ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Ход войны
Хронология войны
Сражения и операции
Сводки Совинформбюро
Военная фотохроника
Третий рейх в цвете
Артиллерия Второй Мировой
Авиация Второй Мировой
Танки Второй Мировой
Советские военные песни
Рефераты на тему ВОВ
Женщины-герои СССР
Фото находок с войны

ТОП 20 материалов сайта
Рекомендуем посетить

                                          ДЕНЬ ПОБЕДЫ. Мнения людей

                                              Справочники и статистические данные

Униформа СССР
Униформа Германии
Униформа Италии
Униформа Англии
Униформа Польши
Униформа Франции
Униформа США
Униформа других стран

Вооружение Вермахта
Боеприпасы Вермахта

Книга об артиллерии


Ход войны

Освобождение советской Прибалтики. Изгнание врага из Заполярья

Добавлено: 2012.10.21
Просмотров: 1698

Обстановка в Прибалтике. Подготовка операции


К середине сентября 1944 г. Советские Вооруженные Силы почти полностью освободили территорию СССР и вели боевые действия далеко за пределами страны. Лишь в небольшой части советской Прибалтики и на Крайнем Севере еще хозяйничали гитлеровские захватчики.
Более чем трехлетняя оккупация принесла народам Прибалтийских республик неисчислимые бедствия. Осуществляя свой изуверский «Генеральный план «Ост», фашистское руководство стремилось «путем германизации подходящих в расовом отношении элементов, колонизации представителями германской расы и уничтожения нежелательных элементов» превратить советскую Прибалтику в составную часть фашистской Германии. В Литве, Латвии и Эстонии гитлеровцы уничтожили более 1 млн. 100 тыс. советских граждан, многие десятки тысяч людей томились в концентрационных лагерях и тюремных застенках. Нацисты стремились подорвать дружбу литовцев, латышей и эстонцев с другими народами Советского Союза, лишить их тех благ, которые дала им Советская власть в 1940–1941 гг.
Однако никакие зверства гитлеровских палачей не смогли сломить волю трудящихся советских Прибалтийских республик к освобождению. Вдохновленные победами Советской Армии, они все активнее выступали против немецко-фашистских оккупантов и их агентуры — местных буржуазных националистов. Рабочие фабрик и заводов, невзирая на жестокие репрессии, саботировали распоряжения предпринимателей, снижали выпуск продукции. Крестьяне сжигали хозяйства немецких колонистов, срывали поставки продуктов сельского хозяйства. Ширилась партизанская борьба.
Под влиянием побед Советских Вооруженных Сил многие из тех, кто еще недавно по различным причинам сотрудничал с гитлеровцами, стали отходить от них. Возросло дезертирство в местных националистических формированиях. По данным штаба группы армий «Север», на 10 сентября 1944 г. в тылу гитлеровских войск находилось около 5 тыс. «местных дезертиров», которые, по признанию немецко-фашистского командования, представляли для него потенциальную опасность. Некоторые из них уходили из националистических воинских частей с оружием и, присоединяясь к партизанам, включались в борьбу против немецко-фашистских захватчиков.
Положение гитлеровцев в Прибалтике еще более ухудшилось в результате успешного наступления советских войск в Белоруссии. Группа армий «Север» оказалась глубоко охваченной с юга и прижатой к Балтийскому морю на относительно небольшой территории.
К середине сентября 1944 г. линия фронта протяженностью в 940 км в Прибалтике проходила от Финского залива до реки Неман через Нарвский перешеек и далее в направлении Чудское озеро, Тарту, Гулбене, Гостини, Бауска, Добеле, Расейняй. На рубеже от Финского залива до Добеле оборонялись войска группы армий «Север» под командованием генерала Ф. Шернера. В нее входили 16-я и 18-я армии, оперативная группа «Нарва». Южнее, на участке от Добеле до реки Неман, занимали оборону войска 3-й танковой армии группы армий «Центр». Всего в составе прибалтийской немецко-фашистской группировки было 56 дивизий, в том числе 5 танковых и 2 моторизованные, и 3 моторизованные бригады, в ней насчитывалось 730 тыс. солдат и офицеров, 7 тыс. орудий и минометов, 1216 танков и штурмовых орудий. С воздуха она поддерживалась 400 самолетами 1-го и частично 6-го воздушных флотов. В августе в состав группы армий «Север» прибыли три дивизии, сотни танков и штурмовых орудий и около 42 тыс. человек пополнения. Численность пехотной дивизии была доведена до 8 тыс. человек. В Финском заливе действовали легкие силы немецко-фашистского военно-морского флота.
Гитлеровское командование стремилось во что бы то ни стало удержать Прибалтику. Оно ясно понимало, что утрата этого стратегически важного района еще более ухудшит военно-политическое и экономическое положение Германии, неблагоприятно повлияет на ее взаимоотношения со Швецией, откуда рейх получал высококачественные стали, железную РУДУ и другое стратегическое сырье. Потеря Прибалтики вела к резкому ухудшению базирования и затруднению боевой деятельности немецко-фашистского флота на Балтийском море. Освободив Литву, Латвию и Эстонию, советские войска получали удобные исходные рубежи для вступления в Восточную Пруссию.
Противник ожидал основных ударов советских войск у Мадоны и Валги и надеялся, что ему удастся сохранить здесь свои позиции. 5 сентября 1944 г. в ответ на вопрос Гитлера о перспективах борьбы за Прибалтику генерал Гудериан заявил: «...исходя из создавшегося соотношения между силами противника и германскими войсками, можно предположить, что противнику не удастся прорваться ни у Мадоны, ни у Валги». Вместе с тем руководство группы армий «Север» опасалось наступления войск 1-го Прибалтийского фронта на Ригу из района Елгавы, Добеле. Продвигаясь здесь по кратчайшему пути, они могли перехватить все сухопутные коммуникации, ведущие в Восточную Пруссию, и изолировать от нее немецко-фашистские войска в Прибалтике. Учитывая вероятность такого удара, гитлеровское командование сосредоточило юго-западнее Елгавы наиболее сильную группировку, включив в нее все пять танковых дивизий, которыми оно располагало в Прибалтике.
На этом участке проводились большие мероприятия по инженерному усилению обороны. Сюда также нацеливалась значительная часть авиации. Эта группировка получила задачу прочно удерживать оборонительные рубежи, расширить коридор южнее Тукумса и обеспечить свободу сообщений группы армий «Север» с Курляндией и Восточной Пруссией. Гитлеровцы опасались также за участок фронта, примыкавший непосредственно к реке Даугава с севера, где советские войска могли нанести удар на Ригу с востока. Беспокоило их и положение оперативной группы «Нарва». На случай крайнего обострения обстановки планировался отвод ее войск на оборонительный рубеж «Цесис».
Стремясь сорвать наступление советских войск, гитлеровское командование создавало глубокую позиционную оборону. Особенно большое развитие она получила на рижском направлении севернее Даугавы, где были подготовлены четыре оборонительных рубежа, два из которых имели по две полосы. При этом использовались обилие рек, озер, лесисто-болотистых участков местности, а также многочисленные усадьбы и хутора с каменными постройками. Все полосы и позиции были прикрыты минными полями и проволочными заграждениями.
К разгрому прибалтийской группировки немецко-фашистских войск советское командование привлекало силы левого крыла Ленинградского фронта и войска 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов — 14 общевойсковых, 1 танковую и 4 воздушные армии. Всего эти фронты имели 125 стрелковых дивизий, 7 укрепленных районов и 5 отдельных танковых и механизированных корпусов. Стрелковые дивизии Прибалтийских фронтов насчитывали в своем составе в среднем по 4–4,5 тыс. человек. В операции участвовали также силы Краснознаменного Балтийского флота. Советские войска превосходили противника: в людях — в 1,3 раза, в артиллерии, танках и самоходно-артиллерийских установках — в 2,5 раза и в самолетах — в 6,6 раза.
Войска трех Прибалтийских фронтов 29 августа получили задачу сокрушить противостоявшие силы противника и продолжать освобождение территории Литовской, Латвийской и Эстонской советских республик. Общее руководство их операциями возлагалось на представителя Ставки, начальника Генерального штаба Маршала Советского Союза А. М. Василевского.
Задача войск 3-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. И. Масленников, состояла в том, чтобы нанести удар главными силами из района Сангасте в направлении Валмиера, Рига. Одновременно они должны были развернуть наступление навстречу войскам 2-го Прибалтийского фронта. 2-му Прибалтийскому фронту под командованием генерала А. И. Еременко, наносившему основной удар в направлении Нитауре, Рига, предстояло во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить противника непосредственно севернее реки Даугава и овладеть Ригой. Перед войсками 1-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал И. X. Баграмян, Ставка поставила задачу силами правого крыла наступать из района Бауска в направлении Вецмуйжа, Иецава, устье реки Даугава, во взаимодействии с другими Прибалтийскими фронтами разгромить рижскую группировку врага, действовавшую южнее Даугавы, и выйти на Даугаву и к побережью Рижского залива в районе Риги, перерезав пути отхода войскам группы армий «Север» в сторону Восточной Пруссии. На левом крыле они должны были в оборонительных боях измотать танковую группировку гитлеровцев и ни в коем случае не допустить ее прорыва на елгавском и шяуляйском направлениях. Кроме того, чтобы достигнуть наибольшей прочности кольца окружения прибалтийской группировки противника, командующий 1-м Прибалтийским фронтом с согласия представителя Ставки принял решение подготовить дополнительный удар в общем направлении на Джуксте, Кемери с задачей разгромить тукумскую группировку гитлеровцев, перерезать железную и шоссейную дороги Рига — Тукумс и выйти на побережье Рижского залива.
2 сентября 1944 г. была поставлена задача Ленинградскому фронту, которым командовал Маршал Советского Союза Л. А. Говоров. Ему предстояло, передислоцировав одно армейское управление и восемь стрелковых дивизий с нарвского участка фронта в район Тарту, нанести удар из района Тарту в направлении Раквере, выйти в тыл нарвской группировке противника и в дальнейшем наступать на Таллин. В решении этих задач содействие фронту оказывал находившийся в его оперативном подчинении Краснознаменный Балтийский флот под командованием адмирала В. Ф. Трибуца.
Начало наступления Прибалтийских фронтов Ставка назначила на 14 сентября, а Ленинградского фронта в связи с осуществлением крупной и сложной перегруппировки войск на тартусский участок — на 17 сентября. Сжатые сроки подготовки наступления устанавливались с целью не дать противнику времени на дальнейшее усиление обороны, преодоление которой в условиях надвигавшейся осенней непогоды и труднопроходимой лесисто-болотистой местности, пересеченной множеством рек и озер, было весьма сложной задачей.
Таким образом, главные усилия советских войск в операции сосредоточивались на разгроме рижской группировки противника. Три Прибалтийских фронта, наступая в общем направлении на Ригу, должны были охватить и уничтожить основные силы группы армий «Север». Наступление планировалось в полосе шириной до 500 км, что составляло около половины всей протяженности линии фронта в Прибалтике. Оборона немецко-фашистских войск прорывалась на семи участках, составлявших 76 км, где советское командование сосредоточило около 80 процентов наступающих стрелковых дивизий со средствами усиления.
Выполняя указания Ставки, фронты развернули подготовку операции. Они сосредоточивали основные свои силы на участках прорыва. Артиллерийская подготовка атаки планировалась продолжительностью от одного до двух часов. Однако созданная плотность артиллерии была невысокой — на 1 км прорываемого фронта в большинстве армий приходилось лишь по 120–160 орудий и минометов. Танковые и механизированные войска составляли подвижные группы фронтов и некоторых армий, часть танков и САУ выделялась для непосредственной поддержки пехоты. Задачи авиации заключались в том, чтобы вести воздушную разведку, прикрывать ударные группировки фронтов как в исходных районах, так и в ходе наступления, наносить удары по резервам гитлеровцев, дезорганизовывать управление войсками и работу транспорта противника, бороться с вражеской авиацией, сохранять свое господство в воздухе.
Ударным группировкам фронтов и армий предстояло в ходе наступления форсировать ряд водных преград. Поэтому инженерному обеспечению их действий было уделено должное внимание. Советские войска усиленно вели разведку, и командование располагало довольно полными данными о противнике. Фронты проводили также оперативно-маскировочные мероприятия. Однако достигнуть внезапности наступления и ввести гитлеровцев в заблуждение о направлении главного удара удалось лишь 1-му Прибалтийскому фронту.
В подготовительный период фронты провели значительную перегруппировку войск. Ленинградскому фронту большую помощь в этом оказала 25-я отдельная бригада речных катеров Краснознаменного Балтийского флота на Чудском озере. Она переправила через пролив между Чудским и Псковским озерами более 100 тыс. человек, свыше 1 тыс. орудий и минометов и до 4 тыс. автомашин. Тем самым намного ускорилась переброска 2-й ударной армии с нарвского участка в район Тарту. Это оказалось для противника неожиданным и в последующем поставило его нарвскую группировку в тяжелое положение.
Фронты накапливали боеприпасы, горючее и смазочные материалы, продовольствие; широкую подготовку к обеспечению операции развернула медико-санитарная служба.
В боевой подготовке личного состава главное внимание уделялось отработке быстрого прорыва вражеской обороны, форсирования водных преград. Занятия проводились на местности, схожей с той, на которой предстояло действовать войскам.
Партийно-политическая работа в частях и на кораблях велась под девизом «Освободим Советскую Прибалтику от немецко-фашистских захватчиков!». Она строилась с учетом обстановки, которая складывалась на фронтах, боевых задач, стоявших перед войсками, и была направлена на воспитание у воинов высокого наступательного порыва, мобилизацию их усилий на окончательный разгром врага в Прибалтике, преодоление настроений самоуспокоенности и беспечности. Командиры, политработники, коммунисты и комсомольцы разъясняли личному составу, что для полного и окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков еще потребуется огромное напряжение сил.
Большое место в партийно-политической работе занимали вопросы обеспечения тесного взаимодействия сухопутных войск, авиации и флота. Так, в войсках Ленинградского фронта в период подготовки Таллинской наступательной операции политорганы танковых, артиллерийских и авиационных соединений и частей установили тесный контакт с политорганами общевойсковых соединений, что благотворно сказалось на выполнении боевых задач.
Добиваясь усиления влияния коммунистов на личный состав, политорганы проявляли заботу о росте партийных рядов за счет передовых бойцов, отличившихся в боях. В результате в войсках значительной стала партийная прослойка.
К началу наступления на 1-м Прибалтийском фронте насчитывалось 173 190 коммунистов, на 2-м Прибалтийском фронте — 113 970 и на Ленинградском — 173 433 члена и кандидата в члены ВКП(б).
Командиры и политработники много внимания уделяли подготовке к предстоящей операции нового пополнения, особенно воинов, призванных из западных областей Украины, Белоруссии и из Прибалтики, которые долгое время подвергались влиянию фашистской пропаганды. Вновь прибывавших солдат знакомили с целями и задачами предстоявших боев, героическими традициями частей и соединений. Бывалые воины делились с ними своим боевым опытом.
Учитывая характер готовившейся операции, политорганы издавали специальные листовки и памятки, в которых обобщался боевой опыт и содержались советы и рекомендации воинам. Политотдел 2-й ударной армии Ленинградского фронта, в частности, выпустил «Памятку бойцу в наступлении в лесисто-болотистой местности» и «Памятку бойцу при форсировании водных преград».
На освобожденной территории советской Прибалтики политорганы вели большую агитационно-массовую работу среди местного населения. Они разъясняли трудящимся внутреннее и международное положение Советского Союза, разоблачали человеконенавистническую политику фашистской Германии и лживость нацистской пропаганды.
Войска фронтов всесторонне готовились к выполнению новых боевых задач. В целом они имели необходимые возможности для успешного осуществления операции.

Прорыв обороны немецко-фашистских войск на таллинском и рижском направлениях


Наступление всех Прибалтийских фронтов началось одновременно утром 14 сентября 1944 г. Наибольших результатов в этот день добился 1-й Прибалтийский фронт. Мощная артиллерийская подготовка и удары авиации 3-й воздушной армии в районе Бауска оказались особенно эффективными. Перешедшие в наступление войска 43-й армии генерала А. П. Белобородова и 4-й ударной армии генерала П. Ф. Малышева продвигались вперед, почти не встречая организованного сопротивления. Согласованные и эффективные действия позволили ударным группировкам за полтора часа преодолеть главную оборонительную полосу противника, а передовым частям — форсировать реки Лиелупе и Мемеле. К исходу дня войска 1-го Прибалтийского фронта прорвали вражескую оборону на участке в 25 км и на отдельных направлениях продвинулись вперед до 14 км.
Выполняя боевые задачи, советские воины проявляли массовый героизм и высокое мастерство. При форсировании реки Мемеле в районе Бауски особенно отличилась 4-я рота 423-го стрелкового полка 166-й стрелковой дивизии 4-й ударной армии. Под командованием старшего лейтенанта А. Э. Шишинашвили бойцы с ходу форсировали не широкую, но глубокую водную преграду и, выйдя в тыл противнику, ворвались в деревню Брунери, а затем овладели деревней Стрели. В ходе завязавшегося боя они отразили три контратаки гитлеровцев и удержали освобожденные населенные пункты до подхода главных сил полка. При этом ими было уничтожено пять орудий и много гитлеровских солдат и офицеров. В бою героически погиб командир роты. За воинскую доблесть и мужество коммунисту старшему лейтенанту А. Э. Шишинашвили было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Прах героя покоится на братском кладбище в старинном латышском городе Бауска. На его могиле воздвигнут обелиск.
Натиск советских войск все более нарастал. Начальник штаба 16-й немецкой армии докладывал в штаб группы армий «Север» о наступлении 1-го Прибалтийского фронта в районе Бауска: «Повсюду действуют танки противника. Артиллерия ведет очень интенсивный огонь, достигающий артиллерийских позиций. Противник бросил в бой особенно большое число самолетов-штурмовиков, которые наносят удары вплоть до командных пунктов дивизий».
По-иному развивались события к северу от Даугавы, где действовали войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов. Немецко-фашистскому командованию перед началом артиллерийской подготовки здесь удалось отвести основную часть своих войск с переднего края на вторую позицию главной оборонительной полосы. Сказался также недостаток снарядов и танков непосредственной поддержки пехоты. 3-му Прибалтийскому фронту к тому же пришлось форсировать крупный водный рубеж — реку Эмайыги. Поэтому в первый день операции войска фронтов, несмотря на активное содействие 14-й воздушной армии (командующий генерал И. П. Журавлев) и 15-й воздушной армии (командующий генерал Н. Ф. Науменко), смогли преодолеть лишь первую позицию главной полосы обороны противника и продвинуться вперед до 1–3 км.
Войска 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, развивая успех, достигнутый 14 сентября, на второй день операции прорвали тыловой оборонительный рубеж. Передовой отряд 3-го гвардейского механизированного корпуса, устремившийся в прорыв, к исходу 16 сентября продвинулся вперед до 50 км и прорвался к Даугаве, а стрелковые соединения 43-й армии вышли на подступы к Балдоне. В это же время 4-я ударная армия, взламывая вражескую оборону, вышла на реку Иецава. Общий фронт прорыва здесь был расширен до 80 км. Выход советских войск на Даугаву и к Балдоне создал реальную возможность для нанесения последующего удара на Ригу с юга силами правого крыла и центра 1-го Прибалтийского фронта.
Большую помощь наземным войскам оказывала 3-я воздушная армия, которой командовал генерал Н. Ф. Папивин. Только в первый день наступления она совершила 1530 боевых самолето-вылетов. В 32 воздушных боях было сбито 67 немецких самолетов.
Между тем положение на 2-м и 3-м Прибалтийских фронтах существенно не улучшилось и к концу третьего дня операции. Несмотря на ввод в бой большинства стрелковых дивизий, составлявших вторые эшелоны стрелковых корпусов, войска пока не могли преодолеть главную полосу обороны противника, хотя в тяжелых оборонительных боях он понес значительные потери. Командующий группой армий «Север» генерал Шернер докладывал своему высшему руководству о том, что для немецких войск в Прибалтике наступил последний момент: все резервы уже введены в сражение, неатакованные участки обороны оголены до предела, на направлениях главных ударов советских войск потери составляют от одной трети до половины всего численного состава немецких дивизий, боеспособность войск катастрофически падает, что силы группы армий «Север» уже исчерпаны и она не в состоянии вести длительные оборонительные сражения. По его мнению, оставалась одна возможность — отступить. Генерал умолял Гитлера и Гудериана дать согласие на отвод войск в Прибалтике по всему фронту . 16 сентября гитлеровская ставка разрешила отвод оперативной группы «Нарва». Войскам же 18-й армии было приказано оставить рубеж «Валга» и вместе с влившимися в нее соединениями группы «Нарва» занять оборону на рубеже «Цесис». Однако натиск советских войск вынудил противника отойти еще дальше — на оборонительный рубеж «Сигулда».
Немецко-фашистское командование одновременно принимало срочные меры для локализации опасного прорыва 1-го Прибалтийского фронта в районе Бауска. 16 сентября 3-я танковая армия группы армий «Центр» силами 12 моторизованных батальонов при поддержке 380 танков и штурмовых орудий начала наносить контрудар из района юго-западнее Добеле во фланг и тыл изготовившихся к наступлению войск 5-й гвардейской танковой и 51-й армий. Контрудар против 43-й армии в районе Балдоне готовилась нанести 16-я армия группы армий «Север» силами 6 дивизий, в том числе 2 танковых и 1 моторизованной. Однако эти меры не помогли. Положение немецко-фашистских войск продолжало ухудшаться. Под ударами советских армий они оставили свои рубежи между Финским заливом и Даугавой и отошли на значительную глубину.
Утром 17 сентября, на четвертые сутки операции, в районе Тарту перешли в наступление войска Ленинградского фронта. Противник и здесь на период артиллерийской подготовки отвел с переднего края основную массу живой силы и артиллерии. Но на этот раз он не добился существенного выигрыша. Мощная артиллерийская подготовка дезорганизовала его оборону. Пехота и танки 2-й ударной армии под командованием генерала И. И. Федюнинского быстро прорвали главную полосу вражеской обороны, успешно форсировав при этом глубокую и широкую реку Эмайыги. К концу дня они продвинулись на глубину от 5 до 18 км. Наибольшего успеха добился 8-й эстонский стрелковый корпус генерала Л. А. Парна, наступавший при активной поддержке 25-й отдельной бригады речных кораблей вдоль западного берега Чудского озера.
Войскам 2-й ударной армии эффективно содействовали 13-я воздушная армия под командованием генерала С. Д. Рыбальченко и военно-воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота, которыми командовал генерал М. И. Самохин. В первый день наступления летчики совершили более 600 самолето-вылетов, причинив противнику значительный урон.
Наступление войск Ленинградского фронта вынудило немецко-фашистское командование ускорить отвод оперативной группы «Нарва». 18 сентября 2-я ударная армия начала преследование отходящего противника. В ночь на 19 сентября перешла к преследованию противника 8-я армия, которой командовал генерал Ф. Н. Стариков. Ее войска за двое суток продвинулись до 90 км и вышли в район Раквере. Поэтому дальнейшее продвижение 2-й ударной армии в северном направлении стало нецелесообразным, и командующий фронтом повернул ее основные силы на запад, а подвижную группу армии и 8-й эстонский стрелковый корпус передал в состав 8-й армии, развивавшей удар на Таллин.
Преследуя отступавшего противника, войска Ленинградского фронта быстро продвигались в западном и юго-западном направлениях. 22 сентября 8-я армия освободила столицу Эстонской ССР Таллин. За два дня боев войска 2-й ударной армии продвинулись от 40 до 60 км и 23 сентября изгнали врага из городов Вильянди и Пярну. 26 сентября армия вышла к Балтийскому морю и вступила на территорию Латвийской ССР.
На коммуникациях противника в Финском заливе и Балтийском море усилила действия авиация Краснознаменного Балтийского флота, чтобы воспрепятствовать эвакуации немецко-фашистских войск из Таллина. 1-я бригада торпедных катеров, содействуя 8-й армии, высадила десанты в портах Кунда, Локса и Таллин. Северо-западнее Таллина моряки овладели островом Найссар.
Стремительно развертывались события и на 3-м Прибалтийском фронте. Используя успех Ленинградского фронта, 67-я армия, которой командовал генерал В. 3. Романовский, и 1-я ударная армия генерала Н. Д. Захватаева 21 сентября завершили прорыв вражеской обороны на всю тактическую глубину. 23 сентября соединения 10-го танкового корпуса освободили Валмиеру, а 61-я армия под командованием генерала П. А. Белова, действовавшая на левом крыле фронта, вышла в район Смилтене. Ее войска во взаимодействии с соединениями 54-й армии генерала С. В. Рогинского к утру 26 сентября освободили город Цесис.
По-прежнему сложным оставалось положение на 2-м Прибалтийском фронте. Его войска в ходе напряженных боев смогли продвинуться вперед лишь на 18 км. В докладе Верховному Главнокомандующему о ходе операции в Прибалтике маршал А. М. Василевский объяснял это не только тяжелыми условиями местности и упорным сопротивлением гитлеровцев, но и тем, что фронт слабо маневрировал пехотой и артиллерией, мирился с привязанностью войск к дорогам, излишне резервировал пехотные соединения.
Войска 1-го Прибалтийского фронта в это время были заняты отражением сильных контрударов противника. 22 сентября 43-й армии удалось выбить гитлеровцев из Балдоне и отбросить их к северу на значительное расстояние. Лишь в полосе 6-й гвардейской армии, которая прикрывала левый фланг ударной группировки фронта, нацеленной на Ригу с юга, врагу удалось вклиниться в оборону советских войск до 6 км.
Таким образом, в ходе операции группа армий «Север» потерпела тяжелое поражение. Войска Ленинградского, 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов вышли к оборонительному рубежу «Сигулда» севернее Даугавы и оказались в 60 км от Риги. 43-я армия 1-го Прибалтийского фронта подошла к городу с юго-востока на расстояние около 20 км. Войска Ленинградского и 3-го Прибалтийского фронтов освободили всю материковую часть Эстонии.
Потери, понесенные противником за девять дней боев, заставили его полностью расформировать 37 батальонов в дивизиях 16-й и 18-й армий, в большей части батальонов осталось всего лишь по 150 человек, а в ротах по 20–25. В то же время в результате отхода основных сил группы фронт сократился на 300 км. Это позволило ее командованию значительно уплотнить боевые порядки войск на рижском направлении. На рубеже «Сигулда» протяженностью в 105 км между Рижским заливом и северным берегом Даугавы оборонялось 17 дивизий и примерно на таком же фронте южнее Даугавы до Ауце — 14 дивизий, в том числе 3 танковые. Этими силами, занявшими заранее подготовленные оборонительные рубежи, гитлеровское командование стремилось задержать дальнейшее продвижение советских войск, а в случае неудачи — отвести группу армий «Север» в Восточную Пруссию.
Советское командование все более убеждалось в том, что продолжение наступления на прежних направлениях может привести к большим потерям, не обеспечит отсечение гитлеровских войск от Восточной Пруссии и их окончательное уничтожение. И Ставка Верховного Главнокомандования нашла правильный выход из создавшегося положения. 24 сентября она приняла решение о перемещении главного удара из района севернее Даугавы на мемельское направление, чтобы мощным наступлением отсечь группу армий «Север» от Восточной Пруссии и покончить с ней. В связи с этим командующий 2-м Прибалтийским фронтом получил приказ, не приостанавливая продвижения севернее Даугавы, к 3 октября перевести 3-ю ударную армию генерала М. Н. Герасимова и 22-ю армию, которой командовал генерал Г. П. Коротков, на южный берег реки и сменить здесь 4-ю ударную и 51-ю армии 1-го Прибалтийского фронта. Войска 2-го Прибалтийского фронта должны были во взаимодействии с 3-м Прибалтийским фронтом разгромить противостоящие силы противника, овладеть Ригой и очистить от врага побережье Балтийского моря от Риги до Либавы (Лиепаи). 1-му Прибалтийскому фронту предстояло провести новую наступательную операцию, с тем чтобы прорвать оборону гитлеровцев к западу и юго-западу от города Шяуляй и выйти на побережье Балтийского моря на участке Паланга, Мемель (Клайпеда), устье реки Неман, перерезав тем самым прибалтийской группировке противника пути отхода в Восточную Пруссию. Начало операции Ставка назначила на 1–2 октября. К участию в ней была привлечена также 39-я армия 3-го Белорусского фронта.
Войска Ленинградского фронта должны были во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом очистить от фашистов острова Моонзундского архипелага и завершить освобождение Советской Эстонии. 3-й Белорусский фронт 3 октября получил приказ Ставки подготовить и провести наступательную операцию на гумбинненском направлении, во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом разгромить группировку противника и овладеть районом Кенигсберга (Калининграда). Этот удар должен был явиться не только существенной помощью 1-му Прибалтийскому фронту, но и началом борьбы за Восточную Пруссию.
Руководство операцией 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов Ставка возложила на маршала А. М. Василевского, а операцией 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов — на маршала Л. А. Говорова, не снимая с него обязанностей командующего Ленинградским фронтом.
Эти решения Ставки положили начало новому этапу в стратегической наступательной операции советских войск в Прибалтике.

Отсечение группы армий «Север» от Восточной Пруссии


В конце сентября 1-й Прибалтийский фронт приступил к подготовке наступательной операции на мемельском направлении. Провести ее предстояло в полосе 145 км и на глубину до 130 км. Прорыв обороны немецко-фашистских войск намечался на двух участках, общая протяженность которых составляла 31 км.
Сосредоточением основных сил и средств фронта на участках прорыва, которые составляли всего 13 процентов общей ширины полосы наступления, была достигнута высокая оперативная плотность.
Планом операции предусматривалось проведение мощной артиллерийской и авиационной подготовки. В инженерном обеспечении наступления главное внимание уделялось созданию проходов в минных полях и подготовке средств форсирования рек Вента и Дубиса. В соответствии с замыслом операции командование фронта с большим искусством провело крупнейшую перегруппировку войск, охватившую около полумиллиона человек, огромную массу вооружения и боевой техники. Принятые меры скрытности были эффективными: противник не смог заблаговременно обнаружить сосредоточение ударных группировок южнее и юго-западнее города Шяуляй. Успех перегруппировки в значительной степени был обусловлен четким руководством штаба фронта (начальник штаба генерал В. В. Курасов).
Ставка Верховного Главнокомандования постоянно вникала в ход подготовки наступательной операции на мемельском направлении. В переговорах с маршалом А. М. Василевским Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин лично определял состав необходимых сил и средств, порядок перегруппировок, беспокоился об их скрытности. Фронт получил достаточное количество боеприпасов и других материальных средств.
В войсках активно велась партийно-политическая работа под руководством члена Военного совета фронта генерала Д. С. Леонова и начальника политуправления генерала М. Ф. Дребеднева. В подготовительный период ее главной целью была мобилизация личного состава на обеспечение быстрой и скрытной перегруппировки и успешные действия по отсечению группы армий «Север» от Восточной Пруссии. В воспитании воинов в духе ненависти к врагу широко использовались многочисленные факты злодеяний немецко-фашистских захватчиков на советской земле.
Наступление 1-го Прибалтийского фронта на мемельском направлении началось утром 5 октября после короткой, но мощной артиллерийской и авиационной подготовки. Через час-полтора войска 6-й гвардейской и 43-й армий прорвали первую и вторую позиции главной оборонительной полосы немецко-фашистских войск. После ввода в бой главных сил армий наступление развивалось еще более энергично.
Удар советских войск на мемельском направлении оказался для противника неожиданным. Немецко-фашистское командование допускало возможность здесь советского наступления, но не раньше, чем через 10–13 дней. Характерен такой факт. Ознакомившись с донесением 3-й танковой армии о прорыве советскими войсками ее обороны, начальник штаба группы армий «Север» заявил, что он считает это «маловероятным».
Для развития успеха на главном направлении с утра второго дня операции командующий войсками фронта ввел в прорыв 19-й танковый корпус и 5-ю гвардейскую танковую армию. В сражение вступили 51-я и 4-я ударная армии. 2-я гвардейская армия, в составе которой действовала 16-я литовская стрелковая дивизия, в тот день своими главными силами наступала на кельмском направлении. Начала боевые действия и 39-я армия 3-го Белорусского фронта. 3-я и 1-я воздушные армии, активно поддерживая действия наземных войск, за второй день операции произвели 2102 самолето-вылета.
За два дня наступления советские войска прорвали оборону противника на всю тактическую глубину и поставили группу армий «Север» в критическое положение. Темпы наступления непрерывно нарастали. На шестой день операции войска 1-го Прибалтийского фронта на 35-километровом участке вышли к Балтийскому морю и завязали бои за Мемель. Особенно успешно действовала 5-я гвардейская танковая армия под командованием генерала В. Т. Вольского.
Отсечение группы армий «Север» от Восточной Пруссии стало фактом. Однако в последующем бои приняли затяжной характер. В районе Мемеля противник оказал упорное сопротивление войскам 5-й гвардейской танковой и 43-й армий. Гитлеровское командование бросило здесь в бой силы отходивших частей 7-й танковой дивизии и танковой дивизии «Великая Германия», а также 58-й пехотной дивизии, переброшенной из-под Риги морем и занявшей заранее подготовленные оборонительные рубежи. Напряженный характер носили бои и в полосах 6-й гвардейской армии, которой командовал генерал И. М. Чистяков, и 51-й армии генерала Я. Г. Крейзера, которые в ходе наступления были развернуты фронтом на север. В полосе 2-й гвардейской армии генерала П. Г. Чанчибадзе, а также 39-й и 5-й армий 3-го Белорусского фронта, наступавших севернее и южнее реки Неман, тоже возросло сопротивление противника.
Несмотря на то что ему удалось затормозить наступление советских войск, их мощный удар на мемельском направлении оказал решающее влияние на всю обстановку в Прибалтике. Под воздействием этого удара командование группы армий «Север», не ожидая разрешения высшего командования, с утра б октября начало поспешно отводить свои силы из района Риги. 3-й и 2-й Прибалтийские фронты по приказу маршала Л. А. Говорова немедленно приступили к преследованию их. Полоса наступления 2-го Прибалтийского фронта все более сужалась. Поэтому Ставка 6 октября предложила переправить 42-ю армию генерала В. П. Свиридова и 10-ю гвардейскую армию генерала М. И. Казакова на южный берег Даугавы, чтобы правым крылом фронта нанести удар на Ригу с юга, а центром и левым крылом развивать наступление на Либаву.
Советские войска, упорно продвигаясь вперед, днем 10 октября вышли к рижскому оборонительному обводу. Соединения 3-го Прибалтийского фронта и правого крыла 2-го Прибалтийского фронта, в составе которого наступал и 130-й латышский стрелковый корпус генерала Д. К. Бранткална, 13 октября освободили Ригу.
Гитлеровцы, отступая под ударами советских войск, нанесли огромный ущерб столице Латвийской ССР: разрушили портовые сооружения, мосты через Даугаву, электростанцию, электромеханический завод (ВЭФ), взорвали и сожгли многие другие предприятия, почтамт, телефонную станцию, вывели из строя городской водопровод. Значительная часть промышленного оборудования была вывезена в Германию. Оккупанты разграбили музеи, институты, старинное книгохранилище на площади Ратуши, разрушили известные всему миру здравницы Рижского взморья.
Трудящиеся Латвии сердечно приветствовали своих освободителей, активно помогали советским войскам громить ненавистных немецко-фашистских захватчиков и гнать их с родной земли.
В условиях напряженных боев и быстроменяющейся обстановки особое значение приобретала партийно-политическая работа среди воинов. Командиры и политработники стремились к тому, чтобы каждый солдат, сержант и офицер точно знал свою задачу, глубоко понимал смысл решений командования и был готов к выполнению любых боевых заданий. Когда, в частности, перед войсками 2-го Прибалтийского фронта была поставлена задача сорвать отход сил противника в Восточную Пруссию, они сосредоточили свои усилия на мобилизации войск на разгром гитлеровцев здесь, в Курляндии. Были приняты меры по совершенствованию работы органов тыла. В войсках состоялись совещания командного состава, партийные и комсомольские собрания. Во фронтовой газете была опубликована статья члена Военного совета фронта генерала В. Н. Богаткина «Сильнее удары по врагу». В ней содержался призыв окончательно покончить с группировкой противника в курляндском котле, а также давались поучительные советы и рекомендации о действиях против окруженных войск.
Ставка в директиве от 16 октября возложила уничтожение вражеской группировки, плотно охваченной и прижатой к Балтийскому морю в северо-западной части Латвии (в Курляндии), на войска 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов. 3-й Прибалтийский фронт упразднялся, а его управление вместе с фронтовыми частями и учреждениями выводилось в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. Координация действий 2-го и 1-го Прибалтийских и 3-го Белорусского фронтов возлагалась на маршала А. М. Василевского. Маршал Л. А. Говоров оставался командующим войсками Ленинградского фронта.
Через два дня Ставка указала на исключительную важность скорейшей ликвидации немецко-фашистских войск, окруженных северо-восточнее Либавы и в районе Мемеля. Она потребовала направить на их разгром все усилия войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, привлечь к этому авиацию дальнего действия и военно-воздушные силы Краснознаменного Балтийского флота, усилить действия подводных лодок на морских коммуникациях. 22 октября Ставка утвердила планы наступательных операций этих фронтов.
27 октября советские войска перешли в наступление. Несмотря на крупное поражение, гитлеровцы все же сумели отвести в Курляндию основные силы группы армий «Север» в составе более 33 дивизий и организовать упорное сопротивление.
Ленинградский фронт, выполняя указания Ставки, совместно с Краснознаменным Балтийским флотом 27 сентября приступил к освобождению островов Моонзундского архипелага. С этой целью была организована и проведена десантная операция, к участию в которой привлекались 109-й и 8-й эстонский стрелковые корпуса 8-й армии, а также силы КБФ: 260-я бригада морской пехоты, 2 штурмовые авиационные дивизии, 92 различных катера, 40 тендеров. Десантные части 8-й армии при участии флота 1 октября заняли острова Вормси и Муху, подготовив тем самым плацдарм для освобождения островов Хиума (Даго) и Сарема (Эзель). Несмотря на то что гитлеровцы оборонялись с исключительным упорством, десантная операция завершилась 24 ноября полным освобождением островов Моонзундского архипелага. При этом противнику был нанесен значительный урон в живой силе и технике. Он потерял до 7 тыс. человек убитыми и около 700 человек пленными, все вооружение и боевую технику. Краснознаменный Балтийский флот потопил и повредил более 100 вражеских боевых кораблей, транспортных и вспомогательных судов.
Моонзундская десантная операция, в ходе которой было высажено 78 тыс. человек, явилась важным вкладом в развитие военного искусства, обогатила опыт совместных действий флота и сухопутных войск в условиях островного района.
Изгнанием немецко-фашистских захватчиков с Моонзундского архипелага завершилось освобождение всей территории Советской Эстонии. С освобождением этих островов значительно улучшились условия базирования и боевой деятельности Краснознаменного Балтийского флота.
Наступлению советских войск в Прибалтике способствовали успешные действия 3-го Белорусского фронта в Восточной Пруссии. С 16 по 30 октября силами пяти общевойсковых армий он прорвал оборону противника на гумбинненском направлении и в 100-километровой полосе продвинулся на глубину до 60 км, перенеся, таким образом, боевые действия на территорию фашистской Германии. На отражение наступления 3-го Белорусского фронта гитлеровскому командованию пришлось повернуть те дивизии танкового корпуса «Герман Геринг», которые перебрасывались в район Тильзита (Советска) для контрудара с юга по левому крылу 1-го Прибалтийского фронта.
Таким образом, в результате наступления советских войск на прибалтийском стратегическом направлении группа армий «Север» потерпела новое крупное поражение. Она была изгнана почти из всей Советской Прибалтики и потеряла коммуникации, связывавшие ее по суше с Восточной Пруссией. В течение же лета и осени 1944 г. в советской Прибалтике от немецко-фашистских оккупантов была освобождена территория более 170 тыс. кв. км, на которой до войны проживало около 6 млн. человек. Гитлеровские войска понесли огромные потери в людях, вооружении и боевой технике. Из 59 дивизий группы армий «Север» подверглись разгрому 26, а 3 были полностью уничтожены. Остальные силы этой группы оказались прижатыми к морю с суши в Курляндии и в районе Мемеля.
С утратой Прибалтики фашистская Германия лишилась выгодного стратегического района, который обеспечивал ее флоту свободу действий в восточной части Балтийского моря, а также важной промышленной, сырьевой и продовольственной базы. Успешное наступление советских войск на прибалтийском направлении еще более ухудшило положение германской армии и флота на восточном фронте.
В ознаменование побед, одержанных советскими войсками в Прибалтике и в Восточной Пруссии, в сентябре — октябре 1944 г. небо Москвы восемь раз озарялось торжественным артиллерийским салютом. За выдающиеся боевые успехи 131 часть и соединение получили почетные наименования Таллинских, Валгинских, Рижских и других. 481 часть и соединение и многие тысячи солдат и офицеров удостоились высоких наград. За исключительный героизм, проявленный при освобождении советской Прибалтики, в июле — ноябре 1944 г. Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза 112 воинам. Морские летчики подполковники А. Е. Мазуренко, В. И. Раков и Н. В. Челноков были вторично награждены медалью «Золотая Звезда».
В боях за освобождение Прибалтики активное участие принимали воины эстонских, латышских и литовских национальных частей и соединений. Их доблесть и героические подвиги неоднократно отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего. Все эстонские и латышские корпуса и дивизии, литовская дивизия и многие входившие в их состав части были удостоены почетных наименований или награждены орденами. Эти и другие свидетельства самоотверженной борьбы эстонцев, латышей и литовцев против немецко-фашистских захватчиков опровергают измышления буржуазной пропаганды о том, что якобы эти народы приветствовали немецкие войска «как своих освободителей». Верность народов Прибалтийских республик советскому строю осталась незыблемой. Это были вынуждены признать сами гитлеровцы и их местные приспешники. Так, в донесении начальнику полиции Вентспилского уезда 14 февраля 1944 г. сообщалось, что большинство населения Анценской волости является «неблагонадежным».
Борьба за советскую Прибалтику была продолжительной и носила исключительно ожесточенный характер. Противник имел здесь довольно крупную группировку. Располагая хорошо развитой дорожной сетью, он активно маневрировал имевшимися в его распоряжении силами и средствами по внутренним коммуникациям и оказывал упорное сопротивление то на одном, то на другом направлении, нередко переходя в контратаки значительными силами. Немецко-фашистскому командованию удалось создать глубокую многополосную позиционную оборону и организовать противодействие советским войскам. Поэтому, несмотря на героизм и мужество солдат и офицеров, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты не смогли полностью выполнить задачи, поставленные Ставкой на период наступления в Прибалтике.
В сложных условиях пришлось вести боевые действия Краснознаменному Балтийскому флоту. Многочисленные вражеские минные заграждения в Финском заливе и отсутствие оборудованных баз на побережье Эстонии не позволили ему привлечь достаточно сил, в частности крупные надводные корабли, для надежной блокады фашистских войск с моря. Противник имел возможность получать помощь и в случае необходимости эвакуировать войска морским путем.
В целом же в стратегической операции по освобождению Прибалтики советское командование дало примеры высокого военного искусства. Наиболее ярко это проявилось в Мемельской операции, которая характерна прежде всего переносом усилий 1-го Прибалтийского фронта с рижского направления на мемельское, существенным смещением войск 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов к югу без паузы в наступлении, а также внезапностью удара на участке, где противник ожидал его в более поздние сроки. Важнейшим итогом Мемельской операции, как и всего наступления в Прибалтике, явилось отсечение основных сил группы армий «Север» от Восточной Пруссии и ее блокирование с суши в приморском районе. Это было достигнуто в результате фронтального удара и обходного маневра всеми силами 1-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с соседними фронтами. Большой маневренностью отличались боевые действия войск Ленинградского фронта.
В ходе наступления советских войск в Прибалтике был осуществлен ряд десантных операций. Самой крупной из них явилась Моонзундская.
Широкий круг задач в Прибалтийской операции выполнял Краснознаменный Балтийский флот: высаживал десанты, прикрывал фланги сухопутных войск от ударов противника с моря, оказывал огневую поддержку действовавшим на островах войскам, осуществлял воинские перевозки, нарушал морские коммуникации противника.
В результате Прибалтийской стратегической операции, проведенной в сентябре — ноябре 1944 г., были созданы важные предпосылки для развития дальнейшего наступления советских войск в Восточной Пруссии.

Изгнание немецко-фашистских войск из советского Заполярья. Освобождение северных районов Норвегии


Разгром немецко-фашистских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии, а также поражение группы армий «Север» в Прибалтике оказали решающее влияние на всю обстановку на севере советско-германского фронта. После выхода из войны Финляндии немецко-фашистское командование было вынуждено отводить свои войска с финской территории. Лишь в Заполярье гитлеровцы продолжали удерживать захваченную ими в 1941 г, незначительную советскую территорию.
Линия фронта в Заполярье к осени 1944 г. проходила от губы Малая Волоковая по перешейку полуострова Средний и далее от губы Большая Западная Лица к озерам Чапр и Кошкаярв. За три года оккупанты создали здесь мощную оборону, состоявшую из трех оборонительных полос; вторая и третья полосы обороны проходили по западным берегам рек Титовка и Петсамойоки.
В октябре 1944 г., к началу наступления советских войск на Крайнем Севере, в полосе шириной около 60 км оборонялся 19-й горнострелковый корпус 20-й горной армии, которой командовал генерал Л. Рендулич. Корпус насчитывал 3 дивизии и 4 бригады, 53 тыс. солдат и офицеров, более 750 орудий и минометов.
На эту армию гитлеровское командование возлагало большие надежды. Ее действия поддерживали 5-й воздушный флот и значительные силы военно-морского флота Германии. Немецко-фашистское командование требовало от своих войск во что бы то ни стало удержать занимаемые рубежи и сохранить таким образом за собой источники важного стратегического сырья, особенно никеля, меди и молибдена, а также незамерзающие северные морские порты, базируясь на которые крупные силы германского флота вели активные действия на советских внутренних и внешних коммуникациях.
Задачу разгрома немецко-фашистских войск в Заполярье Ставка Верховного Главнокомандования возложила на Карельский фронт под командованием генерала К. А. Мерецкова и Северный флот, которым командовал адмирал А. Г. Головко.
К непосредственному участию в операции, получившей название Петсамо-Киркенесской, привлекались 14-я армия под командованием генерала В. И. Щербакова (7 стрелковых дивизий, 4 стрелковые бригады, 1 танковая бригада, 2 танковых и 2 тяжелых самоходно-артиллерийских полка и другие средства усиления; 97 тыс. человек, 2,1 тыс. орудий и минометов и 725 самолетов), а также силы Северного флота (6 эскадренных миноносцев, 8 подводных лодок, 20 торпедных катеров, 23 больших и малых охотника, части морской пехоты и береговой артиллерии). С воздуха наступление советских войск поддерживала тысяча самолетов 7-й воздушной армии фронта под командованием генерала И. М. Соколова и военно-воздушных сил Северного флота. Советские войска значительно превосходили противника в людях и боевой технике.
Замысел операции заключался в том, чтобы окружить и уничтожить главные силы 19-го горнострелкового корпуса путем глубокого обхода их с юга и одновременного удара с севера. Затем предусматривалось овладеть городом Петсамо (Печенга) и развивать наступление к советско-норвежской границе.
Согласно плану, разработанному Военным советом Карельского фронта и утвержденному Ставкой 29 сентября 1944 г., главный удар наносился левым флангом 14-й армии из района южнее озера Чапр в общем направлении на Луостари, Петсамо с целью выхода в тыл основной группировке противника. На правом фланге 14-й армии вспомогательный удар наносила специально созданная оперативная группа с задачей сковать гитлеровские войска на участке от губы Большая Западная Лица до озера Чапр, не допустить их переброску на направление главного удара и в дальнейшем перейти в наступление в общем направлении на Петсамо. На этом же направлении намечалось наступление двух бригад морской пехоты Северного флота. Чтобы ввести гитлеровцев в заблуждение, планировалась демонстративная высадка десанта в районе мыса Пикшуев в Мотовском заливе. На период с 8 по 28 октября 1944 г. намечались активизация действий подводных лодок к северо-западу от острова Вардё, блокирование с моря портов Петсамо, Киркенес, усиление защиты советского судоходства в Баренцевом море.
Наступательные действия войскам предстояло вести в труднопроходимом районе Крайнего Севера, где гранитные скалы и горы с крутыми скатами и отвесными обрывами, ущельями и пропастями чередуются с заболоченными участками. Этот район пересечен многими горными реками и ручьями, малыми и большими озерами. К тому же октябрь 1944 г. выдался особенно дождливым. Обильные осадки вызывали значительный подъем воды в реках, озерах и на болотах. Средняя температура воздуха колебалась в пределах от — 2° до +2°, а продолжительность светлого времени заметно сократилась. Из-за низкой облачности, частых и густых туманов, обильных осадков авиация могла действовать в редкие дни и притом не более 2–3 часов в сутки. Магнитные и ионосферные бури осложняли работу средств связи.
Операция планировалась на глубину 50–60 км. На ее осуществление отводилось 10–15 суток. В связи с исключительно трудными условиями боевых действий в Заполярье среднесуточный темп наступления планировался в пределах 4–6 км. Начало наступления намечалось на 5–7 октября.
В подготовительный период командования фронта и флота тщательно продумали и решили все вопросы боевого применения сухопутных войск, авиации и сил флота, организации их взаимодействия и материально-технического обеспечения операции. К ее началу 14-я армия имела 2–3 комплекта боеприпасов, 2–3 заправки горючего и смазочных материалов, 7 сутодач продовольствия и 14 — фуража. В связи с особенностями района боевых действий в ее распоряжение в дополнение к трем имевшимся у нее автомобильным батальонам был выделен отряд нартовых упряжек на оленях. Медицинские учреждения принимали меры к предотвращению обмораживания воинов.
Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации Карельского фронта и Северного флота вели большую партийно-политическую работу по мобилизации воинов на успешное проведение операции, укреплению рядов партийных организаций, прежде всего ротных и им равных. В ней учитывались особенности наступления в условиях Крайнего Севера. Активно использовались формы устной пропаганды и агитации, были выпущены листовки, посвященные отличившимся в боях воинам. Значительно усилился приток лучших воинов в ряды партии. Так, в сентябре в 14-й армии были приняты в члены ВКП(б) 1002 человека и кандидатами в члены партии — 1055.
Утром 7 октября после мощной артиллерийской подготовки, продолжавшейся 2 часа 35 минут, войска 14-й армии перешли в наступление. Преодолевая упорное сопротивление противника, 131-й стрелковый корпус силами 14-й гвардейской дивизии к 15 часам прорвал главную полосу вражеской обороны. Основная тяжесть наступления в тот день легла на пехоту и орудия сопровождения, так как приданные танки и дивизионная артиллерия из-за бездорожья отстали. В связи с ненастной погодой авиация за первый день боев смогла произвести лишь 229 самолето-вылетов. И тем не менее наступление развивалось успешно. Воины 14-й гвардейской стрелковой дивизии по грудь в ледяной воде с ходу форсировали реку Титовка. Одновременно переправился через нее 126-й легкий стрелковый корпус. Не встречая сопротивления гитлеровских войск, он начал охватывать их с юга. Труднее складывалась обстановка для соседа справа — 99-го стрелкового корпуса.
К исходу дня войска 14-й армии прорвали оборону противника на участке до 6 км по фронту и продвинулись до 8 км в глубину. Это создало реальную угрозу основным силам 19-го немецкого горнострелкового корпуса, находившимся севернее озер Чапр и Куосмеярви. Гитлеровское командование решило отвести их в район Петсамо и западнее его.
В ходе трехдневных боев 14-я армия завершила прорыв тактической зоны обороны противника на фронте до 20 км и продвинулась в глубину до 16 км. 126-й легкий стрелковый корпус обходным маневром создал угрозу противнику в районе Луостари и вынудил его начать отход.
Вечером 9 октября командующий фронтом уточнил боевые задачи войск. С утра следующего дня 14-я армия продолжила наступательные действия. В ночь на 10 октября был высажен десант в составе 63-й морской бригады в районе губы Малая Волоковая. Утром на перешейке полуострова Средний перешла в наступление 12-я бригада морской пехоты. Вскоре ее части соединились с морским десантом и предприняли совместное наступление на Петсамо. Для ускорения освобождения Петсамо вечером 12 октября была осуществлена смелая по замыслу и исполнению высадка в порт Линахамари отряда моряков в составе 660 человек под командованием майора И. А. Тимофеева. В качестве десантно-высадочных средств использовались торпедные катера и малые охотники, на которых можно было стремительно прорываться через интенсивно простреливаемую зону. Действуя дерзко и решительно, катера устремились в бухту. При этом особенно отличились катерники под командованием Героя Советского Союза капитан-лейтенанта А. 0. Шабалина и лейтенанта Е. А. Успенского. К 24 часам высадка десанта была завершена. Бои за Линахамари носили ожесточенный характер и часто переходили в рукопашные схватки. Под натиском советских десантников гитлеровцы, понеся значительные потери, вынуждены были отойти.
Большую помощь десантникам оказала авиация флота. В результате ее штурмовых атак были уничтожены до 200 гитлеровцев и 34 автомашины. 13 октября порт Линахамари был очищен от немецко-фашистских войск. Это значительно облегчило наступление 14-й армии и бригад морской пехоты на Петсамо.
За исключительный героизм, проявленный в боях за Линахамари, старшина группы мотористов торпедного катера старшина 1-й статьи Г. Д. Курбатов и старший сержант И. П. Каторжный удостоились звания Героя Советского Союза.
В результате упорных боев войска 14-й армии во взаимодействии с силами Северного флота 15 октября освободили Петсамо и отбросили противника к западу и северо-западу от Петсамо и Луостари. В ходе операции они продвинулись вперед до 60–65 км, захватили 217 орудий и минометов, более 450 пулеметов и создали благоприятные условия для развития наступления к границам Норвегии.
15 октября командующий Карельским фронтом К. А. Мерецков принял решение очистить от противника район к северо-западу от Петсамо и к западу до границы с Норвегией, ликвидировать вражескую береговую оборону, овладеть районом никелевых разработок. На следующий день Ставка утвердила это решение. После некоторой перегруппировки и других подготовительных мероприятий с утра 18 октября 14-я армия возобновила наступление. Северный флот высадил десанты, развернувшие действия восточнее Вуореми вдоль побережья залива Варангер-фьорд. К 21 октября советские войска вышли к границе с Норвегией и 22 октября овладели районом никелевых разработок — поселком Никель. В ходе пятидневных боев, ломая сопротивление гитлеровцев и совершая искусные обходные маневры, советские войска продвинулись на 25–35 км. Под их ударами противник отходил на запад.
В целях разгрома группировки противника и оказания помощи норвежскому народу в освобождении от немецко-фашистского гнета было принято решение перейти советско-норвежскую границу. В связи с этим командующий Карельским фронтом поставил перед 14-й армией задачу развивать наступление в северо-западном и юго-западном направлениях, овладеть городами и портами Киркенес, Нейден и выйти в район Наутси. Преследуя противника, 131-й стрелковый корпус 22 октября начал бой за норвежский город Тарнет. Среди тех, кто первым ступил 18 октября на норвежскую землю, были воины 253-го стрелкового полка 45-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал И. В. Панин.
Войска 14-й армии продвигались вперед, как правило, вдоль дорог облегченными частями или специально созданными подвижными отрядами (рота — батальон). 25 октября 131-й стрелковый корпус во взаимодействии с 99-м стрелковым корпусом при поддержке десанта Северного флота освободил город Киркенес. 27 октября 126-й легкий стрелковый корпус очистил от гитлеровцев город Нейден, а 31-й стрелковый корпус вышел в район Наутси.
При отступлении оккупанты варварски разрушали норвежские города и села, взрывали административные здания и жилые дома, причиняли местному населению тяжелые страдания.
Жители норвежских городов восторженно встречали советских воинов-освободителей.
Изгнанием гитлеровцев из Киркенеса и выходом на рубеж Нейден, Наутси 14-я армия и Северный флот выполнили свои задачи в Петсамо-Киркенесской операции. 9 ноября Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам армии перейти здесь к обороне. Наступление в Заполярье завершилось новой победой советских войск. В ходе девятнадцатидневных боев они продвинулись на запад до 150 км, освободили район Печенги и северные районы Норвегии. Потеря Петсамо и Киркенеса резко ограничила действия флота противника на советских северных коммуникациях и лишила гитлеровскую Германию возможности получать никелевую руду.
Немецко-фашистские войска понесли большие потери в живой силе, вооружении и боевой технике. 19-й горнострелковый корпус потерял только убитыми около 30 тыс. солдат и офицеров. Северный флот потопил 156 кораблей и судов противника. Потери советских войск составили убитыми и ранеными 15 773 человека, в том числе на территории Норвегии — 2122.
Действия войск 14-й армии Карельского фронта и моряков Северного флота, сражавшихся в исключительно трудных условиях Заполярья, получили высокую оценку Родины. Их победы трижды в ходе операции отмечались торжественными салютами в Москве. 51 часть и соединение получили почетные наименования Печенгских и Киркенесских, 70 частей и соединений были награждены боевыми орденами. Многие наиболее отличившиеся воины удостоились высокого звания Героя Советского Союза. Только на Северном флоте оно было присвоено 26 воинам, а командир отряда торпедных катеров капитан-лейтенант А. О. Шабалин был награжден второй медалью «Золотая Звезда». Боевую доблесть многих воинов Родина отметила орденами и медалями Советского Союза. Для награждения всех участников боев за Крайний Север была учреждена медаль «За оборону Советского Заполярья». За умелое руководство войсками командующему Карельским фронтом К. А. Мерецкову 27 октября 1944 г. было присвоено воинское звание Маршала Советского Союза.
Советские воины не только принесли свободу населению Северной Норвегии, но и стремились облегчить положение норвежцев, которым оккупанты причинили неисчислимые бедствия. Советское командование снабжало норвежцев продовольствием, горючим, оказывало им помощь в создании национальных воинских формирований. Совершая поездку по только что освобожденным Советской Армией районам, норвежский министр юстиции Т. Вольд сообщал своему правительству в Лондоне о том, что «по вечерам можно было увидеть сотни небольших костров, вокруг которых спали солдаты», и что «советские войска предоставили норвежскому населению возможность пользоваться немногими уцелевшими от всеобщего уничтожения домами».
30 июня 1945 г. во время празднования «Дня союзников» в Осло король Норвегии Хокон VII говорил: «Норвежский народ с энтузиазмом следил, за героизмом, храбростью и мощными ударами, которые наносила немцам Красная Армия… Война была выиграна Красной Армией на Восточном фронте. Именно эта победа привела к освобождению Красной Армией норвежской территории на севере... Норвежский народ принял Красную Армию как освободительницу».
В ходе наступления на Крайнем Севере с новой силой проявилось высокое военное искусство советского командования, и прежде всего в организации тесного оперативно-тактического взаимодействия сухопутных войск с силами флота. Сложный характер местности определил развитие боевых действий на суше по направлениям, как правило, без локтевой связи между частями и соединениями. В этих условиях войска 14-й армии показали способность к гибкому и смелому маневрированию, используя легкие стрелковые корпуса, специально обученные и организационно приспособленные для действий в Заполярье. Высоким уровнем отличалось инженерное обеспечение боевых действий советских войск в ходе операции.
* * *
Таким образом, наступление Советских Вооруженных Сил в Прибалтике и Заполярье осенью 1944 г. принесло советскому народу новые славные победы. Оно завершилось изгнанием гитлеровцев из многих районов советских Прибалтийских республик. В ходе операции на Крайнем Севере советские войска освободили оккупированные районы советского Заполярья и оказали большую помощь норвежскому народу в освобождении от немецко-фашистских оккупантов. Норвегия стала седьмой страной, куда в 1944 г. пришли советские воины-освободители.
Победы в Прибалтике и на Крайнем Севере в значительной степени осложнили положение фашистской Германии и сыграли важную роль в создании условий для проведения наступательных операций Советских Вооруженных Сил на берлинском направлении.
В ходе боев в Прибалтике и в Заполярье советские воины проявили массовый героизм и высокое воинское мастерство, непоколебимую верность социалистической Отчизне, великим идеалам Коммунистической партии.
При использовании материалов сайта, активная ссылка на GREAT-VICTORY.RU обязательна!