиболее целесообразного использования уже сложившейся при завершении предыдущих операций группировки были изменены разграничительные линии между фронтами, некоторые армии передавались из одного фронта в другой. Ударные группировки фронтов усиливались резервами Ставки. 2-й Белорусский фронт получил из состава соседних фронтов 61-ю армию, управление 47-й армии, стрелковый корпус и ряд артиллерийских и инженерно-саперных соединений; из резерва Ставки — 70-ю общевойсковую и 6-ю воздушную армии. 1-й Украинский фронт свои левофланговые 2-ю и 6-ю танковые, 40-ю общевойсковую армии передал соседу слева и в соответствии с полученными задачами перегруппировывал основные силы на правое крыло. В его состав из резерва Ставки выдвигалась 4-я танковая армия генерала В. М. Баданова. 2-й Украинский фронт создавал главную ударную группировку в основном за счет сил, сосредоточенных в районе Звенигородка, Шпола еще в ходе Корсунь-Шевченковской операции. 3-й Украинский принимал левофланговую 57-ю армию генерала Н. А. Га-гена от 2-го Украинского и 28-ю армию из состава 4-го Украинского фронтов. Основные силы он сосредоточивал на плацдармах на правом берегу Ингульца южнее Кривого Рога.
Советское командование упредило противника в сосредоточении и в развертывании сил. Несмотря на бездорожье и плохую погоду, перегруппировки закончились в основном в намеченные весьма сжатые сроки, в то время как рокировка войск противника на левое крыло группы армий «Юг» еще продолжалась.
В период подготовки операций советская авиация наносила удары по аэродромам врага и уничтожала его самолеты в воздухе. Она срывала вражеские железнодорожные перевозки, затрудняла перегруппировку, днем и ночью изнуряла его войска и нарушала управление. С марта для ударов по коммуникациям, переправам и резервам наряду с фронтовой авиацией начали привлекаться соединения авиации дальнего действия. Активизировали действия по коммуникациям и советские партизаны.
Переброску советских войск по железным дорогам прикрывали с воздуха Войска ПВО страны. По мере продвижения фронтов на запад и изменения роли тех или иных железнодорожных линий в воинских перевозках менялась и система противовоздушной обороны коммуникаций. Для ее наращивания осуществлялся оперативный маневр средствами ПВО. Наряду с перегруппировкой сил и средств Западного фронта противовоздушной обороны в его состав переключалась часть сил и средств из глубинных районов страны.
Напряженной работы потребовало тыловое обеспечение операций. Военные советы, политорганы и органы тыла фронтов и армий, учитывая трудности подвоза материальных средств, уделяли особое внимание поддержанию проходимости дорог и улучшению работы автотранспорта. По их призыву тысячи жителей прифронтовых районов вместе с воинами фронтов восстанавливали разрушенные мосты, ремонтировали дороги, доставляли грузы войскам. Первостепенной задачей считалось налаживание работы железнодорожного транспорта — наиболее надежного в условиях распутицы. Личный состав железнодорожных войск и специальных формирований НКПС при восстановлении железнодорожных коммуникаций показывал образцы мужества и самоотверженного труда. Для оперативных и снабженческих перевозок в интересах четырех Украинских фронтов ежедневно подавалось в среднем около 2500 вагонов.
В дни подготовки нового наступления на Правобережной Украине страна отмечала 26-ю годовщину Вооруженных Сил СССР. В приказе от 23 февраля 1944 г. Верховный Главнокомандующий, высоко оценивая подвиги Советской Армии, отметил, что она «уверенно идет к окончательной победе над врагом», и призвал ее усилить удары по немецко-фашистским захватчикам, не давать врагу передышки, умелым сочетанием огня и маневра взламывать вражескую оборону на всю ее глубину, смелым маневром охватывать фланги вражеских войск, прорываться в их тылы, окружать войска противника, дробить их и уничтожать, если они отказываются сложить оружие. Разъяснение личному составу требований приказа Верховного Главнокомандующего было одним из основных направлений партийно-политической работы.
В войсках широко пропагандировалось значение Украины в семье братских республик, героизм воинов всех национальностей при ее освобождении. Этому во многом способствовали решения VI сессии Верховного Совета Украинской ССР, открывшейся 1 марта 1944 г., в которых выражалась горячая благодарность украинского народа доблестной Советской Армии, великому русскому народу и всем народам СССР, Коммунистической партии и правительству Советского Союза за освобождение украинских земель от фашистских оккупантов и помощь в восстановлении народного хозяйства. Опираясь на великие идеи дружбы многонационального советского народа, военные советы фронтов и армий, командиры, политорганы и партийные организации разъясняли воинам значение их вклада в окончательное освобождение Украины — одной из крупнейших республик Союза ССР.
При разъяснении личному составу новых боевых задач обращалось внимание на трудности предстоящих действий в весенних условиях и на важность преодоления с ходу многочисленных рек. Для бесед с воинами привлекались участники форсирования Днепра. В специально издаваемых листках и памятках излагались способы преодоления рек в их разлив на подручных средствах, давались другие полезные советы. Обобщался и распространялся накопленный опыт наступления в распутицу.
Несмотря на трудности и сжатые сроки подготовки операций, командование фронтов сумело сосредоточить в первых числах марта в избранных для ударов районах мощные группировки войск. Хотя некоторые армии прибыли туда еще не в полном составе и не успев пополнить запасы боеприпасов и горючего, обстановка не позволяла откладывать наступление. Четкая работа органов управления тылом, тыловых соединений, частей, учреждений и подразделений давала все основания надеяться на восполнение недостающего количества материальных средств в ходе наступления.
С началом освобождения западных областей Украины советским войскам пришлось вести борьбу с вооруженными бандами украинских буржуазных националистов, находившихся на службе у немецко-фашистских захватчиков. Германское командование, карательные и разведывательные органы широко использовали их для борьбы с партизанами и организации шпионской и диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск. Эти банды терроризировали население, нападали на мелкие воинские подразделения и железнодорожные эшелоны, пытались дезорганизовать мероприятия Советской власти по восстановлению нормальной жизни, налаживанию народного хозяйства в освобожденных районах.
Террор бандитов направлялся в первую очередь против местного партийно-советского актива, военнослужащих. Жертвой одного из бандитских нападений стал командующий 1-м Украинским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин. 29 февраля во время выезда в войска он попал в засаду, устроенную бандой националистов, был тяжело ранен и в ночь на 15 апреля скончался. «В лице тов. Ватутина, — говорилось в сообщении ЦК ВКП(б), СНК СССР и Наркомата обороны, — государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны».
Подрывная деятельность националистов потребовала усилить меры по защите населения от их террора и обеспечить безопасность войсковых тылов. Для борьбы с бандами привлекались пограничные и внутренние войска, охранявшие тыл действующей армии, а также органы государственной безопасности. Войска охраняли жизненно важные объекты, коммуникации, несли гарнизонную службу, обеспечивая должный порядок и соблюдение прифронтового режима. В ходе боевых действий, проведенных ими в феврале — апреле, националистическим бандам были нанесены тяжелые удары. Широкую поддержку пограничным и внутренним войскам оказывало население освобожденных районов, бывшие партизаны и подпольщики. Местные активисты создавали базы содействия войскам, помогали разоблачать фашистских агентов и их ставленников, не успевших сбежать вместе с гитлеровцами. В то же время партийные, советские и военные органы развернули большую политическую работу среди населения. Ему разъяснялась политика Коммунистической партии, Советского правительства, международное и внутреннее положение СССР, в докладах, лекциях, беседах широко освещались героические подвиги воинов армии и флота на фронте, успехи тружеников тыла, разоблачалась реакционная сущность вражеской идеологии. Демонстрировались кинофильмы, население снабжалось литературой, налаживалась радиотрансляция. Крестьянам оказывалась помощь в проведении сельскохозяйственных работ.
Наступление на Правобережной Украине Украинские фронты возобновили почти одновременно: 4 марта — 1-й Украинский, на следующий день — 2-й Украинский, 6 марта — 3-й Украинский. 15 марта перешел в наступление 2-й Белорусский фронт. Теперь наступление развивалось на огромном пространстве от Припяти до Черного моря, что крайне затрудняло маневр сил противника на южном крыле стратегического фронта.
Войска 1-го Украинского фронта, в командование которым 1 марта вступил Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, начали Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию. По решению командующего главный удар наносился в стык 4-й и 1-й немецких танковых армий в общем направлении на Тернополь, Чортков силами 60-й,и 1-й гвардейской общевойсковых, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий. Их ближайшая задача состояла в том, чтобы при активной поддержке 2-й воздушной армии разбить противостоявшие силы врага и овладеть рубежом Терноноль, Проскуров. Днем позже в направлении на Хмельник начала наступать 18-я армия генерала Е. П. Журавлева, наносившая вспомогательный удар.
В полосе наступления главной группировки фронта противник не успел создать достаточно развитой в инженерном отношении обороны. Войска фронта при мощной поддержке артиллерии и авиации быстро преодолели его сопротивление. В первый же день в полосе 60-й армии в сражение были введены обе танковые армии. К исходу второго дня прорыв расширился до 180 км по фронту и 50 км в глубину. Несмотря на распутицу, войска ударной группировки, имея впереди танковые соединения, не снижали темпов продвижения. 7 — 10 марта передовыми частями они достигли рубежа Тернополь, Проскуров и перерезали важную для всего южного крыла немецко-фашистских войск железнодорожную коммуникацию Львов — Одесса. Между 4-й и 1-й немецкими танковыми армиями был вбит глубокий клин. Наступавшая на вспомогательном направлении 18-я армия к исходу 10 марта продвинулась до 30 км и завязала бои за Хмельник. На следующий день перешла в наступление 38-я армия. 13-я армия, обороняясь главными силами на участке севернее Луцка, левым флангом, взаимодействуя с 60-й армией, успешно продвигалась на Броды.
На рубеже Тернополь, Проскуров, Хмельник сопротивление врага резко возросло. Командование группы армий «Юг», стремясь остановить продвижение 1-го Украинского фронта в южном направлении, ввело в сражение танковую дивизию «Адольф Гитлер», которая ранее предназначалась для отправки на Запад, срочно стягивало на этот рубеж силы с других направлений и из резерва. К 10 — 11 марта оно сосредоточило там шесть пехотных и девять танковых дивизий, то есть половину всех танковых дивизий, действовавших на Правобережной Украине. Немецко-фашистские войска предприняли сильные контрудары, пытаясь отбросить соединения 1-го Украинского фронта к северу от железной дороги Тернополь — Проскуров.
Согласно приказу германского верховного главного командования от 8 марта по всему восточному фронту создавалась система «крепостей» и опорных пунктов. Например, в полосе группы армий «А» такими «крепостями» объявлялись Николаев и Вознесенск, а группы армий «Юг» — Новоукраинка, Первомайск, Умань, Винница, Жмеринка, Проскуров, Тернополь, Броды и Ковель. Их предписывалось удерживать любой ценой, даже в случае окружения. Этим германское командование надеялось «сковать как можно больше сил противника».
В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования одобрила решение командующего 1-м Украинским фронтом по выполнении ближайшей задачи временно приостановить наступление на главном направлении, чтобы подтянуть артиллерию, перегруппировать силы, пополнить войска боеприпасами и горючим для развития удара на юг.
Успешно развивалось наступление 2-го Украинского фронта, начавшего 5 марта Уманско-Ботошанскую операцию. Этому немало способствовал успех 1-го Украинского фронта и прежде всего угроза выхода его главной группировки в тыл группе армий «Юг». Даже когда войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление, командование группы армий «Юг» было вынуждено продолжать перебрасывать танковые дивизии из района Умани на свое левое крыло для парирования флангового удара 1-го Украинского фронта.
По решению командующего войсками 2-го Украинского фронта главный удар в общем направлении на Умань наносился по левому флангу 8-й немецкой армии мощной группировкой в составе 27, 52, 4-й гвардейской общевойсковых, 2-й, 5-й гвардейской и 6-й танковых армий и части сил 40-й и 53-й армий. Вспомогательный удар из района Кировограда в направлении на Новоукраинку в стык 8-й и 6-й немецких армий наносили смежными флангами 5-я и 7-я гвардейские армии, которыми командовали генералы А. С. Жадов и М. С. Шумилов.
Имея главной целью разгром 8-й немецкой армии, войска фронта одновременно отрезали пути отхода на юг 1-й танковой армии противника и содействовали 1-му Украинскому фронту в ее разгроме, а вспомогательным ударом оказывали помощь 3-му Украинскому фронту, наступавшему против 6-й немецкой армии.
Главная ударная группировка фронта, используя сокрушительный огонь артиллерии, в первый же день наступления опрокинула противостоявшие дивизии врага. Введенные в сражение 2-я и 5-я гвардейская танковые армии, отразив контратаки, с ходу форсировали Горный Тикич, преодолев последний вражеский рубеж обороны на пути к Южному Бугу, и начали преследование противника. За ними выдвигалась 6-я танковая армия. 10 марта была взята Умань — главная база снабжения 1-й немецкой танковой армии, захвачены богатые трофеи, в том числе большое количество танков. Одновременно враг оставил важный узел сопротивления — Христиновку. На следующий день передовые отряды танковых войск вышли к Южному Бугу. Успешно развивалось наступление фронта и на вспомогательном направлении.
Сокрушительное поражение 8-й армии существенно изменило обстановку на южном крыле советско-германского фронта. Появилась возможность для широкого маневра и еще более тесного взаимодействия 2-го Украинского фронта с соседними фронтами в целях решительного разгрома главных сил группы армий «Юг» и приморской группировки врага.
Войска 3-го Украинского фронта, начав 6 марта Березнеговато-Снигиревскую операцию, также добились существенных успехов. По замыслу командования фронта главный удар наносился с плацдармов на Ингульце в направлении Нового Буга с целью расколоть фронт 6-й немецкой армии, а затем, повернув подвижные соединения на юг, выйти в тыл и отрезать пути отхода ее войскам, действовавшим восточнее Николаева. Командование фронта, умело используя преимущество в артиллерии, создало решительное огневое превосходство на участках прорыва. Это позволило быстро взломать неприятельские оборонительные линии. Главная группировка фронта — 46-я и 8-я гвардейская армии, танковый, кавалерийский и механизированный корпуса — развернула стремительное наступление в направлении Нового Буга и к утру 8 марта подвижными соединениями овладела этим пунктом. Советские войска перерезали железную дорогу Долинская — Николаев и рассекли 6-ю армию на две части. Для развития успеха в условиях распутицы при недостатке танков была умело использована временно созданная конно-механизированная группа (механизированный и кавалерийский корпуса), возглавляемая генералом И. А. Плиевым. Ее поддерживала штурмовая авиационная дивизия 17-й воздушной армии. Захватив Новый Буг, конно-механизированная группа в соответствии с замыслом операции повернула на юг и, пройдя по тылам противника, 12 марта вышла с запада к Ингульцу южнее Снигиревки. Подвижные соединения перехватили пути отхода немецко-фашистских войск, отступавших под ударом армий левого крыла фронта.
На следующий день 28-я армия овладела Херсоном. До 13 дивизий 6-й немецкой армии, недавно ценой тяжелых потерь избежавшей окружения в районе Никополя, оказались под угрозой нового окружения в районе Березнеговатое, Снигиревка. Однако советским войскам вследствие недостатка сил, особенно подвижных, не удалось быстро создать сплошного фронта на путях отхода противника. Значительная часть его группировки, хотя и с большими потерями, прорвалась сквозь растянутые боевые порядки конно-механизированной группы, отойдя к Николаеву и за Ингул.
В связи с успешным прорывом вражеской обороны войсками трех Украинских фронтов и перспективами быстрого развития успеха Ставка Верховного Главнокомандования 11 марта уточнила задачи фронтам и порядок взаимодействия в ходе дальнейшего наступления. 1-му Украинскому фронту надлежало «не ограничиваться выходом... на р. Днестр, а форсировать его с ходу, развивая удар на Черновицы с целью занятия этого пункта и выхода на нашу государственную границу». Для более тесного взаимодействия армий левого крыла фронта с его главной группировкой 18-я и 38-я армии должны были изменить направление наступления и нацелиться на Каменец-Подольский, сосредоточивая усилия ближе к правому флангу. Учитывая готовившийся на ковельском направлении удар 2-го Белорусского фронта, Ставка решила во взаимодействии с ними развивать успех 1-го Украинского фронта не только в южном, но и в западном направлении и приказала ему развернуть наступление правым крылом на Броды, Львов. Начало наступления на главном направлении с рубежа Тернополь, Проскуров намечалось на 20 — 21 марта.
2-му Украинскому фронту необходимо было решительно преследовать противника и, не дав ему возможности организовать оборону на Южном Буге, овладеть рубежом Муровано-Куриловцы, Могилев-Подольский, Днестр, захватив на нем переправы. Главную группировку предлагалось вывести в район Могилев-Подольский, Ямполь, то есть ближе к правому флангу. Это позволяло на данном этапе наступления не только выполнить основную задачу, но и более тесно взаимодействовать с 1-м Украинским фронтом по разгрому 1-й танковой армии противника. В дальнейшем главные силы фронта должны были «овладеть районом Бельцы, Кишинев и выйти на реку Прут — нашу государственную границу». Перенесение усилий в южном направлении способствовало более быстрому разгрому приморской группировки врага.
Эта задача ставилась 3-му Украинскому фронту, который должен был не допустить отхода противника за Южный Буг, захватить переправы на участке Константиновка, Вознесенск, Новая Одесса, а в дальнейшем занять Тирасполь, Одессу и продолжать наступление с целью выхода на Прут и северный берег Дуная, то есть на государственную границу. 4-му Украинскому фронту 16 марта приказывалось приступить к осуществлению Крымской операции, после того как войска левого крыла 3-го Украинского фронта овладеют районом Николаева и выдвинутся к Одессе.
Таким образом, трем Украинским фронтам предстояло, используя достигнутый к исходу 11 марта успех, завершить разгром главных сил южной стратегической группировки противника и выйти на государственную границу СССР. В ночь на 12 марта ОКХ отдало приказ 8-й и 6-й армиям прекратить отход и остановить продвижение советских войск «по крайней мере» на Южном Буге. 4-я и 1-я танковые армии контрударами на рубеже Тернополь, Проскуров должны были сорвать продвижение 1-го Украинского фронта во фланг и тыл группы армий «Юг» и спасти положение всей южной стратегической группировки.
Войска 1-го Украинского фронта, отражая контрудары противника на рубеже Тернополь, Проскуров и готовясь к возобновлению наступления на направлении главного удара, продолжали вести активные действия. На левом крыле 18-я армия после ожесточенных боев овладела городом Хмельник, а 38-я форсировала с ходу Южный Буг и 20 марта освободила Винницу. Войска правого крыла фронта 15 марта перешли в наступление на Броды. 13-я армия, прорвав оборону противника, продвинулась до 80 км и к 20 марта вышла на подступы к городу.
21 марта возобновила наступление в южном направлении усиленная фронтовыми резервами, в том числе 1-й танковой армией, главная группировка 1-го Украинского фронта. Для достижения высоких темпов продвижения командование фронта сосредоточило три танковые армии на смежных флангах 60-й и 1-й гвардейской армий. Совместно с общевойсковыми армиями они сломили сопротивление врага и устремились в глубину его обороны. На их поддержку переключилась основная масса фронтовой авиации, которая, несмотря на плохую погоду, раскисшие грунтовые аэродромы и трудности со снабжением, совершала ежедневно около 400 самолето-вылетов. Из них почти 15 процентов использовались с целью подачи танковым войскам горючего и боеприпасов.
Ни дравшийся с отчаянностью обреченного противник, ни непролазная грязь и залитые талой водой овраги и балки не смогли задержать стремительного продвижения советских войск на юг. 23 марта 1-я танковая армия освободила Чортков, на следующее утро передовыми частями вышла к Днестру и с ходу форсировала эту крупную водную преграду. 29 марта ее войска также преодолели Прут и овладели Черновицами. С их потерей противник лишился последнего связующего звена между своими войсками, действовавшими к северу и к югу от Карпат. Для связи с южной группировкой оставались только окружные железные дороги, идущие через Румынию. Стратегический фронт немецко-фашистских войск оказался разрезанным на две части.
4-я танковая армия генерала Д. Д. Лелюшенко вела наступление на Каменец-Подольский, охватывая с запада 1-ю танковую армию противника. 26 марта советские танкисты ворвались в город и очистили его от фашистских захватчиков. Севернее Каменец-Подольского наступали 1-я гвардейская армия и части 3-й гвардейской танковой армии; восточнее и северо-восточнее — армии левого крыла фронта. Наступавшие южнее войска 2-го Украинского фронта отрезали немецкой 1-й танковой армии единственный путь отхода на юг. Она оказалась под угрозой окружения.
Войска 2-го Украинского фронта, выполняя директиву Ставки от 11 марта, не дав передышки разбитому под Уманью врагу для организации обороны на правом берегу Южного Буга, с ходу форсировали реку на 100-километровом участке. Чтобы сохранить высокие темпы наступления, командующий фронтом ввел в сражение 6-ю танковую армию. Танковые армии, сметая на своем пути вражеские заслоны, громя тылы противника, устремились к Днестру. 17 марта передовые части войск правого крыла фронта достигли реки и с ходу форсировали ее южнее Могилев-Подольского в основном на подручных средствах, проявив героизм и высокое воинское мастерство. Переправе передовых частей и борьбе за днестровский рубеж активно содействовали молдавские партизаны. Они до подхода войск освободили на берегу Днестра районный центр Каменка и удерживали его в течение трех дней, пока в город не вошли советские танки. Началось освобождение Молдавской ССР. Ее народ восторженно встречал освободителей, оказывая наступавшим войскам всемерную помощь.
Таким образом, в 20-х числах марта в результате ударов 1-го и 2-го Украинских фронтов группа армий «Юг» оказалась разорванной на три части. Ее 4-я танковая армия, отсеченная от 1-й танковой, отходила на запад. Последняя была зажата между двумя советскими фронтами в районе Каменец-Подольского. Отрезанная от нее 8-я армия была отброшена в юго-западном направлении и 24 марта вошла в состав группы армий «А». Главные усилия 2-го Украинского фронта направлялись теперь против этой группы армий. Только его правофланговая 40-я армия по-прежнему содействовала в разгроме 1-й танковой армии противника 1-му Украинскому фронту.
25 марта Верховный Главнокомандующий приказал маршалу И. С. Коневу быстрее выдвинуть 40-ю армию в направлении Хотина с целью отрезать 1-й танковой армии противника путь отхода за Днестр. Во исполнение приказа 40-я армия форсировала западнее Могилев-Подольского Днестр и, развернув наступление вдоль его южного берега, к 30 марта одним корпусом вышла на подступы к Хотину, глубоко охватив 1-ю танковую армию противника с юга. На следующий день наступавшие на внешнем фронте правофланговые соединения 4-й танковой армии 1-го Украинского фронта установили с ней связь. Фланги двух фронтов сомкнулись. В котле в районе Каменец-Подольского оказалось одиннадцать пехотных, десять танковых, моторизованная и артиллерийская дивизии. К этому времени 60-я армия и правый фланг 1-й танковой армии 1-го Украинского фронта продвинулись далеко на запад, достигнув рубежа Подгайцы, западнее Бучач, а южнее Днестра — вышли на подступы к Станиславу и Надворной.
Советские войска действовали в наступлении стремительно и дерзко. Отдельные части, танковые и моторизованные подразделения смело прорывались в тыл врага, сея панику и дезорганизуя его отход. Манштейн приводит по этому поводу упрек Гитлера: «...по данным авиаразведки, были отмечены всего-навсего отдельные танки противника, от которых бежали целые войсковые части немцев».
Вот один из примеров героического рейда по вражеским тылам. 27 марта из района Каменец-Подольского в тыл противника была направлена разведывательная группа в составе танкового взвода лейтенанта П. И. Барабанова и взвода автоматчиков лейтенанта М. Я. Радугина из 16-й гвардейской механизированной бригады 4-й танковой армии. Ночью они вышли к Днестру в районе села Студеница и с рассветом обнаружили скопление автомашин, повозок, а также десять орудий и четыре танка противника. Внезапной атакой танкисты и автоматчики уничтожили восемь орудий и три танка, много вражеских солдат и офицеров, сожгли десятки автомашин. В тылу врага советские подразделения установили связь с партизанами и продолжали вместе с ними громить фашистские гарнизоны, штабы, склады, отходившие колонны войск. Они освободили и вооружили трофейным оружием около 300 советских граждан, над которыми готовило расправу гестапо. 2 апреля оба подразделения, образовавшие крупный вооруженный отряд, с богатыми трофеями и пленными соединились с наступавшими войсками 40-й армии 2-го Украинского фронта. За время" рейда им было уничтожено 10 танков, 8 бронетранспортеров, 24 орудия, сотни автомашин, много фашистских солдат и офицеров. За смелые действия, проявленные при этом инициативу, находчивость и отвагу лейтенанты П. И. Барабанов и М. Я. Радугин были удостоены звания Героя Советского Союза.
Верховное главное командование вермахта принимало все возможные меры, чтобы оказать помощь оборонявшимся на Украине войскам. Опасаясь выхода из войны Венгрии, ОКБ приказало 19 марта германским войскам оккупировать ее территорию, а венгерскому генеральному штабу — сформировать дополнительно восемь дивизий и направить их в распоряжение командующего группой армий «Юг». Одновременно 7-й венгерский корпус, входивший в 4-ю танковую армию, получил задачу занять оборону по Днестру на участке южнее Каменец-Подольского, севернее Станислава и не допустить прорыва войск Советской Армии к венгерской границе. В конце марта Гитлер обратился к Антонеску с письмом, в котором указывал, что «было бы важно напряжением всех сил остановить русских как можно дальше от границ союзных государств Юго-Востока и... организовать сплошной фронт». Оборона по верхнему течению Прута возлагалась на румынские войска. Фюрер требовал «ускорить мобилизацию и развертывание румынских дивизий и вывести каждое боеспособное соединение... в северном направлении на Прут».
2 апреля ОКХ отдало оперативный приказ № 7 — последний приказ, содержавший директивные указания на сравнительно продолжительный период времени. Оно потребовало стабилизировать фронт: удерживая Крым, закрепиться на линии Днестр, Кишинев, Яссы, восточные предгорья Карпат, Тернополь, Ковель. Для организации обороны Одессы предусматривалось удерживать крупный плацдарм на Днестре от Дубоссар до Тилигульского лимана. Группе армий «Юг» в качестве первоочередной ставилась задача вывести из окружения 1-ю танковую армию.
Еще в последние дни марта командование группы армий «Юг» приказало 1-й танковой армии, которая отходила до этого на юг к Днестру, прорываться в западном направлении на Чортков, Бучач. Одновременно противник готовил контрудар навстречу ей с запада из района юго-восточнее Львова. Для закрытия бреши, образовавшейся в результате прорыва 1-го Украинского фронта, и создания сильной группировки для контрудара в последнюю декаду марта и первые дни апреля были переброшены: 2-й танковый корпус СС, пехотная дивизия и несколько дивизионов самоходной артиллерии из Франции, две дивизии из Югославии, румынская дивизия из Румынии, три венгерские дивизии и бригада из Венгрии, а в последующем полностью выдвинута 1-я венгерская армия. Переброска на восточный фронт соединений и частей, особенно полностью укомплектованного танкового корпуса, с Западно-Европейского театра серьезно ослабила там противодесантную группировку немецко-фашистских войск.
Масштабы перегруппировок и сосредоточения войск противника в районе юго-восточнее Львова так же, как и изменение направления отхода 1-й танковой армии, не были своевременно вскрыты командованием 1-го Украинского фронта. Вследствие этого оно не приняло соответствующих мер по усилению войск на направлениях готовившихся врагом ударов. Недостаток сил, особенно танков, не позволил создать сплошного внутреннего фронта окружения и быстро перейти к решительным действиям по расчленению и уничтожению группировки врага, располагавшей весьма крупными силами и большим количеством танков.
Окруженная группировка, выдвинув вперед танковые дивизии, таранным ударом прорвала оборону слабой по своему составу 4-й танковой армии, которая продолжала к тому же сосредоточивать усилия к югу. Удары фронтовой авиации по прорывавшемуся противнику несколько задержали, но не остановили его. Командующий 1-й немецкой танковой армией, считая важнейшей задачей спасение танковых дивизий, приказал им выходить самостоятельно, не дожидаясь пехоты, которой разрешалось пробиваться на запад небольшими группами. Прорыву врага способствовала разразившаяся трехдневная снежная вьюга.
Командование 1-го Украинского фронта бросило на пути отхода врага части двух находившихся на марше стрелковых корпусов. Однако и они не смогли создать надежного заслона, вступая в бой с ходу, иногда без артиллерии. Окруженная группировка, прижатая советскими войсками к Днестру, образовала своеобразный «блуждающий» котел, который упорно продвигался на запад, не считаясь с потерями.
4 апреля противник всеми силами перешел в наступление на внешнем фронте окружения. На пути 2-го танкового корпуса СС, который наносил удар на главном направлении южнее Подгайц, оборонялись две растянувшиеся на 35-километровом фронте и понесшие потери стрелковые дивизии. Они не смогли остановить врага. 7 апреля в районе Бучача немецкие танковые дивизии, наступавшие с запада, соединились с «блуждающим» котлом. 1-я немецкая танковая армия избежала участи фашистских войск, окруженных под Корсунь-Шевченковским. Однако она потерпела сокрушительное поражение, потеряв большую часть боевой техники и понеся тяжелые потери в людях. Все вырвавшиеся из окружения дивизии до их восстановления значились в германских оперативных документах как боевые группы.
В середине апреля фронт на этом участке стабилизировался на рубеже река Стрыпа, Надворная, западнее Куты. С 17 апреля 1-й Украинский фронт по приказу Ставки перешел к обороне.
Существенную помощь войскам 1-го Украинского фронта в разгроме северного крыла группы армий «Юг» оказал 2-й Белорусский фронт, осуществлявший с 15 марта по 4 апреля Полесскую наступательную операцию. Силами 70-й и 47-й армий он нанес удар на ковельском направлении, а 61-й армией развернул наступление на север с целью очистить от противника южный берег Припяти.
Удар главных сил фронта был направлен в стык групп армий «Центр» и «Юг», что создало угрозу флангам обеих вражеских группировок. При развитии же его в сторону Бреста советские войска выходили в глубокие тылы группы армий «Центр». Германское командование, усилия которого сосредоточивались на ликвидации прорыва 1-го Украинского фронта, оказалось вынужденным изыскивать крупные силы для отражения удара 2-го Белорусского фронта. Против его войск, на стык групп армий, было перегруппировано до восьми дивизий, в том числе танковая, в основном из резерва группы армий «Центр».
К 18 марта войска 47-й армии генерала В. С. Поленова и 70-й армии генерала И. Ф. Николаева, действуя в условиях труднопроходимой лесисто-болотистой местности, продвинулись на 30 — 40 км и блокировали Ковель. За этот узел коммуникаций развернулись упорные бои. Войска 61-й армии генерала П. А. Белова к концу марта очистили от противника южный берег Припяти к востоку от Столина.
С 28 марта задача по отражению наступления советских войск на ковельском направлении германским командованием была полностью возложена на группу армий «Центр». Все соединения 4-й танковой армии, действовавшие против 2-го Белорусского фронта, передавались в состав 2-й армии, входившей в эту группу армий. Ценой больших потерь враг 4 апреля деблокировал ковельский гарнизон и оттеснил советские войска к востоку от города. 2-й Белорусский фронт из-за недостатка сил прекратил наступление. Ставка берегла свои резервы для усиления Украинских фронтов.
Наступление 2-го Белорусского фронта на ковельском направлении, хотя и не получило развития, сыграло немаловажную роль в общем ходе военных действий в 1944 г. Войска фронта сковали крупные силы противника в критический для него период борьбы за Правобережную Украину и обеспечили северный фланг 1-го Украинского фронта. Выдвинувшись в район Ковеля, они создали выгодные условия для последующего наступления на брестском и люблинском направлениях.
Одновременно с разгромом вражеской группы армий «Юг» войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов 3-й Украинский фронт продолжал наступательные действия против группы армий «А». Однако из-за недостатка войск и боевой техники, особенно танков, он не смог, как того требовала директива Ставки от 11 марта, с ходу преодолеть рубеж обороны противника по Южному Бугу. Соединения 6-й немецкой армии, в том числе прорвавшиеся из района Березнеговатое, Снигиревка, сумели отойти на правый берег этой реки, удержать Николаев и организовать достаточно мощную оборону. Передовые отряды 3-го Украинского фронта только 15 — 18 марта вышли к Южному Бугу и захватили небольшие плацдармы в районах южнее Вознесенска, Новая Одесса. Главные же силы фронта выдвинулись к водной преграде только 22 марта. Для того чтобы выполнить задачу по развитию наступления на Тирасполь и Одессу, фронту потребовалось подготовить новую наступательную операцию.
Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая задержку 3-го Украинского фронта и в то же время быстрое продвижение войск 2-го Украинского фронта, 17 марта приказала последнему нанести своим центром удар в южном направлении на Балту, Дубоссары с целью охвата первомайско-вознесенской группировки противника и содействия 3-му Украинскому фронту в преодолении Южного Буга. Выход главных сил фронта на правый берег Днестра позволял охватить с севера и запада всю приморскую группировку противника.
В ночь на 22 марта 2-му Украинскому фронту была отдана директива, которая значительно расширяла его роль в разгроме группы армий «А». Фронт должен был левым крылом нанести удар с рубежа Кодыма, Первомайск на юг, вдоль восточного берега Днестра, овладеть рубежом Бендеры, Тирасполь, Раздельная, отбросить противника к Черному морю и не допустить отхода его за реку, а правым крылом — выйти на Прут, нанося одновременно удар силами одной-двух общевойсковых, двух танковых армий на юг, по западному берегу Днестра с задачей овладеть рубежом Унгены, Кишинев.
В то время когда 3-й Украинский фронт готовился возобновить наступление на нижнем течении Южного Буга против группы армий «А», войска 2-го Украинского фронта нанесли ей мощный удар во фланг и тыл и продвигались в южном и юго-западном направлениях по обоим берегам Днестра. 27-я и 52-я армии совместно с соединениями 6-й и 2-й танковых армий устремились к Пруту. 26 марта на 85-километровом фронте севернее Унген они вышли на государственную границу Союза Советских Социалистических Республик. Вся страна с ликованием встретила весть о выдающемся событии — начале восстановления священных рубежей Родины. Залпами сотен орудий и праздничным фейерверком отметила это событие Москва. Выход советских войск на государственную границу имел важное международное значение. Для друзей СССР он означал приближение победы над нацистской Германией и освобождение народов от гнета фашистских оккупантов, а для его врагов — неминуемое и скорое поражение.
Вместе с воинами Советской Армии на западный рубеж советской земли вернулись пограничники. На освобожденный участок границы вышел 24-й пограничный полк под командованием подполковника С. Е. Капустина, принявший здесь удар немецко-фашистских войск утром 22 июня 1941 г. (тогда полк назывался пограничным отрядом). Эта часть прошла по дорогам войны от Прута до Северного Кавказа, обороняла переправы через Дон, защищала Грозный, охраняла тылы 18-й и 40-й армий, участвовала в освобождении Украины и Молдавии. «Почти три года назад, — писали воины полка в своем письме И. В. Сталину, принятом на митинге, — мы здесь первыми приняли бой с врагом и теперь первыми достигли западных границ нашей священной Родины... Мы обязуемся порученный нам участок границы охранять так, чтобы через него не прошел ни один вражеский лазутчик, как бы он ни маскировался».
Под руководством Коммунистической партии и Советского правительства заблаговременно велась подготовка к восстановлению охраны всей западной границы СССР. В соответствии с Постановлением ГКО от 8 апреля 1944 г. о восстановлении охраны государственной границы СССР на западе формировались пограничные части. Для управления службой и боевой деятельностью пограничных войск западной границы было создано десять пограничных округов, определены их состав и участки границы, которые они возьмут под свою охрану.
В ночь на 27 марта войска 2-го Украинского фронта, преследуя противника, форсировали с ходу Прут и перенесли боевые действия на территорию Румынии. В первой половине апреля они достигли правым крылом Карпат, а центром вышли к Яссам с севера. Войска левого крыла этого фронта (53-я, 5-я гвардейская и 7-я гвардейская армии) наступали так же успешно. 22 марта был очищен от врага Первомайск, 29 марта — Балта. Продвигаясь в юго-западном направлении, эти армии все глубже охватывали с севера вражескую группировку, действовавшую между Южным Бугом и Днестром, и создавали угрозу ее окружения. Чтобы задержать продвижение советских войск на кишиневском направлении, противник вынужден был перебрасывать часть сил 6-й армии, что ослабляло ее оборону перед 3-м Украинским фронтом. К середине апреля войска левого крыла 2-го Украинского фронта вышли на Днестр восточнее Кишинева. Здесь они встретили организованную оборону противника на заранее подготовленных рубежах.
Для того чтобы закрыть огромную брешь, которая образовалась в результате разгрома 8-й армии, остановить продвижение советских войск в Румынии и предотвратить угрозу окружения приморской группировки, немецко-фашистское командование вынуждено было начиная с конца марта и в течение апреля произвести значительные перегруппировки. В район Ясс выдвигался последний резерв Антонеску — 4-я румынская армия (восемь дивизий и одна бригада), на кишиневское направление для усиления 8-й немецкой армии перебрасывалось еще семь румынских дивизий и две бригады. Три дивизии, в том числе две румынские, прибыли в 8-ю армию из состава группы армий «А». Всего против 2-го Украинского фронта с 21 марта до конца апреля было переброшено из Румынии и группы армий «А» армейское и 8 корпусных управлений, 18 дивизий и 3 бригады.
С конца марта сопротивление врага на ясском и кишиневском направлениях возросло. В то же время силы 2-го Украинского фронта растянулись, артиллерия и тылы в ходе стремительного наступления в условиях полного бездорожья отстали. Поэтому в середине апреля войска фронта, приостановив дальнейшее продвижение, закрепились на рубеже Рэдэуци, Пашкани, Дубоссары.
Уманско-Ботошанская операция 2-го Украинского фронта привела к поражению 8-й немецкой армии и рассечению фронта группы армий «Юг». Вместе с тем маневром на юг против группы армий «А» фронт к концу марта существенно изменил обстановку на приморском направлении, оказав большую помощь войскам 3-го Украинского фронта, который в это время начал Одесскую операцию с целью разгромить 6-ю немецкую и 3-ю румынскую армии.
Командование 3-го Украинского фронта решило главный удар в операции нанести силами 46-й и 8-й гвардейской армий, конно-механизированной группы и 23-го танкового корпуса в общем направлении на Раздельную в обход Одессы с северо-запада. Ударную группировку фронта поддерживали основные силы 17-й воздушной армии. Правофланговые 57-я и 37-я армии должны были наступать на Тирасполь, а левофланговые 6, 5-я ударная и 28-я армии — вдоль Черноморского побережья на Николаев, Одессу.
Сложность подготовки предстоявшей операции заключалась в том, что проводилась она, по существу, в ходе наступления. Серьезной помехой являлись и дожди, вконец испортившие грунтовые дороги. Материальные средства могли подвозить только тракторы и вездеходы. Тем не менее к концу марта войска фронта были пополнены людьми и обеспечены боевой техникой, боеприпасами, горючим и продовольствием. Они имели танков и артиллерии больше, чем к началу Березнеговато-Снигиревской операции, в то время как численность войск и количество боевой техники противостоявшей группировки врага в результате потерь и переброски крупных сил на кишиневское направление сократились. Соотношение в людях и боевой технике в полосе наступления изменилось в пользу советских войск. К тому же удержание рубежа по Южному Бугу становилось все более рискованным для противника в связи с глубоким охватом его приморской группировки войсками 2-го Украинского фронта и угрозой потери путей отхода ее за Днестр.
В Одесской операции наряду с войсками фронта участвовали силы Черноморского флота, который активизировал действия на морских сообщениях противника в северо-западной части Черного моря. Морская пехота и авиация флота участвовали в боях за приморские города и порты.
26 марта войска 3-го Украинского фронта возобновили наступление во всей своей полосе. Армии правого крыла и центра приступили к форсированию Южного Буга главными силами. Чтобы облегчить наступление армий правого крыла 3-го Украинского фронта, Ставка ВГК решила использовать успех 5-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, форсировавшей к этому времени Южный Буг севернее Первомайска. Она приказала переправить в ее полосе через Южный Буг основные силы 7-й гвардейской армии того же фронта и развернуть ими наступление на юг с целью «свернуть» оборону противника на правом берегу реки и содействовать правому крылу соседнего фронта в переправе. Наметившийся успех использовали 57-я и 37-я армии 3-го Украинского фронта. Они переправили на правый берег Южного Буга свои главные силы, 28 марта на 45-километровом фронте прорвали оборону противника, углубившись в нее на 25 км.
На левом крыле фронта соединения 6, 5-й ударной и 28-й армий в это время вели тяжелые бои на подступах к Николаеву. 28 марта советские войска овладели городом, а затем форсировали Южный Буг в его устье.
В боях за Николаев бессмертный подвиг совершили десантники. Чтобы облегчить наступавшим войскам взятие города, небольшая десантная группа из воинов 384-го отдельного батальона морской пехоты и частей 28-й армии, возглавляемая старшим лейтенантом К. Ф. Ольшанским и его заместителем по политической части капитаном А. Ф. Головлевым, высадилась в порту города, заняла несколько зданий и приспособила их к круговой обороне. В составе десанта были представители многих национальностей. Русские П. П. Артемов, М. В. Коновалов, Е. М. Павлов, украинцы Г. И. Ковтун, К. В. Шпак, белорус А. С. Лютый, азербайджанец А. А. Мамедов, татарин М. К. Хакимов, аварец А. Д. Абдулмеджидов, адыгеец А. Б. Чуц и сыны других народов СССР — все они поклялись выполнить поставленную задачу. В течение двух суток отважные воины отражали яростные атаки превосходящих сил противника, сковывая его крупные силы. Десантники уничтожили до 700 вражеских солдат и офицеров, но и сами понесли тяжелые потери. Оставшиеся в живых отважно сражались до подхода наступавших советских частей. Родина удостоила всех десантников звания Героя Советского Союза. Именем героев названа площадь в центре города, на которой жители Николаева воздвигли величественный памятник десантникам. Одна из улиц города названа именем К. Ф. Ольшанского.
В связи с успехом 57-й и 37-й армий командующий фронтом перенес в их полосу главные усилия войск. Туда были переброшены конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева и 23-й танковый корпус для преследования противника в направлении Тирасполь и Раздельная. 4 апреля главная группировка фронта, стремительно преследуя противника, подвижными частями овладела железнодорожным узлом Раздельная и перерезала последнюю железную дорогу, которая связывала отступавшие вдоль побережья вражеские дивизии с остальными силами 6-й армии. Чтобы отрезать им пути отступления за Днестр, командующий фронтом направил конно-механизированную группу от Раздельной на юго-восток. 7 апреля она вышла к Днестровскому лиману и блокировала противника с запада. Отрезанные в приморской полосе дивизии были деморализованы, отмечались случаи сдачи в плен целых подразделений. Однако часть войск противника все же сумела прорваться через Раздельную к Тирасполю.
В Одессе с приближением советских войск партизаны и подпольщики, выйдя из катакомб и укрытий, нападали на отступавшего противника, уничтожали отряды подрывников, пытавшихся дотла разрушить все важнейшие городские сооружения. Славная своими революционными традициями Одесса не покорилась захватчикам. В период оккупации в ней сражались пять партизанских отрядов и более 40 подпольных патриотических групп.
Вечером 9 апреля советские части с ходу ворвались в северные кварталы Одессы и ночным штурмом к 10 часам утра следующего дня освободили город.
Одесса — крупный индустриальный центр, первоклассный порт мирового значения, город передовой культуры, город-курорт — предстала перед глазами освободителей разрушенной и разграбленной врагом. Немецко-фашистские и румынские оккупанты взорвали и сожгли 2290 наиболее крупных, имевших архитектурно-художественную и историческую ценность построек, в том числе музей А. С. Пушкина, Сабанские казармы и другие памятники материальной культуры начала XIX века; ограбили музеи, вывезя из них сотни уникальных предметов. Они разрушили 17 специальных больниц и поликлиник, 55 детских яслей, научно-исследовательские институты, 29 санаториев, расположенных вблизи города, и другие учреждения. Были уничтожены заводы, фабрики. Перед отступлением вражеские войска разрушили Одесский порт со всеми его строениями и сооружениями, заминировали оперный театр — одно из красивейших зданий в стране, но не успели его взорвать. Оккупанты расстреляли, замучили и сожгли в Одессе и области до 200 тыс. человек.
Жители Одессы радостно встречали своих освободителей — воинов 3-го Украинского фронта.
11 апреля газета «Известия» напечатала стихи Сергея Васильева:
Веками будет в песнях славиться
Победный гром апрельских дней.
Одесса, южная красавица,
Разорван круг твоих цепей!
Нет, не покорною рабынею
Попала ты в полон к врагу!
Стояла ты всегда твердынею
На черноморском берегу.

На многотысячном общегородском митинге, посвященном освобождению Одессы, трудящиеся выразили благодарность Коммунистической партии и Советскому правительству, воинам армии и флота за изгнание врага и поклялись отдать все силы для достижения полной победы над ним. «Мы не пожалеем для этого ни сил, ни времени, — заявляли они. — Мы твердо верим, что наша любимая Одесса быстро снова станет в передовые ряды цветущих советских городов Украины». Москва салютовала из 324 артиллерийских орудий от имени Родины в честь освобождения города-героя. 27 наиболее отличившихся соединений и частей получили почетное наименование Одесских, тысячи воинов были отмечены правительственными наградами.
Продолжая наступление с 11 по 14 апреля, войска 3-го Украинского фронта вышли к Днестру и овладели плацдармами на его западном берегу. Здесь они встретили организованное сопротивление противника. Бои на рубеже Днестра, так же как и на ясском направлении, приняли исключительно упорный характер. Противник продолжал выдвигать в эти районы свежие войска, предпринимая яростные контрудары. Соотношение в силах изменилось в его пользу. 6 мая Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов перейти на достигнутых рубежах к обороне.
Наступлением 1, 2 и 3-го Украинских фронтов в марте — апреле 1944 г. завершилась начатая в конце декабря 1943 г. стратегическая операция по освобождению Правобережной Украины. В ходе ее советские войска продвинулись на 250 — 450 км и, выйдя в предгорья Карпат, рассекли фронт противника на юге. Сообщение между группировками немецко-фашистских войск, действовавшими севернее и южнее Карпат, могло теперь поддерживаться только окружными железными дорогами. Подверглось разгрому все южное крыло вражеского фронта за исключением блокированной в Крыму 17-й армии. Группы армий «Юг» и «А» понесли невосполнимые потери в живой силе и боевой технике.
Только в результате переброски соединений с других европейских театров военных действий, из резерва ОКХ и ОКБ, а также выдвижения 1-й венгерской и 4-й румынской армий германскому командованию удалось спасти рушившийся фронт от полного развала. Чтобы как-то поддержать свой престиж, 31 марта Гитлер отстранил от командования группами армий «Юг» и «А» генерал-фельдмаршалов Манштейна и Клейста. Первую группу принял генерал-фельдмаршал В. Модель, а вторую — генерал Ф. Шернер. Однако никакие смены военачальников не могли спасти немецко-фашистскую армию от неизбежного полного поражения.
Выдающиеся победы Советской Армии на Правобережной Украине, достигнутые при отсутствии существенного количественного превосходства в силах и средствах над противником, в сложных условиях неустойчивой зимней погоды и весенней распутицы, стали новым свидетельством торжества советского военного искусства, могущества Вооруженных Сил СССР, высокого мастерства и героизма советских воинов. Благодаря искусному маневру, решительности действий, высокому моральному духу личного состава Украинские фронты смогли в сложных зимне-весенних условиях на протяжении почти четырех месяцев не только сохранять свои наступательные возможности, но и от операции к операции наращивать силу ударов.
Зарубежные военные обозреватели считали наступление советских войск на Украине одной из крупнейших согласованных операций, которые когда-либо велись, а способность Советской Армии осуществлять наступательные операции такого масштаба зимой — «одним из самых удивительных событий этой войны». «Еще более поразительным» называли они наступление советских войск на Украине в неблагоприятных условиях весны, поскольку военные эксперты утверждали, что почти невозможно вести механизированную войну при такой распутице.
В весеннем наступлении на Правобережной Украине одновременно участвовали шесть танковых армий, которые и явились главным средством достижения высоких темпов и большой глубины наступления. Подобного примера не знает ни одна другая стратегическая операция второй мировой войны. Темп наступления подвижных соединений во фронтовых операциях достигал в среднем 15 — 20 км, а стрелковых — 8 — 12 км в сутки. При этом войскам приходилось в условиях половодья или весеннего ледохода форсировать большое количество рек, в том числе такие крупные, как Ингулец, Южный Буг, Днестр, Прут. Реки форсировались, как правило, с ходу, чаще всего на подручных переправочных средствах. Успех достигался стремительными и дерзкими действиями передовых отрядов, которые захватывали плацдармы на противоположном берегу и обеспечивали последующую переправу главных сил. Дорожные войска в ходе наступления построили 12 автомобильных мостов через реку Южный Буг, 19 — через Днестр и 11 — через Прут.
Несмотря на сложные метеорологические условия, активно действовала советская авиация. Воздушные армии Украинских фронтов зимой и весной 1944 г. совершили свыше 66 тыс. боевых самолето-вылетов и сбросили на врага до 7 тыс. тонн бомб. Наряду с нанесением противнику больших потерь в живой силе и технике в воздушных боях и на аэродромах было уничтожено более 1400 самолетов противника. За тот же период вражеская авиация совершила около 31 тыс. самолето-вылетов, то есть в два раза меньше.
С большим напряжением работал тыл. Преодолевая огромные трудности, связанные с плохим состоянием коммуникаций, опираясь на помощь местного населения, соединения и части тыла обеспечивали войска боеприпасами, горючим, продовольствием, восполняли потери в вооружении и боевой технике. Для обеспечения операций на Правобережной Украине в январе — апреле 1944 г. было подвезено только по железным дорогам более 378 тыс. вагонов с воинскими грузами.
Немецко-фашистская авиация пыталась путем массированных ударов по железнодорожным узлам сорвать нормальную работу прифронтовых коммуникаций юга. Только на железнодорожный узел Дарница с 1 января по 1 мая противник совершил 10 групповых налетов, в которых участвовало более 500 самолетов. Войска ПВО страны успешно отразили все попытки германского командования ударами с воздуха нарушить коммуникации советских войск на Правобережной Украине и тем самым затруднить их снабжение, сбив при отражении налетов 205 вражеских самолетов.
Взаимосвязанные фронтовые наступательные операции, каждая из которых являлась неразрывной частью общего, единого по замыслу стратегического наступления, велись одновременно на фронте протяженностью до 1300 — 1400 км. Ставка Верховного Главнокомандования обеспечивала четкое взаимодействие фронтов, умело использовала успех на каждом из направлений для достижения общей цели стратегической операции.
Одним из важнейших итогов стратегической операции явилось освобождение миллионов советских людей и огромной территории Правобережной Украины с развитыми промышленностью и сельским хозяйством, богатыми источниками сырья и крупнейшими морскими портами. Сокрушительный разгром основных группировок противника, высокие темпы наступления, борьба партизан и помощь населения во многом сорвали варварские планы фашистов превратить оставляемую территорию в безжизненную пустыню. Материальные и людские ресурсы освобожденных областей увеличили военно-экономический потенциал страны.
С завершением операции на Правобережной Украине советские войска заняли выгодное положение для нанесения последующих ударов по врагу на брестском, люблинском, львовском направлениях и на Балканах с целью полного изгнания врага из пределов Родины и вызволения из фашистского рабства народов Европы.

Начало освобождения Румынии


Вооруженные Силы СССР сражались во второй мировой войне не только за свободу и независимость Родины, но и за освобождение народов оккупированных агрессорами стран. На Конференции коммунистических и рабочих партий Европы в июне 1976 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев говорил: «Наша партия, верная великим идеям пролетарского интернационализма, никогда не отделяла судеб Советской страны от судеб других стран Европы и всего мира». С первых дней разбойничьего нападения гитлеровской Германии на СССР Коммунистическая партия призывала воинов армии и флота, всех советских людей изгнать захватчиков с родной земли и избавить народы Европы от фашистского гнета. Великие освободительные цели войны закономерно вытекали из природы советского общественного и государственного строя, марксистско-ленинской политики Коммунистической партии, ее интернационалистского характера.
Эта великая миссия осуществлялась прежде всего путем разгрома военной машины нацистской Германии и ее сателлитов. Она решалась в ходе всей Великой Отечественной войны; с первых боев против оккупантов создавались предпосылки для избавления народов от фашистского гнета. Советские воины понимали, какая почетная и ответственная миссия выпала на их долю, и стремились с честью ее выполнить.
Весной 1944 г. Советские Вооруженные Силы приступили к непосредственному освобождению европейских народов от ненавистного им «нового порядка». Первой страной, куда вступила Советская Армия — освободительница, была Румыния.
Преследуя в ходе Уманско-Ботошанской операции отступающего врага, в ночь на 27 марта советско-румынскую границу перешли войска 27-й армии генерала С. Г. Трофименко (3-я гвардейская воздушно-десантная и 206-я стрелковая дивизии), а затем — 52-й армии генерала К. А. Коротеева и 40-й армии генерала Ф. Ф. Жмаченко. К середине апреля они продвинулись в глубь страны более чем на 100 км, освободив свыше 800 населенных пунктов, в том числе города Ботошани, Рэдзуци, Сучава и другие. На освобожденной территории площадью почти в 10 тыс. кв. км проживало около 400 тыс. человек.
Вступление Советской Армии на территорию Румынии стало важным историческим событием как для советского народа, так и для народов Европы, усилило веру румынских трудящихся в неминуемый разгром гитлеровской Германии и скорое освобождение от фашизма. В стане врага оно породило растерянность и боязнь расплаты за совершенные фашистами на советской территории преступления. Планы румынских фашистов по созданию за счет советских земель «великой Румынии» рухнули окончательно и бесповоротно. Армии Румынии и Германии откатились на те рубежи, с которых на этом направлении была начата агрессия против СССР. Широкие слои румынского населения гневно осуждали захватническую войну. Под руководством Коммунистической партии Румынии (КПР) антифашистские силы активизировали борьбу за свержение фашистского режима, за свободу и независимость своей страны.
С вступлением Советской Армии на румынскую территорию ее интернациональные обязанности приобрели новое качественное содержание. Они конкретно выражались в том, чтобы вывести Румынию из войны на стороне фашистского блока и включить ее в общую антифашистскую борьбу народов, способствовать прогрессивным силам нации в свержении фашистской диктатуры Антонеску.
Расширение интернациональных обязанностей Вооруженных Сил СССР вызвало потребность в выработке установок, определяющих практическую линию поведения советских воинов на территории освобождаемых государств.
Военным советам, командирам и политорганам предстояло решать такие совершенно новые задачи, как налаживание связей с существовавшей там администрацией, развертывание разъяснительной работы среди населения, оказание ему материальной помощи, пресечение диверсионно-террористических актов и саботажа реакционных фашиствующих элементов и другие. Огромное значение для установления норм и правил взаимоотношений советских войск с населением освобожденных от фашизма стран имели Заявление Советского правительства от 2 апреля и Постановление ГКО от 10 апреля 1944 г.
В связи с вступлением Вооруженных Сил СССР на территорию Румынии Советское правительство заявило, что вступление советских войск в пределы этой страны диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существующего общественного строя Румынии.
Международный резонанс этого Заявления был огромен. Оно продемонстрировало глубоко интернационалистский характер политики СССР, его уважение к суверенитету и национальной независимости других народов, развеяло различные клеветнические измышления о .его целях в отношении Румынии. Заявление Советского правительства содействовало активизации демократических сил Румынии и других стран в борьбе с фашизмом, а в конечном счете — дальнейшему укреплению антигитлеровской коалиции. Дружелюбие и бескорыстность позиции Советского Союза признали и западные державы. Как отметил государственный секретарь США К. Хэлл, Заявление «должно помочь румынам понять, что их собственные интересы требуют изгнания немцев из Румынии».
Основные положения Заявления Советского правительства были конкретизированы и развиты в Постановлении Государственного Комитета Обороны от 10 апреля 1944 г. В нем определялась практическая линия поведения советских войск на румынской территории. Военному совету 2-го Украинского фронта предлагалось обратиться к населению освобожденных районов Румынии с воззванием, в котором излагались бы основные положения Заявления Советского правительства от 2 апреля и разъяснялось бы, что Советская Армия вошла в пределы Румынии «не как завоевательница, а как освободительница румынского народа от немецко-фашистского ига», что она не преследует ничего иного, «кроме цели разгрома вражеских германских армий и уничтожения господства гитлеровской Германии в порабощенных ею странах». ГКО требовал от военного командования сохранить существующие румынские органы власти, систему административного и общественного устройства, свободу религиозных обрядов. Определялся порядок введения советской военной администрации и характер ее деятельности в освобожденных районах. Общее руководство по организации гражданского управления и контролю за его деятельностью на всей освобожденной территории Румынии возлагалось на Военный совет фронта.
Выполняя указания партии и правительства, Военный совет 2-го Украинского фронта в специальном воззвании призвал население освобожденных районов Румынии оказать всемерное содействие советским войскам в разгроме немецко-фашистских войск и быстрейшем освобождении страны от фашистского ига. Население было широко информировано о целях и задачах Вооруженных Сил СССР на территории Румынии, об открывшихся возможностях выхода страны из войны на стороне фашистской Германии и восстановления независимого румынского государства.
Чтобы не допустить дальнейшего продвижения советских войск и развития революционно-демократического движения в стране, румынские правящие круги усилили попытки заключить сепаратный мир с США и Англией, но не добились успеха. Тогда они пошли на переговоры с СССР, надеясь тем самым выиграть время. 12 апреля Советское правительство предложило Румынии согласованные с американским и английским правительствами весьма великодушные условия перемирия, предусматривавшие разрыв Румынии с фашистской Германией и совместную с союзными войсками борьбу против гитлеровцев в целях восстановления независимости и суверенитета страны. Однако фашистское правительство Антонеску и действовавшая в сговоре с ним буржуазная «оппозиция» их отвергли, не желая порывать с гитлеровской Германией и обрекая народ и армию на новые жертвы в войне во имя чуждых Румынии интересов. Германское командование и Антонеску для продолжения военных действий отправляли на фронт новые войска, усиливая группу армий «Южная Украина», оборонявшуюся на территории Румынии и Молдавской ССР. В это время румынская армия насчитывала 31 дивизию, в том числе 1 танковую.
Немецко-фашистское командование, стремясь во что бы то ни стало удержать в своих руках Румынию в качестве сателлита и важнейшего стратегического плацдарма на Балканах, предприняло отчаянные попытки выбить из ее. северо-восточных районов советские войска, а также ликвидировать занятые ими плацдармы на западном берегу Днестра. Советское Верховное Главнокомандование своевременно приняло меры, чтобы не только удержать плацдармы на Днестре и северо-восточные районы Румынии, но и расширить их, имея в виду в последующем нанести с них сокрушительные удары по группе армий «Южная Украина» и вывести Румынию из войны. Весной 1944 г. на освобожденной территории Румынии были сосредоточены значительные силы — 40, 27, 52 и 7-я гвардейская армии, а также соединения 2-й и 6-й танковых армий. Более четырех месяцев они вели кровопролитные бои. Враг переходил в яростные атаки. В отдельные дни приходилось отражать по 15 — 20 ударов крупных сил, поддерживаемых танками и авиацией. Противник нес большие потери в людях и в технике. Только в апрельских боях части 40, 27, 52-й армий уничтожили 166 танков и штурмовых орудий врага и 149 различных артиллерийских орудий.
Особенно ожесточенные бои развернулись в мае — начале июня. Германское командование, пытаясь отбросить советские войска за Прут, предприняло контрнаступление в районе Ясс силами десяти дивизий, в том числе четырех танковых. 30 мая после мощной артиллерийской подготовки и массированного налета авиации противник атаковал позиции 52-й и 27-й армий. В течение семи дней советские воины, проявив большую стойкость, отражали сильные атаки вражеских танковых частей. В ходе боев враг потерял свыше 27 тыс. солдат и офицеров, более 500 танков и штурмовых орудий, 366 самолетов, но добиться успеха не смог. Лишь на отдельных участках ему удалось потеснить советские войска на несколько километров. К середине июня фронт в Румынии стабилизировался по линии западнее Рэдэуци, Пашкани, севернее Ясс.
Боевые действия в Румынии с 27 марта по 20 августа в сводках значились обычно как бои местного значения. Но они сыграли важную роль в создании условий для успешного проведения последующего наступления с целью полного освобождения этой страны. В ходе боев враг понес значительные потери. Войска 2-го Украинского фронта вывели из строя около 200 тыс. солдат и офицеров группы армий «Южная Украина». В борьбе за свободу румынского народа в этот период советские войска потеряли свыше 16 тыс. человек убитыми и 62,5 тыс. ранеными.
С началом освобождения европейских государств и перенесением боевых действий за рубежи социалистической страны перед советскими войсками встали новые задачи, повысились и требования ко всей партийно-политической работе. Учитывая это, Политбюро ЦК ВКП(б) в начале мая 1944 г. провело совещание членов военных советов фронтов. В нем участвовали: члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК К. Е. Ворошилов, А. А. Жданов, Г. М. Маленков, А. И. Микоян, В. М. Молотов, И. В. Сталин, Н. С. Хрущев, А. С. Щербаков, члены военных советов фронтов: В. Н. Богаткин, Ф. Е. Боков, Н. А. Булганин, П. И. Ефимов, А. С. Желтов, К. В. Крайыюков, Д. С. Леонов, В. Е. Макаров, Л. З. Мехлис, М. В. Рудаков, Н. Е. Субботин, И. З. Сусайков, К. Ф. Телегин, Т. Ф. Штыков.
На совещании была глубоко проанализирована военно-политическая обстановка, складывавшаяся в связи с вступлением Советской Армии на территорию европейских государств, намечены более широкие задачи в деле политического руководства войсками, сформулированы возросшие требования к интернациональному воспитанию воинов. Указывалось на важность повышения роли военных советов в условиях заключительного этапа войны и выполнения войсками освободительной миссии в Европе. Политбюро рекомендовало членам военных советов более активно и своевременно ставить перед Центральным Комитетом неотложные вопросы, связанные с пребыванием советских войск на иностранной территории, обязало их постоянно и обстоятельно информировать ЦК о ходе боевых операций, о жизни соединений, частей и кораблей.
Работа по подготовке войск к выполнению освободительной миссии приобрела широкий размах. Задачи, поставленные Политбюро ЦК ВКП(б), обсуждались на военных советах, въ политических управлениях и политотделах. Повсеместно состоялись собрания партийного актива, первичных парторганизаций. В воспитательной работе большое внимание уделялось вопросам пролетарского интернационализма и социалистического патриотизма, бдительности и непримиримости к классовым врагам. Для советских воинов читались лекции и доклады о внутриполитическом положении капиталистических стран, о жизни народов Европы, их борьбе против фашизма. Широко разъяснялись документы, раскрывавшие благородные цели советских войск в Румынии. У военнослужащих развивались чувства уважения к национальным традициям трудящихся, солидарности с их борьбой за свободу и демократические преобразования.
Большую роль в активизации работы армейских и флотских комсомольских организаций, повышении их боевитости сыграло второе Всеармейское совещание комсомольских работников, проведенное Главным политическим управлением 11 — 13 мая 1944 г., и встреча участников совещания с членом Политбюро ЦК ВКП(б), Председателем Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калининым. На совещании обсуждался опыт работы комсомольских организаций в боевых условиях, были намечены пути дальнейшего улучшения и совершенствования политической и воспитательной работы среди армейской молодежи.
Выступая перед руководящими комсомольскими работниками, М. И. Калинин поделился опытом своей организаторской и пропагандистской работы, дал ряд ценных советов и рекомендаций по вопросам воспитания воинов в условиях боевой обстановки и в особенности в связи с тем, что советские войска перенесли боевые действия за пределы Советского Союза.
Целеустремленная политическая работа развернулась среди освобожденного румынского населения. Фашистская пропаганда пыталась его запугать распространением различных клеветнических измышлений о СССР. Под влиянием этой пропаганды многие чиновники местных органов власти бежали вместе с фашистами, дезорганизовав административный аппарат управления. Большинство промышленных и коммунальных предприятий не работали. В освобожденных районах возникали значительные трудности. Советское командование оказало большую помощь румынским демократическим силам в восстановлении местных органов власти, налаживании работы промышленных и коммунальных предприятий, школ, культурных и торговых заведений.
Гуманное поведение советских воинов, поддержка Советской Армией демократических сил быстро развеяли вражескую клевету и привели к установлению дружеских отношений с местным населением. В лице Вооруженных Сил СССР румынские трудящиеся увидели не только освободителя от фашистского ига, но и защитника их интересов. Рабочие и крестьяне Румынии на деле убедились в благородстве советских солдат и офицеров, в их человечном отношении к населению. В своих высказываниях румынские граждане выражали признательность советским воинам-освободителям, понимание того, что только при помощи советского народа они смогут окончательно избавиться от фашизма. Крестьянин села Конэлэу И. Лазарь проникновенно сказал об этом: «Прихода Красной Армии боялись только те, кто верил немецкой пропаганде, а мы, старики, воевавшие рядом с русскими в 1916 году против немцев, русских не боялись. Мы знаем, что русские являются нашими друзьями. Они нам помогли и в 1877 году завоевать независимость». Крестьянка села Биволари в выступлении перед воинами 180-й стрелковой дивизии заявила, что Советская Армия является армией, «отражающей интересы бедняцкого класса».
Важное значение приобрела совместная деятельность командования и политорганов советских войск, Коммунистической партии Румынии и других демократических сил по политическому воспитанию населения. Главное внимание уделялось разъяснению Заявления Советского правительства от 2 апреля, раскрытию сути миролюбивой внешней политики СССР, разоблачению фашистской политики порабощения народов Европы, показу путей восстановления национальной независимости Румынии. На румынском языке издавалась газета «Грайул либер» ( «Свободное слово»), сотни тысяч экземпляров листовок, обращений, лозунгов. Создавались специальные щиты с агитматериалами для населения. Организовывались передачи через звуковещательные станции, беседы, встречи с местными жителями, доставка писем румынских военнопленных на родину. Проводились совещания с представителями различных слоев населения: рабочими, крестьянами, интеллигенцией, ремесленниками, служителями культа. В ходе такой многогранной массово-политической работы слово правды проникало в гущу румынского народа.
Разъяснительная работа среди населения способствовала росту прогрессивных, революционно-демократических сил. Жители освобожденных районов стали активно включаться в работу по наведению порядка, пуску предприятий, разоблачению реакционеров, имевшихся в органах управления. Румынские трудящиеся помогали устранять из местных органов власти фашистские элементы, которые стремились саботировать восстановительные мероприятия и вести враждебную пропаганду.
Политорганы активно проводили работу среди личного состава румынской армии. На румынском языке издавались листовки, проводились радиопередачи, а также устные передачи через громкоговорители. Широко практиковалось обращение румынских антифашистов и военнопленных к солдатам. В результате этой работы участились случаи перехода их на сторону советских войск. Только в районе севернее Ясс через линию фронта перешли 130 солдат 1-го пехотного полка 3-й пехотной дивизии.
Тесное и плодотворное сотрудничество советского командования с антифашистскими силами Румынии позволило преодолеть определенные трудности и добиться на ее освобожденной территории нормализации жизни. Это имело важное значение для дальнейшего развития военных и политических событий в этой стране, а также для накопления опыта работы с населением в других освобождаемых от фашизма странах.
Вступление Советской Армии в северо-восточные районы Румынии сильно повлияло на внутри- и внешнеполитическую обстановку в стране в целом. Усилилась изоляция фашистской верхушки и укрепились позиции антифашистских сил.
Таким образом, победы Советской Армии в зимне-весеннем наступлении на Правобережной Украине создали предпосылки для полного освобождения Румынии. Еще более благоприятная для этого обстановка сложилась в результате разгрома в апреле — мае германо-румынских войск в Крыму.

Ликвидация крымской группировки немецко-румынских войск


Освобождение Крыма, предусмотренное по первоначальному плану Ставки одновременно с наступлением на Правобережной Украине, в действительности началось лишь на его завершающей стадии и вылилось в самостоятельную стратегическую операцию (карта 4).
Еще в первых числах февраля, когда велись бои за никопольский плацдарм, Маршал Советского Союза А. М. Василевский представил в Ставку разработанные совместно с командованием 4-го Украинского фронта соображения по организации наступления в Крыму, считая возможным начать операцию 18 — 19 февраля. Однако Верховное Главнокомандование приняло решение провести ее после того, как будет очищено от противника нижнее течение Днепра до Херсона и 4-й Украинский фронт освободится от решения других задач. 17 февраля Ставка в связи с разгромом никопольской группировки противника приказала начать наступление в Крыму не позднее 1 марта независимо от хода операции, по освобождению от противника правого берега Днепра. Но из-за ненастной погоды и сильных штормов на Азовском море, задержавших перегруппировку войск фронта и их переправу через Сиваш на плацдарм, операцию пришлось отложить. 16 марта Верховное Главнокомандование приказало начать ее после овладения войсками 3-го Украинского фронта районом Николаева и выдвижения их к Одессе.
Удержанию Крыма немецко-фашистское руководство придавало большое военное и политическое значение. Находившиеся там войска противника сковывали значительные силы Советской Армии. Черноморский флот, лишенный возможности базирования на крымское побережье, испытывал большие трудности в ведении операций. Оккупация Крыма использовалась Германией для давления на Турцию и удержания в агрессивном блоке Румынии и Болгарии. Поэтому, несмотря на потерю Правобережной Украины, на 17-ю армию под командованием генерала Э. Енеке была возложена задача до последней возможности удерживать Крым. Состав армии в начале 1944 г. был увеличен на две дивизии. К апрелю она имела 12 дивизий — 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий, различные части усиления и насчитывала более 195 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, 215 танков и штурмовых орудий. Ее поддерживали 148 самолетов, базировавшихся в Крыму, авиации с аэродромов в Румынии. На выгодных для обороны рубежах Северного Крыма и на Керченском полуострове противник построил развитую систему оборонительных сооружений. Перекопский перешеек перехватывался тремя и выход с захваченного советскими войсками плацдарма на Сиваше двумя-тремя мощными оборонительными полосами. Четыре оборонительные полосы перекрывали Керченский полуостров. Оборона готовилась также на подступах к Симферополю. Для поднятия морального духа солдат им внушалось, что возведенная на полуострове оборона неприступна. Главные силы 17-й армии оборонялись в северной части Крыма (пять дивизий) и на Керченском полуострове (четыре дивизии). До трех дивизий обороняли побережье.
Общий замысел Крымской операции заключался в том, чтобы одновременными ударами войск 4-го Украинского фронта с севера, от Перекопа и Сиваша, и Отдельной Приморской армии с востока, с плацдарма в районе Керчи, в общем направлении на Симферополь, Севастополь, при содействии Черноморского флота, соединений авиации дальнего действия и партизан расчленить и уничтожить вражескую группировку, не допустив ее эвакуации из Крыма.
Решающая роль отводилась 4-му Украинскому фронту. Главный удар планировалось нанести с плацдарма на южном берегу Сиваша. В случае успеха этот удар выводил основную группировку фронта в тыл перекопских позиций противника, а овладение Джанкоем открывало свободу действий в сторону Симферополя и Керченского полуострова в тыл находившейся там группировки врага. Вспомогательный удар наносился на Перекопском перешейке. Отдельная Приморская армия должна была прорвать оборону противника севернее Керчи, главный удар наносить на Симферополь, Севастополь, а частью сил — вдоль южного берега Крымского полуострова.
Главной задачей Черноморского флота в операции являлось нарушение морских коммуникаций противника с Крымом. Флот привлекался также для содействия сухопутным войскам своей авиацией, а в прибрежной полосе и огнем корабельной артиллерии. Азовская военная флотилия, оперативно подчинявшаяся командующему Отдельной Приморской армией, обеспечивала все перевозки через Керченский пролив.
Крымские партизаны получили задачу громить тылы противника, уничтожать узлы и линии связи, нарушать его управление, мешать организованному отходу фашистских войск, разрушая железные дороги, устраивая завалы и засады на горных дорогах, нарушать работу Ялтинского порта, а также воспрепятствовать разрушению врагом городов, промышленных и транспортных предприятий.
Координацию действий всех привлекаемых к операции сил осуществлял представитель Ставки маршал А. М. Василевский. Представителем Ставки в Отдельной Приморской армии был маршал К. Е. Ворошилов. Кроме того, Ставка назначила своего представителя по авиации генерала Ф. Я. Фалалеева.
К началу операции в составе 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии имелось 470 тыс. человек, 5982 орудия и миномета, 559 танков и самоходно-артиллерийских установок. В 4-й и 8-й воздушных армиях, поддерживавших сухопутные войска, насчитывалось 1250 самолетов. Сопоставляя силы сторон, можно видеть, что советское командование сумело добиться серьезного превосходства над противником, особенно в боевой технике.
Подготовка операции проходила в исключительно сложных условиях. В распутицу при бездорожье в район предстоявших боевых действий с нижнего течения Днепра перебрасывалась 2-я гвардейская армия, сосредоточивались крупные силы артиллерии и бронетанковых войск. Через Сиваш на плацдарм соединения и части переправлялись по двум построенным саперами двухкилометровым дамбам и мостам под артиллерийским огнем и бомбовыми ударами, разрушавшими переправы, нередко в шторм. Тем не менее на ограниченном по размерам, совершенно открытом и насквозь простреливаемом артиллерией противника плацдарме благодаря принятым мерам маскировки, а также мужеству солдат и офицеров к началу операции удалось скрытно разместить и окопать крупные силы войск, в том числе массу артиллерии и танковый корпус.
В составе 4-го Украинского фронта для наступления развернулись две армии: 2-я гвардейская под командованием генерала Г. Ф. Захарова — на Перекопском перешейке и 51-я генерала Я. Г. Крейзера — на сивашском плацдарме. Войска фронта поддерживала 8-я воздушная армия и часть авиации Черноморского флота. Командование фронта, учитывая позиционный характер обороны противника, создало на участках прорыва высокую плотность артиллерии, достигавшую 122 — 183 орудий и минометов (калибра 76 мм и выше) на 1 км фронта. Примерно такую же плотность артиллерии имела Отдельная Приморская армия.
По призыву партийных и советских органов Украины местное население проложило к Сивашу узкоколейные железные дороги для подвоза военных грузов на передовую. Самоотверженно работал войсковой тыл. В войсках к началу наступления было накоплено значительное количество материальных средств: до 3,5 — 4 боекомплектов снарядов основных калибров, около 5 заправок горючего и более 18 сутодач продовольствия.
В период подготовки операции командование и политорганы, партийные и комсомольские организации в воспитательной работе с личным составом обращались к героическому прошлому Советской Армии, связанному с борьбой за Крым в гражданскую войну, а также с обороной Перекопа и Севастополя в первом периоде Великой Отечественной войны. Разъясняя боевые задачи, стоявшие перед войсками, они приводили в пример опыт прошедших боев, знакомили солдат и офицеров с организацией прорыва и действиями в Крыму войск Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе в 1920 г., рассказывали о легендарной обороне Севастополя в 1941 — 1942 гг. Для бесед привлекались участники штурма Перекопа, герои-севастопольцы, защищавшие город в начале войны.
Военный совет 4-го Украинского фронта перед наступлением обратился к войскам с воззванием, в котором говорилось: «Воины 4-го Украинского фронта! Вы стоите на подступах к солнечному Крыму... Велик и славен путь ваш от стен Сталинграда до Турецкого вала и Крымской земли за Сивашем... Мы бьемся на земле, политой кровью наших отцов и братьев в 1920 году... Тогда молодая Красная Армия совершила великий подвиг, который вечно будет гореть в истории. Пусть же наш героизм нарастит мировую славу воинов Фрунзе — славу русского оружия... Пусть на наших сталинградских и донбасских знаменах засияет слава освободителей Крыма». С обращением Военного совета были ознакомлены все воины. Там, где позволяла обстановка, были проведены партийные и комсомольские собрания, митинги личного состава.
Войска 4-го Украинского фронта начали наступление 8 апреля. Перед этим за пять суток тяжелая артиллерия разрушила значительную часть долговременных сооружений врага. Атаке предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка, длившаяся два с половиной часа. Несмотря на это, прорыв вражеской обороны развивался медленно. Хорошо укрепившийся противник оказывал ожесточенное сопротивление. На Перекопском перешейке войска 2-й гвардейской армии при поддержке авиации Черноморского флота в ходе двухдневных непрерывных боев прорвали главную полосу обороны, но были задержаны перед второй полосой — Ишуньскими позициями, которые закрывали выход с перешейка на степные просторы Крыма.
Успех, определивший крушение вражеской обороны не только в Северном Крыму, но и на Керченском полуострове, как и ожидало командование, был достигнут с сивашского плацдарма. Войска 51-й армии при мощной поддержке артиллерии и авиации к исходу 10 апреля прорвали вражескую оборону и вышли из узких межозерных дефиле. Введенный с утра следующего дня в прорыв 19-й танковый корпус с ходу овладел Джанкоем — мощным опорным пунктом в обороне врага и важным железнодорожным узлом. Наступлением частью сил в тыл Ишуньским позициям 51-я армия заставила противника, под угрозой потери путей отхода, поспешно оставить укрепления на Перекопском перешейке и начать отступление по всему фронту. Войска 4-го Украинского фронта перешли к преследованию: 2-я гвардейская армия — по западному берегу на Евпаторию, а 51-я — в центральной части полуострова в общем направлении на Симферополь.
Выход войск фронта в район Джанкоя поставил под угрозу пути отхода керченской группировки противника и тем создал благоприятные условия для наступления Отдельной Приморской армии генерала А. И. Еременко. Опасаясь окружения, противник решил отвести войска с Керченского полуострова. Обнаружив приготовление к отходу, Отдельная Приморская армия в ночь на 11 апреля перешла в решительное наступление. Главные ее силы обошли с севера Керчь, а 16-й стрелковый корпус после тяжелых уличных боев к утру освободил город. 18 наиболее отличившимся при освобождении Керчи частям и соединениям было присвоено почетное наименование Керченских.
За время оккупации Керчь была полностью разрушена. Общий ущерб, нанесенный фашистскими захватчиками, исчисляется до 3 млрд. рублей. Гитлеровцы уничтожили и угнали в Германию более 37 тыс. ее жителей и военнопленных. Только в противотанковом рву около поселка Багерово было расстреляно 7 тыс. горожан, в том числе много детей. Однако и в этих условиях город-герой не прекращал борьбы. Базируясь на керченские каменоломни, в годы оккупации героически сражались с врагом оставшиеся на Керченском полуострове подразделения советских войск и партизанские отряды.
С утра 11 апреля войска армии перешли к преследованию противника, выдвинув вперед сильные подвижные отряды, созданные в армии и в каждом стрелковом корпусе. Авиация 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина массированными ударами громила отходившие вражеские колонны с воздуха. 12 апреля части Приморской армии прорвали оборону врага на Ак-Монайских позициях, закрывавших выход с Керченского полуострова, а на следующий день в районе Карасубазара соединились с передовыми отрядами 4-го Украинского фронта. Частью сил армия преследовала врага по Приморскому шоссе.
Стремительными действиями 19-го танкового корпуса и передовых армейских, корпусных и дивизионных отрядов, поддерживаемых авиацией, советские войска сорвали попытку командования 17-й немецкой армии организовать оборону в предгорьях на рубеже Евпатория, Сарабуз, Симферополь. 13 апреля они освободили главный город и важнейший узел коммуникаций полуострова — Симферополь. Разбитые войска противника поспешно отходили к Севастополю.
С регулярными войсками Советской Армии тесно взаимодействовали партизаны и подпольщики. Засадами на горных дорогах народные мстители дезорганизовывали отход врага, ударами с тыла содействовали войскам в овладении городами. Партизаны спасли от разрушения многие курорты, исторические памятники. Подпольные организации, действовавшие во многих районах, снабжали советское командование ценными разведывательными данными.
В боях за Феодосию, Судак, Ялту и другие приморские города Крыма активно участвовала авиация Черноморского флота. Нанося удары по скоплению плавучих средств в портах, уничтожая транспорты с фашистскими войсками в открытом море, она лишала их последней возможности для спасения.
15 — 16 апреля войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии вышли на подступы к Севастополю, где были остановлены организованной обороной противника на внешнем обводе бывшего Севастопольского оборонительного района. Началась подготовка к штурму сильно укрепленного рубежа.
После прорыва советских войск в глубь Крымского полуострова командования 17-й немецкой армии и группы армий «Южная Украина» пришли к заключению о неизбежности полной эвакуации войск из Крыма. Но ОКВ не согласилось с этим и приказало до последнего патрона удерживать Севастополь, оставив на полуострове всех, кто способен сражаться. Оно исходило из того, что в случае эвакуации морем можно было спасти лишь разрозненные соединения, тогда как высвободившиеся крупные силы советских войск были бы использованы через короткое время на других участках фронта. Перед войсками, сражавшимися в Севастополе, была поставлена задача: сковывать силы противника и нанести ему как можно большие потери. Начатая эвакуация была прекращена. Э. Енеке, не верившего в возможность удержания Севастополя, отстранили от командования 17-й армией и заменили генералом К. Альмендингером.
Силы 17-й немецкой армии, значительно ослабленной предшествовавшими боями, к началу штурма Севастополя штаб 4-го Украинского фронта оценивал в 72 тыс. человек, 1830 орудий и минометов и 50 танков и штурмовых орудий. Германские войска использовали для обороны мощную систему укреплений на подступах к городу, которая состояла из трех полос. Наиболее сильно была укреплена Сапун-гора, господствовавшая над окружающей местностью.
Несмотря на сильную оборону, положение противника в Севастополе было безнадежным. Черноморский флот и советская авиация активными действиями почти полностью лишили врага помощи извне и возможности эвакуации. Если на первом этапе Крымской операции флот и авиация действовали против коммуникаций противника между Крымом и румынскими портами с отдаленных морских и авиационных баз северного побережья Каркинитского залива и побережья Кавказа, то с освобождением основной территории Крыма туда перебазировалась часть авиации, а флот использовал теперь порты Евпатории и Ялты. Это значительно расширило зону действий авиации и кораблей. Действия штурмовой и истребительной авиации, перебазированной в район Одессы, заставили противника отказаться от использования румынского порта Сулина и перенести маршруты движения конвоев южнее. Для ударов по румынским портам привлекалась также авиация дальнего действия. Она неоднократно бомбила Констанцу и важный порт на Дунае Галац.
Советское командование сделало все необходимое, чтобы избежать тяжелых потерь при прорыве севастопольских укреплений и обеспечить достижение успеха в кратчайший срок. В подготовительный период артиллерия методически разрушала долговременные оборонительные сооружения противника. Вражеская оборона подвергалась массированным ударам авиации. Помимо авиации фронта и Черноморского флота для этих целей привлекались три бомбардировочных корпуса и одна бомбардировочная дивизия авиации дальнего действия, которые насчитывали в своем составе более 500 самолетов. С 19 апреля по 5 мая только фронтовая и флотская авиация совершила 8200 самолето-вылетов. По мере приближения дня штурма сила огневых ударов по врагу непрерывно нарастала. В последние шесть суток была проведена предварительная авиационная подготовка наступления, в ходе которой на противника обрушилось свыше 2 тыс. тонн осколочных и фугасных и около 24 тыс. противотанковых бомб. В конце апреля с переходом управления 4-й воздушной армии в состав 2-го Белорусского фронта и передачей ее частей в 8-ю воздушную армию численность последней достигла более 1 тыс. самолетов. На 5 и 6 мая этой армии была поставлена задача всеми силами поддержать войска 2-й гвардейской армии, а 7 мая и в последующие дни штурма основные усилия направить на поддержку наступления войск Приморской и 51-й армий.
5 мая первыми перешли в наступление войска 2-й гвардейской армии. Они наносили вспомогательный удар с севера. Их настойчивые атаки, поддерживаемые всей мощью артиллерии и основной массой авиации фронта, не только сковали противостоявшего врага, но и вынудили его усилить свой левый фланг. Для отражения массированных ударов авиации фашистское командование стало перебрасывать сюда с правого фланга зенитную артиллерию. 7 мая на участке Сапун-гора, Карань после полуторачасовой артиллерийской подготовки при поддержке всей авиации фронта штурм Севастопольского укрепленного района начали левофланговые соединения 51-й армии и Приморская армия. В первый же день штурма они овладели Сапун-горой — ключом обороны Севастополя. Взломав один за другим три оборонительных обвода, 9 мая войска фронта с севера, востока и юго-востока ворвались в город и к вечеру очистили его от захватчиков. Остатки разгромленной 17-й армии отходили на мыс Херсонес. Для их преследования командование фронта ввело в сражение 19-й танковый корпус. Советские части стремительно выдвинулись к вражескому оборонительному рубежу, который прикрывал этот мыс. Надеясь спастись морем, гитлеровцы упорно обороняли свои позиции. Однако Черноморский флот, авиация и артиллерия фронта сорвали их эвакуацию. Подтянув силы, войска фронта прорвали последний рубеж врага на крымской земле и 12 мая завершили его разгром. На мысе Херсонес была захвачена 21 тыс. пленных, большое количество техники и вооружения.
Крымская операция закончилась полным разгромом 17-й немецкой армии. Ее потери на суше исчислялись в 100 тыс. человек, в том числе 61 587 пленными. Кроме того, большое количество германских и румынских солдат и офицеров погибло в море во время эвакуации. Армия лишилась всей боевой техники. Черноморский флот и авиация в ходе операции потопили много судов противника, ослабив его флот. Операция в Крыму отличалась хорошо организованным взаимодействием сухопутных войск, флота и крупных сил авиации, что во многом определило решительный разгром вражеской группировки. Авиация своими активными действиями в ходе сражений постоянно оказывала поддержку войскам и морским силам. Советские ВВС совершили более 36 тыс. самолето-вылетов, из них до 60 процентов для поддержки войск. В 599 воздушных боях было сбито 297 вражеских самолетов. Около 200 самолетов противника уничтожено и повреждено на аэродромах.
В боях за Крым советские войска проявили массовый героизм, высокий наступательный дух и боевую активность, которые создавались и поддерживались эффективной партийно-политической работой. Она направлялась на разъяснение особенностей действий при прорыве сильно укрепленной обороны противника, пропаганду героизма, инициативы и самоотверженности воинов, подразделений, частей, соединений при выполнении боевых задач. Во время преследования противника главной задачей политработы было поддержание высоких темпов наступления, повышение бдительности и обеспечение боеспособности войск. В боях за освобождение Севастополя партийно-политическая работа была направлена на воспитание у воинов самоотверженности и массового героизма при преодолении упорного сопротивления противника. В этих целях широко пропагандировались в войсках славные боевые традиции города-героя и опыт ведения боевых действий в городах. Лучшим воинам поручалась почетная задача — водрузить красный флаг на узловых высотах у Севастополя и на зданиях города. Большое мобилизующее значение имело вручение каждому воину открыток с объявлением благодарностей Верховного Главнокомандующего и военных советов за отличные боевые действия.
Крымская операция продолжалась 35 суток, а штурм Севастополя занял три дня. 118 соединениям и частям, отличившимся при освобождении Севастополя, было присвоено почетное наименование Севастопольских. 126 бойцов и командиров получили звание Героя Советского Союза.
Освободив Крым, советские войска вернули стране важный и богатый экономический район. Черноморский флот вновь получил свою главную базу — Севастополь. Противник лишился важнейшей стратегической оборонительной позиции на Черном море. Улучшились условия для наступления советских войск на Балканы и освобождения от фашистского порабощения народов Юго-Восточной Европы.
Зимне-весеннее наступление Советских Вооруженных Сил на южном крыле стратегического фронта сыграло решающую роль в срыве расчетов фашистской Германии на стабилизацию восточного фронта и затягивание войны. На Правобережной Украине и в Крыму с конца декабря 1943 г до середины мая 1944 г было разгромлено 99 дивизий и 2 бригады, из которых 22 дивизии и 1 бригада уничтожены, 8 дивизий и 1 бригада из-за больших потерь расформированы, 8 дивизий потеряли до двух третей и 61 дивизия — до половины своего состава.
Разгром главной стратегической группировки противника, раскол его фронта на две части в районе Карпат не только коренным образом изменили обстановку на южном крыле советско-германского фронта, но и подорвали устойчивость обороны противника на восточном фронте в целом, а также на других театрах военных действий. Чтобы спасти от развала свой восточный фронт, германское командование оказалось вынужденным в течение января — апреля перебросить на Правобережную Украину 43 дивизии и 4 бригады Основная масса этих сил — 34 дивизии и все бригады были переброшены из европейских стран и самой Германии, а 9 дивизий — с других участков советско-германского фронта.
Выдающиеся победы на Правобережной Украине и в Крыму еще раз продемонстрировали высокий уровень военного искусства Вооруженных Сил СССР и массовый героизм советских войск. Родина высоко оценила их подвиги: 662 особо отличившиеся в боях части и соединения были отмечены почетными наименованиями в честь освобождения ими городов и форсирования водных преград, а 528 — награждены орденами. Боевые награды получили тысячи солдат и офицеров, из них многие удостоены звания Героя Советского Союза. За умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования по руководству операциями большого масштаба, в результате которых достигнуты выдающиеся успехи в деле разгрома немецко-фашистских захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР 10 апреля наградил высшим военным орденом «Победа» — Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова и А. М. Василевского, ставших первыми кавалерами этого ордена.
Успешным наступлением на юго-западном направлении советские войска создали выгодную обстановку для развертывания наступательных действий на других стратегических направлениях советско-германского фронта. В то же время были сорваны и фашистские планы накопления сил для отражения высадки союзных войск в Западной Европе. Ослабление противодесантной группировки германских войск вследствие переброски части ее сил на Украину благоприятствовало подготовке и проведению союзниками десантной операции в Нормандии.
Выход советских войск на юго-западную границу СССР и перенесение боевых действий на территорию Румынии резко обострили военное и политическое положение союзных с фашистской Германией стран и коренным образом изменили военно-политическую обстановку в Юго-Восточной Европе. Правящие круги стран — сателлитов нацистской Германии усилили поиски путей выхода из фашистского блока, значительно активизировалась антифашистская освободительная борьба народов оккупированных и зависимых стран Европы.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!