ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Женщины-герои Советского Союза

Путина Федора Андреевна

Добавлено: 2017.07.20
Просмотров: 38

Об этой девушке очень мало написано, о ней очень мало известно. Скупые газетные информации и маленькие зарисовки. А короткая жизнь ее достойна написания целой книги.
В детстве ее звали Феней. И в семье, и в кругу товарищей, подруг, и среди взрослых она Феня, юркая Феня. Бойкая, веселая девочка. Не напрасно, видно, повторяли женщины-соседки: «Ох и шустра дочь Андрея Зиновьевича! Смотри, везде успевает! Такие, говорят, сами пробивают дорогу в жизни».
Подружки всегда смело шли за ней. Где Феня, там игра веселей, голоса звонче. Там уже самому отчаянному сорванцу-мальчишке не подступиться. Отсюда, видно, появилась у мальчишек этакая тайная зависть к ней: погоди, дескать, мы покажем тебе, где раки зимуют! А Феня их не боялась. Она ведь не забияка, а просто затейница, любит задорных, смышленых и смелых товарищей. Зато дома она была верной помощницей взрослых.
В детстве выполнишь поручение взрослых — они хвалят, по голове гладят, и радости нет конца. Вот и Мария Пущина искренне радовалась, что растут трудолюбивые ребята, хвалила, ласкала их. Сходят они в лес, принесут малины, черемухи — мать по горстке отведает у каждой и, кивая головой, ласково скажет:
— Ай сколько собрали, милые вы мои! А ну-ка, чьи слаще?
И действительно, те ягоды, которые приносили младшие, Лида и Феня, матери кажутся особенно сладкими. Им-то и ласки больше.
Однажды в знойный августовский день дети тети Марии отправились за черемухой. В лесу прохлада. Ветер гуляет где-то в вершинах деревьев. Лес шумит, поет свою вековую песню. Хорошо-то как! Кажется, что лес им рассказывает чудесные сказки. Вот рябины кудрявые качаются. А вот и черемуха. Ребята пробуют черемуху на вкус — и дальше: дескать, послаще найдем.
Вышли они на поляну. На солнцепеке, дремля и качаясь, стоит высокая черемуха. Дети, запрокидывая головы, смотрят на верхушку дерева, где висят гроздья черемухи. Разбежались ребячьи глаза.
Придется лезть на дерево. Пашка поплевал на ладони и, словно кошка, быстро вскарабкался на черемуху. Но Феня забралась еще выше. Качается на ветке. Ей кажется, что она летит вместе с землей, с деревьями куда-то далеко-далеко. Одной рукой держится за дерево, другой срывает гроздья и бросает сестрам:
— Это вам, ловите!
— Не надо, Фень, не срывай, в туесок собирай! — кричит Аня. — Мы и здесь наберем.
А ветер не утихает, раскачивает дерево все сильнее. Вдруг ветка, на которой стояла девочка, обломилась, и черемуха из туеска рассыпалась, словно дождь забарабанил по листьям...
Больше Феня ничего не помнит, только, как во сне, слышит голос матери:
— Эх, дочка, дочка, так ведь недолго и без ноги остаться... Парнем надо было тебе родиться, парнем...
То жар, то озноб пробирает хрупкое тело девочки. Превозмогая боль, она кусает губы. Капельки слез выступают на ее глазах. «Не ругайте, больше так не буду», — хочет сказать, но язык не поворачивается.
Как страшный сон прошло все это — и боль, и причитания матери, и хлопоты людей в белых халатах... Девочка снова повеселела, снова зарумянились щечки, живыми искринками заблестели голубые глаза. Она снова среди своих подружек, бегает, играет, да еще, соревнуясь с мальчишками, шагает по шатким жердям, перекинутым через речку. Вместе с подружками ходит по ягоды, а зимой катается на санках.
В Тукмачах школы нет. Да и домов-то там всего десятка полтора. Здешние ребята ходят в Иж-Забегаловскую школу, что в соседнем селе. Тут же училась и Феня Путина. Затем окончила Больше-Ошворцинскую семилетку. Спрашиваете, как она училась? Хорошо училась. Даже родители удивлялись: неужели о нашей непоседе так хорошо отзываются учителя? Непоседа — на улице, а в школе, за партой — послушная, вдумчивая, смышленая. Ее подруги, особенно тезка Феня Тукмачева, с изумлением наблюдали, как Феня Путина на уроках совсем преображалась.
Настал 1939 год. Окончены семь классов. Теперь куда? Что говорить, многие парни и девушки уходили из деревни: кто в город, кто в лесопункты, кто еще куда-нибудь. И Феня думала: «Какая же дорога приведет к счастью?» Остановилась на медицине.
Почему она выбрала этот путь? Наверное, еще тогда, когда она сорвалась с черемухи и в больнице вылечили ее, в детской душе зародилось уважение к людям в белых халатах. Какое дело может быть более почетное, чем спасение человека от болезни? Она поехала в город Ижевск и поступила в фельдшерскую школу.
Сначала ей трудно давалась учеба. По воскресеньям ходила к сестре Анне, которая жила в Ижевске. Зять и сестра советовали ей: «Учись, человеком станешь». Брату Павлу она писала: «Учиться тяжело. Наверно, не осилить мне. Поеду домой, к родителям. Как ты смотришь?» Павел отвечал: «Ты и в детстве была не из пугливых. Так неужели сейчас решила отступить? Учись — потом спасибо скажешь».
И Феня не отступила, окончила школу.
... Жители села Кекоран полюбили молодую фельдшерицу.
... Стоял апрель 1942 года. Всюду разлилась талая вода — ни пройти, ни проехать. А Феню Путину вызвали в военкомат. Хорошо, что она была не одна. С нею рядом шагала сестра Аня. Ее присутствие бодрит Феню. Чуть ли не вплавь переправлялись сестры через бурлящие овраги и лога.
— Что же ты сапоги не обула? Смотри, простынешь,— говорит Аня.
— Не до сапог было, я торопилась в военкомат! Время-то какое. А сапоги и потом надоедят еще, — ответила Феня.
Аня тоскливо посмотрела на сестренку. Ей она почему-то показалась маленькой, одинокой, и захотелось чем-то помочь, хотя бы душевными словами. Но те слова не пришли, на глазах выступили горячие росинки. Аня шагала молча, перекидывая тяжелый чемодан из одной руки в другую. Молчала и Феня.
На станции Узгинка они сели в поезд, вечером приехали в Ижевск, а после полуночи простились. Аня целовала любимую сестру, жала ее руку, шептала напутственные слова и заплакала. Не выдержала и Феня, слезы покатились по ее горячим щекам. И вот свисток паровоза, последние заветные слова... Поезд медленно тронулся и увез девушку далеко-далеко, туда, где шли ожесточенные бои.
«Люди совершают подвиги. Каждый солдат — герой! А я? Что делаю я такого, примечательного?» — спрашивала себя Фаина (так ее звали фронтовые друзья).
В коротких перерывах между боями, усевшись где-нибудь в тишине, она писала письма родным и знакомым, часто сестре Анне.
«Здесь бои идут круглые сутки, — сообщала она родным. — Все кругом свистит и сверкает, а на душе хоть и страх, но делаешь свое, где присядешь, где ляжешь да опять вперед пробираешься».
Что произойдет завтра утром? Что ждет ее, друзей, многих, многих солдат, командиров на том берегу реки, за тем селом? Хватит ли медикаментов, сумеет ли она быстро оказать помощь раненым? Все это беспокоит молодого санинструктора.
Начинается наступление, атака, и некогда раздумывать. Страх покидает сердце, незаметно проходит и волнение. Впереди — враг, его надо опрокинуть, уничтожить! Дым и пламя, пыль и копоть. Земля дрожит. Рядом разрываются снаряды, свистят пули. Тут и там кричат раненые, просят помощи. Медики спешат к ним. Спешит и Фаина. Нервы напряжены. Она подходит к тому, другому, третьему, перевязывает, говорит теплые слова.
Между боями Фаина часто беседовала с этими смелыми, мужественными людьми. Ее душа наполнялась изумлением и гордостью.
На фронтовых дорогах встретился ей один паренек. Он тоже санинструктор. Нередко бывал он в санчасти полка. По одному голосу, даже по походке Фаина узнавала его, и сердце заливала горячая волна.
Пришла к ней любовь, чистая, благородная. В короткие, минутные встречи они успевали сказать друг другу много слов. Это была любовь, рожденная в огне и дыму боев и сражений. Она еще более укрепляла молодые сердца... Но пришла разлука. Военная дорога сблизила, подружила их, военная же дорога и разлучила. Парня направили в другую часть.
Но любовь не знает расстояний. Девушка часто вспоминала о своем друге, о минутах прощания.
— Пиши, Фаина. Никогда мне не забыть тебя. Кончится война, и мы будем вместе.
— Как знать, увидим ли мы друг друга?
— Почему ты так?... Или мне не веришь? Останемся живыми — я найду тебя.
О фронтовом друге Фаина только намеками сообщала в письмах к Анне. Даже имя его оставила неизвестным.
Без передышки шли ожесточенные бои. Вместе с бойцами в первых рядах сражалась и младший лейтенант медицинской службы Фаина Путина. Она была награждена тогда орденом Красной Звезды.
Фаина мечтала о скорой победе, о будущих счастливых днях. Сестре Анне она писала:
«Октябрьский праздник мы хотим провести в Киеве. Город обязательно освободим от немецких захватчиков...»
...6 ноября 1943 года. Наши войска вели бои за освобождение Киева. Санитарная часть, в которой служила Фаина, разместилась в Святошине. Раненых доставляли и днем и ночью. Полевой госпиталь был переполнен.
Рано утром над Святошином появились десятки вражеских самолетов. Одна из бомб попала прямо в здание, где размещался госпиталь. Забушевал огонь. Медицинские работники начали героическую борьбу за спасение людей. Дым застилал глаза, но медики, рискуя своей жизнью, выносили раненых.
Фаина Путина успела вывести и вынести из горящего здания более тридцати солдат и офицеров. Она даже не заметила, когда на ней загорелась одежда.
Фаина пыталась вынести последнего тяжелораненого солдата, но огонь свалил ее. В бессознательном состоянии, с сильным повреждением головы, со сплошными ожогами тела вытащили ее из пламени. Вслед за этим послышался сильный грохот, взметнулось пламя, поднялись столбы дыма — рухнул потолок.
Несколько минут еще билось сердце Фаины Пуши-ной. Она умерла на руках у товарищей. Перед смертью раскрылись ее глаза, пошевелились губы.
Она хотела увидеть утреннюю зарю, еще раз взглянуть на рассвет. Как она любила пору рассвета, восторгалась первыми переливами света, а затем солнечными лучами. На рассвете она выходила из дому, направляясь в школу. На рассвете вместе с матерью выходила в поле. На рассвете писала свои письма с фронта, вспоминала родных и близких.
На рассвете совершила она подвиг. Но этот рассвет она уже не видела. Не видела, как на следующий день наши войска освободили Киев.
Но не умер ее славный подвиг. Имя двадцатилетней девушки-комсомолки из маленькой деревни Тукмачи навсегда осталось в памяти народа. Ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Такова Путина Федора Андреевна. В детстве ее звали Феней, на фронте — Фаиной. Как яркий утренний рассвет, была ее короткая, но славная жизнь.
Глубоко чтят ее память на родине. «Светлое имя Фени служит для нас примером, как нужно жить, бороться за народное дело, за свободу и счастье на земле. Мы будем такими же...» — читаем мы в сочинениях школьников Якшур-Бодьинского района. Имя Путиной носят дружины и отряды.
На кладбище у Святошина, что под Киевом, сохранились три братские могилы. Здесь захоронены павшие в боях за освобождение Киева. В одной из них похоронена девушка-героиня Федора Путина.

Автор: В. Широбоков

Героини. Вып. 2. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!