ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Поражение группы армий «Северная Украина». Завершение освобождения Украины и изгнание немецко-фашистских захватчиков из юго-восточных районов Польши

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 1482

Обстановка в западных областях Украины. Подготовка Львовско-Сандомирской операции


Сокрушительное поражение немецко-фашистских войск в Белоруссии создало благоприятные условия для наступления 1-го Украинского фронта на львовско-сандомирском направлении.
Наступательные действия войск 1-го Украинского фронта развертывались на территории западных областей Украины. Эти области были включены гитлеровцами в так называемое польское «генерал-губернаторство». Здесь, как и на всей оккупированной советской территории, население на себе испытало все ужасы гитлеровского «нового порядка», проводившейся нацистами политики массового истребления советских людей. Только во Львове и Львовской области фашисты уничтожили около 700 тыс. советских и польских граждан и многих граждан других стран, перемещенных во Львов из концентрационных лагерей Германии. Из Львовской и Дрогобычской областей на каторжные работы в Германию оккупанты угнали свыше 170 тыс. человек. В проведении человеконенавистнической политики гитлеровцам помогали буржуазные националисты. Их вооруженные банды вели борьбу против советских войск, нападали на советских и польских партизан, убивали и грабили население, расхищали общественные ценности. Однако зверства немецко-фашистских оккупантов и националистических банд, установленный ими режим жесточайшего террора не сломили волю населения к сопротивлению. В западных областях Украины все сильнее разгоралось пламя всенародной борьбы. Во всех крупных городах действовали подпольные партийные и комсомольские организации. Партизаны и подпольщики вселяли в советских людей веру в окончательный разгром врага, поднимали население на решительную борьбу против поработителей, разоблачали предательскую роль буржуазных националистов.
Военный совет 1-го Украинского фронта и Украинский штаб партизанского движения задолго до начала наступления на львовско-сандомирском направлении приняли меры по оснащению партизанских соединений и отрядов оружием, усилению их действий в западных областях Украины. К 1 мая 1944 г. за линией фронта, в западных областях Украины, вели борьбу 11 партизанских соединений и 40 самостоятельно действовавших партизанских отрядов, в которых насчитывалось 12,6 тыс. человек.
Украинские партизаны свои действия, особенно на немецко-фашистских коммуникациях, координировали с действиями польских партизан. Перед наступлением они совместными усилиями почти на месяц сорвали перевозки на железных дорогах Львов — Варшава, Рава-Русская — Ярослав, разгромили 13 крупных гарнизонов противника. Немецко-фашистское командование усилило карательные меры, используя против партизан танки и авиацию. Однако это не остановило патриотов. Они продолжали наносить по гитлеровцам ощутимые удары, оказывая тем самым существенную помощь 1-му Украинскому фронту.
К началу наступления советских войск на львовско-сандомирском направлении линия фронта проходила западнее Ковеля, Тернополя и Коломыи. На этом фронте протяженностью 440 км большей частью своих сил занимала оборону немецко-фашистская группа армий «Северная Украина» под командованием генерала И. Гарпе. В нее входили 1-я и 4-я танковые армии, а также 1-я армия хортистской Венгрии (всего 40 дивизий и 2 пехотные бригады). С воздуха группу поддерживала авиация 4-го воздушного флота. Этими силами гитлеровское командование рассчитывало удержать остававшуюся в его руках часть территории Украины, а также прикрыть направления, которые вели в южные районы Польши (в том числе в Силезский промышленный район) и Чехословакию, имевшие большое экономическое и стратегическое значение.
Потерпев поражение на Правобережной Украине и ожидая новых ударов советских войск, гитлеровцы настойчиво укрепляли и совершенствовали свою оборону, особенно на львовском направлении. Они создавали здесь три оборонительные полосы, но к началу операции 1-го Украинского фронта успели полностью подготовить лишь две, образовавшие тактическую зону обороны. Пять танковых, одна моторизованная и три пехотные дивизии составили резерв командующих армиями и группой армий. Немецко-фашистское командование приняло меры также к пополнению своих войск людьми, вооружением и боевой техникой. В результате пехотные дивизии стали насчитывать по 7–9 тыс. человек. По-прежнему жесточайшими мерами среди солдат насаждалась дисциплина.
В состав 1-го Украинского фронта входили 1, 3 и 5-я гвардейские, 13, 18, 38 и 60-я общевойсковые армии, 1-я и 3-я гвардейские и 4-я танковые армии, две конно-механизированные группы, а также 1-й чехословацкий армейский корпус. С воздуха их поддерживала 2-я воздушная армия. Перед началом операции фронт имел 80 стрелковых и кавалерийских дивизий (стрелковые дивизии насчитывали по 6,5–7 тыс. человек в каждой), 10 танковых и механизированных корпусов и 4 отдельные танковые и механизированные бригады. Это было самое крупное фронтовое объединение из тех, которые создавались в предыдущих наступательных операциях Великой Отечественной войны.
В связи с предстоявшей операцией Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин 23 июня 1944 г. провел специальное совещание, на котором кроме членов Политбюро ЦК ВКП(б), Государственного Комитета Обороны, Ставки и представителей Генштаба присутствовали командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев и член Военного совета фронта генерал К. В. Крайнюков. На совещании маршал Конев кратко доложил план операции, сводившийся к тому, что в создавшейся обстановке фронту целесообразно нанести два удара: на львовском и рава-русском направлениях. Это позволяло рассечь группу армий «Северная Украина», окружить и уничтожить противника в районе Бродов. 24 июня Верховный Главнокомандующий согласился с таким планом операции.
Член Военного совета фронта был принят секретарем ЦК ВКП(б), начальником Главного политического управления Красной Армии генералом А. С. Щербаковым. В беседе была подчеркнута необходимость доведения до каждого воина опубликованного накануне сообщения Сов-информбюро «Три года Отечественной войны Советского Союза», разъяснения личному составу основных итогов трехлетней героической борьбы с фашистскими захватчиками. А. С. Щербаков обратил также внимание члена Военного совета на важность усиления работы среди пополнения, призванного из западных областей Украины, совершенствования стиля деятельности политорганов и партийных организаций.
Цель предстоявшей операции состояла в том, чтобы разгромить группу армий «Северная Украина», завершить освобождение Украины и начать изгнание врага с территории союзной Польши. Операция осуществлялась 1-м Украинским фронтом во взаимодействии с войсками левого крыла 1-го Белорусского фронта, которые в ходе Белорусской операции развивали наступление на люблинском направлении.
24 июня 1944 г. 1-й Украинский фронт получил директиву о проведении наступательной операции с целью разгромить на первом этапе львовскую и рава-русскую группировки противника и выйти на рубеж Хрубешув, Томашув, Яворов, Николаев, Галич. Достижение этой цели создавало благоприятные условия для развития наступления в западном направлении к рекам Сан и Висла и предгорьям Карпат.
В соответствии с директивой Ставки командующий фронтом принял решение нанести удары на рава-русском и львовском направлениях. Поскольку львовское направление являлось главным, в созданную здесь ударную группировку были включены две танковые армии.
Развернув наступление, ударные группировки должны были разгромить главные силы противостоящего противника, частью сил ударами по сходящимся направлениям окружить и уничтожить гитлеровцев в районе Бродов. Затем им предстояло, развивая успех и обходя Львов с северо-запада и юго-запада, овладеть городом. На пятый день операции планировался их выход на рубеж Хрубешув, Томашув, Немиров, Яворов, Роздол. Для обеспечения наступления южной ударной группировки на Львов предусматривался переход в наступление 1-й гвардейской и 18-й армий на Станиславском направлении. В резерве фронта были 5-я гвардейская армия, стрелковый и танковый корпуса.
10 июля план операции был окончательно утвержден Ставкой Верховного Главнокомандования. При этом она дала указание танковые армии, а также конно-механизированные группы В. К. Баранова и С. В. Соколова использовать не для прорыва вражеской обороны, а для развития успеха. Поэтому для непосредственной поддержки стрелковых частей командующий фронтом смог выделить лишь 349 танков и самоходно-артиллерийских установок (на 1 км фронта прорыва приходилось всего 14 танков и САУ). Были приняты меры к пополнению войск. К нанесению ударов на участках прорыва протяженностью 26 км, составлявших всего лишь около 6 процентов ширины полосы наступления фронта, привлекалось свыше 70 процентов артиллерии, до 90 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок и вся авиация. Такое сосредоточение сил обеспечивало превосходство над противником на этих участках в людях и танках в 3–5 раз, в орудиях и минометах — в 6–7 раз. В ударных группировках на 1 км фронта прорыва имелось 235–255 орудий и минометов. Артиллерийская подготовка планировалась продолжительностью 1 час 40 минут.
В ходе операции авиация должна была прочно удерживать господство в воздухе, содействовать войскам в прорыве вражеской обороны, обеспечивать ввод в прорыв подвижных войск и действия их в оперативной глубине, прикрывать ударные группировки, а также объекты тыла и коммуникации фронта, не допускать подхода резервов противника.
Командование фронта уделило большое внимание инженерной подготовке операции, особенно дорожным работам. С l мая по 10 июля инженерные части фронта построили, восстановили и отремонтировали 3300 км дорог и 360 мостов. Значительно увеличилась пропускная способность железных дорог. Для 2-й воздушной армии дополнительно было построено 33 аэродрома.
Продолжалось изучение группировки противника и характера его обороны. Однако к началу наступления вскрыть систему огня и дислокацию его резервов в полной мере не удалось. В частности, командование фронта не имело исчерпывающих данных о расположении некоторых немецких танковых дивизий на львовском направлении.
В подготовительный период советские войска занимались планомерной боевой учебой. На местности, где была воспроизведена оборона противника, проводились тренировки в преодолении оборонительных полос, форсировании рек, отрабатывался порядок взаимодействия пехоты с танками и артиллерией. В армиях и соединениях проходили сборы командного и политического состава, командно-штабные учения, на которых определялись наиболее эффективные пути и тактические приемы выполнения задач общевойсковых, танковых, артиллерийских и инженерных частей и авиации, уточнялись их взаимодействие, исходные и огневые позиции, места командных и наблюдательных пунктов.
Благодаря героическому труду советских людей войска фронта получали все необходимое для успешного выполнения боевых задач. Это позволило тылу фронта, возглавляемому генералом Н. П. Анисимовым, создать достаточные запасы материальных средств. К началу наступления количество боеприпасов было доведено до 2,3–3 боекомплектов для стрелкового вооружения и 3,1–5,1 — для орудий и минометов, автобензина — до 6,1 заправки и дизельного топлива — до 10,6 заправки; продовольствия имелось на 15–33 суток. Медицинская служба тщательно подготовилась к приему раненых и больных.
Военные советы фронта и армий, командиры и политорганы всех степеней уделяли большое внимание усилению партийно-политической работы. Она была направлена прежде всего на то, чтобы мобилизовать личный состав на успешное проведение нового решительного наступления. С этой целью воинам разъяснялось значение операции по освобождению западных областей Украины, оказания помощи польскому народу, а также боевые задачи личного состава. Политорганы своевременно информировали воинов о ходе наступления в Белоруссии, о героической борьбе с врагом партизан западных областей Украины.
В частях и соединениях широко велась пропаганда итогов трех лет войны Советского Союза с фашистской Германией. По этим вопросам перед воинами выступали командующий фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев, член Военного совета фронта генерал К. В. Крайнюков, начальник политического управления генерал С. С. Шатилов, командующие армиями, члены военных советов, командиры соединений и частей, весь руководящий политический состав, пропагандисты и агитаторы. В беседах и докладах подчеркивалась решающая роль Коммунистической партии в борьбе за освобождение Родины. Все это вызывало у бойцов и командиров чувство гордости за свой героический народ и родную ленинскую партию, усиливало их наступательный порыв, воодушевляло на быстрейший разгром врага.
Военный совет и политуправление фронта еще в начале подготовки операции нацелили политорганы, партийные и комсомольские организации на укрепление дружбы и связей воинов с местным населением. В войсках проводились доклады и беседы на темы: «Красная Армия — армия дружбы и братства народов СССР», «Братская помощь советских народов народу Западной Украины в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками». Обращалось также внимание на повышение у воинов бдительности в связи с усилением на территории западных областей Украины подрывной деятельности гитлеровцев и их пособников — местных националистических элементов.
В период подготовки Львовско-Сандомирской операции было усилено воспитание воинов в духе ненависти к врагу. В агитационно-пропагандистской работе большое место занимало разоблачение звериного, человеконенавистнического облика фашизма и злодеяний гитлеровцев на Украине.
Для усиления влияния коммунистов и комсомольцев на личный состав в ходе наступления были укреплены партийные и комсомольские организации за счет приема в партию и комсомол отличившихся в боях воинов, а также коммунистами и членами ВЛКСМ, прибывшими в составе пополнения войск фронта. На 1 июля 1944 г. на 1-м Украинском фронте было 16 156 первичных и ротных партийных организаций, насчитывавших 218 578 коммунистов — около 20 процентов всех воинов фронта; 150 728 членов ВЛКСМ составляли 16 775 комсомольских организаций. Фактически в каждой роте и ей равном подразделении были полнокровные партийные и комсомольские организации. Причем партийное ядро в организациях ВЛКСМ фронта достигало 18,2 процента.
В войсках прошли партийные собрания с вопросами: «Об авангардной роли коммунистов в наступлении», «Передовая роль коммунистов-фронтовиков». Подобные собрания состоялись в комсомольских организациях.
Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации большую воспитательную работу вели с пополнением, прибывавшим из освобожденных районов Украины.
Особое внимание военные советы, командиры и политорганы уделили подготовке к участию в операции 32 штурмовых батальонов 3-й гвардейской, 13, 60 и 38-й армий, которым предстояло первыми атаковать позиции противника. Эти подразделения комплектовались наиболее опытными командирами и политработниками, смелыми и бывалыми воинами. Принимались меры к увеличению в них партийной и комсомольской прослойки. В результате каждый штурмовой батальон насчитывал 25–30 и более коммунистов и 60–70 комсомольцев.
Перед началом операции в частях и подразделениях прошли митинги, собрания и беседы с личным составом. На митингах зачитывалось обращение Военного совета фронта, в котором содержался страстный призыв к воинам действовать в предстоящем наступлении смело и решительно, завершить освобождение Советской Украины, успешно выполнить свою освободительную миссию. Выступавшие выражали стремление воинов приблизить час окончательной победы над врагом и заверяли командование, что они с честью справятся с боевыми заданиями.
В результате огромной работы военных советов, командиров, политорганов, штабов, партийных и комсомольских организаций войска фронта всесторонне подготовились к выполнению поставленных перед ними боевых задач.
К началу наступления сложилось следующее соотношение сил и средств сторон в полосе 1-го Украинского фронта.
Обе стороны располагали здесь крупными силами и средствами. 1-й Украинский фронт получил большие силы и средства для проведения операции, имел превосходство над противником, особенно в артиллерии, танках и САУ и в авиации. Это позволяло ему самостоятельно разгромить крупную стратегическую группировку противника. Его задача облегчалась также тем, что успешное наступление советских войск в Белоруссии вынудило противника перебросить туда из группы армий «Северная Украина» 6 дивизий, в том числе 3 танковые.

Окружение и ликвидация группировки немецко-фашистских войск в районе Бродов


Гитлеровское командование, учитывая свой горький опыт в предыдущих операциях, на этот раз предусматривало на некоторых участках преднамеренный отвод частей с первой полосы обороны на вторую до начала атаки, чтобы избежать лишних потерь в живой силе и технике во время артиллерийской и авиационной подготовки советских войск, обеспечить более плотные боевые порядки в глубине обороны и создать сильные резервы. Однако этот замысел не оправдался. Разведка фронта установила, что немецко-фашистские войска на рава-русском направлении в полосе прорыва 3-й гвардейской и 13-й армии в ночь на 13 июля начали отход с переднего края обороны. Получив эти данные, командующий фронтом принял решение начать наступление при активной поддержке авиации, не проводя полной артиллерийской подготовки.
С утра 13 июля передовые батальоны 3-й гвардейской и 13-й армий, составлявших северную ударную группировку, на рава-русском направлении перешли в наступление. К исходу 15 июля, продвинувшись на глубину до 20 км, они завершили прорыв тактической зоны обороны гитлеровцев.
Немецко-фашистское командование, израсходовав свои резервы, оказалось в крайне тяжелом положении. Его соединения понесли большие потери и вынуждены были отходить на запад. Создались благоприятные условия для повышения темпов наступления. С этой целью командующий фронтом принял решение ввести в сражение конно-механизированную группу генерала В. К. Баранова. Она должна была 16 июля войти в прорыв в полосе наступления 13-й армии генерала Н. П. Пухова, а на следующий день овладеть районом Каменка — Струмиловская, захватить в этом районе плацдарм на Западном Буге, удерживать его до подхода общевойсковых соединений и перерезать бродской группировке противника пути отхода на запад. Однако из-за недостаточно четкой организации управления войска группы продвигались медленно. Лишь к исходу дня они опередили пехоту и вышли в район Холоюва. Развивая наступление, конно-механизированная группа разгромила 20-ю моторизованную дивизию противника, форсировала Западный Буг и 18 июля овладела Деревлянами.
Наступление наземных войск на рава-русском направлении активно поддерживала 2-я воздушная армия генерала С. А. Красовского. За четыре дня ее летчики совершили 3200 самолето-вылетов и нанесли гитлеровцам большой урон.
17 июля в полосе 13-й армии в прорыв вошла 1-я гвардейская танковая армия под командованием генерала M. E. Катукова. Она наносила удар в направлении Сокаль, Рава-Русская. Успешно развивая наступление, ее 44-я гвардейская танковая бригада под командованием полковника И. И. Гусаковского форсировала Западный Буг и овладела плацдармом в районе Доброчина. На следующий день войска 3-й гвардейской армии под командованием генерала В. Н. Гордова преодолели Западный Буг в районе Сокаля.
Вступление советских войск на территорию Польши имело большое военно-политическое значение. В связи с этим Военный совет 1-го Украинского фронта в начале августа 1944 г. провел специальные совещания командного и политического состава армий и соединений, призвал воинов фронта высоко нести честь Советской Армии, с достоинством выполнять интернациональный долг по оказанию помощи польскому народу в освобождении от немецко-фашистского ига.
По указанию политуправления фронта в соединениях проводились собрания партийного актива с повесткой дня «Вступление частей Красной Армии на территорию Польши и задачи парторганизаций». Перед коммунистами с докладами выступили командующие, члены военных советов и начальники политотделов армий. С такой же повесткой дня состоялись партийные и комсомольские собрания в частях. Освободительной миссии советских войск посвящались материалы фронтовой, армейской и дивизионной печати, политинформации, доклады и беседы в подразделениях.
Используя успех подвижных войск, стрелковые соединения продолжали расширять и углублять прорыв обороны противника. Части 13-й армии стремительно продвигались в западном и юго-западном направлениях. Правофланговые соединения армии успешно форсировали Западный Буг и к исходу 18 июля вышли на рубеж Крыстынополь, Селец-Бельски. На левом фланге ее войска совместно с конно-механизированной группой генерала Баранова охватили бродскую группировку противника с севера, северо-запада и запада.
В более сложной обстановке осуществлялся прорыв южной ударной группировкой на львовском направлении. Проведенная накануне разведка боем показала, что войска противника здесь прочно занимают главную полосу обороны. В соответствии с планом операции с утра 14 июля атаковали врага передовые батальоны стрелковых дивизий первого эшелона 60-й армии, которой командовал генерал П. А. Курочкин, и 38-й армии генерала К. С. Москаленко. Однако значительного успеха они не достигли. Только на отдельных участках им удалось овладеть первой и второй линиями траншей. В 16 часов после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление главные силы армий. Противник, опираясь на хорошо развитую систему инженерных сооружений, оказывал активное противодействие. В результате войска львовской группировки фронта к исходу дня смогли продвинуться лишь на 3–8 км. Чтобы ускорить прорыв тактической зоны обороны противника, командующий фронтом утром 15 июля в полосе 60-й армии ввел в сражение часть сил 3-й гвардейской танковой армии, которой командовал генерал П. С. Рыбалко. Упорные бои развернулись на всем участке прорыва. Особенно напряженной обстановка была в полосе действий 38-й армии. Противник нанес здесь сильный контрудар двумя танковыми дивизиями из района Плугов, Зборов. Ему удалось не только приостановить наступление армии, но и оттеснить некоторые ее соединения на 2–4 км. Это произошло главным образом потому, что фронтовая разведка не сумела своевременно вскрыть сосредоточение противником двух танковых дивизий на этом участке и его контрудар до некоторой степени для 38-й армии оказался неожиданным.
Для разгрома контратакующей группировки врага были привлечены резервы и крупные силы авиации. 2-я воздушная армия во второй половине дня 15 июля нанесла по противнику массированные удары. В течение пяти часов бомбардировщики и штурмовики совершили около 1850 самолето-вылетов. В результате ударов авиации, артиллерии и решительных действий танкистов гитлеровские войска были дезорганизованы, понесли значительные потери и резко снизили свою активность.
Противник предпринял сильные контратаки и против 60-й армии. Но ее соединения совместно с частями 3-й гвардейской танковой армии при поддержке авиации успешно преодолели сопротивление врага и, продвинувшись 15 июля на 8–10 км, на пятикилометровом участке в районе Колтов прорвали вторую полосу вражеской обороны.
Однако положение южной ударной группировки оставалось крайне сложным. Противник подтягивал новые силы для нанесения контрударов по флангам ударных группировок 60-й и 38-й армий. Чтобы упредить его, обеспечить дальнейшее развитие наступления, и прежде всего завершение окружения бродской группировки противника, командующий фронтом приказал ввести в сражение утром 16 июля в полосе 60-й армии основные силы 3-й гвардейской танковой армии с задачей нанесения удара в направлении Красное. Выполняя эту задачу, передовые танковые части к рассвету 16 июля продвинулись до 20 км и перерезали дорогу Сасов — Золочев, а 15-й стрелковый корпус 60-й армии несколько расширил прорыв в сторону флангов. Утром вступили в сражение главные силы танковой армии.
Узкая полоса прорыва, так называемый колтовский коридор, ширина которого не превышала 4–6 км, бездорожье и проливные дожди вынуждали соединения армии двигаться по одному маршруту под артиллерийским и минометным огнем противника. Стремясь ликвидировать колтовский коридор и не допустить прорыва танковых войск в оперативную глубину, гитлеровцы возобновили контратаки с севера и юга. Создалась исключительно напряженная обстановка. Однако советские танкисты продолжали продвигаться вперед. 18 июля войска 3-й гвардейской танковой армии частью сил в районе Деревляны соединились с конно-механизированной группой генерала Баранова и завершили таким образом окружение бродской группировки противника.
Военный совет фронта в своем обращении к войскам призвал их быстрее ликвидировать окруженные силы врага. Начальник политуправления фронта генерал С. С. Шатилов, начальник политотдела 60-й армии генерал К. П. Исаев и начальник политотдела 13-й армии полковник Н. Ф. Воронов срочно направили в войска группы политработников. Эти группы оказали большую помощь политорганам соединений в усилении партийно-политической работы среди личного состава частей, которые вели бои по уничтожению окруженных войск противника.
С утра 17 июля через колтовский коридор начала входить в прорыв и 4-я танковая армия генерала Д. Д. Лелюшенко. Ей предстояло развивать наступление на Городок. Однако в течение 17–18 июля из-за сильного противодействия гитлеровских войск на флангах полностью ввести армию в прорыв не удалось. Часть ее сил совместно с войсками 60-й армии вынуждена была отражать вражеские контратаки южнее Золочева.
Чтобы быстрее высвободить 13-ю и 60-ю армии для развития наступления на львовско-перемышльском направлении, командующий фронтом к уничтожению бродской группировки противника дополнительно привлек 4-й гвардейский и 31-й танковый корпуса, авиацию, артиллерию.
С целью расширения прорыва в сторону левого крыла фронта в наступление перешла 1-я гвардейская армия генерала А. А. Гречко. Используя участок прорыва 38-й армии, она с утра 16 июля нанесла удар в направлении Бережаны, уничтожила здесь вражеские войска и тем самым заставила немецко-фашистское командование свертывать оборону перед армией к югу.
Таким образом, за шесть дней наступления, с 13 по 18 июля, войска 1-го Украинского фронта, несмотря на исключительно упорное сопротивление противника, достигли крупного оперативного успеха. На обоих направлениях они прорвали вражескую оборону на фронте 200 км, продвинулись на глубину до 50–80 км, форсировали Западный Буг и окружили в районе Бродов группировку, насчитывавшую до восьми дивизий. Вступление в сражение конно-механизированной группы генерала Баранова и ввод в прорыв трех танковых армий создали благоприятные условия для дальнейшего развития наступления и расчленения группы армий «Северная Украина».
С выходом 3-й гвардейской и 4-й танковых армий на подступы ко Львову командующий фронтом решил главные усилия сосредоточить на львовско-перемышльском направлении, чтобы завершить разгром противостоящей группировки противника и овладеть городами Львов и Перемышль. Для достижения этой цели кроме уже действовавших здесь войск из состава северной ударной группировки на львовское направление были выдвинуты 1-я гвардейская танковая армия, конно-механизированная группа генерала Баранова и часть сил 13-й армии. Одновременно прилагались усилия к тому, чтобы быстрее завершить уничтожение бродской группировки и форсировать развитие наступления на Станиславском направлении.
Войска 60-й и 13-й армий при поддержке 2-й воздушной армии вели напряженные бои по ликвидации бродской группировки противника. Чтобы избежать лишнего кровопролития, Военный совет фронта обратился к окруженным гитлеровским войскам с листовкой, в которой подчеркивал их безвыходное положение и призывал сложить оружие. Листовка на немецком языке в 100 тыс. экземпляров была разбросана над ними в ночь на 19 июля самолетами 2-й воздушной армии. Это обращение поколебало и без того невысокий моральный дух окруженных войск, и они на некоторых участках стали сдаваться в плен.
Немецко-фашистское командование все еще пыталось встречными ударами перерезать колтовский коридор и вывести свои дивизии из окружения в юго-западном направлении. Но эта задача оказалась ему не под силу. Отражая многочисленные контратаки на внешнем и внутреннем фронте кольца окружения, советские войска мощными ударами расчленили окруженную группировку на части и 22 июля полностью ликвидировали ее. В ходе боев с 19 по 22 июля было уничтожено более 30 тыс. солдат и офицеров противника и свыше 17 тыс. взято в плен. В числе пленных оказались командиры 361-й пехотной и 454-й охранной дивизий. В качестве трофеев было захвачено 719 орудий, до 1100 минометов и 3850 автомашин.
Одновременно с боями по уничтожению бродской группировки гитлеровцев войска фронта продолжали развивать наступление на запад. Особенно большие успехи были достигнуты на правом крыле. 1-я гвардейская танковая армия 19 июля сломила сопротивление противника на Западном Буге и начала преследовать его разбитые части в юго-западном направлении. Конно-механизированная группа генерала Баранова развивала наступление на Немиров, Ярослав. Правофланговые соединения 13-й армии, используя успех подвижных групп, стремительно продвигались вперед к реке Сан. К исходу 23 июля войска фронта вышли на Сан, танковые части форсировали реку и захватили плацдармы севернее и южнее Ярослава.
В связи с быстрым продвижением 3-й гвардейской и 13-й армий по расходящимся направлениям между ними образовался большой разрыв. Поэтому конно-механизированная группа генерала С. В. Соколова получила задачу: из района Рава-Русская нанести фланговый удар на северо-запад. Выходом во вражеские тылы она должна была содействовать продвижению 3-й гвардейской армии. Выполнению этой задачи в значительной мере способствовало успешное наступление войск левого крыла 1-го Белорусского фронта, которые 24 июля овладели городом Люблин и продвигались к Висле.
Чтобы использовать успех ударной группировки, наступавшей на рава-русском направлении, командующий фронтом 19 июля приказал 3-й гвардейской танковой армии обходным маневром с севера и северо-запада, а 4-й танковой армии стремительным ударом в обход Львова с юга не позднее утра следующего дня овладеть городом. Однако занять Львов к указанному сроку не удалось. 3-я гвардейская танковая армия не смогла преодолеть холмисто-лесистый участок и торфяное болото в районе западнее Красного. 4-я танковая армия вела упорные бои на юго-западных подступах к Львову. Противник успел перебросить сюда со Станиславского направления части трех дивизий и укрепить здесь свою оборону. Из-за сильных дождей, размывших дороги, тылы отстали и не успевали своевременно подвозить боеприпасы и горючее. В целом обстановка, сложившаяся на 21 июля, серьезно затрудняла возможность овладеть городом с ходу силами одних танковых армий. Поэтому командующий фронтом поставил перед 60-й и 38-й армиями задачу продолжать энергичное наступление на город с востока. Однако решающая роль, как и ранее, отводилась танковым армиям, которые, обходя Львов с севера и юга, отрезали львовской группировке противника пути отхода на запад.
Выполняя свою задачу, 3-я гвардейская танковая армия в период с 22 по 24 июля совершила 120-километровый марш-маневр, главными силами обошла Львов с севера и развернула наступление в двух расходящихся направлениях: на Львов — с запада и на Перемышль — с востока. Этот маневр имел для фронта исключительно важное значение. Выходом танковых войск в район Яворова и юго-восточнее от него были перерезаны коммуникации львовской группировки противника, которые вели на Ярослав и Перемышль. Одновременно 4-я танковая армия обходила Львов с юга. На рассвете 22 июля ее 10-й гвардейский танковый корпус достиг южной окраины города и завязал уличные бои. Выход танковых армий на западную и южную окраины Львова, а также наступление 60-й и 38-й армий с востока поставили войска противника, оборонявшиеся в районе Львова, под угрозу окружения. Немецко-фашистское командование начало отводить их из Львова на Самбор. Однако ожесточенные бои в городе продолжались еще несколько дней.
Активно помогали войскам фронта подпольщики и партизаны. Они срывали планомерное отступление оккупантов из города, устраивали засады на путях их отхода, нападали на отдельные части, штабы и автоколонны противника, разрушали мосты и линии связи, добывали для советского командования ценные разведывательные сведения. Подпольщики извещали население о наступлении Советской Армии, призывали не допускать разрушения гитлеровцами важных объектов и зданий.
Утром 27 июля совместными усилиями войска 4-й и 3-й гвардейской танковых армий и 60-й и 38-й армий при поддержке фронтовой авиации и авиации дальнего действия после двухдневных упорных боев завершили освобождение Львова. Вместе с войсками в город вступила группа местных партийных и советских работников во главе с первым секретарем Львовского обкома КП(б)У И. С. Грушецким. Она энергично приступила к налаживанию нормальной жизни в городе. В тот же день в результате обходного маневра войска фронта заняли Перемышль и Ярослав.
В ходе наступления советские воины проявляли высокое боевое мастерство и массовый героизм. Как всегда, в первых рядах атакующих, там, где было особенно трудно, находились коммунисты и комсомольцы. Своим бесстрашием и мужеством они увлекали остальных воинов на образцовое выполнение боевых заданий.
В боях за Львов особенно отличился экипаж танка «Гвардия» 63-й гвардейской танковой бригады полковника М. Г. Фомичева из 4-й танковой армии. Экипажу под командованием лейтенанта А. В. Додонова было приказано прорваться к центру города и водрузить красный флаг на львовской ратуше. Машиной управлял механик-водитель старшина Ф. П. Сурков. Меткий огонь по врагу вел башенный стрелок И. И. Мельниченко. Радист старшина А. П. Марченко, хорошо знавший город, указывал путь. Действуя решительно, танк «Гвардия», поддерживаемый своим подразделением, прорвался к самому подъезду ратуши. Марченко с группой автоматчиков, перебив вражескую охрану, ворвался в здание, поднялся на башню и водрузил на ней алый стяг. За шесть дней боев в городе экипаж уничтожил более 100 вражеских солдат и офицеров и сжег 8 танков противника.
Но гитлеровцам удалось подбить советский танк. В жестокой схватке с врагом погибли Додонов и Марченко, были тяжело ранены Сурков и Мельниченко. За выдающийся подвиг Ф. П. Сурков удостоился звания Героя Советского Союза, остальные члены экипажа были награждены орденами. Здание Героя Советского Союза было присвоено командиру 63-й гвардейской танковой бригады полковнику М. Г. Фомичеву. По инициативе трудящихся Львова на улице Ленина на высоком постаменте теперь установлен танк «Гвардия», напоминающий о героизме советских воинов, проявленном ими при освобождении города.
Упорные бои шли также на левом крыле фронта. Широко используя выгодные для обороны условия горной местности, немецко-фашистское командование стремилось удержать в своих руках коммуникации, ведущие из Львова и Станислава через Карпаты в Чехословакию и Венгрию. Но с переброской части сил на львовское направление оборона здесь оказалась ослабленной. Кроме того, выход советских танковых армий на ближние подступы ко Львову создал угрозу флангу и тылу гитлеровской группировки, действовавшей северо-восточнее Станислава. Немецкое командование было вынуждено спешно отводить отсюда свои войска на запад.
Войска 1-й гвардейской армии, преследуя противника, 24 июля форсировали реку Гнилая Липа и освободили город Галич. 23 июля перешла в наступление 18-я армия генерала Е. П. Журавлева. Развивая успех, 1-я гвардейская армия при содействии правофланговых соединений 18-й армии 27 июля освободила областной центр Прикарпатья — город Станислав. Войска 18-й армии, действуя в предгорьях Карпат, к этому времени вышли в район южнее Калуша.
Поражением основных сил группы армий «Северная Украина» и освобождением Львова и Станислава завершился первый этап стратегической операции. Войска фронта к 27 июля вышли на рубеж Вильколаз, Ниско, Дубецко, Перемышль, севернее Самбор, Ходоров, Калуш, Надворная и продолжали продвижение в северо-западном и юго-западном направлениях. В ходе наступления, длившегося 15 суток, советские войска продвинулись на глубину до 200 км в полосе шириной 400 км. Группа армий «Северная Украина» оказалась рассеченной на две части: остатки 4-й танковой армии генерала В. Неринга отходили за Вислу, а войска 1-й танковой армии генерала Э. Рауса и 1-й венгерской армии генерала Б. Миклоша откатывались в Карпаты.
Советские воины, преследуя гитлеровские войска, становились очевидцами варварских злодеяний оккупантов, ужасных последствий проводимой фашистами тактики «выжженной земли», массового уничтожения ими местного населения. Так, в Волынской области за годы оккупации население уменьшилось на 25 процентов. Фашисты замучили более 152 тыс. человек, 28 тыс. жителей угнали на каторгу в Германию, сожгли 422 населенных пункта.
Население освобожденных городов и сел, перенесшее неимоверные тяготы гитлеровской оккупации, восторженно встречало советских воинов. Характеризуя обстановку во Львове в день его освобождения, «Правда Украины» 28 июля 1944 г. писала: «Со всех концов на улицы города устремляются войска. Идет бесконечной живой стеной грозная армия на танках, самоходках, тягачах, бронетранспортерах... Жители Львова выбегают на мостовые, жмут руки своим освободителям... Бойцы на лету подхватывают букеты, которые летят над их головами». Повсюду на освобожденной земле проходили митинги и собрания трудящихся. 30 июля во Львове состоялся общегородской митинг, на котором присутствовало около 50 тыс. человек. Жители города и крестьяне из окрестных сел горячо приветствовали воинов фронта, партийных и советских работников УССР.
Население освобожденных областей приняло активное участие в восстановлении народного хозяйства и налаживании нормальной жизни.
Таким образом, войска 1-го Украинского фронта в ходе боевых действий на первом этапе операции нанесли тяжелое поражение группе армий «Северная Украина» и создали условия для дальнейшего успешного развития наступления. Завершая освобождение Советской Украины, они вступили на польскую территорию, прижав противника на левом крыле фронта к Карпатам. Севернее войска 1-го Белорусского фронта к этому времени освободили польские города Люблин, Демблин и подходили к Висле. Создавались предпосылки для развития дальнейшего наступления на краковском направлении.

Развитие наступления. Освобождение западных областей Украины и юго-восточных районов Польши


Немецко-фашистское командование принимало срочные меры к тому, чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению советских войск на сандомирском направлении. Оно начало стягивать против войск 1-го Украинского фронта новые соединения и части, перебрасывая их с других участков советско-германского фронта, а также из Германии и Польши.
Чтобы не допустить восстановления гитлеровцами фронта, Ставка Верховного Главнокомандования 27 июля 1944 г. приказала войскам левого крыла 1-го Белорусского фронта и 1-му Украинскому фронту продолжать преследование отходящего противника, форсировать Вислу и захватить плацдармы на ее левом берегу. Левым крылом 1-й Украинский фронт должен был наступать на ужгородском и мукачевском направлениях.
После освобождения Львова и Станислава перед 1-м Украинским фронтом открылась возможность не только быстрого продвижения к Висле, но и наступления в Карпатах. Его действия практически развивались по двум расходящимся направлениям — сандомирско-бреславском и карпатском, что намного осложняло управление войсками. Кроме того, наступление в Карпатах требовало специальной подготовки, иного снаряжения и вооружения, особых способов боевых действий и методов управления. В связи с этим было признано необходимым создать новое фронтовое объединение, нацеленное на преодоление Карпат с последующим развитием наступления на Ужгород, Мукачево и выходом на Венгерскую низменность. 30 июля 1944 г. Ставка приняла решение образовать из войск левого крыла 1-го Украинского фронта новый фронт — 4-й Украинский под командованием генерала И. Е. Петрова. В состав фронта вошли 1-я гвардейская и 18-я армии, 8-я воздушная армия, а также танковые, артиллерийские, инженерные и другие соединения и части. С получением боевой задачи 4-й Украинский фронт развернул наступательные действия. Продолжал наступление и 1-й Украинский фронт.
Партийно-политическая работа в войсках 1-го и 4-го Украинских фронтов была направлена на дальнейшее повышение наступательного духа воинов, мобилизацию их на преодоление Вислы и Карпат.
В ходе наступления среди советских воинов и местного населения велась большая работа по разъяснению сути и значения освободительной миссии Советской Армии, политики СССР по отношению к Польше. При политуправлении 1-го Украинского фронта и политотделах армий были созданы группы агитаторов, владеющих польским языком.
С целью оказания помощи военным советам, командирам и политорганам в проведении политической работы среди местного населения Главное политическое управление Красной Армии направило в войска фронта оперативную пропагандистскую группу. Оно организовало издание газет для местного населения, в материалах которых раскрывались социально-политические и экономические источники мощи Советского государства и его Вооруженных Сил, массового героизма советских воинов, исторические корни братства советского и польского народов.
По указанию ЦК ВКП(б) и ГКО Военный совет 1-го Украинского фронта в начале августа 1944 г. принял обращение к польскому народу, в котором говорилось: «Красная Армия пришла в Польшу не как завоевательница, а как избавительница польского народа от гитлеровского ига, от национального унижения, от рабства. Красная Армия не посягает на свободу и независимость свободолюбивых народов. Красная Армия вступила на польскую территорию с тем, чтобы преследовать и окончательно разгромить отступающие армии душителей свободы — немецких оккупантов. Красная Армия не вмешивается во внутренние дела Польши и не собирается вводить в Польше советских порядков. Польский народ сам решит, каким должно быть его правительство и каковы должны быть порядки в его стране. Пробил исторический час вашего освобождения от гитлеровского ига».
Разъяснительная работа среди польского населения вселяла в него уверенность в скором освобождении всей страны, способствовала укреплению братской дружбы между народами СССР и Польши.
Войска 1-го Украинского фронта без паузы продолжали наступление к Висле. Форсирование ее с ходу было весьма трудной задачей: ширина реки в районе Сандомира достигала 250 м, а глубина превышала 2 м. 3-я гвардейская армия, взаимодействуя с конно-механизированной группой генерала Соколова, 29 июля разгромила группировку противника в районе Аннополя и вышла к реке. На следующий день ее передовые дивизии захватили небольшие плацдармы севернее и южнее Аннополя. Однако расширить их из-за сильного противодействия гитлеровцев не удалось.
Более успешно действовали войска 1-й гвардейской танковой и 13-й армий. 350-я стрелковая дивизия под командованием генерала Г. И. Вехина и 162-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник О. А. Муратов, во второй половине дня 29 июля вышли к Висле в районе Баранува и во взаимодействии с передовыми отрядами 1-й гвардейской танковой армии с ходу начали форсирование реки. К исходу 30 июля на захваченный ими плацдарм переправились основные силы 24-го стрелкового корпуса 13-й армии, а также подразделения мотопехоты 1-й гвардейской танковой армии. Для форсирования Вислы передовые части вначале использовали войсковые переправочные средства. С подходом армейских и фронтовых переправочных парков к 1 августа в полосе 13-й армии были задействованы 24 парома, в том числе 2 грузоподъемностью 50–60 тонн. По этим переправам на плацдарм были быстро переброшены танки, артиллерия и пехота.
Вслед за соединениями 13-й и 1-й гвардейской танковой армий через. Вислу стали переправляться войска 3-й гвардейской танковой армии, кроме механизированного корпуса, который оставался на правом берегу для обеспечения флангов и коммуникаций.
Масштабы форсирования непрерывно нарастали. Бои за расширение плацдарма не прекращались ни днем ни ночью. Высокую активность проявляла немецкая авиация. Для того чтобы отбить натиск 1-го Украинского фронта, командование группы армий «Северная Украина» 30 июля приказало подошедшей 17-й армии генерала Ф. Шульца нанести 31 июля контрудар в направлении Майдан, перехватить коммуникации советских войск, наступавших в северо-западном направлении, и во взаимодействии с 4-й танковой армией уничтожить их. Немецкая 4-я танковая армия получила задачу, обороняя участок по рекам Сан и Висла, контрударом из района Сандомира как можно скорее ликвидировать плацдармы советских войск на своем северном фланге и установить взаимодействие с 17-й армией, контратаковавшей с юго-запада. Немецко-фашистское командование стремилось во что бы то ни стало восстановить оборону по западному берегу Вислы. Однако добиться этого оно не смогло: его возможности заметно уменьшались, в то время как советские войска продолжали наращивать мощь своих ударов.
При форсировании Вислы сухопутным войскам фронта активно содействовала 2-я воздушная армия. Первоначально переправы через реку прикрывали лишь небольшие силы истребителей, которые базировались на передовых аэродромах. Но по мере переброски истребительной авиации на запад надежность прикрытия переправ с воздуха возрастала.
В результате энергичных действий войск фронта, четкой организации работы переправ к исходу 1 августа захваченный под Сандомиром плацдарм был расширен.
Не имея достаточных сил и средств, гитлеровское командование первоначально не могло оказывать сильного противодействия. Однако в первой половине августа положение изменилось — в район Сандомира были переброшены 5 дивизий из группы армий «Южная Украина» (в том числе 1 танковая), 5 пехотных дивизий из Германии и 3 пехотные дивизии из Венгрии. Сюда прибыли также 6 бригад штурмовых орудий и отдельные батальоны тяжелых танков типа «королевский тигр». Усиливая группу армий «Северная Украина», гитлеровское командование все еще надеялось остановить наступление фронта. По мере подхода резервов активность немецких войск возрастала. В начале августа ожесточенные бои развернулись на обоих берегах Вислы. Гитлеровцы пытались встречными ударами вдоль восточного берега отрезать переправившиеся на плацдарм войска от главных сил фронта и уничтожить их.
Командование 1-го Украинского фронта понимало, что предстоит упорная борьба за сандомирский плацдарм. Обстановка требовала быстрой переброски на левый берег Вислы свежих сил. Необходимо было разгромить группировки противника, наносившие контрудары и представлявшие наибольшую угрозу для советских войск, действовавших на занятом плацдарме.
3 августа гитлеровцам ценой больших потерь удалось выйти на южные подступы к Барануву. Над главной переправой советских войск нависла реальная опасность. Для отражения контрудара противника были привлечены часть войск 3-й гвардейской танковой армии, артиллерийские части и до десяти инженерно-саперных и понтонных батальонов. Совместными усилиями они остановили противника. Несмотря на это, положение в районе сандомирского плацдарма к исходу 3 августа по-прежнему оставалось напряженным. Темпы переправы войск через Вислу значительно снизились. Для разгрома группировки противника, наносившей удар из района Мелеца, и дальнейшего расширения сандомирского плацдарма командующий фронтом решил ввести в сражение фронтовой резерв — 5-ю гвардейскую армию. Перейдя 4 августа в наступление, гвардейцы нанесли поражение мелецкой группировке противника, отбросили ее от переправ в районе южнее Баранува и овладели городом Мелец. 6 августа 32-й и 34-й гвардейские стрелковые корпуса приступили к переправе на плацдарм.
К 8 августа 5-я гвардейская армия в основном выполнила свою задачу и вышла на рубеж Шидлув, Стопница, Новы-Корчин.
Тем временем войска 13-й и 1-й гвардейской танковой армий, находившиеся на плацдарме, возобновили наступление с целью завершить раз гром главных сил 4-й танковой армии противника и расширить плацдарм в сторону Сандомира, но из-за переутомленности, большого некомплекта в людях, боевой технике и боеприпасах достигнуть значительных успехов не смогли. К 10 августа они вышли на рубеж южная окраина Сандомира, Лагув, Ракув, где встретили сильное противодействие введенных в сражение резервов противника и приостановили продвижение.
В целом же активными действиями фронту удалось расширить плацдарм до 60 км по фронту и до 50 км в глубину. К 10 августа здесь уже находились войска четырех армий, в том числе двух танковых.
При форсировании Вислы успешно действовали инженерные части. Исключительное значение в успешном исходе борьбы за плацдарм имело своевременное строительство ими мостов. Несмотря на систематические удары авиации противника по району переправ, в августе они построили 17 мостов.
На сандомирском плацдарме напряженные бои шли до конца августа. Немецко-фашистское командование, стремясь восстановить оборону на Висле, продолжало усиливать 4-ю танковую армию. Чтобы сорвать его замысел, командующий фронтом принял необходимые меры противодействия, уделив особое внимание участку Шидлув, Стопница. На усиление 5-й гвардейской армии он передал 31-й танковый корпус. С других участков было переброшено несколько артиллерийских полков. На всех вероятных направлениях контрударов гитлеровцев велись усиленные оборонительные работы, минировались танкоопасные направления.
Утром 11 августа противник нанес контрудар в направлении Сташув, Осек. Ожесточенные бои продолжались двое суток. Ценой больших потерь гитлеровским войскам удалось продвинуться на 8–10 км и овладеть районом Шидлув. Однако их попытки развить удар в направлении Баранува успеха не имели. Командование фронтом усилило свои войска на плацдарме. К 15 августа сюда были переброшены из района Санока 4-я танковая армия, стрелковый корпус и некоторые части 3-й гвардейской армии.
Наращивали свои силы и гитлеровцы. Не добившись существенного успеха в районе Сташува, они решили 13 августа нанести контрудар в направлении Стопница, Поланец. Здесь противник использовал свои новые сверхтяжелые танки типа «королевский тигр». Первым вступил в схватку с ними и подбил два из них экипаж танка младшего лейтенанта А. П. Оськина. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В ходе шестидневных ожесточенных боев противник к 18 августа все же сумел потеснить войска 5-й гвардейской армии на 6–10 км. Но, несмотря на значительное превосходство в танках, ликвидировать плацдарм советских войск ему не удалось.
Одновременно с отражением контрудара в районе Стопницы командование фронта решило провести наступление с целью окружения и уничтожения 42-го немецкого армейского корпуса, действовавшего в районе Сандомира. Для нанесения удара оно привлекало соединения 13-й и 1-й гвардейской танковой армий, а также стрелковый корпус 3-й гвардейской армии. 14 августа после артиллерийской подготовки и ударов авиации войска фронта прорвали оборону противника. Развивая наступление северо-западнее Сандомира, они нанесли серьезный урон трем фашистским дивизиям. На следующий день 3-я гвардейская и 13-я армии частью сил освободили город Сандомир.
В боях за Сандомир особенно отличились воины 1180-го стрелкового полка 350-й стрелковой дивизии. Полком командовал подполковник В. Ф. Скопенко, который 23 сентября 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. В знак высокой признательности польских трудящихся советским воинам городская Рада народова на своем заседании 2 февраля 1945 г. постановила одной из главных улиц присвоить имя Скопенко, погибшего 27 января 1945 г. в предместьях Вроцлава, а его прах захоронить в Сандомире и установить памятник на могиле героя.
Потеря Сандомира вынудила вражеское командование прекратить атаки под Стопницей и перебросить часть танковых дивизий в район Ожарува, откуда 19 августа последовал новый контрудар в южном направлении. Войска 13-й и 1-й гвардейской танковой армий, испытывавшие недостаток в боеприпасах и горючем, не смогли удержать занимаемые рубежи. В тот день противнику удалось соединиться со своей окруженной группировкой. Однако развить удар на Сандомир его танковые дивизии не смогли.
Новую попытку ликвидировать сандомирский плацдарм гитлеровцы предприняли в районе так называемого лагувского выступа. Ударами двух танковых корпусов по сходящимся направлениям враг намеревался окружить советские войска в районе Лагува. Особого ожесточения бои достигли 26 августа. Ценой больших потерь гитлеровским войскам удалось захватить горный кряж северо-западнее Опатува и вклиниться в оборону 13-й армии на 6-7 км. В результате ответных ударов 4-й танковой, 5-й гвардейской и 13-й армий часть фашистских сил подверглась окружению и уничтожению. На этом закончились попытки гитлеровского командования сбросить советские войска с западного берега Вислы в районе Сандомира. В результате успешных действий войска 1-го Украинского фронта к 18 августа расширили плацдарм до 120 км по фронту и до 50 км в глубину.
В этих трудных боях большую помощь наземным войскам оказали специально созданная авиационная группа в составе трех авиационных корпусов и части ПВО фронта. Они наносили удары по танковым группировкам противника и вели борьбу с его авиацией. Советские летчики образцово выполняли задания командования, проявляя при этом мужество и отвагу. Особой смелостью и решительностью отличались действия летчиков 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии дважды Героя Советского Союза полковника А. И. Покрышкина.
В то время когда шла напряженная борьба за сандомирский плацдарм, войска левого крыла фронта в составе 60-й и 38-й армий и конно-механизированной группы генерала Баранова продолжали наступление на запад. Однако развивалось оно медленно. Противник оказывал упорное сопротивление. К тому же войскам приходилось действовать на сильно пересеченной местности, изобилующей водными преградами. Немецко-фашистское командование энергично вело борьбу за сохранение коммуникаций, ведущих в Чехословакию и Венгрию. Но, несмотря на это, в течение августа войска центра фронта на отдельных направлениях продвинулись до 100 км и вышли на рубеж Щуцин, Дембица, восточнее Кросно. Всего же на втором этапе операции войска 1-го Украинского фронта прошли с боями от Западного Буга более 200 км и изгнали гитлеровских оккупантов со значительной территории Юго-Восточной Польши.
В освобожденных польских городах и селах проходили митинги советско-польской дружбы. В своих выступлениях представители трудящихся выражали глубокую признательность советским воинам за избавление от фашистского ига.
Польское население и партизаны оказывали помощь и поддержку советским войскам. При форсировании Вислы местные жители вместе с советскими саперами участвовали в строительстве переправ, плотов, под огнем противника перевозили людей и боевую технику на левый берег, помогали раненым. Со своей стороны советские военные органы помогали местным властям в налаживании нормальной жизни, ликвидации очагов дизентерии, сыпного тифа и других опасных заболеваний. В сентябре — ноябре только в полосе наступления 13-й армии ее санитарные части обследовали 1804 населенных пункта и выявили больных, многие из которых были госпитализированы. Органы тыла 1-го Украинского фронта содействовали местным польским властям в восстановлении жизненно важных промышленных предприятий. Были открыты многие школы. В Жешувском районе к концу года уже работало 1236 различных школ, в которых занималось около 120 тыс. учащихся.
Для нормализации жизни на освобожденной советской и польской земле была усилена борьба против гитлеровской агентуры — националистических банд. Не имея никакой опоры среди населения, бандиты занимались террором: убивали местных активистов, пытались срывать призыв в Советскую Армию и Войско Польское, разрушали коммуникации и линии связи, нападали на тылы и мелкие гарнизоны советских войск, на помещения местных партийных, советских и общественных организаций. В результате принятых мер вооруженные банды в прифронтовой полосе были в основном ликвидированы.
Наряду с местными органами народной власти важную роль в нормализации жизни в освобожденных районах Польши играли советские военные комендатуры. Для подготовки их личного состава были открыты специальные курсы. К концу октября в полосе 1-го Украинского фронта действовало 225 комендатур, в которых работало до 400 офицеров.
Крупные боевые успехи Советской Армии, освобождение ею польских городов и сел укрепляли веру польского народа в скорую победу над фашизмом, способствовали расширению национально-освободительного движения на территории, еще остававшейся оккупированной гитлеровцами.
В конце августа войска 1-го Украинского фронта, отразив все контрудары противника, успешно завершили Львовско-Сандомирскую операцию. В соответствии с директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 29 августа они перешли к обороне на достигнутых рубежах. Однако напряженность боев в районе Сандомира не ослабевала. Противник все еще стремился ликвидировать крайне опасный для него плацдарм, хотя решение этой задачи для него было явно непосильно.
В августе же наступательные действия на карпатском направлении вели войска 4-го Украинского фронта. Немецко-фашистское командование предпринимало меры, чтобы удержать Дрогобычский промышленный район и перевалы через Карпаты. С 1 по 19 августа противник дополнительно ввел в состав 1-й венгерской армии переброшенные сюда семь пехотных дивизий, заранее создал здесь прочные оборонительные рубежи, проходившие по высотам и берегам рек. С прибытием подкреплений его сопротивление заметно усилилось. При этом гитлеровцы старались всемерно использовать условия пересеченной и лесистой местности предгорий Карпат. Поэтому наступление войск 4-го Украинского фронта развивалось медленно. Особенно упорное противодействие противник оказал 1-й гвардейской армии в районе города Стрый. Однако враг не выдержал ее мощных ударов с флангов. 5 августа гвардейцы освободили город. На следующий день, преодолев заболоченный участок местности, соединения армии овладели областным центром Украины Дрогобычем. К середине августа войска фронта вышли на рубеж Санок, Красноильск.
Таким образом, вся территория Украины в довоенных границах, за исключением небольших малонаселенных районов, расположенных у перевалов через Карпатский хребет, была очищена от немецко-фашистских захватчиков.
Попытки советских войск с ходу захватить перевалы через Карпатский хребет успеха не имели, и бои здесь приняли затяжной характер. Ставка Верховного Главнокомандования, принимая во внимание все возраставшее сопротивление противника, большую усталость войск, а также сложность ведения боевых действий в горно-лесистой местности, 15 августа приказала войскам 4-го Украинского фронта временно перейти к обороне. Она обязала командование фронта к 28 августа подготовить наступательную операцию по преодолению Восточных Карпат.
Освобождение Украины стало великим праздником украинского и всех других народов Советского Союза. Это событие было торжественно отмечено 14 октября 1944 г. в Киеве, куда прибыли представители четырех Украинских и 1-го Белорусского фронтов, а также знатные люди из всех областей республики. ЦК КП(б)У, Президиум Верховного Совета и Совнарком УССР в обращении к украинскому народу подчеркивали, что освобождение Украины стало возможным благодаря его единству и сплоченности вокруг Коммунистической партии, преданности советскому строю, нерушимой дружбе народов Советского Союза. На проходивших в те дни торжественных собраниях были приняты письма-благодарности славным воинам Советской Армии-освободительнице и народам братских республик за щедрую помощь и поддержку в борьбе за освобождение от фашистской оккупации.
* * *
Итак, развивая наступление, войска 1-го и 4-го Украинских фронтов завершили освобождение Советской Украины. Родине были возвращены крупные промышленные и сельскохозяйственные районы — Львовский и Дрогобычский. 1-й Украинский и 1-й Белорусский фронты освободили также польские земли к востоку от Вислы, составлявшие 25 процентов территории Польши, на которой проживало более 5,5 млн. человек. Эта победа придала новые силы советским людям и вдохновила польских трудящихся на дальнейшее расширение национально-освободительной борьбы.
В ходе наступления войска 1-го Украинского фронта нанесли тяжелое поражение группе армий «Северная Украина» — одной из четырех стратегических группировок противника, действовавших на советско-германском фронте. Крупные потери вынудили немецко-фашистское командование перебросить в полосу наступления 1-го Украинского фронта 16 дивизий (из них 3 танковые) с других направлений, в том числе до 8 дивизий из группы армий «Южная Украина». Это облегчило войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов разгром войск противника в районе Ясс и Кишинева. Из втянутых в сражение 56 дивизий группы армий «Северная Украина» (в том числе 10 танковых и моторизованных) было уничтожено 8 и разгромлено 32. Напряженная борьба потребовала немалых жертв и от советских войск.
Важнейшим результатом боевых действий 1-го Украинского фронта явилось форсирование Вислы и захват значительного плацдарма в районе Сандомира. Этот крупный успех им был достигнут в тесном взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом, который также успешно преодолел Вислу и овладел плацдармами южнее Варшавы. Действия этих фронтов сорвали расчеты немецко-фашистского командования на возможность создания на Висле непреодолимой обороны. Захват плацдармов позволил советскому командованию развернуть на них крупные силы для последующего наступления к восточной границе фашистской Германии.
В успешном осуществлении Львовско-Сандомирской операции ярко проявились высокие морально-боевые качества советских воинов, их возросшее боевое мастерство, героизм и отвага. Коммунистическая партия и Советское правительство по достоинству оценили доблесть войск, участвовавших в операции. Девять раз Москва от имени Родины салютовала им, 246 соединений и частей получили почетные наименования, а 353 были награждены орденами. Более 123 тыс. солдат и офицеров удостоились орденов и медалей, а 160 из них — звания Героя Советского Союза, в том числе командующий войсками 1-го Украинского фронта Маршал Советского Союза И. С. Конев. Заместитель командира 6-го гвардейского танкового корпуса полковник И. И. Якубовский, командир 53-й гвардейской танковой бригады полковник В. С. Архипов и летчик майор А. В. Ворожейкин были награждены второй медалью «Золотая Звезда», а прославленный летчик полковник А. И. Покрышкин получил эту высокую награду в третий раз.
В отличие от других стратегических наступательных операций 1944 г. Львовско-Сандомирская операция осуществлялась на первых порах силами одного 1-го Украинского фронта, а с начала августа — и войсками 4-го Украинского фронта. Она проводилась в тесном взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом, развивавшим наступление к Висле. Одновременное наступление советских войск в Белоруссии и на Украине вынуждало гитлеровское командование рассредоточивать свои резервы на огромном фронте.
Осуществление Львовско-Сандомирской операции явилось значительным вкладом в теорию и практику советского военного искусства. Она дала немало поучительного и ценного в области организации и ведения наступательных действий крупного масштаба.
Операция характерна применением крупных масс пехоты, артиллерии, танков и авиации, использованием трех танковых армий, вводом их в прорыв через узкие дефиле, образованные в ходе прорыва вражеской обороны, широким маневром силами танковых армий, окружением и ликвидацией крупной группировки противника (под Бродами), переносом в короткие сроки усилий фронта с одного направления на другое, искусным отражением сильных контрударов пехоты и танков противника. В ней удалось достичь тесного взаимодействия родов войск, а также сухопутных войск с авиацией. Львовско-Сандомирская операция отличалась также большим пространственным размахом и высокими темпами наступления. Советское командование своевременно реагировало на изменения обстановки и быстро наращивало обозначившийся успех.
Операция характеризуется массированным применением артиллерии. Свыше 80 процентов орудий и минометов калибром от 76 мм и выше было сосредоточено на участках прорыва обороны противника. Заслуживает внимания опыт поддержки артиллеристами действий танковых армий, маневра противотанковой артиллерией и своевременного выдвижения истребительно-противотанковых артиллерийских бригад и полков на угрожаемые направления.
Важную роль в операции сыграли бронетанковые и механизированные войска. Использование в составе фронта трех танковых армий и двух конно-механизированных групп придавало ей высокоманевренный характер.
Господство советской авиации в воздухе обеспечило наземным войскам свободу маневра и способствовало успешному достижению целей операции. Характерным в использовании авиации является то, что для руководства боевыми действиями ее соединений на каждом направлении были созданы оперативные группы. Это обеспечивало непрерывность авиационной поддержки войск в ходе наступления. За время операции 2-я и 8-я воздушные армии произвели 48 тыс. самолето-вылетов, обрушив на гитлеровцев 6500 тонн бомб. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 550 самолетов противника.
Маневренный характер операции вызвал особую напряженность в работе тыла. Из-за низких темпов восстановления железных дорог основная тяжесть перевозок легла на автотранспорт, маршруты которого по мере продвижения войск растягивались на 200 и более километров.
Существенную помощь войскам фронта оказали советские и польские партизаны. Как в период подготовки, так и в ходе наступления они нарушали коммуникации гитлеровцев — взрывали мосты и железнодорожные пути, затрудняя переброску немецко-фашистских войск, подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия. Партизаны уничтожали живую силу и боевую технику противника, добывали разведывательные сведения для наступавших войск, содействовали передовым частям в форсировании рек, захвате важных рубежей и освобождении городов.
Успешному осуществлению операции способствовала непрерывная партийно-политическая работа, которая характеризовалась разнообразием форм и методов, высокой действенностью, особой боевитостью и целеустремленностью. Коммунисты страстным словом и личным примером вдохновляли воинов на героические подвиги, на успешное выполнение великой исторической миссии Советских Вооруженных Сил по освобождению родной земли и оказанию помощи братскому польскому народу.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!