ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Разгром немецко-фашистской группы армий «Южная Украина». Освобождение Румынии и Болгарии

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 2238

Обстановка в Румынии. План проведения Ясско-Кишиневской операции


Наступление советских войск под Яссами и Кишиневом начиналось в обстановке завершения разгрома вражеских сил на центральном направлении, а также активизации освободительной борьбы народов Балканских стран.
В этот период Румыния переживала глубокий внутриполитический кризис. Гитлеровская Германия, пользуясь поддержкой монархофашистской диктатуры И. Антонеску, беспощадно грабила Румынию. Выкачивая богатства из румынской экономики, она к 1 июля 1944 г. задолжала своему союзнику 35 млрд. лей. Румыния являлась основным поставщиком нефти для Германии. Поэтому немецко-фашистское руководство стремилось любой ценой удержать ее, как и другие страны Балканского региона, в своих руках. Все это порождало недовольство и возмущение, румынского народа.
В отношении Румынии и Балканских стран в целом свои, особые планы вынашивали также американские и особенно английские империалисты. Они стремились захватить Балканы до выхода сюда Советской Армии и помешать победе демократических сил в этом районе. Английский премьер-министр У. Черчилль в своих мемуарах писал: «После того как летом 1943 года мы ворвались в Сицилию и Италию, мысль о Балканах, и особенно о Югославии, ни на минуту не покидала меня». По образному выражению американского журналиста Р. Ингерсолла, «Балканы были тем магнитом, на который, как бы вы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии». Для осуществления своего «балканского варианта» Черчилль намеревался привлечь не только английские и американские, но и турецкие войска. Эти планы англо-американских империалистов таили в себе большую опасность для народов Балканских стран.
Балканские народы, в том числе и румынский, не могли мириться со своим бедственным положением. Ненависть румынских трудящихся к гитлеровцам, разорявшим и грабившим страну, и к фашистскому режиму Антонеску нарастала с каждым днем. Румынская сигуранца (тайная полиция) ежедневно доносила в различные правительственные органы о все новых проявлениях борьбы народа против фашистских правителей. Так, из Брашова сообщалось, что «при первом критическом моменте для государства рабочие окажут эффективную поддержку коммунистам в свержении существующего социального строя». В Бухаресте, Плоешти и некоторых других городах по инициативе коммунистической партии создавались вооруженные боевые группы.
Борьба румынского народа против своих угнетателей принимала все более целеустремленный и организованный характер. В мае 1944 г. коммунистическая партия добилась объединения в Единый рабочий фронт коммунистов и социал-демократов, а 20 июня было достигнуто соглашение о создании Национально-демократического блока, в который наряду с коммунистами и социал-демократами вошли буржуазные национал-царанистская и национал-либеральная партии. КПР пошла на блок с буржуазными партиями с целью объединения всех национальных сил для свержения фашистского режима.
В своей борьбе против угнетателей румынский народ черпал вдохновение в исторических победах Советских Вооружённых Сил и в той помощи, которую оказывал Советский Союз в налаживании мирной жизни в освобожденных весной 1944 г. районах Румынии, в развертывании партизанского движения в тылу немецко-фашистских войск. Во вступлении советских войск в северо-восточные районы страны румынские трудящиеся видели яркое проявление освободительной миссии Советской Армии, предвестник скорого освобождения всей Румынии.
К середине августа 1944 г. на рубеже протяженностью 580 км, проходившем через Красноильск, Пашкани, севернее Ясс и далее по Днестру до Черного моря, занимали оборону войска группы армий «Южная Украина» под командованием генерала Г. Фриснера. В эту группу входили две армейские группы — «Вёлер» (8-я немецкая и 4-я румынская армии и 17-й отдельный немецкий армейский корпус) и «Думитреску» (6-я немецкая и 3-я румынская армии). Войска группы армий имели 47 дивизий и 5 бригад. Их поддерживали часть сил 4-го воздушного флота и румынский авиационный корпус. Перед этим, в конце июля, по приказанию Гитлера 12 дивизий, в том числе 6 танковых и 1 моторизованная, из группы армий «Южная Украина» были переброшены на центральный участок советско-германского фронта для восполнения потерь, которые несли немецко-фашистские войска.
Переброска столь значительного числа дивизий из группы армий «Южная Украина» привела к ее ослаблению и сильно обеспокоила И. Антонеску. 4 августа 1944 г. он встретился с Гитлером, чтобы выяснить дальнейшие намерения немецко-фашистского руководства. На этой встрече Гитлер заверил румынского диктатора, что вермахт будет защищать Румынию так же, как и Германию. Но в свою очередь он потребовал от Антонеску заверения в том, что Румыния останется союзницей рейха как бы ни сложились обстоятельства и возьмет на себя содержание немецких войск, действовавших на румынской территории.
Используя многочисленные водные преграды и холмистую местность, немецко-фашистское командование создало сильную оборону с развитой системой инженерных заграждений на глубину до 80 км. Фашистские войска пополнялись людьми, вооружением и боевой техникой. Немецкие пехотные дивизии имели по 10–12 тыс. солдат и офицеров, румынские — по 12–17 тыс. В них разнообразными способами идеологической обработки и репрессиями насаждалась жесткая дисциплина. Гитлеровское командование надеялось, что столь значительная группировка войск и прочная оборонительная система позволят ему удержать не только Румынию, но и Балканы в целом.
18 августа 1944 г. генерал Фриснер обратился ко всем старшим офицерам немецких и румынских войск со специальным воззванием, в котором предупреждал, что в ближайшие дни на южном участке фронта следует ожидать большого наступления Советской Армии. Фриснер требовал от командного состава группы армий защищать занимаемые позиции до последней возможности, обеспечить тесное взаимодействие немецких и румынских войск.
Правильно оценив сложившуюся обстановку, Ставка советского Верховного Главнокомандования решила подготовить и провести крупную стратегическую наступательную операцию в районе Ясс и Кишинева с целью разгромить войска группы армий «Южная Украина», освободить Молдавскую ССР и вывести Румынию из войны на стороне фашистской Германии.
Планируя эту операцию, Ставка учитывала, что войска группы армий «Южная Украина» были развернуты на выгнутой на восток дуге, левое крыло которой упиралось в труднопроходимые Карпаты, а правое — в Черное море, что вершину этого выступа занимали войска наиболее боеспособной 6-й немецкой армии, а на флангах оборонялись в основном румынские войска, среди которых все более росло нежелание воевать против Советской Армии.
2 августа 1944 г. Ставка направила 2-му и 3-му Украинским фронтам директиву, разработанную с учетом всех важнейших выводов из оценки обстановки и тех целей, которые преследовались в операции. В директиве были определены конкретные задачи этих фронтов. Им предстояло прорвать оборону противника на двух далеко отстоящих друг от друга участках — северо-западнее Ясс и южнее Бендер — и, развивая наступление по сходящимся к району Хуши, Васлуй, Фэлчиу направлениям, окружить и уничтожить основные силы группы армий «Южная Украина», а затем быстро продвигаться в глубь Румынии.
Перед 2-м Украинским фронтом, которым командовал генерал Р. Я. Малиновский, ставилась задача — северо-западнее Ясс прорвать вражескую оборону, овладеть городами Бакэу, Васлуй, Хуши, захватить переправы через Прут на участке Хуши, Фэлчиу и совместно с 3-м Украинским фронтом разгромить ясско-кишиневскую группировку противника, не дав ей отойти на Бырлад, Фокшани. В дальнейшем войска фронта должны были наступать в направлении Фокшани, прочно прикрывая правый фланг ударной группировки со стороны Карпат.
3-му Украинскому фронту под командованием генерала Ф. И. Толбухина предписывалось прорвать оборону противника южнее Бендер, нанести удар в направлении Опач, Селемет, Хуши и, надежно обеспечивая ударную группировку с юга, во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом разбить ясско-кишиневскую группировку противника и овладеть рубежом Леово, Тарутино. В дальнейшем ему предстояло вести наступление в направлении Рени, Измаил, чтобы отрезать противнику пути отхода за реки Прут и Дунай.
Важная роль в предстоящей операции отводилась Черноморскому флоту под командованием адмирала Ф. С. Октябрьского. Ему предстояло оказывать огневую поддержку приморскому флангу 3-го Украинского фронта, нарушать прибрежные морские коммуникации противника и уничтожать его корабли, наносить массированные авиационные удары по базам Констанца и Сулина. Входившая в состав флота Дунайская военная флотилия, которой командовал контр-адмирал С. Г. Горшков, должна была высадить десанты северо-западнее и южнее Аккермана (Белгорода-Днестровского), а с выходом 3-го Украинского фронта к Дунаю содействовать его войскам в форсировании реки и обеспечить советское судоходство по ней.
Координацию действий фронтов Ставка возложила на своего представителя Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. Начало операции намечалось на 20 августа.
В подготовительный период войска пополнялись вооружением и боевой техникой. В апреле — августе Ставка передала фронтам 875 танков и самоходно-артиллерийских установок, 6223 орудия и миномета, 13 142 ручных и станковых пулемета, 116 тыс. автоматов, 280 тыс. винтовок и карабинов. На Черноморский флот по решению Государственного Комитета Обороны из состава Северного и Тихоокеанского флотов были переброшены 6 больших и 20 малых морских охотников, 10 подводных лодок, 12 торпедных катеров.
Выполняя указания Ставки, командующий 2-м Украинским фронтом решил нанести главный удар из района северо-западнее Ясс в направлении на Васлуй, Фэлчиу. Вспомогательный удар наносился вдоль реки Сирет на юг для прикрытия правого фланга ударной группировки. Действия наземных войск поддерживала 5-я воздушная армия. Войска фронта к исходу пятого дня операции должны были выйти на рубеж Бакэу, Хуши, соединиться с 3-м Украинским фронтом и завершить окружение ясско-кишиневской группировки противника. В дальнейшем его главным силам предстояло развивать наступление в общем направлении на Фокшани, образуя внешний фронт окружения, а войскам левого крыла — создать внутренний фронт окружения и совместно с 3-м Украинским фронтом завершить ликвидацию окруженных сил врага.
3-й Украинский фронт наносил главный удар южнее Бендер с кицканского плацдарма также в направлении на Хуши, где его войска должны были соединиться с войсками 2-го Украинского фронта, завершить окружение основных сил группы армий «Южная Украина» и совместными усилиями уничтожить их. Дальнейшее наступление фронту предстояло развивать в соответствии с указаниями Ставки. Вспомогательный удар намечалось нанести через Днестровский лиман в направлении на Аккерман. Наступление наземных войск фронта поддерживала 17-я воздушная армия.
Фронты, особенно 2-й Украинский, наносили глубокие удары по наиболее уязвимым местам обороны противника. Основная ударная группировка 2-го Украинского фронта наступала в обход Ясского и Тыргу-Фрумосского укрепленных районов, что позволяло ей изолировать 6-ю немецкую армию от 8-й армии и обойти с юга труднопроходимые хребты Восточных Карпат. 3-й Украинский фронт ударом в стык немецких и румынских войск расчленял силы армейской группы «Думитреску» и совместно со 2-м Украинским фронтом уничтожал 6-ю немецкую армию. Левое крыло
3-го Украинского фронта при поддержке Черноморского флота осуществляло окружение и разгром 3-й румынской армии.
Свои силы и средства фронты массировали на решающих направлениях, где было сосредоточено от 67 до 72 процентов пехоты, 61 процент орудий и минометов, 85 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок и почти вся авиация. Благодаря этому на участках прорыва фронты имели превосходство над противником: в людях — в 4–8 раз, в артиллерии — в 6–11 раз и в танках и САУ — в 6 раз. Это обеспечивало им возможность непрерывно наращивать мощь ударов и добиваться высоких
темпов наступления. Наращивание натиска обеспечивалось; также глубоким оперативным построением фронтов, особенно 2-го Украинского, в первом эшелоне которого находилось пять общевойсковых армий (38 дивизий), в эшелоне развития успеха — танковая армия, два отдельных танковых и один кавалерийский корпуса и во втором эшелоне и резерве — одна общевойсковая армия и два отдельных стрелковых корпуса (13 дивизий). На 3-м Украинском фронте, удар которого предусматривался менее глубоким, все четыре его общевойсковые армии (34 дивизии) располагались в первом эшелоне. Глубина построения войск здесь достигалась за счет создания нескольких эшелонов в армиях, а также за счет подвижных групп, созданных во фронте и в 37-й армии (два механизированных корпуса), и резерва (один стрелковый корпус).
Артиллерийская плотность на участках прорыва доходила до 240–280 орудий и минометов на 1 км фронта. Продолжительность артиллерийской подготовки предусматривалась на 2-м Украинском фронте 1 час 30 минут и на 3-м Украинском — 1 час 45 минут. Поддержка атаки пехоты и танков планировалась одинарным или двойным огневым валом в сочетании с последовательным сосредоточением огня. Танковым и механизированным войскам после ввода в прорыв предстояло стремительно продвигаться в указанных им направлениях, упредить подход резервов противника и завершить окружение его главных сил. В последующем они должны были наступать в глубь Румынии.
Основная задача авиации заключалась в поддержке наземных войск при взламывании обороны противника на направлении главных ударов обеспечении ввода в прорыв подвижных групп и их действий в оперативной глубине. Авиационная подготовка прорыва планировалась только на 3-м Украинском фронте. Это объясняется тем, что на 2-м Украинском фронте была достигнута большая плотность артиллерии (до 280 орудий и минометов на 1 км фронта, имевших до 2–4 и более боекомплектов). Поэтому подавление противника здесь до перехода пехоты и танков в атаку возлагалось на нее.
Предусматривавшийся высокий темп наступления — 20–25 км в сутки для пехоты и 30–35 км для подвижных соединений — давал возможность упредить ясско-кишиневскую группировку противника в выходе на реку Прут и на восьмой-девятый день захватить Фокшанские ворота, создавал условия для стремительного прорыва советских войск в центральные районы Румынии, вывода ее из войны на стороне фашистской Германии. Это открывало также перспективу быстрого выхода советских армий к границам Болгарии, Югославии и на Венгерскую низменность — в тыл карпатской группировке противника.
Фронтам удалось хорошо организовать дезинформацию гитлеровцев. Почти до самого начала наступления командование вермахта и штаб группы армий «Южная Украина» не имели точного представления о его сроках и направлениях главных ударов советских войск. Это позволило добиться оперативной внезапности.
Большое внимание уделялось инженерному обеспечению операции. На обоих фронтах было отрыто более 7,2 тыс. км траншей и ходов сообщения, построено свыше 50 тыс. блиндажей и убежищ, оборудовано более 6700 командных и наблюдательных пунктов, наведены десятки переправ
Значительную помощь советским войскам оказали трудящиеся Молдавии. Они приняли участие в восстановлении 58 железнодорожных мостов и более 700 км железнодорожных путей, в ремонте сотен автомашин, десятков орудий и танков, в строительстве оборонительных сооружений, аэродромов. Молдавские партизаны поддерживали тесную связь со штабами фронтов и армий, доставляли им сведения о противнике, нарушали его коммуникации и уничтожали мелкие гарнизоны.
К началу операции войска получили все необходимые материальные средства. Они имели от 1,5 до 6,6 боекомплекта снарядов и мин, от 7,4 до 9 заправок авиационного и дизельного топлива, до 2,7 заправки автобензина, достаточное количество продовольствия, фуража и снаряжения. В госпиталях было развернуто более 134 тыс. резервных коек для приема раненых и больных воинов.
Особенность готовившейся операции заключалась в том, что войскам предстояло не только сломить сопротивление и разгромить сильную группировку противника, но и вести военные действия на территории государства, армия которого вместе с немецко-фашистскими войсками участвовала в войне против СССР. Эту особенность постоянно имели в виду советское командование, политорганы, партийные и комсомольские организации.
В основу партийно-политической работы были положены требования директивы Главного политического управления Красной Армии от 19 июля 1944 г., в которой обобщался опыт партполитработы на 2-м Украинском фронте, проводившейся в период вступления на румынскую территорию весной 1944 г. Военные советы 2-го и 3-го Украинских фронтов и армий, командиры и политорганы, партийные и комсомольские организации добивались того, чтобы все солдаты и офицеры осознали особенности новой обстановки, в которой им предстояло действовать, характер новых боевых задач и способы их выполнения, высоко несли честь и достоинство советского воина-освободителя. Они воспитывали личный состав в духе высокого наступательного порыва. Немалую роль в этом на 2-м Украинском фронте сыграло постановление Военного совета фронта от 20 июля 1944 г. о недостатках партийно-политической работы в войсках и мерах по их устранению. В нем, в частности, отмечалось, что отдельные командиры и политработники, добившись больших боевых успехов, стали зазнаваться, проявлять беспечность и самодовольство. Военным советам армий и начальникам политотделов указывалось на необходимость всемерно укреплять единоначалие, активнее помогать командирам в обучении и воспитании подчиненных, повышать идейный уровень и размах агитационно-пропагандистской работы, глубже изучать настроения личного состава, вести решительную борьбу с нарушениями дисциплины и порядка, усиливать бдительность, добиваться, чтобы партийно-политическая работа полностью соответствовала новой задаче ведения боевых действий на территории других стран. Политуправление организовало контроль и проверку выполнения постановления Военного совета. При этом оно требовало от всего командного и политического состава наряду с мобилизацией усилий войск на решение боевых задач «каждодневно по-отечески заботиться о быте своих подчиненных, их питании, медпомощи, своевременной стирке белья, починке и сбережении обмундирования».
Военный совет и политуправление 3-го Украинского фронта провели совещание с членами военных советов армий и начальниками политотделов армий и корпусов по вопросам идейно-политической подготовки воинов в связи с предстоящими наступательными действиями. В соответствии с директивой начальника политуправления фронта генерала И. С. Аношина от 15 августа 1944 г., в которой анализировалось состояние партийно-политической работы в стрелковых частях, находившихся на переднем крае, принимались меры по отбору, расстановке и подготовке парторгов. Проводились мероприятия по разъяснению воинам целей наступления советских войск, на территории Румынии, приказов Верховного Главнокомандующего, проявлялась забота об удовлетворении материально-бытовых нужд личного состава.
Военные советы и политорганы большое внимание уделяли укреплению партийных и комсомольских организаций путем приема в партию и комсомол наиболее отличившихся в боях воинов и расстановки коммунистов и комсомольцев в подразделениях. В июне — августе в войсках 2-го и 3-го Украинских фронтов было принято в члены партии 30 685 человек и кандидатами в члены партии — 37 048 человек. К началу операции здесь уже насчитывалось 284 602 коммуниста. Все это позволило значительно увеличить партийно-комсомольскую прослойку в войсках, создать в подразделениях полнокровные партийные и комсомольские организации.. На 3-м Украинском фронте, например, во многих стрелковых ротах коммунисты и комсомольцы составляли 50 процентов личного состава.
Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации вели большую работу по разъяснению воинам и местному населению сущности интернациональной освободительной миссии Советской Армии. Важную роль в этом сыграло обращение Военного совета 2-го Украинского фронта к румынскому народу, которое было издано на румынском языке массовым тиражом. Для местного населения политуправление 2-го Украинского фронта издавало на румынском языке газету «Грайул либер», которая информировала о положении на фронтах и об освободительной миссии Советской Армии в Румынии.
Гуманное отношение советских воинов к населению усиливало симпатии к ним румынского народа и способствовало укреплению тыла Советской Армии. Немалую роль в налаживании дружественных взаимоотношений между войсками и местным населением сыграли советские военные комендатуры, число которых к середине июля достигло 55.
Большое внимание уделялось пропаганде боевого опыта. При этом использовались самые разнообразные формы и средства: печать, беседы, лекции и т. д. Активное участие в этой работе принимали бывалые воины. Так, политотдел 7-й гвардейской армии во время подготовки Ясско-Кишиневской операции организовал встречу гвардейцев — участников Сталинградской битвы с молодыми воинами негвардейских частей. Созданные из ветеранов группы посетили многие части армии, бывалые воины провели беседы с молодыми солдатами и сержантами, выступали на различных сборах. Большая работа велась с новым пополнением.
К началу Ясско-Кишиневской операции советские войска превосходили противника в силах и средствах, особенно в танках и самолетах. Используя возросшие возможности своих Вооруженных Сил, советское командование на участках прорыва смогло еще более увеличить это превосходство, что обеспечивало ведение наступления на большую глубину и в высоких темпах. Эти меры диктовались необходимостью разгромить крупную группировку противника, чтобы обеспечить освобождение Молдавской ССР и вывод Румынии из войны на стороне гитлеровской Германии, оказать эффективную помощь румынскому народу в его освобождении от фашистского ига. Создание перевеса над противником на участках прорыва свидетельствовало о высоком уровне военного искусства советских командных кадров, смело и эффективно решавших вопросы массирования имевшихся в их распоряжении сил и средств на направлениях главных ударов.

Окружение и разгром ясско-кишиневской группировки противника. Освобождение Советской Молдавии и восточных районов Румынии


Наступление советских войск в Ясско-Кишиневской операции началось 20 августа 1944 г. В назначенный час тысячи орудий и минометов, сотни самолетов обрушили сокрушительный удар по противнику. В первый же день войска 2-го Украинского фронта прорвали оборону на всю тактическую глубину.
Немецко-фашистское командование, пытаясь остановить продвижение советских войск, в районе Ясс бросило в контратаки три пехотные и одну танковую дивизии. Но это не изменило положения. В полосе 27-й армии генерала С. Г. Трофименко после преодоления второй полосы вражеской обороны в прорыв была введена 6-я танковая армия, которой командовал генерал А. Г. Кравченко. Ее появление для гитлеровцев оказалось полной неожиданностью. Танкисты сумели быстро выйти к третьей полосе обороны противника, проходившей по хребту Маре. Огромное количество пехоты, танков и орудий при мощной поддержке авиации устремилось на юг таким мощным потоком, что их ничто уже не могло остановить.
К исходу дня 37, 46 и 57-я армии 3-го Украинского фронта под командованием генералов М. М. Шарохина, И. Т. Шлемина и Н. А. Гагена также завершили прорыв главной полосы обороны противника и местами вклинились во вторую оборонительную полосу.
Войска фронтов продвинулись вперед на глубину от 10 до 16 км. В течение 20 августа враг потерял 9 дивизий. Особенно большие потери понесли румынские войска. По заключению командующего группой армий «Южная Украина» генерала Фриснера, уже в первый день исход боев оказался для нее катастрофическим. В армейской группе «Думитреску» обе дивизии 29-го румынского армейского корпуса совершенно распались, а в группе «Вёлер» были разгромлены пять румынских дивизий. Итоги первого дня наступления советских войск вызвали в гитлеровской ставке смятение.
На второй день наступления ударная группировка 2-го Украинского фронта вела упорную борьбу за третью полосу на хребте Маре, а 7-я гвардейская армия под командованием генерала М. С. Шумилова и конно-механизированная группа генерала С. И. Горшкова — за Тыргу-Фрумос. 21 августа к району прорыва ударной группировки фронта немецко-фашистское командование стянуло части 12 дивизий, в том числе 2 танковых. Наиболее упорные бои развернулись на подступах к Яссам, где войска противника трижды переходили в контратаки. Но ввод в прорыв 18-го танкового корпуса в полосе 52-й армии значительно облегчил действия советских стрелковых частей. К исходу 21 августа войска 2-го Украинского фронта окончательно сокрушили оборону противника. Расширив прорыв до 65 км по фронту и до 40 км в глубину и преодолев все три оборонительные полосы, они овладели городами Яссы и Тыргу-Фрумос и вышли на оперативный простор.
Ударная группировка 3-го Украинского фронта, отражая сильные контратаки пехоты и танков противника, за два дня боев продвинулась на глубину до 30 км, расширила прорыв по фронту до 95 км. Образовался значительный разрыв между 6-й немецкой и 3-й румынской армиями.
Успешно справлялись со своими задачами 5-я воздушная армия генерала С. К. Горюнова и 17-я воздушная армия генерала В. Л. Судец. За два дня летчики произвели около 6350 самолето-вылетов. Авиация Черноморского флота наносила удары по немецким кораблям и базам противника в Констанце и Сулине. В журнале боевых действий группы армий «Южная Украина» 21 августа 1944 г. отмечалось, что от ударов советской авиации, добившейся в районе действий армейской группы «Думитреску» абсолютного господства в воздухе, немецкие и румынские войска несли большие потери.
В боях по прорыву обороны противника советские воины проявили массовый героизм. Яркой иллюстрацией его служат действия ефрейторов А. И. Гусева и К. И. Гуренко в районе молдавского села Ермоклия. 60-й полк 20-й гвардейской стрелковой дивизии, выполняя боевую задачу, днем 21 августа ворвался на восточную окраину села. Гитлеровцы предприняли контратаку. На огневую позицию пулеметчика 1-го батальона Гусева двигалось четыре «тигра». Понимая, что остановить танки огнем из пулемета невозможно, боец привязал к груди гранаты и бросился под один из них. Танк взорвался, а остальные повернули назад. Аналогичный подвиг совершил боец 3-го батальона Гуренко. Улучив момент, он с прижатыми к груди гранатами бросился под передний из трех надвигавшихся на него танков. Воодушевленные высоким подвигом своих боевых товарищей, воины полка при поддержке артиллерии отразили контратаку гитлеровцев, уничтожив большую часть их танков. А. И. Гусев и К. И. Гуренко были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.
Для ускорения полного разгрома противника Ставка Верховного Главнокомандования вечером 21 августа приказала фронтам как можно быстрее выйти в район Хуши, чтобы завершить окружение группировки противника и открыть дорогу к основным экономическим и политическим центрам Румынии. Когда этот замысел стал ясен немецко-фашистскому командованию, оно было вынуждено начать 22 августа отвод своих сил с кишиневского выступа за реку Прут. «Но, — как отмечает Фриснер, — было уже слишком поздно». С утра 22 августа в наступление вдоль реки перешла 4-я гвардейская армия под командованием генерала И. В. Галанина. Действуя совместно с 52-й армией генерала К. А. Коротеева, она к исходу дня продвинулась на 25 км и овладела двумя переправами через Прут. Обходя узлы сопротивления противника, 18-й танковый корпус продвигался к Хуши. На внешнем фронте наступавшие войска захватили Васлуй.
Крупных успехов добился также 3-й Украинский фронт. Соединения 7-го механизированного корпуса вышли в район Гуры-Галбены, а 4-й гвардейский механизированный корпус, заняв Тарутино и Комрат, развивал наступление на Леово. Тем самым 3-я румынская армия была окончательно изолирована от 6-й немецкой армии.
К исходу 22 августа ударные группировки фронтов перехватили основные пути отхода противника на запад. Моряки Дунайской военной флотилии совместно с десантной группой 46-й армии форсировали 11-километровый Днестровский лиман, освободили город Аккерман и развивали наступление в юго-западном направлении.
Успех первых трех дней наступления оказал большое влияние на дальнейший ход операции. Противник потерял значительную часть своих сил. Войска 2-го Украинского фронта за это время разгромили 11 румынских и 4 немецкие дивизии, сбили 114 самолетов, продвинулись до 60 км и расширили прорыв до 120 км. 3-й Украинский фронт продвинулся до 70 км, ширина его прорыва достигла 130 км.
Важнейшим условием этого крупного успеха явилось тесное взаимодействие сухопутных войск и авиации. Только в течение 22 августа летчики 5-й воздушной армии провели 19 боев, в ходе которых сбили 40 вражеских самолетов.
23 августа фронты вели бои с целью замкнуть кольцо окружения и продолжать продвижение на внешнем фронте. 18-й танковый корпус в тот же день вышел в район Хуши, 7-й механизированный корпус — к переправам через Прут в районе Леушены, а 4-й гвардейский механизированный корпус — к Леово. «В результате четырех дней операции, — докладывал Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину в 23 часа 30 минут 23 августа, — войска 2-го и 3-го Украинских фронтов сегодня, 23 августа, завершили оперативное окружение кишиневской группировки противника...» На 3-м Украинском фронте 46-я армия генерала И. Т. Шлемина во взаимодействии с Дунайской военной флотилией 23 августа завершила окружение 3-й румынской армии, войска которой на следующий день прекратили сопротивление. 24 августа 5-я ударная армия генерала Н. Э. Берзарина освободила столицу Молдавской ССР Кишинев.
Гитлеровское командование, видя, что основные силы его группировки разгромлены, и получив известие о выходе Румынии из войны, приказало окруженным войскам отойти в Карпаты. Однако эта задача для них была уже невыполнима. Советские войска 24 августа плотно закрыли образовавшийся накануне узкий коридор, по которому противник пытался вырваться из котла. В окружении оказались 18 из 25 немецких дивизий. К этому времени были разгромлены также почти все находившиеся на фронте румынские дивизии.
Итак, на пятый день, как и предусматривалось планом, завершился первый этап стратегической операции, на котором было достигнуто окружение главных сил группы армий «Южная Украина». Войска, действовавшие на внешнем фронте, заняли города Роман, Бакэу, Бырлад и подошли к городу Текуч. Между внутренним и внешним фронтами окружения образовалась значительная по глубине полоса. Тем самым создались благоприятные условия для ликвидации окруженной группировки и стремительного наступления советских войск в глубь румынской территории. Эти задачи решались войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов уже в новых условиях.
23 августа в Румынии под руководством коммунистической партии началось антифашистское восстание. Необходимо было срочно прийти ему на помощь, ускорить темпы наступления, чтобы гитлеровское командование не успело перебросить в Румынию дополнительные силы для расправы с повстанцами. Предпринимавшиеся фашистской Германией попытки удержать в агрессивном блоке румынского сателлита, сложная внутриполитическая обстановка в Румынии, а также происки империалистических реакционных сил требовали от советского командования самых решительных действий для скорейшего освобождения этой страны. И оно, оставив 34 дивизии для уничтожения окруженной группировки, более 50 дивизий направило в глубь Румынии. В развитии наступления на внешнем фронте главная роль отводилась 2-му Украинскому фронту. Сюда же направлялись основные силы обеих воздушных армий.
К исходу 27 августа окруженная восточнее Прута группировка перестала существовать. Вскоре была уничтожена и та часть войск противника, которой удалось переправиться на западный берег Прута с намерением пробиться к Карпатским перевалам. Противник потерпел сокрушительное поражение. Командование группы армий «Южная Украина» 5 сентября констатировало, что окруженные корпуса и дивизии 6-й армии должны рассматриваться как окончательно потерянные и что этот разгром представляет собой самую большую катастрофу из тех, которые когда-либо переживала группа армий.
Во время завершения ликвидации окруженных сил противника и в последующем темпы наступления советских войск на внешнем фронте все более нарастали. Войска 2-го Украинского фронта развивали успех в сторону Северной Трансильвании и на фокшанском направлении, выходя на подступы к Плоешти и Бухаресту. Соединения 46-й армии 3-го Украинского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом вели наступление на приморском направлении.
Немецко-фашистское командование предпринимало попытки задержать советские войска, выиграть время, чтобы восстановить свой фронт. В директиве ОКБ от 26 августа перед генералом Фриснером ставилась задача создать и удержать оборону по линии Восточные Карпаты, Фокшани, Галац, хотя для этого у группы армий не было ни сил, ни средств. К Карпатам отступали 6 сильно потрепанных дивизий 8-й армии. На венгерско-румынской границе находилось 29 венгерских батальонов, которые действовали в основном перед правым крылом и центром 2-го Украинского фронта. Перед левым его крылом и 3-м Украинским фронтом оборонялись остатки отступавших с фронта соединений, а также тыловые части группы армий «Южная Украина» и отдельные немецкие гарнизоны.
Упорное сопротивление противник оказал на подступах к Восточным Карпатам. Сосредоточенные здесь остатки немецких дивизий и венгерские батальоны вели бои, используя выгодную для обороны горно-лесистую местность. Однако наступавшие на этом направлении 40-я и 7-я гвардейская армии и конно-механизированная группа генерала Горшкова, несмотря на огромные трудности, сумели отбросить противника и преодолеть Восточные Карпаты.
Успешно развивалось наступление войск левого крыла 2-го Украинского фронта, включавшего 27, 53 и 6-ю танковую армии и 18-й танковый корпус. Эти войска при активной поддержке авиации сокрушали отдельные очаги обороны противника и быстро продвигались на юг. 6-я танковая армия преодолела фокшанский укрепленный рубеж и 26 августа освободила Фокшани. На следующий день она подошла к городу Бузэу, овладение которым позволяло развивать дальнейшее наступление на Плоешти и Бухарест. Здесь танкисты встретили особенно упорное сопротивление. В боях за этот город было уничтожено более 1500 и взято в плен 1200 солдат и офицеров. С потерей Бузэу положение противника еще более ухудшилось.
В этих боях особенно отличились воины 1-го танкового батальона 21-й гвардейской танковой бригады. За форсирование реки Сирет и освобождение Фокшани 13 бойцов и командиров батальона Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. удостоились высокого звания Героя Советского Союза. В их числе были и члены одного танкового экипажа: гвардии лейтенант Г. В. Бурмак, гвардии старшина Ф. А. Куликов и гвардии младшие сержанты М. А. Макаров и Г. Г. Шевцов. Они захватили исправный мост на реке Сирет, разминировали его и тем самым создали условия для форсирования реки всей танковой бригадой.
К 29 августа войска 3-го Украинского фронта освободили города Тулча, Галац, Брэила, Констанца, Сулина и другие. Для быстрейшего овладения Констанцей — главной военно-морской базой Румынии — были использованы морские и воздушные десанты. Наступая в южном направлении, советские войска громили разрозненные группы противника, препятствовали переброске их под Бухарест. Только в районе города Кэлэраши за 1 и 2 сентября они взяли в плен до 6 тыс. гитлеровцев, в том числе 18 полковников и более 100 других офицеров.
Советские войска, продвигаясь в глубь страны, устанавливали контакты и налаживали сотрудничество с румынскими соединениями, повернувшими оружие против гитлеровцев. Так, в составе 50-го стрелкового корпуса 40-й армии более месяца вел боевые действия против немецко-фашистских войск 3-й румынский пограничный полк. Вместе с 7-й гвардейской армией сражалась 103-я румынская горнострелковая дивизия. В конце августа в районе Васлуя приняла боевое крещение 1-я румынская пехотная добровольческая дивизия имени Тудора Владимиреску, сформированная на советской территории.
Таким образом, советские войска в период с 20 по 29 августа успешно осуществили Ясско-Кишиневскую операцию, в исключительно короткий срок окружили и ликвидировали крупнейшую группировку противника. В сообщении об ее итогах газета «Правда» отмечала, что эта операция явилась одной «из самых крупных и выдающихся по своему стратегическому и военно-политическому значению операций в нынешней войне».
К 3 сентября были ликвидированы и разрозненные группы гитлеровцев. В ходе боев с 20 августа по 3 сентября советские войска уничтожили 22 немецкие дивизии, в том числе 18 дивизий, оказавшихся в окружении, а также разгромили почти все румынские дивизии, находившиеся на фронте. Было взято в плен 208,6 тыс. солдат и офицеров, в том числе 25 генералов, уничтожено 490 танков и штурмовых орудий, 1,5 тыс. орудий, 298 самолетов, 15 тыс. автомашин; советские войска захватили более 2 тыс. орудий, 340 танков и штурмовых орудий, около 18 тыс. автомашин, 40 самолетов и много другой боевой техники и вооружения. Враг понес настолько большой урон, что для восстановления сплошного фронта ему потребовалось около месяца. При этом он был вынужден перебрасывать на румынский участок фронта дополнительные силы из других Балканских стран.
Разгром главных сил группы армий «Южная Украина», прикрывавших пути с северо-востока на Балканы, резко изменил всю военно-политическую обстановку на южном крыле советско-германского фронта. В итоге операции были освобождены Молдавская ССР и Измаильская область УССР, выведена из фашистского блока Румыния, которая объявила войну Германии. Поражение врага под Яссами и Кишиневом создало решающие условия для успеха вооруженного восстания румынского народа, свергнувшего ненавистный фашистский режим Антонеску. Провалились планы американо-английских империалистов, стремившихся оккупировать Румынию и другие Балканские страны.
Глубокий прорыв вражеской обороны на широком фронте открывал перед советскими войсками перспективы для стремительного наступления в глубь Румынии, в пределы Венгрии и Болгарии с целью нанесения последующих ударов по врагу и оказания помощи румынскому, болгарскому, югославскому, венгерскому и чехословацкому народам в их освобождении. Он привел к значительному улучшению обстановки на Черном море. Советский Черноморский флот получил возможность базироваться не только на свои, но и на румынские порты, что намного облегчило ему ведение боевых действий.
Ясско-Кишиневская операция, вошедшая в историю как Ясско-Кишиневские Канны, дала ярчайшие примеры высокого уровня советского военного искусства. Это проявилось, во-первых, в правильном выборе направлений главных ударов по наиболее уязвимым местам во вражеской обороне, решительном сосредоточении сил и средств на этих направлениях и в охвате главных сил противника. Массирование сил и средств позволило советским войскам нанести мощный первоначальный удар, быстро осуществить прорыв обороны противника и в короткие сроки окружить и ликвидировать одну из крупнейших вражеских группировок.
Во-вторых, в ходе Ясско-Кишиневской операции советские войска наряду с окружением и ликвидацией основных сил врага в районе Ясс и Кишинева вели мощное наступление на внешнем фронте, использовав для этого большую часть своих сил и средств, что вынуждало противника непрерывно откатываться в глубь Румынии и длительное время мешало ему стабилизировать фронт. Стремительно продвигаясь вперед, советские войска быстро отодвинули линию фронта от окруженной группировки на 80–100 км и тем самым лишили ее возможности вырваться из котла. Прорывавшиеся же на запад части и соединения противника, не успев выйти из кольца оперативного окружения, попадали в новое, тактическое, окружение и в конечном счете оказывались обреченными на уничтожение.
В-третьих, в этой операции советское командование эффективно использовало подвижные танковые и механизированные войска, которые сыграли решающую роль в окружении противника восточнее реки Прут и развитии наступления на внешнем фронте. При этом в отличие от многих других операций Великой Отечественной войны танковая армия была введена в прорыв не при завершении его, а после взламывания тактической зоны обороны противника. В операции также было достигнуто четкое взаимодействие сухопутных войск с Черноморским флотом и авиацией.
В-четвертых, уже в ходе Ясско-Кишиневской наступательной операции, после победы вооруженного восстания румынского народа, советские войска начали осуществлять взаимодействие с войсками Румынии, перешедшей на сторону антигитлеровской коалиции.
Все это свидетельствует о том, что попытки буржуазных фальсификаторов истории объяснить поражение немецко-фашистских войск под Яссами и Кишиневом нерешительными действиями советских войск и высоким уровнем советского военного искусства, а лишь политическими обстоятельствами ( «предательством румынского союзника») не выдерживают никакой критики.

Победа вооруженного восстания румынского народа


Разгром советскими войсками основных сил группы армий «Южная Украина» лишил гитлеровцев и правительство Антонеску их главной вооруженной опоры, создал благоприятные внешние условия для свержения фашистского режима в Румынии и вывода ее из войны на стороне Германии. В стране созрели для этого и необходимые внутренние условия. Продолжала обостряться внутриполитическая обстановка, быстро нарастал гнев и возмущение народных масс гитлеровским засильем и гнетом фашистского режима Антонеску. Антигитлеровские настроения усилились также в румынской армии. Обострился до крайности и кризис «верхов». Это выражалось в стремлении дворцовых кругов и лидеров буржуазно-помещичьих партий — национал-царанистов и национал-либералов — отмежеваться от политики Антонеску. Учитывая эти настроения, компартия установила связь с оппозиционно настроенными офицерами и дворцовыми кругами. В создавшейся обстановке король Михай и его ближайшее окружение вынуждены были принять план вооруженного восстания, предложенный КПР. Целью восстания было свержение фашистского режима Антонеску и выход Румынии из войны на стороне держав оси. Для руководства подготовкой восстания компартия Румынии еще 4 апреля 1944 г. из своего актива создала временное оперативное руководство в составе К. Пырвулеску, Э. Боднараша и И. Рангеца.
На состоявшемся 19–22 августа совещании военного комитета по подготовке восстания, в котором участвовали и коммунисты, был определен день вооруженного восстания — 26 августа. Однако успешное наступление советских войск позволяло начать его раньше — 23 августа, когда было завершено оперативное окружение основных сил группы армий «Южная Украина». Коммунистическая партия умело использовала это обстоятельство для решительного всенародного выступления. «Момент свержения фашистской диктатуры Антонеску и вступления Румынии в справедливую войну против фашистской Германии, — говорил Г. Георгиу-Деж, — был избран Центральным Комитетом нашей партии ввиду наличия благоприятных условий, созданных стремительным советским наступлением на фронте Яссы — Кишинев».
Когда руководству КПР стало известно, что Антонеску прибудет 23 августа на аудиенцию к королю, чтобы заручиться его поддержкой в мобилизации «всех сил нации» для продолжения войны, было принято решение использовать этот момент для ареста фашистского диктатора. По заранее согласованному плану И. Антонеску, его заместитель М. Антонеску и другие министры правительства были арестованы.
Участие короля Михая и его окружения в свержении правительства Антонеску было вынужденным. Они согласились на арест диктатора лишь тогда, когда убедились, что немецко-румынские войска потерпели поражение и что группа армий «Южная Украина» не в состоянии остановить наступление советских войск. Монархические круги понимали, что румынский народ поддержит освободительную миссию Советской Армии и сможет смести не только фашистский режим, но и монархию.
Сразу же после ареста фашистского правительства части бухарестского гарнизона получили приказ занять и защищать государственные учреждения, центральную телефонную станцию, телеграф; радиостанцию и другие важные объекты, прервать связь между германскими учреждениями и воинскими частями и воспрепятствовать их передвижению. К полуночи этот приказ был выполнен. Под ударами патриотических сил фашистский режим рухнул. Ни одно подразделение румынской армии, в том числе и охранный полк фашистского диктатора, не выступило в защиту правящей клики Антонеску. Это свидетельствует об абсолютном военно-политическом банкротстве фашистского режима в Румынии.
В 23 часа 30 минут 23 августа в Бухаресте было объявлено о смещении правительства Антонеску и создании «правительства национального единства», о прекращении военных действий против Объединенных Наций и принятии Румынией условий перемирия. Но арест клики Антонеску означал не конец, а лишь начало восстания. Наиболее сложные задачи повстанцы должны были решить в последующие дни, когда находившиеся в районе Бухареста и в ряде других городов немецко-фашистские войска предприняли попытки подавить восстание. Вышедшая из подполья компартия Румынии возглавила борьбу народных масс. Она сумела придать восстанию массовый и организованный характер, обеспечить победу вооруженного восстания и срыв замыслов гитлеровцев и внутренней реакции.
Получив известие о событиях в Бухаресте, Гитлер приказал подавить восстание, арестовать короля и создать правительство во главе с генералом, дружественно настроенным к Германии. Генералу Фриснеру предоставлялись чрезвычайные полномочия для действий в Румынии. Фельдмаршал Кейтель и генерал Гудериан в докладе Гитлеру предлагали «принять все меры к тому, чтобы Румыния исчезла с карты Европы, а румынский народ перестал существовать как нация».
Утром 24 августа гитлеровцы подвергли варварской бомбардировке Бухарест и перешли в наступление с целью потопить восстание в крови. Фашисты грозили полностью разрушить столицу. Общее руководство операцией по подавлению восстания возлагалось на главу германской военно-воздушной миссии в Румынии генерала А. Герстенберга. Фриснер отдал приказ командирам немецких воинских частей, размещенных в тыловых районах Румынии, поддержать Герстенберга всеми имеющимися в их распоряжении силами и средствами. 26 августа стало очевидно, что этот генерал не может справиться с поставленной задачей. Войска, направленные против восставших, возглавил генерал Р. Штахель — бывший комендант Варшавы, проявивший особую жестокость в расправе с польскими патриотами.
В начале восстания гитлеровцы имели в Бухаресте и его пригородах около 14 тыс. солдат и офицеров. Кроме того, они надеялись перебросить в город часть сил из района Плоешти, где находились зенитная артиллерийская дивизия, а также подразделения и части из других районов Румынии. Большие надежды гитлеровское командование возлагало на военизированные организации румынских немцев, в которых насчитывалось свыше 40 тыс. человек. На стороне же восставших в столице было примерно 7 тыс. военнослужащих и 50 вооруженных патриотических групп рабочих. Однако немецко-фашистскому командованию не удалось использовать перевес в силах и подавить восстание в Бухаресте. Советские войска продолжали добивать немецкие соединения и стремительно продвигались к городу. В то же время в Бухарест начали прибывать румынские войска из других районов страны. Соотношение сил здесь быстро менялось в пользу восставших. К 28 августа численность румынских войск в столице достигла примерно 39 тыс. человек, а в боевых патриотических группах — около 2 тыс.. Это позволило повстанцам не только отразить атаки гитлеровцев, но и самим перейти к решительным действиям и разгромить немецкий гарнизон. На следующий день они очистили от фашистских сил Бухарест и его окрестности и удерживали их до подхода советских войск, взяв при этом в плен около 7 тыс. гитлеровских солдат и офицеров. Повстанцы потеряли 1400 человек. Вооруженные столкновения с гитлеровцами происходили также в Плоешти, Брашове и некоторых других городах и районах Румынии.
В этот переломный для румынского народа исторический момент решающую роль в успехе антифашистского восстания сыграла военная и политическая помощь Советского Союза. В заявлении по радио, сделанном сразу же после получения сведений о событиях 23 августа, Советское правительство вновь подтвердило незыблемость своей позиции в отношении Румынии, изложенной 2 апреля 1944 г. Советский Союз, подчеркивалось в нем, не имеет намерения приобрести какую-либо часть румынской территории или изменить существующий в Румынии социальный строй, а преследует цель совместно с румынами восстановить независимость их страны путем освобождения ее от немецко-фашистского ига. В заявлении указывалось, что если румынские войска прекратят военные действия против советских войск и обяжутся рука об руку с ними вести освободительную войну против немецко-фашистских захватчиков, то «Красная Армия не будет их разоружать, сохранит им полностью все вооружение и всеми мерами поможет им выполнить эту почетную задачу».
Заявление Советского правительства явилось большой поддержкой румынскому народу и было встречено им с воодушевлением. Оно указывало реальный путь быстрейшего освобождения всей страны и предоставляло возможность Румынии внести свой вклад в разгром фашистской Германии.
Принципиальная позиция Советского Союза нанесла удар по планам румынской реакции, которая пыталась воспрепятствовать участию страны в войне против фашистской Германии и стремилась договориться с гитлеровским командованием о «свободном» уходе немецко-фашистских войск с румынской территории. «В этих благоприятных внутренних и внешних условиях, — отмечается в Программе компартии Румынии, — 23 августа 1944 года Румынская коммунистическая партия в сотрудничестве с другими демократическими, патриотическими силами осуществила национальное антифашистское и антиимпериалистическое вооруженное восстание. Была свергнута военно-фашистская диктатура и осуществлен переход нашей страны со всем ее потенциалом, со всей армией на сторону Советского Союза, антигитлеровской коалиции. Следует отметить, что без этих благоприятных внутренних и международных обстоятельств было бы трудно, пожалуй даже невозможно, организовать и успешно развернуть великую битву, открывшую новую эру в истории Румынии».
После вооруженного восстания перед румынским народом встали новые сложные задачи. Необходимо было закрепить ее победу, прикрыть северо-западную румынскую границу от вторжения немецко-фашистских и хортистских войск и совместно с Советской Армией полностью изгнать гитлеровцев из страны.
Демократические силы во главе с компартией выступили за тесное сотрудничество Румынии с Советским Союзом и ее активное участие в войне против Германии, за полное искоренение остатков фашизма и за демократическое развитие страны. В опубликованном 24 августа обращении ЦК КПР говорилось: «В нашей освободительной борьбе мы опираемся на активную поддержку союзных держав, в первую очередь на помощь СССР и его героической Красной Армии, которая преследует и громит на нашей земле орды немецких захватчиков... Румынский народ! Румынская армия! На решительную борьбу за спасение и освобождение родины».
Антифашистское национальное вооруженное восстание, свершившееся в благоприятных условиях, созданных победами Советской Армии, имело большое историческое значение для румынского народа. Оно положило начало народно-демократической революции, в ходе которой трудящиеся массы под руководством коммунистической партии уничтожили буржуазно-помещичье господство и направили развитие страны по пути, ведущему к социализму. Закрепление успеха восстания в огромной степени зависело от дальнейшей борьбы Советской Армии против гитлеровских войск, от ее быстрых и решительных действий в Румынии.

Развитие наступления советских войск. Завершение освобождения Румынии


После успешного завершения Ясско-Кишиневской операции войска 2-го и 3-го Украинских фронтов развернули энергичное наступление в центральной части Румынии и на подступах к Болгарии.
29 августа Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов задачу — завершить разгром гитлеровцев в Румынии. 2-му Украинскому фронту предстояло главными силами развивать наступление в направлении Турну-Северина, занять Плоештинский нефтепромышленный район, очистить от остатков немецких войск Бухарест и к 7–8 сентября овладеть рубежом Кымпулунг, Питешти, Джурджу. В дальнейшем эта группировка должна была выйти на Дунай южнее Турну-Северина. Войска правого крыла фронта наступали в северо-западном направлении с задачей овладеть перевалами через Восточные Карпаты и к 15 сентября выйти на рубеж Бистрица, Клуж, Сибиу. Затем они наносили удар на Сату-Маре с целью содействия 4-му Украинскому фронту в преодолении Карпат и выходе в районы Ужгорода и Мукачева. Войска 3-го Украинского фронта должны были, развивая наступление во всей своей полосе, занять Северную Добруджу, форсировать Дунай на участке Галац, Измаил и к 5–6 сентября выйти на румыно-болгарскую границу.
Выполняя директиву Ставки, войска 2-го Украинского фронта нанесли по противнику новые мощные удары. Преодолевая упорное сопротивление гитлеровских войск, 5-й гвардейский танковый корпус 6-й танковой армии 29 августа разгромил их на восточной окраине Плоешти и ворвался в город. К утру 30 августа совместными усилиями корпуса и 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии 27-й армии Плоешти был полностью очищен от гитлеровцев. Вместе с советскими войсками в освобождении Плоешти участвовали 18-я румынская пехотная дивизия, действовавшая с фронта, а также румынские части и рабочие отряды, блокированные фашистами в городе. В течение 30 и 31 августа советские и румынские войска разгромили противника в долине реки Прахова и освободили весь Плоештинский район. В результате была устранена угроза Бухаресту с севера, гитлеровская армия лишилась румынской нефти, а советские и румынские войска получили возможность быстро продвигаться в Трансильванию. По поводу потери немцами румынской нефти бывший гитлеровский генерал Э. Бутлар писал: «...30 августа русские овладели нефтяным районом Плоешти, несмотря на упорнейшее сопротивление отдельных разрозненных частей, поддержанных с воздуха. С военно-экономической точки зрения это был самый тяжелый и, можно сказать, решающий удар для Германии».
Успешно наступали на Бухарест и два других корпуса 6-й танковой армии. Вслед за ними продвигались войска 53-й армии под командованием генерала И. М. Манагарова, а южнее ее — 46-я армия генерала И. Т. Шлемина, входившая в состав 3-го Украинского фронта. Их задача состояла в том, чтобы как можно быстрее разгромить гитлеровские части, преграждавшие подступы к Бухаресту, оказать помощь повстанцам, избавить население от лишних жертв. Приближение к городу советских войск воодушевляло восставших на мужественную борьбу.
Реакционные деятели в румынском правительстве и вне его понимали, что вступление советских войск в Бухарест нанесет удар по их антинародным планам и явится большой моральной поддержкой демократическим силам. Поэтому они пытались во что бы то ни стало не допустить этого, настаивали на прекращении дальнейшего продвижения Советской Армии в глубь Румынии, предлагая объявить Бухарест, район Ильфов и всю западную территорию страны зоной, куда советские войска не должны были вступать. С таким предложением обратился к командующему 3-м Украинским фронтом генералу Ф. И. Толбухину представитель румынского правительства. Но планы румынской реакции были сорваны стремительным наступлением советских войск. 6-я танковая, 53-я и 46-я армии вплотную подошли к Бухаресту и тем самым обеспечили закрепление победы восстания. К концу августа восставшие установили полный контроль в столице. Всего с 23 по 31 августа было пленено свыше 56 тыс. и уничтожено 5 тыс. гитлеровских солдат и офицеров.
Отдельные части 46-й армии прошли через освобожденную патриотами румынскую столицу 29–30 августа. 30 и 31 августа в Бухарест вступили войска 6-й танковой и 53-й советских армий, а также части 1-й румынской
пехотной добровольческой дивизии имени Тудора Владимиреску. Население столицы устроило теплую встречу советским воинам-освободителям и румынским добровольцам. Повсюду раздавались возгласы: «Ура!», «Да здравствует Советская Армия-освободительница!». Газета «Ромыния либерэ» писала в те дни: «Тысячи флагов, море цветов. Машины с солдатами... еле двигаются. Солдат забрасывают цветами, обнимают, целуют, благодарят. Многие забрались на советские танки». Вступление советских войск в румынскую столицу способствовало консолидации демократических сил и предопределило срыв планов реакции на сохранение и укрепление своей власти в стране, на осуществление репрессий против демократических организаций и народных масс.
После победы народного восстания в Румынии дальнейшее наступление 2-й Украинский фронт вел уже совместно с румынской армией, которая повернула оружие против гитлеровцев. Взаимодействие и сотрудничество с ней приходилось налаживать в сложных условиях непосредственного соприкосновения с противником. К началу вступления в войну с Германией Румыния имела 2 армии, включавшие 9 боеспособных дивизий, остатки 7 вернувшихся с фронта разбитых дивизий и 21 учебную дивизию. Они были слабо вооружены, располагали незначительным количеством артиллерии и почти не имели танков.
Соединения 1-й румынской армии, которой командовал генерал Н. Мачич, прикрывали границу с Венгрией и Югославией на западе и северо-западе. Они находились на удалении 200–300 км от советских войск. Из остатков 3-й и 4-й румынских армий была сформирована 4-я армия под командованием генерала Г. Аврамеску. Она получила задачу прикрывать румыно-венгерскую границу на севере.
Немецко-фашистское командование стремилось восстановить рухнувший под ударами Советской Армии стратегический фронт, сомкнуть южный фланг группы армий «Южная Украина» с группой армий «Ф», находившейся в Югославии. Оно сосредоточило в Трансильвании остатки группы армий «Южная Украина», а также хортистские венгерские части, намереваясь нанести внезапный удар по румынским войскам и захватить перевалы в Карпатах до выхода туда советских войск.
С утра 5 сентября пять немецких и венгерских дивизий при поддержке танков и авиации из района Турда внезапно начали наступление против 4-й румынской армии, которая только что вышла на этот участок и еще не успела организовать оборону. К исходу 6 сентября противник сумел продвинуться на 20–30 км. В последующие два дня под его натиском румынские войска отступили еще на 20–25 км. Одновременно гитлеровцы развернули наступление и против 1-й румынской армии. 6 сентября они форсировали Дунай северо-западнее Турну-Северина и создали угрозу захвата города Тимишоара и крупного промышленного центра Решица.
В этой сложной обстановке по соглашению с правительством Румынии 1-я и 4-я румынские армии, 4-й отдельный армейский корпус и 1-й авиационный корпус (всего 20 дивизий) с 6 сентября перешли в оперативное подчинение командующего 2-м Украинским фронтом. К тому времени в них насчитывалось 138 073 человека, 8159 автоматов, 6500 пулеметов, 1809 минометов, 611 орудий и 113 исправных самолетов.
Выполняя указания Ставки Верховного Главнокомандования, командующий фронтом для разгрома группировки противника, наступавшей против 4-й румынской армии, немедленно направил 27-ю и 6-ю танковую армии. Для уничтожения сил противника, наступавших против 1-й румынской армии, были привлечены 53-я армия и 18-й танковый корпус. Действия этих войск поддерживала 5-я воздушная армия, в состав которой входил румынский авиационный корпус.
5 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала 2-му Украинскому фронту, наступавшему в западном направлении, повернуть свои главные силы на север и северо-запад и нанести удары на Клуж и Деву, а правофланговыми армиями преодолеть Трансильванские Альпы и южную часть Карпатского хребта. Общая его задача состояла в том, чтобы выйти на рубеж Сату-Маре, Клуж, Дева, Турну-Северин и помочь 4-му Украинскому фронту пробиться в Закарпатье. В дальнейшем ему предстояло выйти на реку Тиса на участке Ньиредьхаза, Сегед.
Войскам фронта пришлось наступать в исключительно сложных условиях. Танки с трудом преодолевали карпатские перевалы. Авиация противника непрерывно бомбила узкие горные проходы. Каждый километр дорог в Южных Карпатах советские воины поливали потом и кровью. Положение усугублялось провокациями румынской реакции, которая в сентябре — декабре 1944 г. предприняла преступные террористические акты против советских военнослужащих. Но никакие трудности не смогли остановить советских воинов, спешивших на помощь румынским войскам. Войска 6-й танковой армии, преодолев горный массив, 7 сентября вышли в район Сибиу. Советские и румынские воины совместными усилиями отразили контрудары противника и перешли в наступление. Особенно упорные бои разгорелись в районе города Турды.
Советский Союз оказывал румынскому народу всемерную поддержку и во внешнеполитической области. Это выразилось прежде всего в выработке гуманных условий Соглашения о перемирии с Румынией, которое было подписано 12 сентября в Москве. Основные положения Соглашения предусматривали ликвидацию фашизма в Румынии и обеспечивали ее демократическое и независимое развитие, создавали условия для быстрейшего освобождения страны от гитлеровцев. Восстанавливалась советско-румынская граница в соответствии с Соглашением между СССР и Румынией от 28 июня 1940 г. и аннулировался «венский арбитраж» о Северной Трансильвании. Румынское правительство взяло обязательство выставить не менее 12 пехотных дивизий со средствами усиления для участия в войне против фашистской Германии и Венгрии под общим руководством союзного (советского) командования. Соглашение о перемирии с удовлетворением было встречено румынским народом и демократическими силами мира.
Для контроля за выполнением условий перемирия была создана Союзная контрольная комиссия в Румынии (СКК) в составе представителей СССР, США и Великобритании под председательством Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского.
Тем временем силы фронта, продолжая наступление, вели ожесточенные бои с упорно оборонявшимися войсками противника. К 15 сентября усилиями 27-й и 6-й гвардейской танковой армий и 4-й румынской армии враг был отброшен на исходные позиции. Войска вышли к оборонительному рубежу, проходившему по рекам Муреш и Арьеш. Под их натиском немецко-венгерские соединения на ряде участков начали оставлять свои позиции и отходить в глубь обороны. 53-я армия и 18-й танковый корпус, выдвинувшиеся в полосу обороны 1-й румынской армии, к исходу 12 сентября передовыми соединениями продвинулись в район Петрошени и к Турну-Северину. Действуя впереди, 18-й танковый корпус овладел районами Брад, Дева. Войска 53-й армии, преодолев Трансильванские Альпы, вышли в эти районы на трое суток раньше назначенного срока. Они разбили передовые части противника и захватили плацдарм для развертывания сил армии и фронта в Венгерской равнине. Отразив ожесточенные атаки противника, советские и румынские войска сорвали его попытки захватить перевалы.
Успешные действия главных сил 2-го Украинского фронта в Южных Карпатах поставили под угрозу мощного флангового удара всю группировку немецко-венгерских войск. Однако немецко-фашистскому командованию в середине сентября удалось сосредоточить здесь 27 дивизий, в том числе 6 танковых и моторизованных, и на некоторое время восстановить здесь сплошную линию обороны. Во второй половине сентября на этом участке, особенно в Северной Трансильвании, продолжались упорные бои.
Усилив свои войска в районе Клуж, Турда двумя танковыми дивизиями и двумя венгерскими горнострелковыми бригадами, гитлеровское командование организовало мощные контрудары по 27-й, 6-й гвардейской танковой и 4-й румынской армиям. Дальнейшее продвижение советско-румынских войск на этом направлении задержалось.
Иначе сложилась обстановка на левом крыле фронта. Здесь войска 53-й армии во взаимодействии с 1-й румынской армией, развивая наступление на северо-запад, освободили города Арад и Беюш и 22 сентября вышли на румыно-венгерскую границу. 23 сентября соединения 18-го танкового корпуса под командованием генерала П. Д. Говоруненко и 243-я стрелковая дивизия полковника H. H. Парфентьева, вступив на венгерскую землю, освободили село Баттонья, а спустя три дня — и первый венгерский город — Мако.
В ходе наступления, которое непрерывно продолжалось в течение месяца, значительно пополнился арсенал боевого опыта советских войск. Много ценного и поучительного появилось и в партийно-политической работе. 20 сентября 1944 г. Военный совет 2-го Украинского фронта подвел ее итоги за период Ясско-Кишиневской операции и последующего наступления в Румынии. В принятом постановлении отмечалось, что партийно-политическая работа в войсках значительно улучшилась: повысилась личная ответственность командиров и политработников за порученное дело; усилилось внимание к идейно-теоретической подготовке офицеров. Члены военных советов, командиры соединений и начальники политорганов стали чаще выступать перед ними с докладами на военные и политические темы. Больше проявлялось заботы об овладении офицерами навыками политического воспитания личного состава. «Улучшение воспитательной работы, — подчеркивалось в постановлении Военного совета, — обеспечило высокий наступательный порыв личного состава, укрепление воинской дисциплины, порядка и организованности в частях».
В сентябре войска 2-го Украинского фронта продвинулись на запад и северо-запад от 300 до 500 км, сорвали замыслы гитлеровского командования стабилизировать фронт на линии Южных Карпат, освободили западные районы Румынии, очистили от врага часть Северной Трансильвании и вышли к границам Югославии и Венгрии. Их наступление по-прежнему осуществлялось в тесном взаимодействии с войсками 3-го Украинского фронта, силами Черноморского флота и Дунайской военной флотилии, которые в это время из Добруджи и юго-восточных районов Румынии предприняли освободительный поход в Болгарию.
К 5 октября 1944 г. вместе с советскими войсками сражались две румынские армии — 23 дивизии (в том числе дивизия имени Тудора Владимиреску), отдельный мотомехполк и один авиационный корпус. После 16 октября в румынских войсках на фронте осталось 17 дивизий, которые были плохо укомплектованы и ощущали недостаток вооружения и боевой техники. Остальные соединения были выведены в тыл.
В октябре 1944 г. Румыния была полностью освобождена от гитлеровцев. 25 октября части 40-й армии генерала Ф. Ф. Жмаченко и 4-й румынской армии под командованием генерала Г. Аврамеску ликвидировали последние опорные пункты противника в стране — изгнали его из городов Сату-Маре и Карей.
Около семи месяцев, с конца марта 1944 г., Советская Армия вела бои за освобождение Румынии. Решающее значение в достижении этой цели имела Ясско-Кишиневская операция, которая привела к ликвидации крупной группировки гитлеровцев и создала благоприятные условия для свержения фашистского режима и изгнания немецко-фашистских войск из страны. В ходе боев за освобождение румынского народа от фашизма Советская Армия нанесла врагу огромный урон в живой силе и боевой технике. Гитлеровцы лишились румынской нефти и других важнейших источников сырья.
Осуществляя освободительную миссию в Румынии, советские воины проявили высокое боевое мастерство и массовый героизм. Лишь в августе — октябре 1944 г. за боевые заслуги были награждены орденами и медалями более 50 тыс. солдат и офицеров. Свыше 150 частей и соединений получили почетные наименования. Освобождение Румынии было достигнуто ценой больших жертв. С марта по октябрь 1944 г. пролили свою кровь на румынской земле свыше 286 тыс. советских воинов, из них 69 тыс. человек погибло. В ходе боев советские войска потеряли здесь 2083 орудия и миномета, 2249 танков и самоходных артиллерийских установок и 528 самолетов. Потери румынских войск в борьбе против гитлеровцев с 23 августа по 30 октября составили более 58,3 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.
О больших заслугах Советской Армии в освобождении румынского народа говорится во многих документах коммунистической партии Румынии. «Румынский народ, — подчеркивается в приветствии Центрального Комитета коммунистической партии Румынии и правительства Румынии по случаю 30-летия Победы над фашизмом, — питает глубокую признательность советскому народу, его славным Вооруженным Силам, которые под руководством Коммунистической партии Советского Союза, проявляя блестящий героизм и ценой огромных жертв, вынесли на своих плечах основную тяжесть войны, внесли решающий вклад в разгром фашистской Германии и оказали неоценимую помощь освобождению Румынии и других стран и народов от гитлеровского господства».
Освобождение Румынии и выход советских войск на границы Болгарии, Югославии и Венгрии предрешили вопрос о скором и полном изгнании гитлеровцев из всех Балканских стран. Успехи Советской Армии явились огромной военной и моральной поддержкой народам Балкан в их борьбе против немецко-фашистских захватчиков.
В ходе борьбы против гитлеровцев в Румынии сложилось и выдержало первое испытание боевое содружество советских и румынских войск, совместно пролитой кровью была скреплена дружба народов СССР и Румынии.
Разгром Советской Армией немецко-фашистских войск и победа антифашистского национального вооруженного восстания в Румынии позволили румынскому народу под руководством коммунистической партии пойти по пути строительства новой жизни.

Освободительный поход советских войск в Болгарию


В ходе боевых действий в Румынии советские войска пришли на помощь и братскому болгарскому народу, боровшемуся за свое освобождение.
Правящие монархофашистские круги Болгарии вопреки воле трудящихся втянули страну в преступный фашистский блок. Борьба народных масс за выход из этого блока становилась все более решительной. К концу августа 1944 г. в стране назрел глубокий политический кризис, вызванный рядом внутренних и внешних причин. Бесцеремонный грабеж Болгарии гитлеровским рейхом привел к резкому сокращению объема ее промышленного и сельскохозяйственного производства. Большая часть государственного бюджета уходила на военные нужды Германии и на содержание внутреннего карательного аппарата. В 1944 г. расходы военного министерства Болгарии превышали уровень 1939 г. в 7 раз и составляли 43,8 процента всех бюджетных расходов страны. За те же годы цены на предметы первой необходимости увеличились на 254 процента, а на черном рынке — в 3–10 раз.
Бедственное положение рабочих, крестьян и мелких служащих крайне обострило классовые противоречия. Болгарские патриоты по призыву коммунистов сражались с оружием в руках против ненавистного фашизма. К лету 1944 г. в Болгарии полыхало пламя вооруженной партизанской борьбы, организаторами и руководителями которой были коммунисты. Тысячами новых бойцов пополнились ряды Народно-освободительной повстанческой армии (НОПА). Она окрепла и организационно. В начале сентября 1944 г. в ее состав входили: 1 дивизия, 9 отдельных бригад, 37 отрядов, несколько батальонов и сотни боевых групп. Партизанские силы составляли более 30 тыс. вооруженных бойцов. У НОПА была 200-тысячная армия укрывателей и помощников — ятаков, которые имелись почти в каждом населенном пункте и находились на легальном положении.
Победы Советской Армии, особенно разгром ею группы армий «Южная Украина» в Ясско-Кишиневской операции, вдохновляли болгарских трудящихся в их борьбе, вселяли в них надежду на скорое освобождение Болгарии советскими войсками от монархофашистского ига.
В результате поражений немецко-фашистских войск на советско-германском фронте и усиления борьбы болгарских трудящихся над монархо-фашистским режимом нависла серьезная угроза. Ради его спасения правящие круги страны предприняли новую перестановку своих лидеров. Разрешение политического кризиса они возложили на И. Багрянова — крупного землевладельца, бывшего офицера, награжденного немецкими орденами. С одобрения Берлина 1 июня 1944 г. он возглавил новое правительство. Багрянов заверил Гитлера, что его правительство выполнит все обязательства Болгарии перед Германией, увеличит военный вклад и покончит с партизанским движением.
Услужливо выполняя свое обещание, болгарское правительство бросило значительные силы регулярной армии против партизан. 23 июля на совещании главы правительства с регентами было принято решение о неограниченном привлечении войск для борьбы против освободительного движения. Генеральный штаб запланировал на август крупные операции регулярных войск против частей НОПА. Этим актом монархофашистский режим стремился обеспечить устойчивое положение в тылу гитлеровской армии и не допустить вступления советских войск в Болгарию.
ЦК Болгарской рабочей партии (БРП) и командование НОПА сорвали замыслы правительства. Партизанские отряды и бригады, не ввязываясь в открытые бои с частями регулярных войск, прорвали блокаду и вышли в новые районы. Чтобы облегчить их борьбу, коммунисты организовали в этот период массовые выступления рабочих в Софии, Габрово, Пернике, Пловдиве и других местах. Реакция вынуждена была отступить.
Стремясь замаскировать свою подлинную, антинародную сущность, правительство Багрянова в июне 1944 г. лицемерно заявило, будто оно готово устранить все, что могло бы омрачить болгаро-советские отношения. На деле же оно продолжало активно помогать фашистской Германии. Порты, аэродромы, железные дороги, средства связи и материальные ресурсы Болгарии все больше использовались гитлеровцами в войне против СССР. На болгарскую территорию отходили остатки немецко-фашистских войск, разгромленных в Румынии. Только 28 августа через румыно-болгарскую границу в Добрудже отошло под прикрытие болгарского «нейтралитета» 16 тыс. немцев. Германские боевые корабли и транспортные суда перебазировались в болгарские порты.
26 августа правительство Багрянова заявило о том, что Болгария, соблюдая полный нейтралитет, будет разоружать немецкие войска, которые вступят на ее территорию. Однако это оказалось очередным обманом болгарского народа и новой попыткой ввести в заблуждение Советское правительство. В действительности же на второй день болгарский генеральный штаб с ведома правительства официально уточнил с германским командованием порядок беспрепятственного отхода немецких войск из Болгарии. Так же поступил командующий болгарским черноморским флотом, не предпринявший никаких действий против находившихся в болгарских портах немецких кораблей.
Не порывая с гитлеровской Германией, правящие круги Болгарии поддерживали также установленные еще в конце 1943 г. контакты с англоамериканскими дипломатами. Теперь эти контакты приняли форму официальных переговоров, продолжавшихся до начала сентября 1944 г. Болгарские монархофашисты возлагали на них большие надежды. Боясь своего народа и вступления Советской Армии в Болгарию, они соглашались на оккупацию страны англо-американскими войсками.
Истинная сущность политики правительства нашла отражение в секретном докладе Багрянова регенту Кириллу 31 августа 1944 г. Глава правительства рекомендовал «до последнего момента делать ставку на Германию», полагая, что противоречия в антигитлеровской коалиции в конечном счете приведут к победе рейха. На случай поражения гитлеровцев Багрянов советовал продолжать враждебную политику в отношении СССР и делать все, чтобы воспрепятствовать вступлению советских войск на болгарскую землю. Одновременно он считал, что необходимо и дальше вести переговоры с представителями Англии и США и постараться побольше выторговать, всеми средствами сохранить царский престол и ни в коем случае не допустить «большевизации» страны.
Болгарская рабочая партия активно и последовательно разоблачала антинародную сущность политики правительства Багрянова. Важное значение в этом имела статья Георгия Димитрова, переданная 5 июня радиостанцией им. Христо Ботева. В ней говорилось, что «правители Болгарии против воли болгарского народа проводят антинародную, прогерманскую политику, что вопреки интересам страны и в ущерб ее будущему они передали страну в руки гитлеровцев и тем самым толкают Болгарию к новой страшной национальной катастрофе».
Дальнейшее обострение политического кризиса в Болгарии привело к отставке правительства Багрянова и сформированию 2 сентября 1944 г. нового правительства во главе с К. Муравиевым — одним из правых лидеров Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС). Буржуазные историки ныне пытаются доказать, будто это правительство преследовало демократические цели. Так, в частности, считает английский историк Р. Ли Уолф, ссылаясь на то, что Муравиев «освободил всех политических заключенных и всех военнопленных союзников, распустил политическую полицию и объявил войну Германии». Однако он умалчивает, что все эти решения, в том числе и формальное объявление 8 сентября войны Германии, Муравиев только декларировал, чтобы обмануть народ, и ни одно из них, по существу, не проводил в жизнь. Его правительство не позволяло левым политическим партиям выйти из подполья, не допускало свободы слова и печати. Провозгласив гарантию демократических прав, Муравиев в то же время отдал приказ о расстреле мирной демонстрации в Софии. Было вполне очевидно, что и новое буржуазное правительство страны придерживается старого политического курса и тоже не может решить назревшие коренные вопросы внутренней и внешней политики.
Обострению внутриполитического кризиса в Болгарии способствовал выход к началу сентября 1944 г. основных сил 3-го Украинского фронта на румыно-болгарскую границу на участке от Джурджу до Мангалии. Действия советских войск на приморском направлении обеспечивали Черноморский флот и Дунайская военная флотилия. Войска 2-го Украинского фронта, преследуя отходящего противника, 6 сентября вышли на румыно-югославскую границу в районе Турну-Северина и изолировали от Болгарии те немецко-фашистские соединения, которые вели бои в Восточных Карпатах и Трансильвании.
В годы войны Советский Союз, народы которого всегда питали чувства глубокой дружбы к братскому болгарскому народу, делал все, чтобы побудить правителей Болгарии прекратить помощь гитлеровской Германии, расторгнуть с ней союз, перейти на сторону антигитлеровской коалиции и тем самым облегчить участь страны в послевоенном мирном урегулировании. В 1944 г. Советское правительство продолжало разоблачать преступный сговор монархофашистских кругов Болгарии с гитлеровской Германией.
Прогерманский курс внешней политики Болгарии не изменился и с приближением Советской Армии к ее границам. Не вносила ничего нового в ее внешнеполитическую линию и декларация правительства Муравиева, опубликованная 4 сентября. Исчерпав все мирные средства воздействия на монархофашистскую клику, Советское правительство предприняло более радикальный шаг. 5 сентября болгарскому посланнику в Москве И. Стаменову была вручена нота, в которой указывалось, что «Советское правительство не считает дальше возможным сохранять отношения с Болгарией, рвет всякие отношения с Болгарией и заявляет, что не только Болгария находится в состоянии войны с СССР, поскольку на деле она и ранее находилась в состоянии войны с СССР, но и Советский Союз отныне будет находиться в состоянии войны с Болгарией».
Объявление Советским Союзом войны фашистскому правительству Болгарии не наносило никакого ущерба интересам болгарского народа. Наоборот, оно явилось решающим условием его освобождения. Болгарские патриоты правильно поняли этот акт СССР и с нетерпением ждали дня, когда советские воины вступят на их землю, чтобы в тесном содружестве с ними добиться для своей родины свободы и независимости. «Мы ждем вас, братья-красноармейцы... — говорилось в обращении главного штаба НОПА к советским войскам, вышедшим на болгарскую границу. — Ваша близость и наша воля к борьбе с угнетателями народа являются гарантией того, что Болгария будет свободной, независимой и демократической. Да здравствует Красная Армия!»
С объявлением Советским Союзом войны Болгарии США и Англия были вынуждены прекратить политические переговоры с ее представителями. 6 сентября болгарской делегации в Каире было сообщено, что в дальнейшем они могут вестись лишь при участии СССР.
Стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта позволяла 3-му Украинскому фронту в короткие сроки подготовить и осуществить операцию по освобождению Болгарии. С разгромом труппы армий «Южная Украина» оборона противника в Румынии развалилась, а немецко-фашистские войска, действовавшие в Югославии, Албании и Греции, оказались изолированными от карпатско-трансильванской группировки, оборонявшейся в северо-западной части Румынии и в Венгрии. Советский Военно-Морской Флот господствовал на Черном море вплоть до побережья Болгарии. В воздухе господствовала советская авиация. На югославской территории активные боевые действия вела Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ). В этих условиях болгарские монархофашисты начали понимать, что они не могут рассчитывать на военную поддержку гитлеровской Германии.
При планировании и подготовке операции советских войск в Болгарии учитывались положение этой страны как сателлита фашистской Германии и внутриполитическая обстановка в ней. Командующий 3-м Украинским фронтом генерал Ф. И. Толбухин и член Военного совета генерал А. С. Желтов в конце июля 1944 г. после обсуждения и утверждения в Ставке ВГК плана Ясско-Кишиневской операции получили от Г. Димитрова обширную информацию об обстановке в Болгарии. 5 сентября по заданию руководства 10-й (Варненской) повстанческой оперативной зоны (ПОЗ) в штаб фронта прибыли представители болгарских партизан. Они подробно рассказали о положении в приморской части Болгарии. Ценные сведения Военный совет фронта получил также от Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, который по совету И. В. Сталина перед вылетом в штаб фронта имел встречу с Г. Димитровым. Вождь болгарских коммунистов сообщил дополнительные данные и подчеркнул, что болгарский народ с нетерпением ждет Советскую Армию, чтобы с ее помощью свергнуть монархофашистское правительство и установить власть Отечественного фронта.
Принимая во внимание благоприятную в целом обстановку в Болгарии, советское командование вместе с тем не могло не учитывать возможность сопротивления некоторых частей ее царской армии, которая к началу сентября имела в своем составе 22 дивизии и 7 бригад общей численностью более 510 тыс. человек. Часть этих сил противостояла войскам 3-го Украинского фронта. В черноморских портах Варна, Бургас и в дунайском порту Русе (Рущук) находились немецкие и болгарские военные корабли. Девять болгарских дивизий и две кавалерийские бригады были расположены в Югославии и Греции. Когда начался отвод этих дивизий в Болгарию, гитлеровские войска вероломно напали на них и разоружили некоторые части. Управление ими было утрачено. Остальные дивизии и бригады находились в районах южнее Видина, Софии и Пловдива.
В столице Болгарии и крупных городах (Варна, Бургас, Стара-Загора, Пловдив) дислоцировались немецкие части СС, части морской пехоты и береговой артиллерии, различные команды, многочисленные военные миссии с персоналом обслуживания и охраны. Они контролировали болгарские аэродромы, морские порты и важные железнодорожные узлы. Там же находились всевозможные штабы и базы, строились бараки, предназначенные для размещения новых контингентов немецких войск в случае их ввода на территорию Болгарии. Общая численность немецко-фашистских войск в Болгарии с учетом частей, отошедших из Румынии в конце августа 1944 г., достигала 30 тыс. человек.
Немецко-фашистское командование по-прежнему стремилось сохранить свои позиции в Болгарии. Оно руководствовалось указаниями Гитлера, который 31 июля 1944 г. в разговоре с генералом А. Йодлем сказал, что «без Болгарии мы практически совершенно не в состоянии обеспечить спокойствие на Балканах». В конце августа немецкий посол в Болгарии А. Бекерле заявил регентам, что германские войска в ближайшее время не намерены оставлять Болгарию. Руководство фашистской Германии вынашивало планы организации государственного переворота в Болгарии и прихода к власти в качестве главы правительства лидера болгарских фашистов А. Цанкова, намеревалось перебросить в Болгарию немецкие войска из Югославии.
5 сентября, в день объявления войны Болгарии, Ставка советского Верховного Главнокомандования утвердила план Болгарской операции, разработанный Военным советом 3-го Украинского фронта при участии представителя Ставки Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Замысел операции состоял в том, чтобы вывести Болгарию из войны на стороне фашистской Германии и оказать помощь болгарскому народу в освобождении от монархофашистского ига. В ходе ее войска фронта должны были выйти на рубеж Джурджу, Карнобат, Бургас, овладеть портами Варна и Бургас, захватить флот противника и освободить приморскую часть Болгарии. Их продвижение планировалось на глубину до 210 км.
Командование 3-го Украинского фронта определило направления действий войск, конкретные сроки достижения намеченных рубежей, организовало взаимодействие сухопутных войск, авиации и Черноморского флота.
На 5 сентября фронт имел около 258 тыс. человек, 5583 орудия и миномета, 508 танков и САУ, 1026 боевых самолетов. Для действий в южной части Добруджи в направлении Айтос, Бургас сосредоточивались все его силы (28 стрелковых дивизий, 2 механизированных корпуса и 17-я воздушная армия). Для поддержки наступления на этом направлении привлекались также три штурмовые авиадивизии 2-го Украинского фронта. Задача 17-й воздушной армии состояла в том, чтобы обеспечить эффективную поддержку наступающих сухопутных войск.
Черноморский флот должен был блокировать Варну и Бургас, с подходом подвижных войск фронта высадить морской десант и совместно с ними овладеть этими портами. Дунайская военная флотилия, переданная 30 августа в оперативное подчинение командующего 3-м Украинским фронтом, должна была захватить на Дунае в районе порта Русе все плавсредства противника, прикрыть действия сухопутных войск от возможных ударов его кораблей и во взаимодействии с 46-й армией овладеть портом Русе.
Планируя операцию по овладению приморской частью Болгарии, советское командование считало, что центральная и западная части страны, включая район Софии, могут быть освобождены повстанческими войсками и революционными рабочими отрядами.
Отсутствие заранее подготовленной обороны, невысокая плотность противостоявших болгарских войск и почти полная уверенность советского командования в том, что они не окажут сопротивления, позволили не планировать артиллерийскую и авиационную подготовку наступления. Было решено начать наступление выдвижением в колоннах передовых подвижных отрядов (по одному от каждого стрелкового корпуса первого эшелона), вслед за ними через час выдвинуть авангардные полки дивизий первого эшелона корпусов, а затем и главные силы всех трех общевойсковых армий.
Командование фронта придавало особое значение быстрому освобождению Варны и Бургаса, так как это лишало противника последних баз на Черном море и неизбежно вело к гибели его флота. Решительное наступление войск 3-го Украинского фронта должно было вызвать панику и растерянность среди правящих кругов Болгарии и явиться сигналом для начала народного вооруженного восстания.
Перед вступлением в Болгарию в войсках фронта, на кораблях Черноморского флота и Дунайской военной флотилии была развернута активная партийно-политическая работа в соответствии с директивой Главного политического управления Красной Армии от 19 июля 1944 г. Солдаты и офицеры знакомились с историей Болгарии, ее культурой и обычаями. Командиры и политработники разъясняли воинам реакционную сущность политики болгарского правительства и подчеркивали важность проявления подлинно дружественных, братских чувств к болгарскому народу, глубокого уважения к его национально-освободительной борьбе. Особое внимание уделялось ознакомлению личного состава с традициями дружбы русского и болгарского народов, исторически сложившимися на протяжении веков, и особенно в период русско-турецкой войны 1877–1878 гг., в результате сотрудничества революционных демократов России и Болгарии, участия болгарских интернационалистов в защите Советской власти в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР.
Командующий 3-м Украинским фронтом 7 сентября 1944 г. обратился с воззванием к болгарскому народу и болгарской армии. В нем говорилось: «Красная Армия не имеет намерения воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной Армии одна задача — разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира». В памятке воинам, изданной Военным советом фронта, рассказывалось о многовековой дружбе болгарского и русского народов и долге советского воина, вступающего на болгарскую землю.
8 сентября в 11 часов утра войска 3-го Украинского фронта перешли румыно-болгарскую границу передовыми отрядами, а спустя полтора часа — и главными силами. Без единого выстрела они стремительно продвигались по своим маршрутам в юго-западном направлении. Первыми на болгарскую землю вступили части 34-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерала И. А. Максимовича, 73-й гвардейской стрелковой дивизии генерала С. А. Козака, 353-й стрелковой дивизии полковника П. И. Кузнецова и 244-й стрелковой дивизии полковника Г. И. Колядина. Не прошло и получаса, как в штаб фронта начали поступать сообщения о восторженной встрече советских войск болгарским народом и армией. По данным политотдела 37-й армии, в полосе ее продвижения только в первый день, 8 сентября, состоялось 27 массовых митингов населения, посвященных встрече Советской Армии. На них присутствовало более 80 тыс. человек.
Первые донесения командиров полков и дивизий не оставляли сомнения в том, что болгарская армия не окажет сопротивления советским войскам. Она присоединилась к своему народу. Солдаты болгарской армии с радостью встретили советских воинов. Учитывая это, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин дал указание болгарские войска не разоружать. Этим актом советское командование выразило полное доверие к народу и армии Болгарии. К исходу первого дня операции подвижные войска фронта продвинулись до 70 км и вышли на рубеж Русе, Варна. На рассвете 8 сентября в порту Варна высадились главные силы морского десанта, а в 13 часов в порту Бургас — отряд численностью около 400 человек. Перед этим в Бургас был выброшен воздушный десант.
Вечером 8 сентября Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачу войскам фронта, приказав на другой день продвигаться в направлении Бургас и Айтос, овладеть ими и выйти на линию Русе, Разград, Тырговиште, Карнобат. Выполняя эту задачу, подвижные соединения 9 сентября продвинулись до 120 км.
В тот же день войска облетела радостная весть о победе вооруженного восстания болгарского народа и о приходе к власти правительства Отечественного фронта, которое обратилось к Советскому правительству с просьбой о перемирии. В связи с этими важнейшими событиями Ставка Верховного Главнокомандования 9 сентября в 19 часов направила войскам фронта новую директиву. В ней говорилось: «Ввиду того что болгарское правительство порвало отношения с немцами, объявило войну Германии и просит Советское правительство начать переговоры о перемирии, Ставка Верховного Главнокомандования согласно указаниям Государственного Комитета Обороны приказывает к 21 часу 9 сентября закончить операцию по занятию намеченных по плану населенных пунктов и с 22 часов 9 сентября с. г. прекратить военные действия в Болгарии, прочно закрепившись в той полосе Болгарии, которая занята нашими войсками». 9 сентября Верховный Главнокомандующий подписал приказ, в котором указывалось: «Операции наших войск в Болгарии были начаты потому, что болгарское правительство не хотело разорвать свои отношения с Германией и давало приют немецким вооруженным силам на территории Болгарии.
В результате успешных действий наших войск цель военных операций достигнута: Болгария разорвала отношения с Германией и объявила ей войну. Тем самым Болгария перестала быть опорой немецкого империализма на Балканах, каковой она была в течение последних тридцати лет».
Выход Болгарии из фашистского блока и объявление ею войны Германии вызвали антиболгарские акции гитлеровского командования. По его приказу началось сосредоточение немецких войск на югославско-болгарской границе. Северо-западные районы Болгарии, и особенно район Софии, оказались не защищенными от возможных ударов наземных войск и авиации гитлеровцев. Не исключалась также возможность вторжения в Болгарию под каким-либо предлогом турецких войск из Восточной Фракии. Советские же войска остановились в 300 км от Софии и в 360–400 км от болгаро-югославской границы. В этой обстановке правительство Отечественного фронта и руководство БРП(к) были серьезно обеспокоены нависшей над страной внешней опасностью. Вечером 9 сентября Г. Димитров обратился с просьбой к советскому командованию принять в штабе 3-го Украинского фронта полномочную делегацию правительства Отечественного фронта. В этот же день Совет министров Болгарии утвердил состав делегации, которая должна была «рассмотреть условия перемирия и восстановления дипломатических отношений с Советским Союзом, начать сотрудничество между советскими и болгарскими войсками в изгнании неприятеля с Балкан».
10 сентября командующий фронтом генерал Ф. И. Толбухин принял делегацию, возглавляемую членом Политбюро ЦК БРП(к) Д. Ганевым. Она проинформировала командование фронта о вооруженном восстании, политической платформе правительства Отечественного фронта и его желании как можно быстрее заключить перемирие со странами антигитлеровской коалиции. Делегация заявила: «Сейчас нам крайне необходимо координировать наши действия с вами, так как задачи обеих армий стали тождественны. Очень желательно, чтобы вы послали к нам своего представителя для координации действий. Сейчас немцы концентрируют свои войска северо-западнее Софии (Ниш, Бела-Паланка)... Несомненно, они готовят наступление на Софию. В связи с этим нам крайне необходима ваша помощь, и особенно авиацией».
Просьбу правительства Отечественного фронта советская сторона удовлетворила немедленно. 13 сентября Ставка Верховного Главнокомандования дала указание направить в Софию начальника штаба 3-го Украинского фронта генерала С. С. Бирюзова для руководства действиями советских войск и организации взаимодействия с болгарской армией через генеральный штаб Болгарии. Одновременно Ставка приказала выдвинуть один стрелковый корпус в район Софии и перебазировать туда часть сил 17-й воздушной армии. Им предстояло воспрепятствовать вторжению в Болгарию немецко-фашистских войск из Греции и Югославии, поддержать действия болгарских частей и прикрыть Софию с воздуха.
15 сентября советские войска, восторженно встреченные населением, вступили в Софию. Сюда же перебазировались две авиационные дивизии. Они вели разведку и наносили удары по коммуникациям гитлеровцев в Югославии, положив тем самым начало боевому содружеству советских и болгарских воинов в годы второй мировой войны. 17 сентября болгарские войска, которым предстояло вести боевые действия на фронте против гитлеровцев, по решению правительства Отечественного фронта были оперативно подчинены командованию 3-го Украинского фронта.
К середине сентября основные силы советских войск, вступивших в Болгарию, находились в восточной части страны. Между тем немецко-фашистское командование от угроз в адрес Болгарии перешло к активным действиям. 12 сентября гитлеровцы захватили город Кула, в 35 км юго-западнее Видина. Поэтому 20 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о переброске войск 3-го Украинского фронта в западные и южные районы страны. Войска 57-й армии, совершив 500-километровый марш, к концу сентября под прикрытием с воздуха советской авиации вышли на болгаро-югославскую границу. 37-я армия и 4-й гвардейский механизированный корпус к тому времени были сосредоточены в районах Казанлык, Нова-Загора, Ямбол. Это надежно обеспечивало левое крыло советских войск и безопасность южных районов Болгарии.
Во время освободительного похода войск 3-го Украинского фронта в Болгарию среди воинов активно велась партийно-политическая работа. Она была направлена на обеспечение боевых задач и укрепление уз дружбы советских воинов с трудящимися страны. Широко использовались, в частности, беседы у памятников боевой славы русских воинов на болгарской земле. Они проводились в городах Свиштов, Плевен, у памятника героям Шипки и в других местах. У могил русских солдат подразделения проходили торжественным маршем с развернутыми знаменами. Политорганы организовывали также встречи воинов с болгарскими гражданами — участниками и свидетелями русско-турецкой войны 1877–1878 гг.
Действия войск 3-го Украинского фронта, кораблей Черноморского флота и Дунайской военной флотилии, с которыми слилось вооруженное народное восстание 9 сентября, сыграли решающую роль в освобождении Болгарии. Гитлеровцы уже не могли использовать для своих нужд экономику Болгарии и распоряжаться ее вооруженными силами. Освобождение болгарских портов привело к полному господству советского флота на Черном море. Резко ухудшилось стратегическое положение немецко-фашистских групп армий «Ф» и «Е», коммуникации которых оказались под ударами советских войск.
С освобождением Болгарии и выходом советских войск на границу с Югославией создались более благоприятные условия для разгрома немецко-фашистских войск на территории Югославии, Греции и Албании. Появилась реальная возможность создания единого фронта боевых действий Советской Армии, Народно-освободительной армии Югославии и болгарской Народной армии.
Характерной особенностью освободительного похода, осуществлявшегося в благоприятных политических условиях в Болгарии, явилось то, что он не был сопряжен с ведением боевых действий. Хотя на протяжении некоторого времени «наши страны формально находились в состоянии войны, — говорил видный деятель Болгарской рабочей партии В. Кола-ров, — но за это время с обеих сторон не было сделано ни одного выстрела, не было ни одного убитого или раненого». Между тем вопреки очевидным фактам и неопровержимым документам буржуазные фальсификаторы истории пытаются опорочить благородную миссию советских войск в Болгарии. Так, американский историк Э. Зимке в книге «От Сталинграда до Берлина» проводит мысль, будто бы своим походом в Болгарию Советская Армия нарушила суверенитет этой страны, что она вступила на ее территорию уже после того, как Болгария порвала с Германией. Болгарские монархофашисты действительно не хотели допустить советских воинов-освободителей на болгарскую землю, до конца сохраняли верность фашистской Германии, предоставив ей все ресурсы страны для войны против СССР. Но иными были чувства болгарского народа. Донесения частей и соединений и многочисленные материалы фронтовой печати тех дней изобилуют яркими примерами исключительно радушной встречи советских воинов народом и армией Болгарии. Так, в донесении начальника политотдела 57-й армии полковника Г. К. Цинева говорилось, что болгарское население встречало советских воинов по старому русскому обычаю — хлебом-солью. Болгары выносили и угощали бойцов арбузами, виноградом, приглашали в дом, к столу и на отдых. Жители всячески старались помочь освободителям в их дальнейшем продвижении, предлагали свой транспорт.
Советская Армия достойно выполнила свой интернациональный долг перед болгарскими трудящимися. Ее историческая заслуга состоит в том, что она защитила страну от новой оккупации войсками империалистов. Без помощи Советской Армии, указывал Г. Димитров, без ее присутствия в течение известного времени на болгарской земле Болгария попала бы в но-, вое рабство; «Болгария была бы оккупирована иностранными враждебными войсками со всеми вытекающими отсюда гибельными для ее настоящего и будущего последствиями... Болгарский народ рассматривал советские войска, которые должны были остаться у нас в силу соглашения о перемирии, не как оккупантов, а как дорогих гостей и покровителей. Когда советские войска покинули нашу страну, народ расставался с ними с чувством глубокой любви и признательности».

Победа вооруженного восстания болгарского народа


Разгром немецко-фашистских войск в Румынии и дальнейшее успешное наступление Советской Армии создали благоприятную обстановку для избавления болгарского народа от немецких и монархофашистских угнетателей. Назревший революционный кризис был следствием разложения монархофашистского режима Болгарии, большой и всесторонней работы Болгарской рабочей партии, которая еще в 1941 г. взяла курс на развертывание вооруженной освободительной борьбы.
Подготовку к вооруженному восстанию болгарские коммунисты вели по трем основным направлениям. Во-первых, они вовлекали народные массы сел и городов в антифашистское освободительное движение путем проведения многолюдных демонстраций и митингов, стачек и забастовок. БРП сплотила в Отечественном фронте все антифашистские и патриотические силы во главе с рабочим классом, создала мощный политический блок против немецко-фашистских захватчиков и их болгарских приспешников. К началу сентября 1944 г. в стране под руководством коммунистов действовали 678 комитетов Отечественного фронта, в которые входило 3855 человек. Они являлись руководящими органами народного антифашистского движения. Во-вторых, коммунисты развертывали и усиливали вооруженную борьбу. Партия создала вооруженную боевую силу народных масс — Народно-освободительную повстанческую армию, которая во многих районах сковывала монархофашистские войска, полицию, жандармерию и отдельные части гитлеровцев. В-третьих, болгарские коммунисты активно вели революционную работу среди солдатских масс царской армии. В результате к лету 1944 г. она стала шаткой опорой правительству. Именно поэтому болгарская реакция была не в состоянии удерживать власть в своих руках без внешней поддержки.
Руководствуясь указаниями Г. Димитрова, подпольный ЦК БРП 26 августа 1944 г. принял исторический циркуляр № 4, в котором излагалась программа подготовки и осуществления вооруженного восстания. Эта программа предусматривала развертывание повсеместно действий против нацистов и их болгарских прислужников всеми силами партии, Рабочего молодежного союза (РМС), Отечественного фронта, антифашистов в армии; усиление ударов по гитлеровским войскам и объектам всеми повстанческими силами; привлечение армии на сторону восставших, согласование с повстанческими силами ее действий против внешнего и внутреннего врага; сплочение народа под знаменем Отечественного фронта, комитеты которого должны были стать «действительными организаторами и руководителями всенародной борьбы и органами народной власти».
В тот же день главный штаб НОПА отдал приказ штабам повстанческих оперативных зон усилить борьбу с врагом, предпринять совместно с воинскими частями операции против гитлеровских войск, нанести основные удары в направлении важных центров страны, начать установление власти Отечественного фронта на местах. В приказе обращалось внимание командиров зон и партизанских частей, действовавших в пограничных районах с Югославией и Грецией, на необходимость установления тесного контакта с народно-освободительными армиями этих стран, выработки планов совместных с ними действий против общего врага.
На следующий день Заграничное бюро ЦК БРП дало дополнительные указания о подготовке восстания. Они предусматривали: сплочение всех демократических сил вокруг Отечественного фронта; принятие мер к немедленному разоружению немецких войск, обезвреживанию гестаповцев и иных врагов болгарского народа; обеспечение поддержки Национальному комитету Отечественного фронта со стороны народа и войск для создания правительства Отечественного фронта; мобилизацию всех сил с целью не допустить боевых действий гитлеровцев и болгарских монархофашистов против Советской Армии; обеспечение свободной деятельности Национального комитета Отечественного фронта, освобождение из тюрем патриотов; слияние решительных действий народа и его вооруженных сил с действиями Советской Армии при вступлении ее в Болгарию для освобождения болгарского народа от немецко-фашистских захватчиков и их болгарских подручных.
Решение Советского правительства объявить войну монархофашистскому режиму Болгарии широкие массы болгарского народа восприняли с энтузиазмом. Оно вдохновило их на решительную борьбу за немедленное установление в стране власти Отечественного фронта. 5 сентября ЦК БРП и главный штаб НОПА разработали окончательный план вооруженного восстания. Он предусматривал организацию начиная с утра 6 сентября 1944 г. стачек и демонстраций в Софии, Пловдиве, Плевене и других крупных городах и нанесение главного удара в столице Болгарии в ночь на 9 сентября. Для руководства силами, готовившимися к восстанию в Софии, было образовано оперативное бюро в составе С. Тодорова, В. Бонева, И. Бонева во главе с Т. Живковым.
6 и 7 сентября в Софии и других крупных городах Болгарии началось сосредоточение партизанских отрядов и местных боевых групп. Коммунистические группы и группы Рабочего молодежного союза усилили свою деятельность в армии, чтобы привлечь ее на сторону восстания. 6 сентября главный штаб НОПА принял и начал распространять обращение к войскам, призывая их совместно с партизанами и Советской Армией бороться за освобождение Болгарии от фашизма.
Национальный комитет Отечественного фронта уведомил правительство, что 6 сентября в ряде крупных городов страны состоятся открытые собрания по разъяснению его программы. Правительство запретило их проведение и объявило, что в случае неповиновения будет применена сила. Однако вопреки запрету 7 и 8 сентября в Пловдиве, Пернике, Софии, Плевене и многих других крупных городах состоялись демонстрации. В те же дни партизанские части провели боевые операции по всей стране и овладели рядом населенных пунктов. Действия партизан, а также демонстрации и стачки в крупных городах усилили революционный подъем среди трудящихся и подготовили благоприятные условия для успешного проведения вооруженного восстания.
В ходе непосредственной подготовки восстания на совместных заседаниях Политбюро ЦК БРП и главного штаба НОПА уточнялись план действий и силы, привлекавшиеся к участию в восстании. Последнее нелегальное заседание Политбюро ЦК БРП состоялось 8 сентября. Совместно с представителями главного штаба Народно-освободительной повстанческой армии и Национального комитета Отечественного фронта были приняты окончательные решения и даны подробные указания относительно осуществления восстания. Было решено начать восстание в 2 часа ночи 9 сентября. Местные партийные комитеты и главный штаб НОПА получили необходимые распоряжения об организации решительных действий против врага. Вооруженное восстание началось в соответствии с утвержденным ЦК БРП планом. На штурм монархофашистского режима в Софии в первых рядах шли коммунисты и члены РМС, боевые группы трудящихся столицы и окрестных сел, партизаны бригады «Чавдар» и Шопского отряда, а также солдаты некоторых воинских частей. Активная работа БРП в подготовительный период сыграла большую роль в привлечении многих солдат болгарской армии на сторону народа, в создании решающего перевеса сил над контрреволюцией, в достижении быстрой и бескровной победы восстания.
Основным объектом, на который нацеливались силы восставших, было здание военного министерства, где находились министры и высшее военное руководство. В первый же час восстания все они были арестованы. Затем вооруженные отряды заняли здания министерства внутренних дел и других министерств, почту, телеграф и центральный вокзал. В некоторых местах профашистски настроенные офицеры пытались оказать сопротивление, но оно было быстро подавлено. Полиция оказалась парализованной, и повстанцы легко разоружили ее. Восставшим удалось также нейтрализовать 1-ю софийскую пехотную дивизию, которая монархофашистским правительством была переброшена в столицу в начале сентября.
С победой восстания в Софии к власти пришло правительство Отечественного фронта. Состав его накануне восстания был определен политбюро ЦК БРП и Национальным комитетом Отечественного фронта. В него вошли представители Болгарской рабочей партии, левого крыла Болгарского земледельческого народного союза, политической группы «Звено», левого крыла социал-демократической партии и два беспартийных. Возглавил правительство лидер политической группы «Звено» К. Георгиев.
Весть о победе вооруженного восстания в столице в тот же день разнеслась по всей стране. Трудящиеся, партизанские части и революционно настроенные солдатские массы всюду обезвреживали монархофашистов и не успевших эвакуироваться гитлеровцев, свергали старые органы власти и вводили народно-демократические порядки. 9 сентября во всей Болгарии была установлена власть правительства Отечественного фронта.
Победа болгарского народа была обусловлена рядом благоприятных факторов. Решающими из них были: крайнее обострение классовых противоречий и наличие непосредственной революционной ситуации в стране, победоносное наступление Советской Армии на Балканах, ее вступление в Болгарию и разносторонняя помощь Советского Союза силам Отечественного фронта в борьбе против монархофашизма. Освободительный поход советских войск в Болгарию усилил политическую активность и боевой революционный дух болгарского народа, укрепил его веру в победу над фашизмом. «Сочетание народного восстания 9 сентября 1944 года с победоносным шествием Советской Армии на Балканах, — указывал Г. Димитров, — не только обеспечило победу восстания, но и придало ему большую силу и размах».
В достижении победы восстания выдающуюся роль сыграло руководство им партии болгарских коммунистов во главе с Г. Димитровым. На протяжении долгих лет классовых боев партия укрепляла союз рабочего класса с трудовым крестьянством и другими прогрессивными силами страны. В годы второй мировой войны БРП добилась создания единого антифашистского Отечественного фронта, под знаменами которого сплотились все патриоты и демократы Болгарии. Главной и решающей силой Отечественного фронта был рабочий класс во главе с партией коммунистов. В борьбе против монархофашизма БРП создала революционные вооруженные силы — Народно-освободительную повстанческую армию. Коммунисты, боровшиеся за коренные интересы трудящихся, пользовались большим доверием и любовью широких народных масс. Руководящая роль БРП явилась важнейшим условием успеха восстания. Она придавала ему подлинно революционный характер.
В результате восстания были достигнуты основные политические цели Отечественного фронта: свергнут монархофашистский режим, страна обрела национальный суверенитет, власть перешла в руки народа. Основной движущей силой восстания являлся пролетариат в союзе с беднейшим крестьянством. В нем приняли участие также ремесленники, патриотически настроенная интеллигенция и воины армии.
Победа 9 сентября стала поворотным пунктом в многовековой истории Болгарии. Порвав с фашистской Германией, Болгария начала против нее активную вооруженную борьбу, которая вошла в историю как Отечественная война болгарского народа. Важным завоеванием новой народной власти явилось подписание в Москве 28 октября 1944 г. Соглашения о перемирии между СССР, США и Англией, с одной стороны, и Болгарией — с другой.
В Болгарии была создана Союзная контрольная комиссия во главе с Маршалом Советского Союза Ф. И. Толбухиным.
Участие в войне против нацистской Германии на стороне антифашистской коалиции имело для Болгарии важное политическое значение. Страна вышла из международной изоляции, в которую ее поставили монархофашисты, и завоевала право бороться за достойный и справедливый мирный договор.
Победа вооруженного восстания открыла новую эру в истории Болгарии. Она позволила болгарскому народу под руководством коммунистов, при всесторонней помощи Советского Союза прочно и бесповоротно встать на социалистический путь развития.
* * *
Важные военно-политические события в жизни народов Румынии и Болгарии, которые произошли в августе — сентябре 1944 г., явились следствием разгрома советскими войсками одной из сильнейших немецко-фашистских групп армий — «Южная Украина» и острой классовой борьбы в этих странах.
В результате Ясско-Кишиневской операции и в ходе последующего наступления советские войска осуществили прорыв стратегического фронта противника на огромном участке в 500 км и продвинулись до 750 км в глубину. Их боевые действия в августе — сентябре 1944 г. на юге носили исключительно маневренный характер. Они изобиловали примерами успешного прорыва вражеской обороны, быстрого окружения и ликвидации вражеских группировок, стремительного наступления в оперативной глубине.
Эти операции 2-го и 3-го Украинских фронтов дали немало образцов тесного и непрерывного взаимодействия всех видов вооруженных сил и родов войск, широкого применения танковых подвижных групп, массированного использования стрелковых войск, артиллерии и авиации.
В ходе наступления советские войска охватили группировку гитлеровцев в Северной Трансильвании и Закарпатской Украине, создали угрозу их коммуникациям в Югославии, Греции и Албании, резко ухудшив стратегическое положение фашистской Германии на Балканах.
Успешные действия советских войск обеспечили вывод Румынии и Болгарии из войны на стороне фашистской Германии. В немецко-фашистской стратегии эти страны сыграли крупную роль как плацдарм для нападения на СССР в 1941 г., а в 1944 г. приобрели важное значение в обороне дальних подступов к Германии с юго-востока.
Выйдя из войны на стороне фашистской Германии, Румыния и Болгария присоединились к антигитлеровской коалиции. Их вооруженные силы приняли участие в боевых действиях против немецко-фашистских войск. Действуя совместно с советскими войсками, они участвовали в освобождении ряда стран Юго-Восточной Европы.
Важнейшим политическим итогом разгрома группы армий «Южная Украина» был приход к власти в Румынии и Болгарии демократических сил.
Между Советским Союзом и странами, вставшими на путь демократического развития, начали устанавливаться отношения дружбы и взаимопомощи, основанные на ленинских принципах пролетарского интернационализма..
Советская Родина по достоинству оценила мужество и героизм, проявленные советскими воинами в наступлении. 230 соединений и частей Сухопутных войск, Военно-Воздушных Сил и Военно-Морского Флота, отличившихся при овладении крупными городами, получили почетные наименования Кишиневских, Ясских, Фокшанских, Варненских и других. Более 280 частей и соединений были награждены орденами.
В ходе наступления на южном фланге советско-германского фронта советские войска вписали еще одну славную страницу в летопись Великой Отечественной и второй мировой войн.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!